УДК  347.451.031:343.347 

Страницы в журнале: 59-64

 

О.С. СТЕПАНЮК,

кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой уголовного права и процесса юридического факультета Белгородского государственного национального исследовательского университета stepanyuk@bsu.edu.ru

 

А.В. СТЕПАНЮК,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Белгородского государственного национального исследовательского университета astepanyuk@bsu.edu.ru

 

Рассматриваются проблемы уголовно-правового и гражданско-правового регулирования защиты детей от товаров, продукции, выполнения работ или оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья детей, в Российской Федерации. Формулируются предложения по внесению изменения в пункт «в» ч.  2 ст. 238 УК РФ.

Ключевые слова: уголовное право; гражданское право; товары, продукция, работы или услуги, не отвечающие требованиям безопасности; дети.

 

Child protection from goods, products, works or services, which do not meet safety requirements of life and health: criminal and civil law issues

 

Stepanyuk O., Stepanyuk A.

 

The article covers criminal and civil law regulations regarding from goods, products, works or services, which do not meet safety requirements of life and health in the Russian Federation. The authors propose ways to amend provisions point «v» of part 2 of article 238 of the Criminal Code of the Russian Federation.

Keywords: criminal law; civil law; goods, products, works or services, which do not meet safety requirements of life and health, children.

 

Согласно п. 1 ст. 7 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей»[1] потребитель имеет право на то, чтобы товар (работа, услуга) при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации был безопасен для жизни, здоровья потребителя, окружающей среды, а также не причинял вред имуществу потребителя.

В соответствии с абзацем десятым преамбулы под безопасностью товара (работы, услуги) понимается безопасность товара (работы, услуги) для жизни, здоровья, имущества потребителя и окружающей среды при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации, а также безопасность процесса выполнения работы (оказания услуги).

Защита прав потребителей в России, в том числе и права на безопасность товаров (работ, услуг), осуществляется при помощи различных правовых средств, в частности гражданско-правового и уголовного характера. По нашему мнению, успешная защита потребителей возможна только при комплексном применении всех правовых средств.

Об актуальности данной проблемы свидетельствуют статистические материалы. Например, по данным Министерства внутренних дел РФ, в 2011 году было зарегистрировано 35 308 преступлений, связанных с потребительским рынком, а с января по август 2012 года — уже 23 930 указанных преступлений. Если подобная динамика сохранится в течение всего текущего года, то итоговая статистика за 2012 год будет сопоставима со статистикой за 2011 год[2]. При этом латентная часть преступности в сфере потребительского рынка не поддается никакому учету, что делает ситуацию еще более сложной.

Ранее в УК РФ существовала специальная ст. 200 «Обман потребителей», непосредственно направленная на борьбу с нарушением потребительских прав. Однако Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»[3] данный состав был декриминализирован, но этот факт не означает, что законодателю безразлично, получат ли потребительские отношения надлежащую охрану при помощи уголовно-правовых средств или нет.

Целый ряд статей УК РФ прямо или косвенно направлен на защиту прав потребителей. Одной из них является ст. 238 УК РФ «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Часть 1 ст. 238 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за производство, хранение или перевозку в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно за неправомерную выдачу или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности.

По статистическим данным, которые приводит А.В. Наумов, в 1997 году было зарегистрировано всего 100 преступлений, предусмотренных ст. 238 УК РФ, а в 2004 году их было уже 8638[4]. Таким образом, количество преступлений увеличилось в 86 раз. По нашему мнению, данная негативная тенденция является побочным эффектом развития предпринимательства в нашей стране и свидетельствует о пока невысокой цивилизованности российской рыночной экономики. Как показывает практика, недостаточное внимание или полное безразличие предпринимателей к вопросам безопасности при продаже товаров, выполнении работ или оказании услуг приводит к трагическим последствиям, например, к гибели 156 человек в результате пожара в клубе «Хромая лошадь» в городе Перми в 2009 году. Соучастники данного преступления привлекались к уголовной ответственности именно по ст. 238 УК РФ[5].

Состав ст. 238 УК РФ содержит квалифицирующий признак, предусмотренный п. «в» ч. 2: оборот товаров, продукции, работ или услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей и предназначенных для детей в возрасте до шести лет. В связи с этим возникает вопрос: почему законодатель установил именно этот возрастной предел? В других статьях Особенной части УК РФ квалифицирующие признаки, связанные с детьми в возрасте до шести лет, отсутствуют. Данный вопрос представляет интерес и с теоретической, и с практической точек зрения, поскольку речь идет о жизни и здоровье несовершеннолетних.

