М.К. БАШАРАТЬЯН

 

Термин информация в контексте провозглашения основных прав и свобод человека и гражданина впервые был употреблен во Всеобщей декларации прав человека 1948 года (далее — Декларация прав человека). Согласно ст. 19 Декларации прав человека свобода убеждений и свободное выражение их, составляющие право каждого человека, включают, в частности, свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ. Это дает основание утверждать, что свобода информации является необходимым условием свободы мысли.

Провозглашение права на информацию в качестве одного из основных прав человека стало итогом соответствующей тенденции в международном праве, которая наметилась после второй мировой войны[1]. В 1945 году на межамериканской конференции в Мехико делегацией США был выдвинут лозунг «свободы информации», который понимался как неприкосновенность со стороны государства международного обмена информацией[2]. На первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1946 году была принята Резолюция 59 (I) под названием «Созыв международной конференции по вопросу о свободе информации», в которой свобода информации стала определенно рассматриваться как основное право человека, состоящее в возможности беспрепятственно собирать, передавать и опубликовывать информацию[3]. Позднее, при подготовке Декларации прав человека был учтен предшествующий опыт работы над нормативным обобщением информационных прав, в результате чего положение о праве на свободу убеждений и их выражения включило в себя информационные правомочия, причем реализуемые «независимо от государственных границ».

В России конституционное право человека и гражданина на информацию впервые было закреплено в Декларации прав и свобод человека и гражданина 1991 года (далее — Декларация). Согласно ч. 2 ст. 13 Декларации каждый имеет право искать, получать и свободно распространять информацию. Ограничения этого права могут устанавливаться законом только в целях охраны личной, семейной, профессиональной, коммерческой и государственной тайны, а также нравственности. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, устанавливается законом.

В ч. 2 ст. 29 Конституции РФ список правомочий, составляющих право на информацию, дополнен правом передавать и производить информацию. Общие основания законодательных ограничений права на информацию, в отличие от Декларации, в ныне действующей Конституции РФ не приводятся, поскольку они следуют из общих принципов ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Но положение о том, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом, сохранено в качестве важного предела вводимым ограничениям права на информацию.

Для более глубокого раскрытия содержания права на информацию необходимо выяснить, что представляет собой информация с правовой точки зрения, каковы определяющие свойства данного объекта прав. Для этого следует обратиться не только к нормам конституционного права, но и к действующему законодательству в целом.

Законодательная дефиниция информации в российском законодательстве содержится в ст. 2 Федерального закона от 20.02.1995 № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» (с изм. от 10.01.2003; далее — Закон об информации). Согласно этой дефиниции информация — это сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления. Определив информацию как сведения, законодатель тем самым указывает на ее субъектный и предметный характер. Субъектный характер информации выражается в том, что она актуально или потенциально принадлежит кому-то, представляет ценность для кого-то. Синонимами слова «сведения» являются «знание», «познания», «осведомленность». В то же время информация — это всегда сведения о чем-либо, т. е. они всегда предметны.

Еще одно важное свойство информации — ее нематериальный характер, причем для своего представления информация нуждается в материальном носителе. Согласно Закону об информации документированная информация (документ) — это зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать; под информационными ресурсами законодатель подразумевает отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в информационных системах (библиотеках, архивах, фондах, банках данных и др.).

Представляет интерес также понятие информационных процессов. Они определяются как процессы сбора, обработки, накопления, хранения, поиска и распространения информации. Это определение соответствует определению информации как сведений. При сопоставлении приведенного переченя процессов с перечнем правомочий, составляющих согласно ч. 2 ст. 29 Конституции РФ право на информацию, видно, что конституционная норма включает такое понятие, как производство информации, содержание которого представляется неясным, если только оно не означает создание фальсификаций. Если же речь идет об информации, понимаемой как сведения, отражение объективной реальности, то человек может производить лишь носители информации, но не саму информацию. Однако необходимо учесть следующее. В ряде нормативных актов, в том числе в Законе об информации, Законе РФ от 27.12.1991 № 2124-1  «О средствах массовой информации», понятие информации охватывает не только информацию как таковую, с учетом ее нематериальной природы, но и информацию, рассматриваемую вместе с материальной формой ее представления, или, в терминологии Закона об информации, документированную информацию. По отношению к так понимаемой информации понятие «производство информации» означает создание документа, конкретной формы представления информации. Поскольку законодатель не уточняет, в каком из двух значений — широком или узком — употреблен в Конституции РФ термин «информация», представляется разумным трактовать его в широком значении, включая в него как информацию в чистом виде, так и информацию с учетом формы ее представления, документированной информации.

