И.А. НЕСМЕЯНОВА,

соискатель кафедры гражданского права Финансового университета при Правительстве РФ

 

Статья посвящена путям и способам защиты жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В статье уделено внимание  судебной и административной защите жилищных прав, ответственности уполномоченных лиц за неисполнение обязанностей по защите жилищных прав несовершеннолетних.

Ключевые слова: дети-сироты  дети, оставшиеся без попечения родителей, защита жилищных прав, судебная защита, административная защита, органы опеки и попечительства, сохранение и предоставление жилых помещений

Protection of housing rights of orphaned children and children without parental care

I. Nesmeianova

 

The article is devoted to ways and means to protect the housing rights of orphans and children left without parental care. The Article paid attention to judicial and administrative protection of housing rights, responsibilities of authorized persons for breach of duty to protect the housing rights of minors

Keywords: children orphaned children left without parental care, protection of housing rights, judicial protection, administrative protection, guardianship and custody, preservation and provision of accommodation.

 

Проблема юридических гарантий конституционных прав и свобод граждан — это прежде всего проблема их охраны и защиты в текущем законодательстве[1]. Нормы Конституции РФ определяют особое место человека в системе конституционных отношений, выдвигают защиту его прав и интересов в качестве принципа, действующего в обществе и государстве[2] . Защита прав и свобод человека — третья обязанность государства после признания и соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

В сравнении с понятием «охрана» понятие «защита» более узкое, оно является составляющей понятия «охрана», которое включает в себя регулятивные механизмы обеспечения семейных прав. Права и интересы охраняются постоянно, а защищаются только тогда, когда нарушаются.

Особая роль в их юридической защите отводится правосудию. Имеются и другие способы осуществления защиты нарушенных прав и свобод человека.

Конституционные права и свободы обладают специфическим набором средств и методов своей защиты. К их числу относится конституционно-судебный механизм (конституционный суд); судебная защита (суды общей юрисдикции); административные действия органов исполнительной власти; законная самозащита человеком своих прав; международно-правовой механизм[3].

Способы защиты прав различны и указаны в ст. 12 ГК РФ. Можно выделить и способы защиты имущественных прав несовершеннолетних, которые могут осуществляться посредством:

—лишения родительских прав (ст. 69 СК РФ),

—отмены усыновления (ст. 140,141 СК РФ),

—взыскания алиментов (ч. 2 ст. 80 СК РФ, ст. 106 СК РФ),

—отступление от начала равенства долей супругов при разделе общего имущества исходя из интересов детей (п. 2 ст. 39 СК РФ),

—признание недействительными соглашений об уплате алиментов,

—неустойка (ч. 2 ст. 115 СК РФ),

—возмещение убытков, не покрытых неустойкой (ч. 2 ст. 115 СК РФ).

Защита жилищных прав осуществляется путем:

1) признания права;

2) восстановления положения, существовавшего до нарушения права:

а) устранение причин правонарушения;

б) прекращение нарушений прав;

в) предупредительные меры со стороны уполномоченных органов;

3) признания судом недействующим правового акта, нарушающего права граждан;

4) неприменения судом нормативных правовых актов, не подлежащих применению;

5) прекращения или изменения жилищных правоотношений;

5) применения иных способов (возмещение убытков и взыскание неустойки, признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, компенсация морального вреда, присуждение к исполнению обязанности в натуре)[4].

Согласно ст. 11 ГК РФ и ст. 11.ЖК РФ защита гражданских и жилищных прав осуществляется как судом, так и в административном порядке. В зависимости от правового положения ребенка и целей судебной защиты, можно выделить такие средства судебной защиты как учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, при разрешении отдельных вопросов, связанных с его интересами, а также заключение органа опеки и попечительства[5].

Согласно Федеральному закону от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» прокуроры в порядке выполнения надзорных функций вправе требовать от руководителей, других должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления предоставления необходимых документов, материалов, сведений о порядке учета и распределения жилья; проведения проверок по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям.

Согласно ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Защита жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, контроль за деятельностью законных представителей детей и деятельностью органов опеки и попечительства также находятся в компетенции прокуратуры.

Самостоятельное осуществление ребенком права на защиту связано с признанием ребенка полностью дееспособным. Однако законодательством указаны случаи, когда право на защиту в том или ином объеме может  осуществляться лицом до 18-летнего возраста.

