А.В. МАЙФАТ,

кандидат юридических наук, доцент, докторант УрГЮА

 

Понятие инвестора, его правовой статус. Инвестор — это участник инвестирования. Под инвестированием мы понимаем процесс передачи, вложения различного рода субъектами (инвесторами) материальных благ в деятельность организатора инвестирования с целью получения ими в будущем материальной выгоды, дохода, который целиком зависит от усилий организатора инвестирования[1]. Таким образом, для инвестора целью участия в инвестировании является получение материальной выгоды, прирост имущества, иными словами «доходность».

Инвестиции передаются в собственность (хозяйственное ведение, оперативное управление) организатора инвестирования. Они могут быть использованы для формирования имущества хозяйственного общества в виде уставного, складочного капитала, для получения оборотных средств, необходимых для деятельности организатора инвестирования. Не являются инвестированием приобретение недвижимости, валюты и иные способы сбережения, поскольку здесь интерес реализуется в рамках абсолютных отношений. Как верно подчеркивается в литературе, «инвестор становится инвестором лишь тогда, когда он размещает капитал в производство как средство получения им дохода»[2].

Поскольку доход может быть получен от осуществления предпринимательской или иной деятельности организатора инвестирования, то инвестор не имеет юридической и фактической возможности осуществлять использование переданного имущества для получения выгоды (прибыли, дохода). В литературе такое состояние называют «рыночной зависимостью», т. е. получением дохода или иной экономической выгоды с использованием другого лица[3]. Это является еще одним признаком инвестирования.

Как справедливо отмечает Г.В. Цепов, «контроль за целевым распоряжением средств — это право инвестора, но не составляющая его статуса»[4]. При этом вряд ли справедливо утверждение, что такое право всегда присутствует у инвестора. В большинстве случаев инвестор реально лишен возможности не только права участия в использовании инвестиций, но и права контроля за деятельностью организатора. Значит, наличие права контроля, а тем более обязанности целевого использования, не является признаком, характеризующим субъекта гражданского оборота как инвестора.

В литературе иногда происходит отождествление фигуры инвестора и предпринимателя. Так, по мнению В.А. Бублика, инвесторами являются только те, «кто реально участвует в производственном процессе использования инвестиций либо обеспечивает их целевое применение, в силу чего он вправе принимать участие в прибылях, полученных от использования инвестиций»[5]. Очевидно, такое понятие основано на нормах Закона РСФСР от 26.06.1991 № 1488-1 «Об инвестиционной деятельности» (в ред. от 10.01.2003; далее — Закон об инвестиционной деятельности), где инвестором признается лицо (субъект инвестиционной деятельности), осуществляющее вложение собственных, заемных или привлеченных средств в форме инвестиций и обеспечивающее их целевое использование. Проводя различие между инвестором и займодавцем (вкладчиком), В.А. Бублик подчеркивает: «Если займодавец, предоставляя денежное вложение, ожидает его возврата с процентами, то инвестор (предприниматель), вложив в производство не только деньги, но и иное имущество, участвует в управлении производством... несет всю ответственность за результаты деятельности и разделяет все риски, связанные с использованием инвестиций»[6]. Можно согласиться с тем, что предприниматель отвечает перед будущими поколениями за результаты своей деятельности. Однако последнее не имеет ничего общего с категорией гражданско-правовой ответственности, а несет скорее общегуманитарную нагрузку.

Очевидно, что инвестор вправе получать часть прибыли не в силу факта участия в ее создании, а в силу наличия соответствующего правоотношения между ним и лицом, получившим инвестиции. Именно наличие правовой связи и обеспечивает ему возможность требовать соответствующих выплат (получать иные материальные блага). Более того, субъект, имеющий правовую возможность участвовать в реализации инвестиций, а значит, и в получении (создании) дохода от их использования непосредственно или через управление юридическим лицом (обладатель контрольного пакета акций и т. д.), не является инвестором, поскольку в его деятельности отсутствует «внутренний» риск. Представляется, что это центральный элемент в понятии инвестирования. Лицо, вкладывающее средства, может рассчитывать на дополнительную правовую защиту только в том случае, если оно само не имеет возможности участвовать в процессе создания дохода.