Во-вторых, в ч. 2 ст. 29 Конституции РФ не упоминается право собирать информацию, между тем как процесс сбора информации представляет собой один из информационных процессов. Заметим, что сбор информации как процесс не тождествен ее получению. Получением информации, по смыслу этого слова, скорее всего следует считать ее получение в готовом виде от другого субъекта, уже обладающего этой информацией, в то время как сбор информации — это работа, которая заключается в наблюдении за явлениями, событиями или получение отдельных разрозненных сведений, которые затем подвергаются анализу и обобщению. Например, интервьюирование одного респондента в ходе социологического исследования представляет собой получение информации, а интервьюирование многих респондентов с целью последующей обработки полученных сведений — сбор информации. С другой стороны, Закон об информации не отражает существование такого информационного процесса, как получение информации.

В-третьих, ч. 2 ст. 29 Конституции РФ не предусматривает права хранить информацию и права обрабатывать информацию, что также представляется пробелом.

В-четвертых, в ст. 2 Закона об информации отсутствует упоминание такого информационного процесса, как передача информации. Заметим, что передача информации не поглощается распространением информации. Хотя эти процессы и могут выражаться в одних и тех же действиях, они различаются по своим целям и своему содержанию: передача информации происходит между двумя субъектами, в то время как распространение информации — это передача ее множеству различных субъектов. Распространение информации всегда преследует цель ее опубликования, в то время как передача может совершаться конфиденциально. Часть 2 Конституции РФ предусматривает как право передавать информацию, так и право ее распространять.

В-пятых, понятие накопления информации, на наш взгляд, полностью поглощается понятиями сбора и хранения информации, поэтому упоминание этого процесса в Законе об информации представляется излишним.

С учетом сказанного представляется целесообразным устранить обнаруженные недостатки формулировок ч. 2 ст. 29 Конституции РФ и ст. 2 Закона об информации, приблизив их друг к другу. Для этого необходимо дополнить ч. 2 ст. 29 Конституции РФ такими правомочиями, как сбор, хранение и обработка информации, и исключить из нее упоминание производства информации, а в ст. 2 Закона об информации упомянуть процесс передачи информации и исключить из нее упоминание накопления информации.

Учитывая предлагаемые поправки, первое предложение ч. 2 ст. 29 Конституции РФ получает следующую формулировку: «Каждый имеет право свободно искать, собирать, получать, хранить, обрабатывать, передавать и распространять информацию любым законным способом».

Абзац пятый ст. 2 Закона об информации предлагается изложить в следующей редакции: «информационные процессы — процессы сбора, обработки, хранения, поиска, передачи и распространения информации».

Закон об информации выделяет три вида субъектов, участвующих в информационных процессах и различающихся по своему отношению к информационным ресурсам, информационным системам, технологиям и средствам их обеспечения. Это собственник указанных объектов, их владелец и пользователь (потребитель) информации. В отличие от собственника и владельца информационных ресурсов, информационных систем, технологий и средств их обеспечения, пользователь может не обладать никакими гражданскими правами по отношению к данным объектам; он потребляет только информацию, что является возможным ввиду ее нематериальной природы.

Сказанное не означает, что информация, рассматриваемая отдельно от ее физических носителей, не может быть объектом гражданских прав. Статья 128 Гражданского кодекса РФ относит информацию к объектам гражданских прав наряду с вещами, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работами и услугами; результатами интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на них (интеллектуальной собственности); нематериальными благами. Таким образом, в гражданском праве информация выступает как совершенно особый объект гражданских прав, не сводимый ни к каким из перечисленных в ст. 128 ГК РФ объектов, в том числе к имуществу. Имущественные права, включая право собственности, могут возникать лишь по отношению к носителям информации, которые, в соответствии с определением ст. 2 Закона об информации являясь документами, относятся к вещам.

Ключ к пониманию специфики информации как объекта гражданских прав дает ст. 139 ГК РФ (служебная и коммерческая тайна), которая предусматривает защиту прав обладателя сведений, не подпадающих под охрану норм патентного, авторско-правового или иного специального законодательства, в том числе изобретений, полезных моделей и иных охраноспособных объектов, по тем или иным причинам не запатентованных правообладателем. Закрепление исключительных прав обладателя коммерческой или служебной тайны по своим условиям принципиально отличается от охраны авторских и патентных прав на продукты интеллектуальной деятельности, для которых условием предоставления охраны служит их опубликование. Напротив, охрана информации, составляющей коммерческую или служебную тайну, осуществляется лишь при условии, что правообладатель предпринимает меры, направленные на сохранение этой информации в секрете. Если же правообладатель не создал системы конфиденциальности для этой информации, то его право на ее охрану прекращается.

