УДК 340.132.6 

Страницы в журнале: 10-12

 

Ю.В. НЕДИЛЬКО,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права Кубанского государственного аграрного университета

 

Рассматривается необходимость толкования правовых норм и раскрывается его значение для правотворческой и правоприменительной деятельности.

Ключевые слова: толкование правовых норм, право, закон, правоприменение, юридическая практика.

 

Importance of the interpretation of legal norms for law and law applying

 

Nedilko J.

 

This article considers necessity of the interpretation of legal norms and its importance for law and law applying.

Keywords: interpretation of legal norms, right, law, law applying, legal practice.

 

Множество правовых систем, существующих на земном шаре, предполагает и разнообразие источников права. Кроме этого, принятие правовых актов даже в границах одного государства обусловлено различными целями. Однако успешное функционирование и развитие правовой системы возможно лишь при взаимодействии всех источников права, каждый из которых занимает определенное место в иерархии.

Толкование права представляет собой один из наиболее тонких и сложных процессов мышления в правовой сфере. Оно не образует организованной системы мыслей, его нельзя представить в виде логично связанных тенденций и суждений[1]. Зависимость толкования исходит от множества факторов: правовой системы, национального и этнического аспектов, исторической эпохи, взглядов конкретного субъекта толкования и многих других. Несомненно только одно: толкование играет важнейшую роль в формировании и развитии права.

Толкование есть важнейшая категория, позволяющая наиболее полно и глубоко исследовать смысл права. Оно может способствовать эффективности применения правовых норм, полноте правового регулирования. Кроме этого, логический анализ нормы права, осуществляемый в процессе толкования, позволяет оценить качество существующих нормативных актов и при необходимости привести к реформированию законодательства. Только при детальном изучении источников права, которое имеет место в процессе толкования, можно выявить реально действующие и «мертвые» нормы права.

Следует отметить ряд случаев, когда толкование выступало непосредственно в качестве источника права. Так, огромный вклад в развитие толкования права внесли римские юристы — представители светской юриспруденции, сложившейся в Древнем Риме во II—I вв. до н. э. В 426 году положениям Гая, Папиниана, Павла, Ульпиана и Модестина была придана сила закона. При разноречиях между их мнениями спор решался большинством, а если и это было невозможно, то предпочтение отдавалось мнению Папиниана. Упомянутые юристы в своих размышлениях опирались на мнения иных лиц, сведущих в юриспруденции: Сабина, Сцеволы, Юлиана и Марцелла. Исходя из этого, законом Валентиниана III о цитировании юристов признавалось юридическое значение и их позиций.

Во времена Средневековья и в эпоху Возрождения существенным авторитетом обладало положение communis opinio doctorum — общее мнение ученых. Также немецкое право XIX века до кодификации 1896 года можно назвать «правом профессоров»[2].

Следовательно, толкование имело наибольшее влияние в тот период развития государства, когда еще не было четко сформулированной системы права. Но и на других этапах эволюции правовых систем очевидно непосредственное влияние толкования на их формирование, и его с уверенностью можно назвать одним из источников, способствующих становлению права.

В современный период развития общества толкование также оказывает значительное воздействие на содержание принимаемых нормативных правовых актов.

Как известно, право становится «живым» только в процессе реализации. При этом зачастую один правовой акт способствует воплощению в жизнь другого. Поэтому мы с уверенностью можем говорить об их взаимовлиянии и взаимодополняемости, и характер их зависит от различных факторов.

Для полноценного развития права необходимым является формирование понятийного аппарата, который бы наиболее полным образом отражал правовую действительность. Дальнейшая разработка существующих правовых категорий должна приблизить их к потребностям юридической практики, к интересам всего общества. В этой связи необходимо обращение к правовой практике и использование ее интерпретационной функции. Такой подход позволит прийти к нужным теоретическим выводам.

Профессиональные юристы в процессе своей практической деятельности зачастую сталкиваются с недоработками существующей правовой системы. Обладая определенным опытом в решении тех или иных юридических вопросов, они могут подсказать законодателям правильный способ устранения этих недостатков. Это особенно актуально в настоящее время в условиях расширения сферы правового регулирования и детальной систематизации все большего числа общественных отношений.

