К.Н. СТАРОДУБЦЕВ,

соискатель факультета философии и юриспруденции Государственной классической академии им. Маймонида

 

Договор может быть изменен судом при возникновении существенно изменившихся обстоятельств. В англосаксонской и континентальной системах права сложились различные подходы к разрешению этого вопроса. В данной статье мы попытаемся сопоставить их.

В Англии, как и в других странах «общего» права, господствующим всегда признавался принцип нерушимости договора. Поэтому сама возможность расторжения контракта вследствие возникших затруднений долгое время не находила практического применения. С принятием Закона «О тщетных договорах» ситуация изменилась, однако последствием признания договора тщетным стало его расторжение, так как суды, принимающие решения, руководствовались принципом незыблемости соглашений.

Абсолютно иная ситуация присуща странам с континентальной правовой системой, для которой характерен принцип добросовестности и справедливости. Так, с точки зрения немецкой судебной практики и правовой доктрины, последствием прекращения оснований сделки в первую очередь является изменение договора. Прекращение обязательства возможно лишь при условии, что продолжение договорных отношений становится бессмысленным. Государственный совет Франции также признал допустимой адаптацию уже заключенных договоров, касающихся общественных работ, концессий, коммунального хозяйства (т.е. представляющих общественный интерес) к существенно изменившимся обстоятельствам.

Но дальше всех по пути изменения договора пошло право Голландии. В соответствии с Гражданским кодексом Нидерландов, предусматривающим возможность изменения контракта судом, суд может, если сочтет оправданным с позиций разумности и справедливости, не применять к данным отношениям норму обычая или закона. Таким образом, судьи по закону наделяются правом адаптации договора, исходя исключительно из своего внутреннего убеждения о разумности и справедливости.

Гражданский кодекс РФ также предусмотрел возможность изменения договора. Необходимо отметить, что взгляд современных российских юристов на этот вопрос неоднозначен.

Ряд ученых разделяет точку зрения о прогрессивности включения в ГК РФ подобной нормы, поскольку это придает большую гибкость договорным отношениям и позволяет сохранить контракт. Другие придерживаются мнения, что ст. 451 ГК РФ («Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств») несет в себе противоречия, если одновременно допускает возможность и изменения, и расторжения договора в связи с существенно изменившимися обстоятельствами. Некоторые исследователи считают, что возможность изменения договора судом противоречит принципу свободы договора, поскольку предоставляет право третьей стороне (суду) определять условия контракта.

С последним утверждением нельзя согласиться, поскольку п. 4 ст. 451 ГК РФ исходит из принципа исключительности изменения договора судом (в связи с возникшими затруднениями сторон при исполнении договора). Из смысла ст. 451 ГК РФ вытекает, что суд может признать обстоятельства существенно изменившимися и расторгнуть договор, но только в редких, исключительных случаях и только при наличии совокупности признаков, названных в законе. Однако для изменения договора их будет недостаточно. В п. 4 ст. 451 ГК РФ указано, что «изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях». Таким образом, к названным в п. 2 ст. 451 ГК РФ условиям добавляются еще два: либо противоречие общественным интересам, либо несоизмеримо больший ущерб при расторжении договора.

К сожалению, российская судебная практика не всегда следует букве и духу закона при разрешении исследуемого вопроса. Еще при принятии части первой ГК РФ специалистами было высказано мнение, что суды будут изменять договоры[1]. Однако зачастую такое изменение происходит с нарушениями норм материального права.

Большая часть дел, рассматриваемых судами, основана на требовании заинтересованной стороны изменить договор из-за значительного удорожания стоимости исполнения в связи с инфляцией. Чаще всего подобные требования вытекают из арендных правоотношений и нередко удовлетворяются судами первой инстанции на основании п. 4 ст. 451 ГК РФ.

Однако Высший арбитражный суд РФ всячески пресекает подобную практику. Так, при рассмотрении одного из подобных дел было указано, что «...возросшие расходы по арендной плате не являются существенно изменившимися обстоятельствами, и вследствие этого договор не подлежит изменению»[2].

Случается, что заинтересованные лица заявляют требования о пересмотре договора в связи с возникшим 17 августа 1998 г. экономическим кризисом, повлекшим рост курса доллара. В ряде случаев это событие может квалифицироваться как существенное изменение обстоятельств. Но для принятия судом решения об изменении договора стороне необходимо доказать не только наличие четырех признаков, указанных в п. 2 ст. 451 ГК РФ, но и тот факт, что расторжение договора приведет к ущербу, значительно превышающему затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях. К сожалению, суды первой инстанции нередко забывают об исключительности меры и изменяют договоры, практически не исследуя доказательств того, повлечет ли расторжение контракта для сторон больший ущерб, чем его изменение[3].

