УДК 343.81 

Страницы в журнале: 138-143

 

В.Д. ИСМАИЛОВ,

соискатель ученой степени кандидата наук Чеченского государственного университета, судья Верховного суда Чеченской Республики e-mail: allmg@mail.ru

 

Рассматривается институт исправления осужденных к лишению свободы как функциональная система; исследуется исправление осужденных к лишению свободы как многоуровневая структура; формулируется понятие системы исправления осужденных к лишению свободы.

Ключевые слова: институт, осужденные к лишению свободы, система, процесс, теория, элемент, метод.

 

Institute for correcting sentenced to imprisonment as a functional system

 

Ismailov V.

 

Institute is considered correct sentenced to imprisonment as a functional system, we investigate correction of persons sentenced to imprisonment as a multilevel structure, formulated the concept of correction sentenced to imprisonment.

Keywords: institutions, sentenced to imprisonment, system, process, theory, element, method.

 

Формирование института исправления осужденных к лишению свободы как функциональной системы — сложный процесс, предполагающий проектирование положений, отражающих концепцию функциональной системы, сформулированную в пределах общей теории систем с учетом специфических особенностей явлений в области предмета исследования. Для успешного осуществления этого процесса следует, во-первых, установить метод проектирования, во-вторых, выделить элементы системы исправления осужденных и, в-третьих, провести систематизацию — обеспечить системность выделенных элементов.

Во многом успех проектирования зависит от его метода. На сегодняшний день разработано довольно большое количество таких методов[1], применение которых зависит от назначения проектируемого объекта. Так, исследователи системы исправления осужденных в ходе проектирования положений той или иной концепции общей теории систем, как правило, используют совокупность общенаучных методов, часто применяемых в правовых науках. В соответствии с ними исследователи процесса исправления осужденных раскладывают на части ту или иную дефиницию системы, сформулированную в пределах общей теории систем, анализируют эти части, сопоставляют их с частями предполагаемой системы собственного предмета исследования, проектируют их по аналогии, а затем синтезируют в единую структуру.

Система исправления осужденных к лишению свободы многоуровневая, анализ ее требует структурирования, следовательно, мы должны выделить такие элементы системы исправления осужденных к лишению свободы, которые непосредственно подчинены общему плану функционирования данной системы, направляемому получением полезного результата. Гипотетически это направления, обеспечивающие процесс исправления осужденных, выделенные в рамках Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 14.10.2010 № 1772-р; далее — Концепция развития до 2020 года) и регулируемые действующим законодательством.

Прежде всего к таким направлениям можно отнести формирование соответствующих условий для процесса исправления осужденных, так называемой карательно-исправительной среды. Необходимость выделения этого направления в качестве элемента системы исправления осужденных к лишению свободы определяется его значением в структуре исправления. Х.Т. Мадаев полагает: «В условиях, когда исправительная составляющая карательно-исправительной среды сводится до минимума, а карательная составляющая становится преобладающей, утрачивается сам эффект исправления. …Более того, если карательная функция режима является приоритетной в формировании карательно-исправительной среды, стержнем взаимодействия функций режима, то такая среда становится опасной, поскольку способствует деморализации личности осужденного, ее разрушению, регрессу…»[2] Подобный опыт исправления осужденных в период сталинских репрессий известен. Напротив, смягчение условий исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы может спровоцировать утрату сущности данного наказания[3]. Важно не нарушить разумный баланс между карательным содержанием наказания в виде лишения свободы и стремлением к исправлению осужденных к лишению свободы. Поэтому условия для процесса исправления осужденных должны быть созданы таким образом, чтобы, с одной стороны, они содержали адекватные элементы кары за содеянное, с другой стороны, создавали соответствующую среду для оптимального применения средств исправления[4].

Законодатель в этом отношении находится на правильном пути. Так, в соответствии со ст. 8 УИК РФ «уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации основывается на принципах… рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения, соединения наказания с исправительным воздействием».

Итак, первым элементом (компонентом) системы исправления осужденных к лишению свободы мы будем считать процесс формирования карательно-исправительной среды, регулируемый действующим уголовно-исполнительным законодательством. Кстати, сюда же входит и законодательство, регулирующее деятельность учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы в части создания условий для процесса исправления.