Один из основополагающих принципов жилищного законодательства — судебная защита жилищных прав. Защита прав в судебном порядке предусмотрена ч. 1 ст.46 Конституции РФ.  Судебная защита — конституционное право граждан РФ, в том числе и детей, означающее право на обжалование в суд любых решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Конституция предоставляет каждому право обращаться с жалобой в международные органы по защите прав и свобод человека. Несовершеннолетний вправе самостоятельно обращаться в суд при достижении 14-летнего возраста (Закон РФ от 27.04.1993 № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»).

Однако, по мнению И.Л. Черкашиной, в жилищном праве отсутствуют способы защиты конституционного права на жилище, что приводит к противоречивой судебной практике и сложнейшим проблемам  исполнения судебных решений, вступивших в законную силу[6].

Осуществляя защиту семейных прав и интересов ребенка, суд использует семейно-правовые способы в случаях, предусмотренных законодательством, и гражданско-правовые способы. Под судебными способами защиты семейных прав и интересов ребенка Ю.Ф. Беспалов предлагает понимать предусмотренные семейным, а в отдельных случаях и гражданским законодательством и применяемые судом меры государственного принуждения, направленные на принудительную реализацию прав и интересов ребенка: восстановление и признание нарушенных, оспоренных прав, интересов ребенка, устранение угрозы нарушения его прав, действие на виновное лицо[7].

В отличие от гражданского, семейное законодательство не содержит перечня способов защиты прав граждан, в том числе детей. В ст. 8 СК РФ лишь указывается на то, что защита семейных прав осуществляется способами, предусмотренными СК РФ. Поэтому можно сделать вывод о том, что защита семейных прав ребенка, как и гражданских, осуществляется путем их 1) признания, 2) восстановления и 3) применения мер ответственности к виновным лицам[8].

Меры ответственности в совокупности с мерами защиты являются санкциями, которые служат гарантией охраны прав и интересов[9]:

—меры защиты. Например, в целях обеспечения охраны имущественных интересов несовершеннолетних при выдаче свидетельства о праве на наследство на имя несовершеннолетнего наследника нотариус сообщает об этом в органы опеки и попечительства по месту жительства наследника (ст. 71 Основ законодательства РФ о нотариате от 01.02.1993)[10] ;

—меры ответственности. Например, отстранение опекуна, попечителя из-за ненадлежащего исполнения своих обязанностей при осуществлении им опеки (попечительства).

Таким образом, под судебной защитой гражданских и семейных прав и интересов ребенка следует понимать осуществляемую в порядке гражданского судопроизводства и основанную на конституционных принципах, принципах гражданского, семейного, гражданского процессуального права, а также моральных принципах деятельности судов, направленную на восстановление (признание) нарушенных (оспоренных) гражданских и семейных прав и интересов ребенка, посредством применения предусмотренных гражданским и семейным законодательством способов защиты[11].

Вступление России 28 февраля 1996 г. в Совет Европы, подписание Конвенции о защите прав человека и основных свобод ставят перед правотворческими и судебными органами государственной власти России новую задачу: необходимость соответствующих изменений жилищного и гражданского законодательства, а также судебной практики по рассмотрению жилищных споров.

По одному из дел Верховный суд РФ разъяснил, что единство судебной практики — это правильное и единообразное применение судами на всей территории РФ федерального законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел. «Нарушение единства судебной практики и законности» означает, что суд вынес решение не в соответствии с законом или не в соответствии с позицией Верховного суда РФ. Единство судебной практики должно быть закреплено определенным актом (из числа перечисленных в Постановлении Президиума ВС РФ от 23.03.2005 (№ 25-ПВ 04)[12].

Защита жилищных прав в административном порядке, как указывается в п. 1 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ» путем обращения с заявлением или жалобой в государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу, являющимся вышестоящим по отношению к лицу, нарушившему право, осуществляется только в случаях, предусмотренных ЖК РФ или другим федеральным законом (ч. 2 ст. 11 ЖК РФ). При этом необходимо учитывать, что право на обращение в суд за защитой жилищных прав сохраняется за лицом и в том случае, когда закон предусматривает административный порядок защиты жилищных прав. В случае несогласия с принятым в административном порядке решением заинтересованное лицо вправе обжаловать его в судебном порядке. 

Административный порядок защиты прав связан с подачей жалоб на действия органов власти и управления, их должностных лиц. Очень часто в административном порядке обжалуются  действия, связанные с принятием и снятием с учета граждан, нуждающихся в получении жилья.