Заметим, что понятие служебной или коммерческой тайны шире понятия «секретов производства» («ноу-хау»), защита которых была введена ст. 151 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31.05.1991.

В ст. 139 ГК РФ перечислены условия отнесения информации к служебной или коммерческой тайне: информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. По смыслу нормы ясно, что первые из двух перечисленных в ней признаков должны быть соединены разделительным союзом «или». Сохранение в тайне служебной информации, как правило, не обусловлено ее коммерческой ценностью, запрет ее разглашения основывается на законодательстве, регламентирующем отдельные сферы деятельности и устанавливающем для определенных категорий работников таких сфер деятельности (например, банковских служащих, работников связи, налоговых инспекторов, страховых агентов, врачей и др.) обязанность сохранять в тайне сведения, к которым они имеют доступ в связи с выполняемой работой.

Нормы о коммерческой тайне содержатся и в ряде других законов, в частности, Законе    РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (статьи 10, 15), Законе об информации (статьи 40, 47, 58).

Исключения из общей нормы ст. 139 ГК РФ устанавливаются законом или иным правовым актом. Так, ст. 5 Федерального закона от 29.07.2004 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее — Закон о коммерческой тайне) содержит закрытый перечень сведений, по отношению к которым не может быть установлен режим коммерческой тайны.

Таким образом, понятие коммерческой тайны связано с правом лица, обладающего информацией, создавать условия, ограничивающие право других лиц на получение этой информации. При этом под обладанием информацией понимается не право собственности или владение, а знание. Обладать информацией, или, что то же самое, обладать сведениями, означает не что иное, как знать. Знание — это отношение между субъектом и реальностью (фактами, событиями), ничего общего не имеющее с имущественными отношениями, но выражающее определенное преимущество этого субъекта в отношении этих фактов или событий перед другими субъектами, не обладающими знаниями о них. Право тайны означает право сохранять за собой такое преимущество, ограничивая право других субъектов на свободное получение информации.

Итак, наряду с информационными правами на осуществление информационных процессов, отраженными в ч. 2 ст. 29 Конституции РФ (правом искать, собирать, получать, хранить, обрабатывать, передавать и распространять информацию), существуют информационные права иного рода — права воспрепятствовать осуществлению этих процессов другими лицами. Согласно ст. 139 ГК РФ такими правами пользуется обладатель информации, составляющей коммерческую тайну.

Но только ли обладатель информации получает право воспрепятствовать использованию ее в информационных процессах? Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к понятию конфиденциальной информации.

Это понятие, являясь родовым для понятий коммерческой и служебной тайны, наряду с ними охватывает и некоторые другие виды информации, в частности, личную и семейную тайну. Перечень сведений конфиденциального характера, утвержденный Указом Президента РФ от 06.03.1997 № 188 (в ред. от 23.09.2005), включает шесть видов информации, различающейся по своему предметному содержанию.

Таким образом, конфиденциальная информация — это информация, которую субъект, обладающий соответствующим правом (правом тайны), вправе скрывать от других, если он является обладателем этой информации либо, если он не является ее обладателем, требовать от обладателя информации ее сокрытия от третьих лиц и, в случае если это право окажется нарушенным, требовать его защиты от государства.

Сравним эту характеристику с определением конфиденциальной информации, содержащимся в Законе об информации. Согласно ст. 2 Закона об информации конфиденциальная информация — это документированная информация, доступ к которой ограничивается в соответствии с законодательством Российской Федерации. Заметим, что определение конфиденциальной информации как только документированной существенно сужает объем определяемого понятия. Это сужение в данном контексте является правомерным, оно объясняется сферой действия Закона об информации и тем, что даваемые в ст. 2 определения предназначены для использования в целях данного закона. Напомним, что согласно ч. 1 ст. 1 Закон об информации регулирует отношения, возникающие при формировании и использовании информационных ресурсов на основе создания, сбора, обработки, накопления, хранения, поиска, распространения и предоставления потребителю документированной информации; создании и использовании информационных технологий и средств их обеспечения; защите информации, прав субъектов, участвующих в информационных процессах и информатизации. Иными словами, недокументированная информация не входит в сферу действия Закона об информации, а потому и не отражена в определении конфиденциальной информации.

