Е.А. АКИМОВА,
аспирант МОУ ВЭПИ
 
С   древнейших времен существуют две системы построения имущественных отношений супругов: режим общности и режим раздельности. Во второй половине XX века появилась третья система — режим так называемой отложенной общности, являющийся законным режимом имущественного положения супругов в ряде лидирующих государств. Создание ее явилось результатом сближения правовых режимов общности и раздельности, начавшегося после Второй мировой войны под влиянием политических и экономических изменений, в том числе приобретения женщинами профессий и получения ими независимых источников доходов. 
 
Это попытка объединить основной принцип режима раздельности (независимость владения, пользования, распоряжения имуществом) с созданием своего рода совместного фонда супругов, который распределялся бы между ними при прекращении брака. Режим отложенной общности в наибольшей мере, по сравнению с режимами общности и раздельности, защищает интересы обоих супругов независимо от уровня их благосостояния и источников доходов.
Режим общности заключается в слиянии всего имущества супругов в единую массу, в отношении которой установлены специальные правила управления и распоряжения и которая по прекращении брака подлежит разделу между супругами. Преимущества такого порядка очевидны: во-первых, он позволяет учитывать фактическое обобществление имущества, без которого не обойтись в любой семье; во-вторых, защищает интересы неработающих женщин, занятых ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей и тем самым активно участвующих в сбережении и приумножении семейного достояния. К недостаткам данного режима можно отнести то, что при разводе необходимо достигать общего согласия для распоряжения имуществом, что бывает весьма затруднительно и не всегда обоснованно с точки зрения справедливости получения одним супругом права на заработанное или созданное другим. Понятие законного режима (режима общности) супругов дается в п. 1 ст. 33 СК РФ. Законный режим имущества супругов является режимом их совместной собственности и действует, если брачным договором не предусмотрено иное. Совместная собственность супругов является бездолевой, доли определяются только при ее разделе. Каждый из супругов имеет равное право на владение, пользование и распоряжение совместной собственностью в порядке, определяемом ст. 35 СК РФ. Любой из супругов в случае спора не обязан доказывать факт общности имущества, если оно нажито во время брака, так как в силу закона указанное имущество является совместной собственностью супругов.
К общему имуществу супругов согласно п. 2 ст. 34 СК РФ относятся:
а) доходы супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности;
б) полученные ими пенсии, пособия и иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие являются личной собственностью супруга);
в) приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи (жилые и нежилые строения и помещения, земельные участки, автотранспортные средства, мебель, бытовая техника и т. п.);
г) приобретенные за счет общих доходов супругов ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения и иные коммерческие организации;
д) любое другое нажитое супругами в период брака имущество, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Перечень доходов и имущества супругов, которые поступают в их совместную собственность, является открытым (например, квартира, зарегистрированная на имя одного из супругов в период брака, будет признана находящейся в общей совместной собственности, точно так же, как и приобретенная супругами мебель, которой они пользовались, проживая в этой квартире)[1].
Особенно интересно положение, что доходы каждого из супругов от результатов интеллектуальной деятельности и приобретенное за счет этих доходов имущество подчиняются режиму общности (совместной собственности). Вопрос о моменте включения в общее имущество супругов авторского вознаграждения и других доходов от интеллектуальной деятельности является дискуссионным. В настоящее время существует три точки зрения ученых-цивилистов по данному вопросу:
1) в состав общего имущества супругов включается вознаграждение автора за произведения, созданные им во время брака, независимо от времени получения вознаграждения[2] (вариантом данного решения является отнесение к этой категории всех доходов, полученных автором или причитающихся ему во время брака, но только от произведений, созданных во время брака)[3];
2) совместной собственностью доходы автора признаются, если они получены автором или причитались ему во время брака, независимо от времени создания произведения;
3) совместной собственностью является вознаграждение, фактически полученное автором во время брака[4].