Намеренное ухудшение жилищных условий также является действием, отодвигающим постановку граждан на жилищный учет на определенный законом срок. Граждане, которые совершили действия, в результате которых могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через 5 лет со дня совершения указанных намеренных действий (ст. 53 ЖК РФ). Последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий квалифицируются как изменение жилищных правоотношений.

Рассматривая жилищные вопросы детей, включенных в планы обеспечения жилой площадью, обращают на себя внимание факты отчуждения жилых помещений, находящихся в собственности по различным основаниям, самими детьми по достижения ими совершеннолетия, распоряжения жильем их законных представителей. Все это приводит к утрате детьми имеющихся жилых помещений, что можно как раз и определить термином — намеренное ухудшение жилищных условий. Нередки случаи регистрации данными лицами после достижения ими совершеннолетия своих родственников (часто иногородних) в закрепленные за ними жилые помещения, что приводит к уменьшению площади пользования жилым помещением и обращению с просьбой предоставить отдельное жилье. Однако, при решении вопросов об обеспечении жилыми помещениями рассматриваемой категории граждан (лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей), как правило, данные факты во внимание не принимаются.

Можно привести различные примеры неисполнения органами опеки и попечительства своих обязанностей.

Так, например:

1. В., 23.01.1989 г.р., является воспитанником сиротского учреждения. Решением Х. межмуниципального суда г. Москвы от 10.10.1997 сделки с квартирами, в которых проживали В. и его сестры, признаны недействительными, указанные в решении суда лица должны предоставить В. и сестрам жилую площадь не менее 33 кв.м либо должна быть взыскана в пользу органа опеки и попечительства для приобретения жилой площади для детей денежная сумма в размере 62 066 400 руб.

По данным, изложенным в решении данного суда от 17.01.2003, указанная сумма  на приобретение жилой площади была выплачена и находится на счете судебного пристава-исполнителя, однако Управа района Х деньги не получила и от приобретения жилой площади на детей устранилась.

Постановлением руководителя муниципалитета ВМО Х.  за В. сохранено право на однократное получение жилья в Москве по достижении совершеннолетия. 

2. Р. 29.11.1991 г.р., уроженка г. Москвы, была выявлена с составлением Акта о доставлении подкинутого ребенка в 1995 году в Калужской обл. Родители были лишены родительских прав в 2004 году судом Калужской области. С 1995 года Р. находилась в сиротских учреждениях Калужской области. Была зарегистрирована по месту жительства в Калужской области.

Согласно тексту решения Х. суда г. Москвы от 24.12.2004 в иске школы-интерната Калужской области к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда города Москвы о предоставлении жилой площади Р. отказано. Согласно распоряжению руководителя муниципалитета ВМО Х. г. Москвы от 27.04.2005 рассмотрено обращение и документы, представленные администрацией школы-интерната Калужской области о направлении Р., уроженки г. Москвы, не имеющей регистрации в Москве, на полное государственное обеспечение; решено просьбу удовлетворить. Р. направлена в государственное учреждение на полное государственное обеспечение с закреплением права на получение жилой площади в Москве по окончании пребывания в государственном учреждении.

В первом  случае нарушение заключается в неисполнении решения суда, повлекшем потерю детьми жилья и, как следствие, — затраты города на приобретение нескольких квартир для лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Во втором случае руководитель муниципалитета дал согласие на устройство в сиротское учреждение города Москвы ребенка, имеющего закрепленное жилое помещение в другом населенном пункте (Калужская область), с целью получения ребенком по достижении совершеннолетия жилого помещения в городе Москве.

В своей работе О.А. Федорова подняла важную и крайне актуальную  проблему ответственности уполномоченных лиц за неисполнение своих обязанностей. В частности, она указала на один из аспектов этой проблемы — использование жилых помещений, принадлежащих детям.

Решить  эту проблему можно лишь путем разработки четкого механизма заключения соответствующих договоров и установления санкций за виновное бездействие лиц, обязанных принимать меры по использованию таких помещений[13].

По мнению О.А. Федоровой, необходимо затронуть вопрос об ответственности законных представителей и органов опеки и попечительства за невыполнение обязанностей по использованию жилых помещений. На данный момент закон не предусматривает никаких санкций за подобное бездействие. В таком случае могут применяться общие правила гражданско-правовой ответственности. Ребенок, достигший совершеннолетия, может обратиться в суд с иском к своим бывшим законным представителям и к органам опеки и попечительства о взыскании убытков в форме реального ущерба (ухудшение состояния жилого помещения и накопившейся задолженности по квартплате либо налогу на имущество), а также упущенной выгоды (неполучение дохода от использования помещения). В случае установления вины суд должен привлечь и тех и других (законных представителей и органы опеки и попечительства) к солидарной ответственности как совместных причинителей вреда[14].