Инвесторы имеют отличный от иных субъектов гражданского оборота риск — риск потери инвестиций, поскольку у них нет правовой возможности непосредственно участвовать в процессе использования вложенных средств и их ожидания зависят от честности и компетентности других лиц. Такие риски можно определить как «внутренние» — в отличие от рисков «внешних», к которым относятся риски, являющиеся следствием макроэкономических изменений (смена законодательства, политического режима) и оказывающие влияние не только на инвесторов, но и на иных субъектов гражданского оборота.

Следует указать, что не являются инвесторами и лица, которые хотя и не имеют возможности участвовать в процессе использования переданных средств, но передали имущество в собственность юридического лица с иной целью, нежели получение дохода. Это относится к участникам потребительских кооперативов и иных некоммерческих организаций.

Таким образом, инвестор — это субъект, передающий имущество (инвестиции) в собственность другого лица с целью получения в будущем материальной выгоды (дохода), которая может быть создана в результате предпринимательской или иной деятельности получившего имущество субъекта (или связанных с ним третьих лиц), и не имеющий правовой возможности участвовать в процессе использования инвестиций и получения дохода[7]. Следовательно, особый правовой режим инвестирования необходим именно инвесторам, а не просто субъектам, использующим свои средства в предпринимательской деятельности.

Таким образом, инвестор является субъектом с особым правовым статусом. С одной стороны, он не является предпринимателем, но его статус отличается и от обычного субъекта гражданского оборота, поскольку он опосредованно участвует в предпринимательской деятельности организатора инвестирования и должен принимать на себя часть рисков, связанных с такой деятельностью. С другой стороны, инвестор не является потребителем. Соответственно, представляется ошибочным решение законодателя распространить на инвесторов правовой режим, используемый для отношений на потребительском рынке, как это сделано в Федеральном законе от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».

Инвестиционная деятельность. Термин «инвестиционная деятельность» часто встречается как в нормативных актах, так и в литературе. Вместе с тем вопрос о сущности и содержании этого явления остается открытым и требует дальнейшего исследования. Требуется ответ и на вопрос о том, кто осуществляет инвестиционную деятельность — сам инвестор либо организаторы, привлекающие инвестиции.

Закон об инвестиционной деятельности определяет эту деятельность как вложение инвестиций, или инвестирование, и совокупность практических действий по реализации инвестиций (ст. 1). В данном случае инвестиционная деятельность понимается именно как совокупность инвестирования и действий по использованию инвестированных средств. В Федеральном законе от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (в ред. от 18.07.2005) лизинговая деятельность определяется как вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его в лизинг. Исходя из этого можно утверждать, что на сегодня отсутствует единая нормативная дефиниция понятия «инвестиционная деятельность».

В литературе, в том числе экономической, инвестиционная деятельность также определяется по-разному. Так, Е.В. Михайлов и Ю.В. Рожков рассматривают ее как цепочку взаимодействий: ресурсы (блага ценности) — вложения (затраты) — прирост капитальных стоимостей — получение дохода[8]. По существу, в данном случае происходит отождествление производства материальных благ и инвестиционной деятельности, и поэтому вряд ли такое определение может быть признано полным.

Ряд правоведов понимает инвестиционную деятельность как совокупность действий по вложению и реализации инвестиций. Таково, например, мнение В.А. Бублика, который отмечает, что под инвестиционной деятельностью «следует признавать деятельность... инвесторов, связанную с вложением и долгосрочным использованием... инвестиций»[9]. Другие авторы, говоря об инвестиционной деятельности, напротив, ограничиваются только процессом вложения (инвестирования). В частности, Н.И. Клейн понимает ее как «деятельность, направленную на размещение... денежных и иных имущественных средств с целью получения прибыли»[10]. Нетрудно заметить, что в литературе термины «инвестиционный процесс» и «инвестиционная деятельность» часто используются как синонимы. Таким образом, можно сказать, что ни в законодательстве, ни в литературе не проводится различий между вложениями инвестиций (инвестированием) и деятельностью по реализации полученных средств.

Как было отмечено ранее, полученное в виде инвестиций имущество поступает в собственность организатора, «растворяется» среди иного имущества эмитента и далее используется в его обычной деятельности. Правовой режим использования полученных инвестиций является составной частью правового режима той деятельности, которой занимается получивший инвестиции субъект: производственной, торговой, строительной и т. д. Значит, использование полученных инвестиций не относится к инвестированию и деятельность по их использованию не является инвестиционной. Поскольку организатор в процессе инвестирования не осуществляет самостоятельной деятельности с полученными инвестициями, нельзя говорить о том, что он осуществляет инвестиционную деятельность.