Анализируя данные мнения ученых-цивилистов, можно сделать следующий вывод: недопустимо решать вопрос о вхождении в состав общего имущества доходов от результатов интеллектуальной деятельности в зависимости от времени создания произведения, изобретения и других подобных объектов — до или во время брака. Ведь при таком подходе, если автор, состоящий в браке, за переданное право на распространение созданного им до брака произведения систематически получает выплаты в виде определенного процента от выручки организации-пользователя, эти деньги будут принадлежать только самому автору, даже являясь основным источником средств существования обоих супругов. И наоборот, при таком решении вопроса любые выплаты в пользу автора за право на использование произведения, созданного в период брака, после расторжения брака будут подлежать разделу между автором и его бывшим супругом, даже если эти выплаты имеют постоянный характер и производятся систематически на протяжении многих лет после развода. Тем самым автор необоснованно был бы поставлен в худшее положение по сравнению с рабочим и служащим. Ни в теории, ни в правоприменительной практике не решается вопрос о признании имуществом (общим или раздельным) самой работы, выполняемой по трудовому договору. Речь в научной дискуссии и в судебных спорах всегда идет о доходах от оответствующей деятельности или же о праве на вознаграждение за труд[5]. Не ставится вопрос и о принадлежности заработной платы супруга, выплаченной ему за месяц, предшествующий заключению брака. Точно так же нет оснований для того, чтобы устанавливать различный правовой режим для доходов от результатов интеллектуальной деятельности в зависимости от времени создания этих результатов.
Поскольку основанием возникновения общности супружеского имущества, нажитого в период брака, являются факты состояния в зарегистрированном браке и наличия семейных отношений, то на доходы, нажитые в период брака, от интеллектуальной (как и от трудовой) деятельности должен распространяться режим общности, даже если сама деятельность была осуществлена до заключения брака. К общему имуществу супругов следует относить доходы с момента их фактического получения тем супругом, который правомочен на это соответствующими правоотношениями (в данном случае — автором). Причем представляется, что под получением дохода следует понимать не только выплату или выдачу, но также перевод денежных средств на банковский счет получателя и любые другие способы предоставления денежных и иных доходов в распоряжение лица, которому они причитаются.
В то же время трудно согласиться с мнением Н.В. Рабинович об «обязательственных требованиях» («кредиторских требованиях») применительно к составу имущества супругов. Имущественные права (требования) могут, как и любое другое имущество, входить в состав общего имущества супругов. Вместе с тем, чтобы не пришлось признавать за одним супругом право требовать от третьего лица того, что причитается другому супругу, т. е. во избежание подрыва основ обязательственного права, необходимо оговорить особенности правовой природы имущественных прав как части состава общего супружеского имущества. Такие права (требования) не являются солидарными требованиями, а супруги — солидарными кредиторами в смысле гражданского законодательства. Но если срок исполнения должником обязательства перед супругом-кредитором наступил или определен моментом востребования, то другой супруг может требовать учета стоимости следуемых по нему выплат (авторского вознаграждения и т. п.) при разделе всей массы общего имущества супругов[6]. При этом требование о таком учете при разделе может быть предъявлено только к супругу-кредитору, но не к обязанному третьему лицу (должнику).
Чтобы уже после расторжения брака включать в состав общего имущества супругов и делить между бывшими супругами не только полученные, но и причитавшиеся в период брака к получению доходы, потребуется внесение кардинальных изменений в СК РФ, а именно детальное регламентирование правовой судьбы отдельно прав на получение тех или иных доходов и самих доходов, как это сделано, например, в Гражданском кодексе Квебека.
В соответствии с данным законодательным актом права на интеллектуальную и промышленную собственность являются личным имуществом, но все возникающие из них плоды и доходы, причитающиеся или полученные во время действия режима, — приобретенным, т. е. общим, имуществом (ст. 458)[7]. Таким образом, Гражданский кодекс Квебека четко разделяет право на получение доходов и сами доходы, в результате чего становится возможным столь желательное для некоторых ученых отнесение к общему имуществу супругов не только полученных, но и причитающихся к получению доходов.
Как утверждает А.М. Нечаева, «принято считать, что произведение искусства не становится общим имуществом. Но деньги, вырученные от его продажи, относятся к материальному источнику, питающему семью, т. е. к совместной собственности»[8].
С данным подходом невозможно однозначно согласиться. Ведь под «нажитым» супругами имуществом следует понимать не только приобретенное по сделкам, но и изготовленное или созданное супругами — возведенный дом, построенные хозяйственные помещения и др. В силу п. 1 ст. 218 ГК РФ каждому из супругов принадлежит право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную им для себя с соблюдением закона и иных правовых актов. В целом такой подход представляется вполне оправданным. Но в то же время отдельного рассмотрения заслуживают ситуации, когда произведение представляет собой вещь, и вещь эта изготовлена в период брака из материалов, приобретенных на общие супружеские средства. В таких случаях надлежит руководствоваться п. 1 ст. 220 ГК РФ. Тогда субъект права собственности (оба супруга или только один из них) определяется в зависимости от того, что больше — стоимость материалов или работы, учитывая ее творческий характер. Расчеты между супругами производятся по правилам п. 2 ст. 220 ГК РФ. В случае признания вещи, представляющей собой произведение или другой результат интеллектуальной деятельности, совместной собственностью, раздел необходимо производить с учетом предусмотренного п. 2 ст. 39 СК РФ права суда отступить от начала равенства долей в общем имуществе, исходя из заслуживающего внимания интереса супруга.