Законодательством предусмотрен ряд норм, возлагающих защиту жилищных прав несовершеннолетних на органы опеки и попечительства. В качестве примера можно привести норму, согласно которой снятие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с регистрационного учета по месту жительства или по месту пребывания осуществляется только с согласия органов опеки и попечительства (Федеральный закон от 21.12.1996 № 159-ФЗ; Закон Москвы от 30.11.2005 № 61).

В пункте 7 ст. 13 Закон Москвы от 30.11.2005 № 61указывается, что органы опеки и попечительства по месту нахождения жилых помещений, закрепленных за детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, совместно с органами опеки и попечительства по месту выявления и первичного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и их законными представителями осуществляют контроль за такими помещениями и обеспечивают их сохранность в соответствии с санитарными и техническими требованиями.

Также п. 9 ст. 13 Закона г. Москвы  от 30.11.2005 № 61  на органы опеки и попечительства города Москвы возлагает обязанность при предъявлении иска о лишении родителей родительских прав или при решении вопроса о возвращении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в жилые помещения, откуда они были направлены в учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, или на воспитание в семью, рассматривать вопрос о предъявлении иска о выселении родителей, лишенных родительских прав, из занимаемых ими по договору социального найма жилых помещений, если их совместное проживание с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, невозможно.

Федеральный закон от 24.04.2008 № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» содержит главу 5 «Ответственность опекунов, попечителей и органов опеки и попечительства», в которой рассматривается ответственность органов опеки и попечительства за вред, причиненный подопечному в результате незаконных действий или бездействия органов опеки и попечительства либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего законодательству акта органа опеки и попечительства (ст. 28), ответственность органов опеки и попечительства за надзор за деятельностью опекунов и попечителей (ст. 24). При этом надзор заключается в проверке условий жизни подопечных, соблюдения опекунами и попечителями прав и законных интересов подопечных, обеспечения сохранности их имущества, а также выполнения опекунами и попечителями требований к осуществлению своих прав и исполнению своих обязанностей.

Поскольку органами опеки и попечительства могут быть исключительно органы государственной власти субъектов Федерации, к такого рода ситуациям подлежит применению ст. 1068 ГК РФ. Условиями наступления ответственности, предусмотренной ст. 28 Закона от 24.04.2008 № 48-ФЗ, являются: наличие вреда, причиненного имуществу или личности подопечного (в том числе морального вреда); противоправность действий или бездействия органа опеки и попечительства, выразившаяся в незаконности таких действий (бездействия), в том числе в нарушении прав и охраняемых законом интересов подопечного; причинно-следственная связь между действиями или бездействием органа опеки и попечительства и наступившим вредом; вина органа опеки и попечительства[15].

Под понятием «должностные лица» следует понимать государственных или муниципальных служащих органов опеки и попечительства, имеющих правомочия в силу должностного положения совершать юридически значимые действия. Вред подопечному возмещается, только если действия или бездействие органов власти и должностных лиц носят незаконный характер. Незаконный характер приобретают действия, выходящие за пределы компетенции или должностных полномочий органов и должностных лиц, или же бездействие в случаях, когда соответствующие органы должны иметь активную позицию и не отказываться от осуществления своих прямых обязанностей[16]. 

В Приложении к Постановлению Правительства Москвы от 02.10.2007 № 854-ПП есть указание на такую обязанность органов опеки и попечительства, как «закрепление права ребенка на жилое помещение» (п.2.1.).

В нем говорится, что при направлении ребенка на воспитание в учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, передаче его в приемную семью, опекуну или попечителю орган опеки и попечительства в городе Москве распорядительным документом закрепляет право ребенка на жилое помещение путем:

—сохранения за ребенком жилого помещения по месту жительства до помещения его в учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в приемную семью, к опекуну или попечителю;

—предоставления ребенку жилого помещения по окончании его пребывания в учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в приемной семье, у опекуна или попечителя.

В случае направления ребенка на воспитание в учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, передачи его в приемную семью, опекуну или попечителю при условии, что ранее он проживал в городе Москве, а в момент выявления как оставшегося без попечения родителей утратил имевшееся жилое помещение вследствие его продажи или иной сделки, произведенной родителями или иными лицами, органы опеки и попечительства или законный представитель ребенка обязаны обратиться в судебные органы с иском о признании сделки недействительной (п. 2.2. Приложения к Постановлению Правительства Москвы от 02.10.2007 № 854-ПП).