Второе направление института исправления осужденных — это воспитательная работа. Правда, авторы Концепции развития социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными в исправительных учреждениях на период до 2010 года, утвержденной 4 августа 2006 г. (далее — Концепция развития до 2010 года), рассматривали воспитательную работу в комплексе с социальной и психологической работой: «социальная, психологическая и воспитательная работа рассматривается в качестве взаимосвязанных и взаимодополняющих направлений деятельности ИУ, определяющих содержание процесса исправления осужденных». А авторы Концепции развития до 2020 года к социальной, психологической и воспитательной работе добавляют еще и образовательную работу с осужденными.

Тем не менее это разные направления института исправления осужденных, которые войдут в систему исправления осужденных как полноценные ее элементы (компоненты).

Выделение психолого-педагогических методов не случайно. Еще в советский период объектом воздействия политико-воспитательной работы главным образом являлась «наиболее сложная сфера человеческой деятельности — его психика»[5]. Исследования последних лет подтвердили, что психолого-педагогическое воздействие на различные категории осужденных является действенным инструментом воспитательной работы[6]. Правда, законодатель не конкретизирует психолого-педагогические методы, оставляя выбор за пенитенциарным педагогом и психологом. Но эта проблема легко разрешается при обращении к современным исследованиям в этой области. Например, Ю.В. Чуфаровский к таким методам относит методы убеждения, регулирования психических общений, передачи информации и метод внушения[7]; Х.Т. Мадаев — методы убеждения, регулирования психических общений, внушения и педагогического стимулирования[8].

Однако выделение законодателем психолого-педагогических методов вовсе не означает, что психологическая и воспитательная работа являются одним направлением института исправления осужденных к лишению свободы. Согласно Концепции развития до 2010 года «психологическая работа в УИС — это комплекс мероприятий по оказанию психологической помощи осужденным и психологическому обеспечению деятельности персонала УИС». И далее, «с целью предупреждения деструктивных явлений в местах лишения свободы, благоприятной адаптации к жизни после освобождения от отбывания наказания, предупреждения рецидивной преступности в процессе психологической работы изучаются и подвергаются коррекции личностные особенности и поведение осужденных, их криминально значимые данные, мотивация, ценностные ориентации». Психологическая работа взаимодействует с воспитательной работой. Но в силу своей специфики является отдельным направлением института исправления осужденных к лишению свободы.

То же самое можно сказать и о социальной работе. «Социальная работа с осужденными — это многофункциональная деятельность сотрудников всех служб ИУ, территориальных органов ФСИН России, других государственных учреждений и органов, представителей общественности, обеспечивающая: осуществление социальной защиты осужденных; соблюдение в отношении осужденных основных прав и свобод человека и гражданина; совершенствование системы профессиональной подготовки; сохранение и восстановление социально полезных связей осужденных, их взаимодействие с внешней средой; возвращение осужденных в общество после отбытия наказания социально полезными, законопослушными гражданами» (п. 2.1 Концепции развития до 2010 года). Кроме того, в соответствии с приказом Минюста России от 30.12.2005 № 262 «Об утверждении Положения о группе социальной защиты осужденных исправительного учреждения уголовно-исполнительной системы» основной целью группы социальной защиты является создание предпосылок для исправления и ресоциализации осужденных, а также для их успешной адаптации после освобождения из мест лишения свободы. Все это дает основание утверждать, что социальная работа с осужденными выступает отдельным направлением института исправления осужденных.

В силу подобных обстоятельств отдельным направлением института исправления осужденных к лишению свободы является и образовательная работа с осужденными. С одной стороны, повышение образовательного уровня находится в тесной взаимосвязи с воспитательной работой[9]. Так, законодатель в ч. 5 ст. 112 УИК РФ указал, что «педагогические коллективы образовательных учреждений уголовно-исполнительной системы оказывают помощь администрации исправительного учреждения в воспитательной работе с осужденными». С другой стороны, законодатель в ст. 9 УИК РФ обособил получение общего образования — выделил его как одно из основных средств исправления осужденных. А в ч. 4 ст. 112 УИК РФ подчеркнул, что «получение осужденными основного общего и среднего (полного) общего образования поощряется и учитывается при определении степени их исправления». Поэтому, находясь в тесной взаимосвязи с воспитательной работой, образовательная работа с осужденными является одним из направлений института исправления осужденных к лишению свободы.

