О.И. ДЕРЮШЕВА,
аспирант Воронежского экономико-правового института
 
Семья представляет собой союз двух людей, имеющих соответствующие права и обязанности по отношению друг к другу и общему имуществу[1]. Как известно, семья выполняет экономическую функцию в виде обеспечения материальных потребностей ее членов. Этому предназначению служит семейное имущество, складывающееся за счет денежных средств, приобретенного и иного имущества трудоспособных членов, супругов.
 
Общее хозяйство составляет основу семьи. Семейное хозяйство, по сути, и представляет собой совокупность имущественных отношений между супругами; оно содержит в качестве своей основы общее имущество супругов, однако не сводится к нему. В рамках семейного хозяйства могут существовать и такие имущественные права и обязанности супругов, которые хотя и служат благу семьи, но принадлежат супругам индивидуально. Например, супруги могут проживать в квартире, принадлежащей на праве собственности одному из них. Сама квартира, как и право собственности на нее, в данном случае в состав общего имущества не входит. Однако право пользования такой квартирой (вместе с обязанностями по оплате необходимых расходов) вполне может входить в состав общего имущества[2].
Понятие законного режима имущества супругов дается в п. 1 ст. 33 СК РФ. Законный режим имущества супругов является режимом их совместной собственности и действует, если брачным договором не предусмотрено иное. Совместная собственность супругов является бездолевой, доли определяются только при ее разделе. Каждый из супругов имеет равное право на владение, пользование и распоряжение совместной собственностью в порядке, определяемом ст. 35 СК РФ. Любой из супругов в случае спора не обязан доказывать факт общности имущества, если оно нажито во время брака, так как в силу закона существует презумпция, что указанное имущество является совместной собственностью супругов.
Создание семьи, ведение общего хозяйства, воспитание детей занимают довольно много времени, не принося при этом в семью материального достатка, но создавая условия для успешной трудовой, коммерческой, творческой и иной деятельности супругов. И если семейными делами занимается один из супругов, а другой зарабатывает деньги для общих нужд, доля последнего в общем имуществе, если бы она выделялась, во много раз превысила бы долю первого, но тогда был бы нарушен принцип равенства супругов в экономической сфере. Поэтому устанавливается правило, согласно которому право на общее имущество принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства (уход за детьми) или по другим уважительным причинам (болезнь, учеба и т. п.) не имел самостоятельного дохода (п. 3 ст. 34 СК РФ). Однако А.В. Слепакова не считает удачной редакцию указанной нормы, так как в ней прямо не определяется, что супруг, осуществляющий ведение домашнего хозяйства, уход за детьми, обладает равными с имеющим самостоятельный доход супругом правами на общее имущество. Хотя в пунктах 1 и 2 ст. 39 СК РФ определяется, что при разделе общего имущества суд руководствуется равенством долей супругов и вполне может отступить от начала равенства долей в пользу получавшего доходы супруга, если другой не получал доходов по неуважительным причинам. Также п. 2 ст. 34 СК РФ относит к общему любое имущество, независимо от того, кем из супругов внесены денежные средства. Тем не менее А.В. Слепакова подчеркивает, что целесообразно, и с ней следует согласиться, во избежание возможных разночтений изменить формулировку рассматриваемой нормы СК РФ (п. 3 ст. 34), взяв за основу ч. 2 ст. 20 КоБС, где четко закрепляется равенство прав, а не просто принадлежность права[3].
К общему имуществу супругов согласно п. 2 ст. 34 СК РФ относятся: а) доходы супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности; б) полученные ими пенсии, пособия и иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья  либо иного повреждения здоровья, и другие являются личной собственностью супруга); в) приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи (жилые и нежилые строения и помещения, земельные участки, автотранспортные средства, мебель, бытовая техника и т. п.); г) приобретенные за счет общих доходов супругов ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения и иные коммерческие организации; д) любое другое нажитое супругами в период брака имущество, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Перечень доходов и имущества супругов, которые поступают в их совместную собственность, является открытым; например, квартира, зарегистрированная на имя одного из супругов в период брака, будет признана находящейся в общей совместной собственности, точно так же, как и приобретенная супругами мебель, которой они пользовались, проживая в этой квартире[4].
На практике возникает вопрос: нужно ли включать в состав совместной собственности акции, приобретенные одним супругом, в том числе при приватизации предприятия по льготной подписке. Если эти ценные бумаги были получены супругом в результате его трудового участия на приватизированном предприятии в период брака, то они являются совместным имуществом супругов. Если же они были приобретены хотя и во время брака, но на личные средства супруга или причитаются ему за трудовое участие в работе предприятия до вступления в брак, они не должны включаться в общее имущество супругов, так как не были нажиты ими в период брака[5].