Инвестор, по общему правилу, не является предпринимателем. Участник компании, который не является учредителем и не участвует непосредственно в управлении компанией, не может быть признан предпринимателем. Деятельность — это совокупность отдельных действий, периодически совершаемых каким-либо субъектом (действие является единицей деятельности). Инвестиционная деятельность, как любой другой вид предпринимательской деятельности, должна обладать теми признаками, которые указаны в ст. 2 Гражданского кодекса РФ. Как правило, инвестор, совершая вложения в деятельность организатора (например, физическое лицо, приобретающее акции), не осуществляет деятельности, поскольку его действия не носят систематического характера. В той же мере это относится и к участникам долевого строительства и другим инвесторам. Значит, по общему правилу, инвесторы не осуществляют инвестиционной деятельности.

В то же время действия по инвестированию могут носить систематический характер и составлять предмет деятельности юридического лица. Думается, что инвестиционную деятельность можно определить как деятельность по систематическому вложению имущества в деятельность другого лица с целью извлечения прибыли. Осуществляют такую деятельность коммерческие банки, управляющие компании инвестиционных фондов и ряд иных субъектов — так называемые коллективные инвесторы.

Субъекты инвестиционной деятельности. Для обозначения субъектов, осуществляющих инвестиционную деятельность, в литературе используется термин «коллективные инвесторы» (или «институциональные инвесторы»)[11]. Их определяют как финансовые институты, привлекающие средства большого числа инвесторов для объединения их в единый денежный пул с последующим размещением на рынке ценных бумаг и (или) инвестированием в объекты недвижимости[12]. Такое понимание роли и места коллективных инвесторов находит и нормативное закрепление. Так, ст. 2 Федерального закона от 07.05.1998 № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» (в ред. от 09.05.2005) определяет, что деятельность фонда по негосударственному пенсионному обеспечению включает в себя аккумулирование пенсионных взносов, размещение и организацию размещения пенсионных резервов, учет пенсионных обязательств фонда, назначение и выплату негосударственных пенсий участникам фонда. В свою очередь акционерный инвестиционный фонд определяется в ст. 2 Федерального закона от 29.11.2001 № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» (в ред. от 29.06.2004) как акционерное общество, исключительным предметом деятельности которого является инвестирование имущества в ценные бумаги и иные объекты, определенные законом.

Таким образом, деятельность коллективных инвесторов характеризуется двумя признаками:

· привлечение инвестиций посредством заключения соответствующих инвестиционных договоров — пенсионного, доверительного управления, акционерного и др.;

· инвестирование имущества в деятельность иных субъектов оборота на основании договоров инвестиционного характера.

При этом коллективные инвесторы выполняют роль своеобразной «подушки» между индивидуальным инвестором и объектом инвестирования. Преимущества реализации инвестиционного интереса через коллективных инвесторов видятся в следующем:

1) объединение инвестиций, полученных от множества инвесторов, позволяет принять участие в инвестировании на более выгодных условиях — с экономической точки зрения и более защищенных — с юридической (возможность приобретения контрольного пакета акций, получения информации о деятельности общества и т. д.);

2) инвестиционную деятельность осуществляют субъекты, обладающие специальной правоспособностью, которые не вправе осуществлять иную деятельность, кроме той, что прямо определена лицензией;

3) оценка инвестиционной привлекательности, равно как и защита уже осуществленных инвестиций, производится на профессиональном уровне;

4) риск неисполнения обязательств по инвестиционным договорам коллективного инвестора принимает на себя сам коллективный инвестор.

По мнению А.Р. Гинатулина, к категории коллективных инвесторов относятся страховые компании, негосударственные пенсионные фонды, паевые и акционерные инвестиционные фонды. К ним же некоторые специалисты относят общие фонды банковского управления и профессиональных участников фондового рынка (брокеров), осуществляющих доверительное управление средствами частных инвесторов[13]. Думается, что приведенный перечень нуждается в определенной корректировке.

Во-первых, из него необходимо исключить паевые инвестиционные фонды, поскольку они не являются юридическими лицами. Соответственно, коллективным инвестором будет являться управляющая компания этого фонда.