Специальную работу по данной проблематике подготовила И.С. Чуб. Автор отмечает, что «подобный подход, на наш взгляд, несправедлив, так как ч. 1 ст. 238 УК является преступлением небольшой тяжести, а ч. 2 — тяжким преступлением. Почему такая градация между возрастом ребенка, ведь что в 6 лет, что в 10 или 14 он все равно остается незащищенным»[6]. Эту позицию мы, безусловно, разделяем.

На наш взгляд, чтобы говорить о проблемах защиты детей от товаров, продукции, работ или услуг, которые угрожают их жизни и здоровью, автору следовало детально разобраться с вопросом дееспособности граждан. В частности, И.С. Чуб пишет, что «полная дееспособность несовершеннолетних наступает с четырнадцатилетнего возраста»[7]. Однако согласно п. 1 ст. 21 Гражданского кодекса РФ полная дееспособность наступает при достижении возраста 18 лет. Из этого правила есть два исключения:

1) вступление в брак до достижения возраста 18 лет, при условии снижения возраста вступления в брак в установленном законом порядке (п. 2 ст. 21 ГК РФ);

2) эмансипация, т.е. объявление несовершеннолетнего, достигшего возраста 16 лет, полностью дееспособным органом опеки и попечительства или судом, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, либо с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью (ст. 27 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 54 Семейного кодекса РФ, лицо, не достигшее возраста 18 лет (совершеннолетия), признается ребенком.

Поскольку И.С. Чуб считает, что полная дееспособность наступает с 14 лет, то она предлагает изменить п. «б» ч. 2 ст. 238 УК РФ[8] и увеличить возраст с 6 до 14 лет, т.е. до границ полной, по ее мнению, дееспособности. Такой подход, как нам представляется, основан на недостаточном изучении положений гражданского и семейного законодательства.

Кроме этого, И.С. Чуб формулирует еще более спорное предложение: «Мы пришли к выводу, что ни один нормативный акт в Российской Федерации не устанавливает, что следует считать товарами для детей в возрасте до шести лет»[9], поэтому «с учетом практической важности единообразного применения судами рассматриваемой нормы уголовного закона считаем целесообразным принятие Верховным Судом РФ разъяснения, что следует относить к товарам для детей в возрасте до шести лет»[10]. По всей видимости, под разъяснением автор понимает постановление Пленума ВС РФ, которое бы установило соответствующий перечень товаров. Если следовать логике И.С. Чуб, то следует установить перечни работ и услуг для детей. Однако, по нашему мнению, очевидно, что определение того, какие товары, работы или услуги предназначены для детей в возрасте до шести лет, к компетенции ВС РФ не относится.

Вместе с тем проблема налицо — специальный закон, посвященный качеству безопасности товаров, а также выполнению работ или оказанию услуг для детей, в Российской Федерации отсутствует. Но в последние годы ситуация стала меняться. Одним из первых шагов в этом направлении стало принятие постановления Правительства РФ от 07.04.2009 № 307 «Об утверждении технического регламента о безопасности продукции, предназначенной для детей и подростков»[11], в настоящее время утратившего силу.

Решением Комиссии Таможенного союза от 23.09.2011 № 797 «О принятии технического регламента Таможенного союза “О безопасности продукции, предназначенной для детей и подростков”» был утвержден Технический регламент Таможенного союза ТР ТС 007/2011 «О безопасности продукции, предназначенной для детей и подростков»[12] (далее — Регламент № 797). Регламент № 797 не раскрывает содержание понятия «товары (продукция), предназначенные для детей и подростков». В ст. 1 лишь оговаривается, на какие детские и подростковые товары он распространяется свое действие, а на какие нет.

При изучении Регламента № 797 обращает на себя внимание то обстоятельство, что он противоречит законодательству Российской Федерации в вопросе определения понятия «дети (ребенок)».

Согласно СК РФ детьми признаются лица, не достигшие возраста 18 лет. Подростки же — это подгруппа детей, т.е. несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет.

В Регламенте № 797 детьми признаются лица в возрасте до 14 лет. Подростки — это граждане в возрасте от 14 до 18 лет, которые к детям не относятся.

Можно предположить, что речь идет об общих возрастных границах, обусловленных целью технического регулирования. Однако в Регламенте № 797 содержатся и другие указания на возраст. При этом используются различные критерии (например, дети до одного года и старше, до трех лет, от трех до семи лет, от семи до 12 лет, от 12 лет и старше), также указываются и возрастные группы (например, ясельная группа, дошкольная группа, школьная группа, подростковая группа).