Действующее гражданское и брачно-семейное законодательство России заложило основы правового регулирования супружеских имущественных отношений, также связанных и с интеллектуальной собственностью. Права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним объекты гражданских прав со временем займут значительное место среди других объектов правоотношений собственности супругов, что неизбежно повлечет за собой дальнейшую разработку соответствующих вопросов в законодательстве и правоприменительной практике.
Режим раздельности, как следует уже из его названия, разделяет имущество одного супруга от имущества другого, не дает супругам прав на приобретения друг у друга и не ограничивает их в распоряжении своим имуществом. Как правило, данный режим определяется брачным договором, при заключении которого оговариваются все существенные условия имущества каждого из супругов.
Рассмотреть режим отложенной общности (поскольку он, на наш взгляд, является наиболее выгодным и правоприменимым) применительно к России на данном этапе развития можно подробнее на примере Германии, поскольку и Германское гражданское уложение 1896 года (далее — ГГУ), и ГК РФ основаны на пандектной системе, кроме того, исторически сложилось сходство законодательств обоих государств.
В соответствии с § 1363 ГГУ, если супруги не установили иное брачным договором, они живут в режиме общности прироста имущества[9]. При данном режиме имущество мужа и жены не образует общего имущества супругов. То же правило действует в отношении имущества, которое каждый супруг приобретает после заключения брака.
Поэтому выравниванию, т. е. разделу между супругами в равных долях, подлежит прирост имущества, достигнутый супругами в браке(§ 1363 ГГУ)[10]. Иными словами, имущество супругов остается раздельным. Каждый из супругов является единственным обладателем как внесенного им в семью, так и приобретаемого им в браке имущества. Покупая что-либо в период действия режима, супруг тем самым приумножает свое личное имущество[11].
Как исключение предполагается, что предметы домашнего обихода, купленные в период брака за счет сбережений обоих супругов, являются их общей собственностью. Этот порядок вполне «уживается» с общими положениями о праве собственности — как юридическая фикция, дающая возможность произвести раздел домашней обстановки. Предметы домашнего обихода подчиняются специальному правовому регулированию, в том числе их распределение между мужем и женой ведется по особым правилам.
Более того, в соответствии с § 1370 ГГУ предметы домашнего обихода, приобретенные вместо тех, которых уже нет в наличии или которые утратили ценность, становятся собственностью того супруга, кому принадлежали замененные предметы (суррогация).
Решающим является то, что приобретенный предмет выполняет функцию утраченного. Тем самым достигается сохранение имущественного положения собственника предметов домашнего обихода, ведь он отдал свою вещь для общей цели. Но такое регулирование касается только приобретений, совершаемых самими супругами. Приобретения при посредстве третьих лиц, например родителей, становятся собственностью того супруга, которому третье лицо пожелало передать вещь.
Имущество, которое супруг получает по наследству, в дар, с учетом будущего права наследования или в качестве приданого, засчитывается, за вычетом обязательств, в состав начального имущества, если по каким-то обстоятельствам его не следует относить к доходам[12]. Указанная норма еще раз подтверждает сходство российского и германского права: согласно нашему законодательству, полученное в дар в порядке наследования и по иным безвозмездным сделкам признается собственностью каждого из супругов (ст. 36 СК РФ) и не подлежит разделу между ними; в германском праве стоимость подобного имущества не подпадает под требование о выравнивании, поскольку такое имущество относится к начальному.
Подлежат выравниванию в составе прироста имущества поступления от трудовой деятельности и капиталовложений, в том числе в тех случаях, когда приносящей доходы деятельностью занимается только один из супругов или вносит больше, чем другой; вообще выравниваются хозяйственные последствия разделения функций в браке: приобретенное одним супругом считается приобретенным совместно.
Конечное имущество — это имущество, которое принадлежит супругу на момент прекращения законного режима, за вычетом обязательств. Обязательства вычитаются полностью и в том случае, если их размер превышает стоимость имущества, но только при условии, что супруг произвел безвозмездные предоставления третьему лицу с намерением причинить этим ущерб другому супругу. Ведь в этом случае другой супруг, чьи имущественные интересы, вытекающие из правил о выравнивании прироста, нарушены таким безвозмездным предоставлением, вправе предъявить требование к третьему лицу о возврате приобретенного в соответствии с предписаниями о неосновательном обогащении. Данное положение распространяется и на любые другие юридические действия, если третьему лицу было известно о намерении причинить ущерб супругу. Сумма уменьшения имущества не причисляется к конечному имуществу, если уменьшение произошло за десять или более лет до прекращения режима либо если другой супруг был согласен с предоставлениями или растратами. Таким образом, ГГУ защищает интересы добросовестного супруга не путем предоставления суду права отступить от начала равенства долей супругов, если один из них расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи, как делает это СК РФ (ст. 39), а путем четкого и подробного определения в законе имущества, которое учитывается при исчислении прироста имущества, в том числе в случае злоупотреблений со стороны одного из супругов.