В перечень совместного имущества не входят вещи индивидуального пользования (обувь, одежда и др.). Исключение составляют драгоценности и предметы роскоши, приобретенные в период брака за счет общих средств супругов (признаются собственностью того, кто ими пользовался, — п. 2 ст. 36 СК РФ). Понятие «драгоценности» определить достаточно просто. Под ними обычно понимают то, что древние римляне называли «нетленными» вещами, а именно изделия из золота, серебра и других драгоценных металлов, а также драгоценных камней. Что касается других предметов роскоши, то с ними сложнее. В каждой семье существует своя система ценностей. И понятие о роскоши свое. Однако в любом случае к предметам роскоши следует отнести то, что не нужно в быту (например, произведения искусства и другие культурные ценности), а также такие предметы, которые с точки зрения современного уровня потребления нетипичны для большинства российских семей.
Раздельным также в соответствии с п. 1 ст. 36 СК РФ является  имущество, полученное во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам.
Если имущество приобретено в период брака на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак или полученные в период брака из источников, которые не приводят к образованию общей совместной собственности (в дар, по наследству и т. д.), такое имущество должно считаться индивидуальной собственностью того из супругов, который его приобрел[6]. Например, если супруг продал автомобиль, полученный им в дар, и направил денежные средства строго по целевому назначению на покупку дачи, не передавая их в общее семейное имущество,  дача будет считаться собственностью только этого супруга. Точно так же за супругом останется право на вклад, который он внес на свое имя за счет личных средств[7].
Термин «имущество», применяемый в ст. 33 СК РФ, многозначен, так как охватывает не только вещи, но и имущественные права, а также обязанности супругов, возникающие в результате распоряжения общей собственностью. В состав общего имущества супругов при распределении на него законного режима входят объекты, принадлежащие им на праве общей совместной собственности, а также некоторые общие обязательства, включающие как права требования, так и долги (активы и пассивы). В период брака право общей совместной собственности супругов перетекает в права требования, и наоборот, например, наличные деньги вносятся на вклад и превращаются в права требования вкладчика к банку, а затем за счет этих денег приобретаются вещи, на которые устанавливается право общей совместной собственности. Важное условие, чтобы права требования и долги признавались общими.
В научной литературе высказываются различные точки зрения на возможность включения в состав общего имущества супругов обязательств имущественного характера (долгов). Н.А. Осетрова, Е.А. Чефранова полагают, что в составе общего имущества супругов могут быть как права требования (право на получение дивидендов, страхового возмещения и др.), так и обязанности по исполнению, долги (обязанность вернуть деньги по договору займа, если договор заключался в интересах семьи; оплатить по договору подряда работу, необходимую на ремонт квартиры, и т. д.)[8]. И.М. Кузнецова и другие отрицательно относятся к такому подходу, считая, что долги не могут входить в совместную собственность супругов, так как закон включает в нее только имущественные права[9]. Первая позиция, на наш взгляд, является более приемлемой, так как согласуется с установленным п. 3 ст. 39 СК РФ правом, в котором определено, что суд при разделе общего имущества супругов распределяет между ними и общие долги пропорционально присужденным им долям, что предполагает вхождение обязательств в состав общего имущества.
Дискуссионным также является вопрос, касающийся основания возникновения общности имущества, нажитого супругами во время брака. М.О. Рейхель и А.И. Немков полагают, что таким основанием является совместный труд супругов[10]. Другие авторы единственным правовым основанием возникновения общности имущества супругов считают факт пребывания в браке. К.И. Манаев отмечает, что «было бы ошибочным полагать, что сам по себе один только факт заключения брака является самостоятельным основанием для возникновения… прав супруга на нажитое имущество. Причем имущество приобретено или создано совместным трудом супругов. Права супругов на имущество обязательно предполагают участие трудом или средствами обоих супругов в его приобретении (создании). Следовательно, право
на общесупружеское имущество порождается именно совместным трудом»[11]. По мнению О.С. Иоффе и В.П. Никитиной, сторонники первого подхода смешивают источник поступления материальных благ в семью и юридическое основание, в силу которого эти блага становятся общей собственностью супругов. Основным источником дохода является труд, а право на имущество, полученное в результате вознаграждения за труд, возникает в силу состояния супругов в браке[12].