В свою очередь чересчур подробная регламентация порождает массу противоречий и двусмысленностей между различными источниками права. Возникающие в результате неясности также могут быть преодолены с помощью толкования, которое в данном случае синтезирует правовую систему, а порой приводит к нахождению принципиально новых вариантов решения той или иной проблемы, которыми могут воспользоваться законодатели.

Взаимодействие различных источников права может проявляться на стадии правотворчества — в виде дискуссии авторов нормативного акта и законодателей о необходимости включения в него определенных положений, а также в процессе их реализации.

Как известно, нормативные правовые акты обладают признаками общеобязательности. Однако для претворения в жизнь нужно получить их одобрение и юристами-практиками. В противном случае существует опасность игнорирования акта, стремления его обойти. Чтобы не допустить этого, следует принимать нормативные акты, учитывая реалии, сложившуюся юридическую практику и тенденции толкования.

Это представляется необходимым по той причине, что существующие источники права разнообразны. Целью правоприменителей является придание нормам права жизнеспособности. Поэтому целесообразно в процессе толкования следовать не только букве и духу закона, но и реалиям общественной жизни, пытаясь нейтрализовать устаревшие положения законов.

Особенностью романо-германской правовой системы является выражение общеобязательного правила поведения через закон. Поэтому в данном случае правоприменитель не наделяется правом свободного формирования или отклонения общих правовых принципов. Напротив, именно они являются определяющим и направляющим началом, и прежде всего для судебной власти. Но сам факт принятия закона уже предполагает необходимость понимания его духа и сущности. Скрытые в нормах права, они проявляются лишь тогда, когда нормативные акты становятся предметом исследования в процессе толкования и применения. Основные принципы, заложенные в правовых актах, также чаще всего раскрываются посредством применения их на практике, а также толкования.

Как известно, закон обладает высшей юридической силой в системе источников права. В то же время правовые системы включают в себя не только законы. Каждый нормативный акт в процессе применения требует толкования с целью адаптации его текста к конкретному случаю. Результатом правоприменительной деятельности становится акт, который содержит в себе властные предписания. Индивидуализируя нормы права относительно конкретной ситуации и определенных лиц, правоприменительный акт является одним из правообразующих источников. В данном случае толкование, основанное на положениях применяемых законов, может получить позитивное значение. Но для этого оно должно быть закреплено в нормах права.

И законы, и акты толкования имеют перед собой одну и ту же цель: правильную организацию общественной жизни в конкретном государстве. Однако объем их влияния на этот процесс непосредственным образом зависит от правовой системы, в которой они функционируют.

Необходимость интерпретации юридических правил является их специфической чертой. Основной причиной этого служит многообразие источников права, которое часто обусловливает их противоречие друг другу. Такая ситуация требует нейтрализации существующих противоречий. Некоторые положения правовых актов требуют расширения либо сужения сферы влияния, что также влечет за собой их толкование. Кроме этого, правоприменители нередко выражают различные точки зрения, касающиеся процесса реализации того или иного положения, непосредственное влияние на формирование которых оказывают и другие участники правоприменительного процесса. Результаты его выражаются в актах применения права. И конечно, говоря о толковании, нельзя не упомянуть о юридическом сообществе, члены которого участвуют в правотворческом и правоприменительном процессах, влияя таким образом на весь процесс развития права.

Кроме этого, современное законодательство обладает общим, а не казуистическим характером и поэтому не может предусмотреть абсолютно все случаи, возникающие в повседневной жизни и требующие правового регулирования. В процессе применения права важное значение имеет умение правоприменителя соотнести возникшую ситуацию с закрепленным в законе правилом. Этот процесс имеет сложный характер и не может быть совершен без процесса толкования.

Искусство интерпретатора заключается в том, чтобы выразить содержание нормативного акта, не искажая заложенного в нем смысла. Это осложняется тем, что зачастую тексты различных источников права не согласуются друг с другом. При применении их на практике имеют место противоположные желаемым результаты.