Остается открытым вопрос: как определяется возраст ребенка или подростка, для которого предназначен товар? Ответ на него мы находим в ст. 11 «Идентификация продукции» Регламента № 797. Основное содержание данного положения сводится к тому, что идентификацию продукции по признакам, включающим наименование (с указанием при необходимости возраста и пола пользователя), осуществляет изготовитель либо иные лица, названные в п. 1 ст. 11 Регламента № 797. Таким образом, при идентификации достаточно указать, что товар предназначен для детей либо подростков, а вот обязанности специально оговаривать, что товар предназначен для детей в возрасте не менее шести либо 11 лет, не существует.

Иначе решен данный вопрос в другом регламенте. Решением Комиссии Таможенного союза от 23.09.2011 № 798 «О принятии технического регламента Таможенного союза “О безопасности игрушек”» был утвержден Технический регламент Таможенного союза ТР ТС 008/2011 «О безопасности игрушек»[13] (далее — Регламент № 798).

В ст. 2 Регламента № 798 определяется, что игрушка — изделие или материал, предназначенные для игры ребенка (детей) в возрасте до 14 лет. При этом, как и в Регламенте № 797, указывается, что ребенок — это человек в возрасте до 14 лет.

Принципиальное отличие рассматриваемых регламентов состоит в другом: в п. 5 «Маркировка» ст. 4 Регламента № 798 прямо указано, что при маркировке игрушек изготовитель (уполномоченное изготовителем лицо) и импортер должны указать минимальный возраст ребенка, для которого предназначена игрушка или пиктограмма, обозначающая возраст ребенка.

Однако, по нашему мнению, наиболее интересным с этой точки зрения представляется Федеральный закон от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»[14] (далее — Закон о защите детей от информации). Основные положения Закона о защите детей от информации, на которые следует обратить внимание, сводятся к следующему.

Во-первых, в Законе о защите детей от информации раскрывается понятие «информационная продукция для детей» и перечисляются виды такой продукции (пункты 5 и 6 ст. 2).

Во-вторых, в Законе о защите детей от информации перечисляются виды информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей (ст. 5).

В-третьих, в Законе о защите детей от информации выделяются категории информационной продукции в зависимости от возраста детей (ч. 3 ст. 6).

В-четвертых, в статьях 7—10 Закона о защите детей от информации раскрывается содержание понятия «информационная продукция», применительно к каждой из указанных категорий.

В-пятых, согласно ч. 1 ст. 6 Закона о защите детей от информации производитель или распространитель должен, руководствуясь критериями, установленными в статьях 7—10 данного Закона, самостоятельно осуществить классификацию своей продукции. Классификация продукции является основанием для размещения на ней знака информационной продукции с целью оборота на территории Российской Федерации. При этом, в соответствии с Законом о защите детей от информации, классификацию можно осуществить при помощи эксперта, экспертов или экспертной организации. Обращение в данном случае к экспертному сообществу представляется целесообразным, поскольку самостоятельная классификация может оказаться неправильной, а ведь от этого зависит решение о привлечении виновного (виновных) к ответственности (административной, уголовной или гражданской).

В целом, Закон о защите детей от информации с точки зрения проблематики нашего исследования заслуживает положительной оценки.

Следует отметить, что на уровне Таможенного союза в Российской Федерации происходит формирование правовых основ обеспечения безопасности товаров и продукции для детей.

Совершенно иная ситуация сложилась в области регламентации выполнения работ или оказания услуг, предназначенных для детей. Наиболее очевидно это проявляется в сфере оказания развлекательных услуг, связанных с эксплуатацией аттракционов. Аттракционы относятся к числу видов продукции, к которым в рамках Таможенного союза предъявляются единые и обязательные требования в соответствии с решением Комиссии Таможенного союза от 28.01.2011 № 526 «О едином перечне продукции, в отношении которой устанавливаются обязательные требования в рамках Таможенного союза»[15], утвердившим Единый перечень продукции, в отношении которой устанавливаются обязательные требования в рамках Таможенного союза. Однако до настоящего времени соответствующий технический регламент в рамках Таможенного союза не принят. В свою очередь, действующие на территории Российской Федерации национальные стандарты в этой сфере не имеют обязательного характера и предназначены для добровольного исполнения.

Хотя именно с аттракционами связаны наиболее резонансные происшествия, пострадавшими в которых являются дети, например, падение ребенка при обрушении конструкции аттракциона «Ракета» в городе Кургане в июне 2012 года. По факту оказания муниципальным унитарным предприятием города Кургана «Центральный парк культуры и отдыха» услуг, не отвечающих требованиям безопасности, следственным управлением Следственного комитета РФ по Курганской области было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ. Принятие данного решения было обусловлено тем, что аттракцион предназначался для детей в возрасте от трех до 10 лет[16]. Однако не исключена ситуация,  при которой в процессе расследования, прежде всего у стороны защиты, возникнет вопрос: кем и на каком основании установлены возрастные границы в отношении детей, пользующихся данным аттракционом, каков порядок установления таких возрастных границ?