На наш взгляд, позицию О.С. Иоффе, В.П. Никитиной и других авторов, поддерживающих данную точку зрения, следует считать оптимальной, так как она подтверждается действующим законодательством. Так, согласно п. 2 ст. 34 СК РФ общим имуществом супругов является любое нажитое в период брака имущество, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого и кем внесены денежные средства. Как отмечает А.В. Слепакова, с решением вопроса об основании возникновения супружеской общности тесно связан объем прав на общее имущество того из супругов, который не работает вне дома, а также определение момента, с которого имущество считается общим, и, следовательно, определение состава общего имущества супругов[13].
Определение момента возникновения совместной собственности супругов также является дискуссионным вопросом. В литературе по семейному праву было предложено три варианта решения данного вопроса:
1. Доходы становятся совместной собственностью супругов с момента передачи неизрасходованной части доходов в бюджет семьи[14].
2. Доходы являются совместной собственностью супругов с момента их фактического получения[15].
3. Доходы становятся общей совместной собственностью супругов с момента возникновения у супруга права на их получение, даже если они не получены в связи с задержкой выплаты или по иным причинам[16].
Первая точка зрения предполагает, что в пределах полученного ежемесячного заработка каждый супруг вправе распорядиться им в соответствии со своими желаниями, будь то оказание помощи своим родителям либо приобретение подарков членам своей семьи. Неизрасходованная сумма заработка предназначена для сбережения и должна считаться общей собственностью обоих супругов наравне с теми вещами, которые были приобретены каждым из них на заработанные и сбереженные деньги. В.А. Рясенцев с данной позицией согласен, отмечая при этом, что «признание начисленной или выданной зарплаты уже общим имуществом шло бы вразрез с принципом трудового права: заработок принадлежит тому лицу, труд которого оплачивается… Если бы подлежащие выплате одному супругу зарплата или иной вид заработка были общим имуществом, то они должны были бы выплачиваться и другому супругу целиком или, по крайней мере, в половине без всякой доверенности, лишь на основании паспорта или брачного свидетельства. Однако зарплата или иное вознаграждение за труд могут быть выданы другому супругу только по доверенности супруга-работника. Следовательно, только он рассматривается как субъект соответствующего имущественного права… Когда супруг добровольно переводит полученную зарплату в виде алиментов родителям или детям от другого брака, то эти действия не являются неправомерными, хотя бы другой супруг и был против такого расходования зарплаты… Если муж (жена) не вносит своего заработка на ведение общего хозяйства или на содержание другого супруга, нетрудоспособного и нуждающегося, то нельзя предъявить иска о разделе зарплаты трудоспособного супруга на две части, что, несомненно, было бы возможно, если бы она представляла собой общую собственность. Нуждающийся нетрудоспособный супруг вправе просить лишь о взыскании алиментов, но это требование из института общего имущества не вытекает»[17]. Такую же позицию занимает А.М. Нечаева.
Вторая точка зрения предполагает, что заработную плату и иные доходы следует считать общими с момента, когда они получены тем супругом, которому причитаются. Большинство авторов придерживаются именно такого мнения. Н.В. Рабинович, опровергая первую точку зрения, отмечает, что если бы до внесения имущества в семью право собственности на него приобретал только один супруг и включение имущества в состав общей собственности зависело от волеизъявления супруга-собственника, то он, укрыв полученное им имущество, мог бы тем самым нарушить порядок имущественных отношений между супругами, установленный законом как обязательный. Против третьей точки зрения Н.В. Рабинович высказал следующее: обязательственные требования собственностью не являются, не входят в состав имущества, которое приобретено или нажито, иначе привели бы к тому, что не только сам работник, но и его супруг имел бы право требовать выплаты зарплаты, что не только кредитор, но и его супруг мог бы взыскивать задолженность с третьих лиц. Обязательство выплаты зарплаты или погашения долга осуществляется только по отношению к управомоченному лицу, но не по отношению к его супругу, который не вправе требовать или принимать исполнение без особой доверенности[18].
Мнение Н.В. Рабиновича о моменте отнесения имущества к общему разделяют В.П. Никитина, К.А. Граве, М.В. Антокольская, а также Е.А. Чефранова, которая предлагает во избежание дискуссий применять единый критерий отнесения к общему имуществу супругов любых видов дохода, будь то заработная плата, авторский гонорар или пенсия, мотивируя это тем, что закон относит к общему имуществу супругов полученные ими пенсии и пособия, следовательно, это указание следует распространять и на доходы от трудовой, предпринимательской, интеллектуальной деятельности[19].