В данном случае толкование призвано разрешить эту ситуацию. Однако в процессе интерпретационной деятельности следует прежде всего определиться, каким образом стоит толковать нормативный акт: прислушиваться ли исключительно к смыслу слов либо исследовать глубокий смысл текста, заложенный в него субъектом правотворчества. Последнее представляется особенно важным, поскольку исследование духа закона имеет существенное значение, когда есть неясности или происходит намеренное искажение слов и отдельных положений либо когда одного текста попросту недостаточно для того, чтобы сделать определенные выводы. В некоторых случаях даже не представляется возможным определить временные, пространственные и материальные пределы действия норм права.

Кроме этого, возникают такие ситуации, когда лица на первый взгляд следуют нормам позитивного права, но на самом деле нарушают цели, которым оно служит. В данном случае налицо следование букве закона и одновременно нарушение его духа. Поэтому сущность права должна иметь при толковании не меньшее значение, чем буква закона, поскольку именно она является отражением тех жизненно важных целей, которые ставит перед собой любая правовая система.

Некоторые нормативные акты по своему текстуальному выражению могут первоначально не вызывать никаких вопросов, однако попытка применить их на практике зачастую приводит к возникновению абсурдных ситуаций. Существуют также нормы права, изложенные четко и понятно, но при сопоставлении их с другими элементами правовой системы выявляются противоречия.

Кроме этого, к необходимости интерпретации нормы права в процессе ее применения также приводит замысел законодателя, стремящегося использовать гибкие формулировки, которые, на его взгляд, будут способствовать соответствию правовой нормы условиям действительности и распространению ее действия на максимальное количество однородных общественных отношений. На самом же деле именно такие правовые нормы зачастую и нуждаются в толковании. По меткому выражению У.С. Пирса, чем больше свободы усмотрения оставляет закон, тем больше вероятности, что он будет искажен и не реализован исполнительными органами[3].

Поэтому с уверенностью можно сказать: положения нормативных правовых актов приобретают свою значимость именно в правоприменительном процессе и во многом благодаря сопровождающему его толкованию.

Толкование права предшествует его применению. Именно на толкование возлагается цель обеспечения перехода от нормы права, имеющей общий характер, к конкретной жизненной ситуации.

Особенностью толкования правовой нормы является то, что оно в буквальном смысле привязано к тексту нормативного акта. Поэтому в целях соблюдения традиции уважения к праву и юридической безопасности интерпретатор обязан строго следовать установленному правилу. Именно в толкуемой норме он должен разглядеть смысл права. Однако это обстоятельство зачастую представляет определенную сложность, поскольку смысл нормы права бывает неоднозначным. Поэтому интерпретатору необходимо исследовать нормы права в комплексе, во взаимосвязи одного правового института с другим, учитывая цели развития общества, для того чтобы истолкованные положения вписались в определенную юридическую систему.

В данном случае особую важность приобретает толкование органов, применяющих право. Этот вид толкования также способствует активизации процесса правотворчества.

Следует особо отметить случаи необходимости применения нормы права, даже если она является неэффективной либо устаревшей. В данной ситуации целесообразным представляется предоставление правоприменителю определенной свободы при поиске решения для преодоления возникших трудностей. Толкование здесь должно осуществляться с учетом исторических обстоятельств, но с опорой на жизненные реалии. В такой ситуации действия интерпретатора основываются на использовании им жизненного опыта в целях удовлетворения потребностей общества и государства. Следовательно, цели, преследуемые в процессе толкования, должны иметь не меньшее значение, чем само содержание правовой нормы. Такой подход позволяет правовой системе не отставать от развития общественных отношений и своевременно реагировать на их изменения, ибо «как только право начинает удаляться от конкретных реалий действительности, которыми должно управлять, оно перестает быть правом»[4].

 

Библиография

1 См.: Malaurie Ph. Les reaction de la doctrine a la creation du droit par les juges. Travaux Assoc. H. Capitant. T. XXXI (1980). P. 83.

2 См.: Бержель Ж.-Л. Общая теория права. — М., 2000. С. 131—132.

3 См.: Peirce W.S. Bureaucratic Failure and Public Expenditure. — N.Y., 1981. P. 64.

4 Бержель Ж.-Л. Указ. соч. С. 455.