Самостоятельными направлениями института исправления осужденных, а значит, и элементами системы исправления осужденных к лишению свободы являются и другие средства исправления, выделенные законодателем как основные в ст. 9 УИК РФ, — общественно полезный труд, профессиональная подготовка и общественное воздействие. Так, труд как средство исправления использовался еще во времена абсолютизма Петра I. А в советские времена труд вообще стал превалирующим средством исправления осужденных: труд рассматривался как процесс закрепления или формирования трудовых навыков и умений, психологической готовности к труду, нравственного к нему отношения, осознания потребности трудиться[10]. И в наши дни труд осужденных к лишению свободы признается исследователями мерилом ценности человека в обществе, «определяя его общественный статус»[11]; показателем поведения осужденного, критерием его правового статуса[12]. Законодатель, указывая в ч. 5 ст. 103 УИК РФ, что производственная деятельность осужденных не должна препятствовать их исправлению, подчеркнул тем самым подчинение общественно полезного труда задаче исправления[13].

Профессиональная подготовка осужденных к лишению свободы хотя и рассматривается законодателем в контексте регулирования их трудовых отношений, по своей функциональной особенности — «посредством повышения общеобразовательного и профессионального уровня воздействовать на поведение осужденных, чем усилить воспитательный эффект»[14], — является самостоятельным направлением института исправления осужденных к лишению свободы.

Несколько по-иному следует воспринимать общественное воздействие на осужденных. Оно, несомненно, являясь в силу ч. 2 ст. 9 УИК РФ основным средством исправления, занимает место в ряду направлений института исправления осужденных к лишению свободы. «Общественные организации следует… привлекать всюду там, где это возможно, к сотрудничеству с персоналом заведений в целях возвращения заключенных к жизни в обществе» (ст. 61 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г., одобрены Экономическим и социальным советом на 994-м пленарном заседании 31 июля 1957 г.)). Общественное воздействие в силу своего правового регулирования является сложным структурным образованием и может рассматриваться как самостоятельная система.

Таким образом, созданная законодательная база, позволяющая общественности принимать активное участие в процессе исправления осужденных, представляет собой структуру, которую можно рассматривать с точки зрения системного подхода, точнее, функциональной системы.

Кстати, как отдельную систему можно представить и воспитательную работу, но не только и не столько с позиции многообразия законодательства, регулирующего процесс ее осуществления, а с точки зрения сферы ее влияния. Уже на протяжении ряда лет исследователи воспитательной работы характеризуют ее как широкомасштабную деятельность, затрагивающую практически все сферы пенитенциарной жизни[15]. А авторы Концепции развития до 2010 года прямо заявляли: «Воспитательная работа — это система педагогически обоснованных мер по нравственному, правовому, трудовому, физическому и иному воспитанию осужденных, обеспечивающих их исправление и способствующих законопослушному поведению, успешной социальной адаптации после отбытия наказания».

В этом смысле, наверное, каждое выделенное направление института исправления осужденных к лишению свободы можно рассматривать как отдельную систему. Отсюда возникает вопрос: могут ли направления института исправления осужденных к лишению свободы, структура которых характеризуется с позиции системного подхода, стать элементами системы исправления осужденных к лишению свободы?

Ответ на этот вопрос вытекает из эволюции понятия элемента. С одной стороны, термин «элемент» происходит от лат. elementum — стихия, первоначальное вещество. Это «понятие объекта, входящего в состав определенной системы и рассматриваемого в ее пределах как неделимый»[16]. Иначе говоря, элемент — это не разложимая единица при данном способе расчленения, входящая в состав системы. Однако, с другой стороны, «развитие науки доказывает, что попытки сведения всех систем к элементарным образованиям носят временный характер. Всякий раз через некоторый период времени установленное и, казалось бы, незыблемое, элементарное оказывалось состоящим из более элементарного. <…> Наличие связей между элементами ведет к появлению в целостной системе новых свойств (эмерджентность), не присущих элементам в отдельности. В силу этого подмножества элементов системы могут рассматриваться как подсистемы» — компоненты[17]. Это зависит от целей исследования[18]. То есть «неделимое» в одной системе может стать делимым в другой.

Таким образом, при подробном рассмотрении элемента системы он может оказаться подсистемой одной большой системы[19]. По мнению П.К. Анохина, «все функциональные системы независимо от уровня своей организации и от количества составляющих их компонентов имеют принципиально одну и ту же функциональную архитектуру, в которой результат является доминирующим фактором, стабилизирующим организацию систем. <…> Именно полезный результат системы, какой бы малой она ни была, представляет тот реальный вклад, который она может сделать при образовании суперсистемы, или большой системы. <…> Отсюда следует, что при образовании иерархии систем всякий более низкий уровень систем должен как-то организовать контакт результатов, что и может составить следующий, более высокий уровень систем и т. д. <…> Именно таким образом и только при этом возможно организовать системы с обширным количеством компонентов. Естественно, что в этом случае “иерархия систем” превращается в иерархию результатов каждой из субсистем предыдущего уровня»[20].