Выравнивание прироста имущества супругов производится по окончании действия режима, а именно в случае смерти одного из супругов, развода, заключения брачного договора, отменяющего законный режим имущества супругов.
Выравнивание прироста подразумевает, что если прирост имущества одного супруга превышает прирост имущества другого супруга, то половина такого превышения причитается другому супругу в качестве компенсации[13]. Право требования компенсации признается кредиторским требованием, а обязанность ее уплаты — долговым обязательством. При этом следует учитывать изложенные ранее нормы ГГУ о возврате третьими лицами того, что они получили от супруга безвозмездно.
До окончания режима ни один из супругов не вправе принимать на себя обязательства по распоряжению данным правом. Таким образом, данное право не рассматривается как право, неразрывно связанное с личностью кредитора; оно является отчуждаемым и вследствие этого может быть заложено.
Для требований о компенсации ГГУ (§ 1378) устанавливает трехлетний срок исковой давности. СК РФ предоставляет такой же период для предъявления требований разведенных супругов о разделе их общего имущества.
Поскольку при режиме общности прироста имущество супругов, в том числе нажитое во время брака, не становится общей собственностью, то каждый супруг управляет своим имуществом самостоятельно. Законом, однако, установлен ряд ограничений свободы управления и распоряжения супругом своим имуществом, что отличает данный правовой режим от режима раздельности.
Вследствие этого на практике для совершения одним из супругов сделки предусмотрительно затребуют согласие другого супруга. Нотариусы обязаны лишь при удостоверении сделок по отчуждению имущества разъяснять сторонам соответствующие нормы закона и последствия их несоблюдения. Данными действиями, во-первых, предотвращаются или по крайней мере сводятся к минимуму необоснованные посягательства одного супруга на имущество, приобретенное или созданное другим, и в то же время супруги участвуют в имущественных достижениях друг друга, не остается обделенным и тот, кто занят ведением домашнего хозяйства и не имеет собственного источника дохода. Во-вторых, супруги избавляются от многих обременительных ограничений по распоряжению имуществом, но при этом законодатель в должной мере позаботился о сохранении материальных основ семейной жизни.
Данная система представляется перспективным источником идей для российского права: со временем, по мере экономической стабилизации и повышения правовой культуры населения в нашей стране режим общности прироста имущества супругов может быть воспринят отечественным брачно-семейным законодательством и применен в дальнейшем судами на практике, что будет являться основой прав имущественного положения супругов.
 
Библиография
1 См.: Гражданское право: Учеб. Т. 3 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М., 2001. С. 356.
2 См.: Манаев К.И. Семейно-имущественные правоотношения: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — Баку, 1973. С. 18.
3 На данный вариант указывает, считая его неверным, М.О. Рейхель. См.: Рейхель М.О. Общеимущественные отношения супругов в советском праве // Сов. гос-во и право. 1940. № 8—9. С. 117—118.
4 См.: Рабинович Н.В. Личные и имущественные отношения в советской семье. — Л., 1952. С. 45—46; Нечаева А.М. Семейное право. — М., 2002. С. 126.
5 См.: Рабинович Н.В. Указ. соч. С. 43—46 и др.
6 Следует обратить внимание на осторожную формулировку п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 05.11.1998 № 15: «В состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц. При разделе имущества учитываются также... право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи».
7 См.: Гражданский кодекс Квебека. — М., 1999. С. 99.
8 Нечаева А.М. Указ. соч. С. 126.
9 Более точным переводом термина «Zugewinngemeinschaft» (нем.), как представляется, является вариант «общность прироста имущества», а не «отложенная общность».
10 См.: Buergerliches Gesetzbuch. S. 346.
11 См.: Familienrecht: Ein Studienbuch. S. 126; Jung H. Ehevertraege: Fragen des Familienrechts. — Frankfurt am Main, 1995. S. 66, 77, 79.
12 См.: Buergerliches Gesetzbuch. S. 349.
13 См.: Familienrecht: Ein Studienbuch. S. 126; Jung H. Op. cit. S. 85.