Другим условием, при котором закон допускает изменение договора, является то, что его расторжение будет противоречить общественным интересам. Судебная практика по данному аспекту в России пока отсутствует, хотя изредка встречаются дела об изменении договора в связи с противоречием расторжения общественным интересам.

Приведем пример. Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа было рассмотрено дело по иску о внесении изменений в договор на подачу и уборку вагонов путем включения в него дополнительных пунктов по плате за пользование железнодорожными путями. В соответствии с обстоятельствами дела истец заключил указанный договор с ответчиком. Цена договора не предусматривала плату за пользование железнодорожными путями. Однако вскоре после заключения договора решением правления Федеральной службы РФ по регулированию естественных монополий на транспорте был издан прейскурант, устанавливающий сборы за дополнительные операции, связанные с перевозкой грузов (в том числе за использование путей железной дороги)[4].

Суд, проанализировав обстоятельства дела, вполне обоснованно признал издание указанного акта существенно изменившимся обстоятельством, так как данный случай содержал в себе четыре необходимых признака, названных в п. 2 ст. 451 ГК РФ, а также указал, что расторжение договора будет противоречить общественным интересам, вследствие чего принял решение об изменении договора на основании п. 4 ст. 451 ГК РФ.

Вообще вопрос о том, является ли введение нового закона существенно изменившимся обстоятельством, трактуется неодно-значно[5]. В соответствии с п. 2 ст. 422 ГК РФ, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Таким образом, принятие закона, в котором будет установлено, что его действие распространится на ранее заключенные договоры (как в рассмотренном выше случае), при наличии четырех признаков, указанных в п. 2 ст. 451 ГК РФ, можно будет квалифицировать как существенно изменившееся обстоятельство. Однако здесь необходимо отметить еще один момент. В п. 2 ст. 422 ГК РФ говорится только о законе. А как быть с остальными правовыми актами, не являющимися законами, но также изменяющими правоотношения?

Пункт 2 ст. 3 ГК РФ устанавливает ограничительное толкование понятия «закон», рассматривая его в узком смысле. Наиболее приемлемым все же было бы расширительное толкование, при котором в сферу действия данной статьи попадали бы и подзаконные акты, поскольку это будет способствовать большей стабильности и определенности гражданского оборота.

Подводя итог сказанному, необходимо заметить, что, хотя по закону изменение договора является исключительной мерой, суды нередко прибегают к ней при решении договорных споров, связанных прежде всего с инфляционными процессами. Безусловно, при решении спора необходимо прежде всего следовать закону, однако нельзя не обращать внимания на то, что нередко стороны сами, запутавшись в переговорах об изменении цены, обращаются в суд за помощью в адаптации.

Конечно, существующая на сегодняшний день практика является крайне противоречивой, однако позволяет сделать некоторые прогнозы. Дальнейшее развитие судами возможности изменения договоров предопределяется интеграционными процессами в экономике, заключением крупных долгосрочных контрактов, внесением в них оговорок о существенно изменившихся обстоятельствах (например, предложенных МТП), предусматривающих главным образом процедуру адаптации договора к возникшей ситуации.

Движение в этом направлении приведет постепенно к изменению роли суда, благодаря чему повысится ответственность за принимаемые решения, так как судьи, изменяя договор, будут вынуждены не только квалифицировать события как существенно изменившиеся обстоятельства, но и досконально исследовать права и обязанности сторон по договору, а также все внешние и внутренние факторы, влияющие на обязательство, чтобы справедливо и законно адаптировать договор к изменившимся обстоятельствам.

 

Библиография

1 См., напр.: Маковский А.Л. О концепции первой части ГК РФ // Вестник ВАС РФ. 1995. № 4.

2 Постановление Президиума ВАС РФ от 04.03.1997 № 1654/96.

3 См., напр., Постановление Кассационной инстанции ФАС Поволжского округа от 10.06.1999 № А 12-640/98-С8.

4 См. Постановление Кассационной инстанции ФАС Северо-Западного округа от 23.08.2000 № А 56-2114/00.

5 См., напр.: Садиков О.Н. Договор и закон в новом гражданском праве России // Вестник ВАС РФ. 2000. № 2.