Вернемся к вопросу о том, почему законодатель в п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ установил возрастной предел в шесть лет, обоснован ли он и стоит ли его изменить.

Несовершеннолетние в возрасте до 14 лет и, соответственно, в возрасте до шести лет согласно п. 2 ст. 28 ГК РФ являются малолетними. При этом из п. 2 ст. 28 ГК РФ следует, что несовершеннолетние до шести лет в силу малолетнего возраста являются недееспособными, так как закон не разрешает им совершение каких-либо сделок, а имущественную ответственность за их действия несут родители, усыновители или опекуны. Нам представляется маловероятным, что при подготовке ст. 238 УК РФ законодатель руководствовался спецификой гражданско-правового положения малолетних в возрасте до шести лет.

По нашему мнению, позиция, избранная законодателем, основывается на ином обстоятельстве. Дополнительными объектами преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ, являются жизнь и здоровье граждан-потребителей. Однако именно здоровье несовершеннолетних является наиболее уязвимым, поскольку их организм и психика пока еще только формируются. Для взрослого человека употребление или использование опасного товара, получение опасной услуги или работы вредоносно, но для несовершеннолетнего оно, скорее всего, будет несравнимо опасней. Для несовершеннолетнего может обернуться летальным исходом или непоправимым нарушением в развитии его организма и психики то, с чем организм и психика взрослого человека может справиться с наименьшими потерями. В связи с этим установление законодателем рассматриваемого квалифицирующего признака нам представляется в целом обоснованным.

Здесь неизбежно возникает новый вопрос: до какого возраста организм и психика ребенка находятся в процессе становления и развития, т.е. являются наиболее уязвимыми? Ответ на него нельзя отнести к компетенции юристов, так как в данном случае необходимо обращаться к достижениям медицинской и педагогической науки. Представляется, что универсального возрастного показателя нет, развитие каждого ребенка имеет свои индивидуальные особенности. Однако, возможно, специалисты в области медицины и педагогики могли бы назвать и научно обосновать возраст, до которого происходит становление организма и психика ребенка. В любом случае мы уверены, что развитие ребенка продолжается и после шести лет, а следовательно, опасные товары, работы или услуги могут причинить ему непоправимый ущерб. Если предположить, что в решении данного вопроса медицинская и педагогическая наука юриспруденции помочь не смогут, то, поскольку лицо в соответствии с СК РФ признается ребенком до 18 лет, в п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ необходимо изменить словосочетание «для детей в возрасте до шести лет» на формулировку «для несовершеннолетних».

В любом случае ответ на вопрос о возрасте детей, жизнь и здоровье которых должны особо охраняться уголовным законом от опасных товаров, работ или услуг, не лежит на поверхности и нуждается в комплексном исследовании в целях совершенствования п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ.

 

Библиография

1 Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 15. Ст. 766.

2 URL: http://www.mvd.ru/userfiles/sb_1208(7).pdf

3 СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848.

4 См.: Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций: в 3 т. 4-е изд., перераб. и доп. — М., 2007. Т. 3. Особенная часть (главы XIXXI). C. 142.

5 URL: http://rapsinews.ru/judicial_news/20120514/263134647.html

6 Чуб И.С. Вопросы ответственности за производство, хранение, перевозку либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, совершенные в отношении товаров, работ или услуг, предназначенных для детей в возрасте до шести лет (п. «в» ч.  2 ст. 238 УК РФ) // Общество и право. 2010. № 2. С. 138—140.

7 Там же.

8 В период написания статьи И.С. Чуб «Вопросы ответственности за производство, хранение, перевозку либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, совершенные в отношении товаров, работ или услуг, предназначенных для детей в возрасте до шести лет (п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ)» соответствующий пункт значился под буквой «б», впоследствии, после внесения изменений и дополнений в ст. 238 УК РФ, обозначение пункта изменилось, и на сегодняшний день он значится под буквой «в». — Прим. авторов.

9 См.: Чуб И.С. Указ. соч. С. 138—140.

10 Там же.

11 СЗ РФ. 2009. № 16. Ст. 1936.

12 URL: http://www.tsouz.ru

13 Там же.

14 Российская газета. 2010. 31 дек.

15 URL: http://www.tsouz.ru

 

16 URL: http://www.usk-kurgan.ru