Несмотря на отсутствие в современном российском законодательстве института родительской власти, отношения между родителями и детьми нельзя охарактеризовать как отношения равных субъектов права. Для защиты имущественных прав несовершеннолетнего от нарушений, в том числе со стороны родителей, особенно в случаях, когда имущественные интересы родителей и детей не совпадают, необходимы императивные нормы материально-правового и процедурного характера, механизм действия которых надежно охранял бы права несовершеннолетнего[17].

Законодательством предусмотрены такие меры, как выселение граждан, лишенных родительских прав, из жилых помещений, без предоставления других жилых помещений, если совместное проживание этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным (ч. 2 ст. 91 ЖК РФ).

Такого же мнения придерживается и Т.П. Евдокимова, указывая, что в семейном законодательстве предусмотрена норма о выселении родителей, лишенных родительских прав, что не только уместно, но и необходимо в целях создания нормальной обстановки для жизни и воспитания детей в тех случаях, когда после решения суда о лишении родительских прав они остаются проживать на прежней жилой площади с родителем, лишенным родительских прав[18].

Рассматривая вопрос целесообразности дальнейшего совместного проживания родителей, лишенных родительских прав, и ребенка Ю.Г. Долгов также считает, что ради соблюдения интересов несовершеннолетнего целесообразно выселять родителя без предоставления ему жилого помещения[19].

В то же время, по мнению А.Н. Петрова, анализ правовых норм (статьи 91, 92 ЖК РФ) позволяет сделать вывод о том, что жилищным законодательством не предусмотрено выселение из общежития родителя, лишенного родительских прав, чье совместное проживание с ребенком признано судом невозможным. Положения Жилищного кодекса РФ в части выселения без предоставления другого жилого помещения распространяются только на граждан, занимающих жилые помещения по договору социального найма[20].

В отличие от лишения родительских прав ограничение родительских прав, как правило, применяется к родителям, которые хотят, но не могут по состоянию здоровья в полной мере осуществлять родительских функции. Ограничение родителей в родительских правах можно отнести к административной защите прав ребенка, однако, как справедливо замечает Ю.Г. Долгов, правовая связь между ребенком и родителем, ограниченным в родительских правах, полностью не прерывается, что соответствует имущественным интересам как ребенка, так и родителя[21].

Ограничение правоспособности означает ограничение лица в праве иметь какие-либо права  в принципе. Предусмотренное ст. 77 СК РФ отобрание ребенка, производимое  органом опеки и попечительства на основании соответствующего акта органа местного самоуправления при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью,  является средством защиты детей, охраны их интересов[22].

Ограничение же дееспособности связано с ограничением субъекта осуществлять принадлежащие ему права своими собственными действиями[23]. Поэтому текст ч. 2 ст. 64 СК РФ наводит на мысль, что Семейный кодекс РФ, по мнению А.М. Нечаевой, предусматривает не что иное как ограничение родительских прав, но в административном порядке. Однако оно возможно по правилам ст. 73  СК РФ, допускающим ограничение родительских прав только в судебном порядке с обязательным отобранием ребенка у родителей, о чем ч. 2 ст. 64 СК РФ ничего не говорит. Поэтому данная правовая норма не имеет практического применения[24].

Контроль за деятельностью доверительных управляющих также возлагается на органы опеки и попечительства; он может осуществляться напрямую, а в случае необходимости — через опекуна (попечителя). В целях осуществления этого контроля в договоре фиксируется порядок и сроки предоставления доверительным управляющим отчета органам опеки и попечительства. Это усиливает степень контроля над управляющим. При назначении управляющего на некоммерческой основе он фактически выступает как хранитель и его действия тем же договором могут быть ограничены только рамками должной заботы об имуществе[25].

Проявлением социальной политики государства является так называемая «административная опека».

Упоминание об административной опеке имеется у Д.Н. Бахраха[26], под которой он понимает систему государственной помощи, непосредственно не связанной с трудом, службой лиц, которым она предоставляется. При этом различается административная опека и гражданско-правовая. «Гражданско-правовая опека» состоит в осуществлении юридической поддержки и заботы о воспитании, содержании подопечного и осуществляется физическим лицом — опекуном.