Во-вторых, полагаем, что отнесение кредитных союзов и обществ взаимного страхования к субъектам, осуществляющим инвестиционную деятельность, необоснованно. Цель создания кредитных союзов и обществ взаимного страхования — сохранение имущества, прежде всего денежных средств, собранных кредитным кооперативом либо страховой компанией. В соответствии со ст. 968 ГК РФ страхование может быть осуществлено на взаимной основе путем объединения средств в обществах взаимного страхования, которые по своему статусу являются некоммерческими организациями. Очевидно, что инвестирование здесь не осуществляется, а значит, невозможна и инвестиционная деятельность. Аналогичную функцию выполняет и кредитный союз как объединение потребительских кредитных союзов.

В-третьих, необходимо расширить перечень коллективных инвесторов за счет профессиональных участников рынка ценных бумаг и банков (кредитных организаций). Таким образом, к категории коллективных инвесторов следует отнести:

· коммерческие банки;

· управляющие компании инвестиционных фондов;

· акционерные инвестиционные фонды;

· негосударственные пенсионные фонды.

В зависимости от предмета деятельности среди коллективных инвесторов можно выделить две группы:

· универсальных коллективных инвесторов, осуществляющих кроме инвестиционной, еще и иные виды деятельности;

· специализированных коллективных инвесторов, не осуществляющих иных, кроме инвестиционной, видов деятельности.

К первой группе можно отнести коммерческие банки, профессиональных участников рынка ценных бумаг (брокеров и управляющих), ко второй — акционерные инвестиционные фонды, управляющие компании инвестиционных фондов и негосударственные пенсионные фонды.

Универсальные коллективные инвесторы осуществляют свою деятельность на основании общей лицензии (например, банковской), и инвестиционная деятельность не является для них единственным источником прибыли. Для ведения инвестиционной деятельности в качестве специализированного коллективного инвестора необходимо наличие специальной лицензии (например, инвестиционного фонда), и инвестиционная деятельность при этом будет единственным источником прибыли.

Таким образом, по общему правилу, инвестор не осуществляет инвестиционной деятельности и его активность заканчивается на этапе исполнения обязательств перед организатором инвестирования, а именно с момента передачи инвестиций в собственность организатора. В то же время, если действия инвестора по вложению и передаче инвестиций носят системный характер, это может служить основанием для квалификации такой деятельности как инвестиционной, которую вправе осуществлять только институциональные инвесторы. Осуществление деятельности в качестве коллективного инвестора возможно только на основании соответствующей лицензии.

 

Библиография

1 Субъекты, осуществляющие вложения, в нормативных актах и специальной литературе именуются по-разному: инвесторы, вкладчики, дольщики и т. д. Так, в соответствии с Федеральным законом от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» иностранные инвесторы определяются как иностранные юридические и физические лица, а также организации, не являющиеся юридическими лицами, которые вправе осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации.

2 Селютина Н.Г. Инвестиции и рынок финансовых услуг: проблемы законодательного регулирования // Журнал российского права. 2003. № 2. С. 36.

3 См.: Дедов Д.И. Конфликт интересов. — М., 2004. С. 65.

4 Цепов Г.В. Инвестиции в строительство: проблемы гражданско-правового регулирования // Юрид. мир. 2001. № 7. С. 43.

5 Бублик В.А. Гражданско-правовое регулирование внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации: проблемы теории, законодательства и правоприменения. — Екатеринбург, 1999. С. 124.

6 Он же. Гражданско-правовое регулирование предпринимательства с долевым участием иностранных инвестиций на территории Российской Федерации. — Екатеринбург, 1999. С. 13.

7 См.: Майфат А.В. Ценные бумаги: сравнительный анализ понятий в правовых системах России и США // Государство и право. 1997. № 1.

8 См.: Михайлов Е.В., Рожков Ю.В. Финансово-кредитные методы регулирования инвестиционных рынков. — Л., 1991. С. 12.

9 Бублик В.А. Гражданско-правовое регулирование внешнеэкономической деятельности... С. 128.

10 Предпринимательское право: Курс лекций / Под ред. Н.И. Клейна. — М., 1993. С. 143.

11 См.: Инвестиции: Учеб. / Под ред. В.В. Ковалева, В.В. Иванова, В.А. Лялина. — М., 2003. С. 24.

12 См.: Гинатулин А.Р. Развитие института коллективного инвестора // Журнал российского права. 2002. № 1.

13 См. там же.