Третья точка зрения предполагает, что доходы включаются в состав общего имущества с момента, когда у супруга возникло право требовать их выплаты, т. е. с момента начисления. М.Г. Масевич, поддерживая данную точку зрения, отмечает следующее: даже если средства, причитающиеся одному супругу, еще не получены в силу задержки или по другим причинам, другой супруг в силу законного режима общности имущества приобретает право на данное вознаграждение. Иное решение этого вопроса предоставляет широкие возможности для злоупотребления правом, позволяя супругу задержать до расторжения брака получение доходов, чтобы исключить их из возможных объектов раздела[20]. Этот подход М.Г. Масевич применяет в отношении любых доходов.
Анализируя вышеизложенное, наиболее убедительной нам представляется точка зрения, согласно которой доходы каждого из супругов включаются в состав общесупружеского имущества с момента их фактического получения. Осуществить право на получение доходов может только супруг, которому эти доходы причитаются, или лично, или через представителя. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по их обоюдному согласию, при этом действует презумпция согласия другого супруга на распоряжение их общим имуществом (пункты 1, 2 ст. 35 СК РФ). Исходя из позиции авторов первой точки зрения, следовало бы признавать личным имуществом вещи, приобретенные одним из супругов на полученные им доходы, в противовес тому что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью (п. 1 ст. 34 СК РФ).
Считать общим имуществом супругов не только фактически полученные, но и причитающиеся к получению начисленные доходы вызвано опасениями, что супруг может сознательно задержать получение доходов до расторжения брака. В современных условиях это актуально, поскольку задержки выплаты заработной платы достигают порой полугода, что позволяет недобросовестным лицам войти в сговор и искусственно создать ситуацию задержки выплаты. Нельзя не согласиться с В.А. Рясенцевым и в том, что невозможно обратиться в суд с иском о разделе будущей заработной платы между супругами, если работающий супруг уклоняется от участия в расходах на нужды семьи.
Закон определяет совместную собственность супругов как имущество, нажитое ими в период брака, имея в виду брак, заключенный в установленном законом порядке в органах загса. Фактическая семейная жизнь без соответствующей регистрации брака не создает совместной собственности на имущество. В подобных случаях может возникнуть общая долевая собственность лиц, которые трудом или средствами приобрели какое-то имущество. Их имущественные отношения будут регулироваться не семейным, а гражданским законодательством.
Правовая природа отношений собственности супругов достаточно сложна; регулируется не только семейным, но и гражданским законодательством.
 
Библиография
1 См.: Аверьянова Ю.С. Семья: права и обязанности супругов. Брачный договор. — СПб., 2005. С. 34.
2 См.: Гражданское право: Учеб. Т. 3 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М., 2001. С. 353.
3 См.: Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов. — М., 2005. С. 104—105.
4 См.: Гражданское право. С. 356.
5 См.: Данилов Е.Г. Семейные споры: Комментарии. Адвокатская и судебная практика. Образцы документов. — М., 2001. С. 113.
6 См. абзац четвертый п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 05.11.1998 № 15 // Сб. постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. — М., 1999. С. 371—378.
7 См.: Гражданское право. С. 357.
8 См., например: Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье. — М.,1997. С. 56.
9 См.: Комментарий к СК РФ / Отв. ред. И.М. Кузнецова. — М., 1996. С. 72.
10 См.: Рейхель М.О. Общеимущественные отношения супругов в советском праве // Сов. гос-во и право. 1940. № 8—9. С. 65; Немков А.И. Имущественные правоотношения в семье. — Пермь, 1966. С. 50.
11 Манаев К.И. Семейно-имущественные правоотношения: Автореф. дис.… д-ра юрид. наук. — Баку. 1973. С. 15.
12 См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. — Л., 1965. С. 232; Никитина В.П. Имущество супругов. — Саратов, 1975. С. 15—16.
13 См.: Слепакова А.В. Указ. соч. С. 103—104.
14 См.: Советское семейное право / Под ред. В.А. Рясенцева. — М., 1982. С. 103—104; Немков А.И. Указ. соч. С. 53.
15 См.: Никитина В.П. Указ. соч. С. 22; Чефранова Е.А. Указ. соч. С. 14; Пчелинцева Л.М. Семейное право России: Учеб. — М., 1999. С. 85—86; Антокольская М.В. Семейное право. — М., 1996. С. 154.
16 См.: Комментарий к СК РФ / Отв. ред. И.М. Кузнецова. С. 98; Ромовская З.В. Защита в советском семейном праве. — Львов, 1985. С. 169.
17 Рясенцев В.А. Семейное право. — М., 1967. С. 88—89.
18 См.: Рабинович Н.В. Личные и имущественные отношения в советской семье. — Л., 1952. С. 44—45.
19 См.: Чефранова Е.А. Указ. соч. С. 14.
20 См.: Масевич М.Г. Комментарий к СК РФ / Под ред. И.М. Кузнецовой. — М., 2000. С. 127—128.