Итак, выделяя компоненты системы исправления осужденных к лишению свободы в соответствии с направлениями института исправления осужденных к лишению свободы, которые по своим характеристикам являются подсистемами, мы не противоречим системному подходу вообще и функциональной системы в частности. На основании вышеизложенного к таким элементам можно отнести:

— формирование карательно-исправительной среды;

— воспитательную работу с осужденными;

— психологическую работу с осужденными;

— социальную работу с осужденными;

— образовательную работу с осужденными;

— общественно полезный труд осужденных;

— профессиональную подготовку осужденных;

— участие общественности в процессе исправления осужденных.

При этом для удобства при формулировании дефиниции системы исправления осужденных к лишению свободы изложенные элементы мы будем именовать как «направления института исправления осужденных к лишению свободы, регулируемые действующим законодательством». А в качестве фокусированного полезного результата исследуемой системы выделим понятие исправления, которое дает законодатель в ч. 1 ст. 9 УИК РФ.

Обобщая все изложенное и учитывая логический прием, позволяющий не вводить новое понятие, а скорректировать уже имеющиеся дефиниции[21], мы можем синтезировать полученные результаты в определение понятия системы исправления осужденных к лишению свободы: это комплекс направлений института исправления осужденных к лишению свободы, регулируемых действующим законодательством, у которых взаимодействие и взаимоотношения принимают характер взаимосодействия, направленного на формирование у осужденных уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения.

 

Библиография

1 См.: Джонс Дж.К. Методы проектирования / пер. с англ. Т.П. Бурмистровой, И.В. Фриденберга; под ред. В.Ф. Венды, В.М. Мунипова. 2-е изд., доп. — М., 1986. С. 16—319.

2 Мадаев Х.Т. Пути оптимизации исполнения и отбывания наказания в виде пожизненного лишения свободы. — Элиста, 2011. С. 91, 92.

3 О сущности наказания в виде лишения свободы см.: Королева Е.В. Лишение свободы в аспекте достижения целей наказания: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2003. С. 17; Громов В.Г., Шайхисламова О.Р. Наказание в виде лишения свободы и пенитенциарная политика: моногр. — М., 2007. С. 19 и др.

4 См.: Мадаев Х.Т. Указ. соч. С. 88, 96.

5 Детков М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России. Исторический очерк. — М., 2009. С. 393.

6 См., например: Мадаев Х.Т. Указ. соч. С. 123—128; Ветошкин С.А. Пенитенциарная педагогика как наука и область практической деятельности: дис. ... д-ра пед. наук. — М., 2002. С. 186—209; Рыбак М.С., Копылова О.М. Компромисс как метод воспитательной работы с осужденными в условиях пенитенциарных учреждений // Вестн. Саратов. гос. акад. права. 2008. № 3 (61). С. 130.

7 См.: Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: учеб. пособие. — М., 1997. С. 296—297.

8 См.: Мадаев Х.Т. Указ. соч. С. 125, 127, 128.

9 См.: Агахаджиев А.Ю. Оптимизация общественного воздействия на осужденных к лишению свободы: моногр. — Грозный, 2010. С. 105.

10 См.: Зубков А.И. Трудовое перевоспитание заключенных в советских исправительно-трудовых учреждениях и его правовое регулирование. — Томск, 1970. С. 186.

11 См.: Уголовно-исполнительное право России: теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика конца XIX — начала XXI века: учеб. для вузов / под ред. проф. А.И. Зубкова. 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2006. С. 110.

12 См.: Агахаджиев А.Ю. Указ. соч. С. 109—110.

13 См.: Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / под ред. А.И. Зубкова. 4-е изд., перераб. — М., 2008. С. 104.

14 Агахаджиев А.Ю. Указ. соч. С. 110.

15 См., например: Личность преступника и исполнение уголовных наказаний // Использование некоторых принципов психолого-педагогического воздействия на осужденных: Сб. науч. тр. — М., 1991. С. 76; Ветошкин С.А. Указ. раб. С. 125—126; Агахаджиев А.Ю. Указ. соч. С. 104—105.

16 Философский словарь / под ред. И.Т. Фролова. 6-е изд., перераб. и доп. — М., 1991. С. 535.

17 Сурмин Ю.П. Теория систем и системный анализ: учеб. пособие. — К., 2003. С. 102.

18 Там же.

19 Там же. С. 62.

20 Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. — М., 1975. С. 42—43.

 

21 См.: Философский словарь. С. 320.