«Административная опека» как понятие и правовой институт является частью административного права. Административная опека включает материальную и иную помощь, которая оказывается государством через его органы и регламентируется административным правом[27]. Административная опека осуществляется только над лицами, которые лишены возможности самостоятельно реализовывать свои права, и их права нуждаются в особой защите со стороны органов государственного управления. Организация и осуществление административной опеки должны связываться с правовым положением, а не с физическим состоянием субъекта — физического лица. Д.Н. Бахрах говорит об административной опеке в отношении двух категорий лиц: слабых по демографическому признаку (сироты, одинокие матери, инвалиды, члены многодетной семьи и др.) и жертв экстремальных ситуаций (безработные, беженцы, ликвидаторы и др.), то есть они являются субъектами отношений, возникающих в сфере социальной защиты и, соответственно, адресатами социальных пособий и льгот[28].

Таким образом, в зависимости от характера нарушаемого права защита может осуществляться в порядке уголовного, административного, гражданского и конституционного судопроизводства.

В области международно-правовой защиты прав человека одним из основополагающих международных документов в этой области является европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, подписанная в Риме 05.11.1950 государствами — членами Совета Европы. Европейский суд по правам человека рассматривает жалобы на нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией, в государствах — участниках Совета Европы[29].

 

Библиография

1  Юридические гарантии конституционных прав и свобод личности в социалистическом обществе. / Под ред. Л.Д. Воеводина — М., 1987. С. 42.

2 Нудненко Л.А., Хаманева Н.Ю.  Новый закон об обращениях граждан: достоинства и недостатки. // Государство и право. № 3. 2007.  С. 5.

3 Конституционное право зарубежных стран. Учебник для вузов. 2-е изд. / Под  ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина. — М., 2006. С. 108.

4  Фаршатов И.А. Комментарий к Жилищному кодексу РФ // КонсультантПлюс.

5  Беспалов Ю.Ф. Судебная защита прав ребенка: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1997. С. 48.

6  Черкашина И.Л. Проблемы судебной защиты конституционного права на жилище граждан Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. —  2004. С. 4.

7  Беспалов Ю.Ф. Указ. раб. С.40-41.

8  Там же. С. 42.

9 Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в Российской Федерации: гражданско-правовые и семейно-правовые аспекты: Дис. ... канд. юрид. наук.— Белгород, 2004. С. 153.

10  Долгов Ю.Г. Охраняемые законом интересы супругов, родителей и несовершеннолетних детей в семейном праве Российской Федерации.: Дис. ... канд. юрид. наук. —  М., 2004. С. 130.

11 Медицинское право. Учебное пособие. —М.: Элит, 2006. С. 365.

12  Терехова Л.А. Споры вокруг статьи 389 ГПК РФ. // Российская юстиция.  2007. № 2. С. 52.

13 Федорова О.А. Охрана жилищных прав детей, оставшихся без попечения родителей: Дис. ... канд. юрид. наук. — СПб, 2003. С. 66.

14 Там же. С. 74-75.

15 Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации и Федеральному закону «Об опеке и попечительстве». 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. П.В. Крашенинникова. — М.: Статут, 2010.

16 Комментарий к Федеральному закону от 24.04.2008 № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» (постатейный) / О.В. Кузнецова, Т.Г. Пивоварова. // КонсультантПлюс

17 Медицинское право. Учебное пособие. — М.: Элит, 2006. С. 339.

18  Евдокимова Т.П. Судебные споры о детях: Дис. ...   юрид. наук. — М, 1977. С.112.

19 Долгов Ю.Г. Охраняемые законом интересы супругов, родителей и несовершеннолетних детей в семейном праве Российской Федерации: Дис. ... юрид наук. — М., 2004. С. 149.

20 Петров А.Н. О порядке применения норм Жилищного кодекса РФ о выселении. // Жилищное право. 2007. № 1. С. 31.

21 Долгов Ю.Г. ОУказ. раб. С.1 52.

22  Евдокимова Т.П.  Указ. раб. С. 118.

23  Федорова О.А. Охрана жилищных прав детей, оставшихся без попечения родителей. Дис. ... юрид. нак. — СПб, 2003. С. 155.

24  Нечаева А.М. Семейному кодексу РФ — 10 лет. // Государство и право. 2006.  № 4. С. 67.

25 Томилов А.Ю. Защита прав и интересов несовершеннолетних лиц, находящихся под опекой и попечительством Дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 2001. С. 118.

26 Административное право России: Учебник. —М., 2000. С. 80.

27 Томилов А.Ю. Указ. раб. С. 103.

28 Там же. С. 105.

29 Конституционное право зарубежных стран. Учебник для вузов. 2-е изд. / Под ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина — М., 2006. С. 113-114.