С другой стороны, определение конфиденциальной информации сформулировано таким образом, что в объем данного понятия попадают и сведения, составляющие государственную тайну, и в этом отношении данное определение представляется слишком широким, поскольку нигде в Федеральном законе от 06.10.1997 № 131-ФЗ «О государственной тайне» (далее — Закон о государственной тайне) информация, составляющая государственную тайну, не характеризуется как конфиденциальная. Термин «конфиденциальный» употреблен в данном законе только один раз, в п. 4 ст. 5, который относит к государственной тайне сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими разведывательную, контрразведывательную и оперативно-розыскную деятельность.

В русском языке слово «конфиденциальный» (от лат. сonfidentia — уверенность, надежность) обычно используется тогда, когда речь идет о приватном, частном, секретном взаимодействии, о выборочной передаче определенному лицу или лицам сведений, которые для всех остальных составляют тайну. Антонимом слова «конфиденциальный» выступает слово «публичный» (в смысле «открытый для всех, общедоступный), в силу чего «конфиденциальный» ассоциируется с частным интересом или частным делом. Поэтому использование данного термина по отношению к государственной тайне, составляющей публичный интерес, представляется неестественным, противоречащим привычному словоупотреблению. В подтверждение этой позиции заметим, что в абзаце втором п. 2 ст. 8 Закона об информации законодатель говорит об информации, отнесенной к государственной тайне, и конфиденциальной информации как о двух разных видах информации. Пункт 2 ст. 10 Закона об информации с еще большей определенностью подразделяет документированную информацию с ограниченным доступом по условиям ее правового режима на информацию, отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную. Как следует из ч. 1 ст. 21 Закона об информации, информация, составляющая государственную тайну, и конфиденциальная информация различаются по режиму защиты: в отношении сведений, отнесенных к государственной тайне, такой режим устанавливается уполномоченными органами на основании Закона о государственной тайне, а в отношении конфиденциальной документированной информации — собственником информационных ресурсов или уполномоченным лицом на основании Закона об информации.

С учетом сказанного представляется целесообразным дополнить определение конфиденциальной информации, приведенное в Законе об информации, словами: «за исключением информации, составляющей государственную тайну» и «обладающим ею лицом», изложив абзац девятый ст. 2 в следующей редакции: «конфиденциальная информация — документированная информация, за исключением информации, составляющей государственную тайну, доступ к которой ограничивается обладающим ею лицом в соответствии с законодательством Российской Федерации».

Заметим, что лицо, обладающее конфиденциальной информацией, ограничивает доступ к ней либо в своих собственных интересах, либо в интересах другого лица, которого касается эта информация. Речь идет об особой разновидности конфиденциальной информации — персональных данных. Согласно ст. 2 Закона об информации информация о гражданах (персональные данные) — это сведения о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность. Частью 1 ст. 11 Закона об информации персональные данные отнесены к категории конфиденциальной информации.

В целом статьи 11 и 14 Закона об информации развивают положения ст. 24 Конституции РФ. Согласно ч. 2 ст. 24 Конституции РФ сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Часть 2 ст. 24 Конституции РФ обязывает органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностных лиц обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Данные конституционные нормы не отражают того факта, что владельцами информационных ресурсов, содержащих персональные сведения, могут быть не только государственные органы и органы местного самоуправления, но и негосударственные организации и даже физические лица. Это определено Законом об информации: так, в ч. 3 ст. 11 упоминаются юридические и физические лица, в соответствии со своими полномочиями владеющие информацией о гражданах.

Категория конфиденциальной информации выражает естественно-правовой предел права каждого на свободный поиск, получение, сбор, хранение, обработку, передачу и распространение информации. Это естественное и неотчуждаемое право каждого граничит со столь же естественным и неотчуждаемым правом каждого на конфиденциальность в отношении своих персональных данных, а также информации, составляющей личную и семейную тайну, тайну переписки, коммерческую тайну, адвокатскую, врачебную, нотариальную тайну, если эта информация касается данного лица, и др. И хотя Конституция РФ не содержит обобщающей формулировки, устанавливающей право каждого на конфиденциальность, данное право следует признать в числе основных прав и свобод человека и гражданина. Оно вытекает из целого ряда конституционных норм и подтверждается нормами действующего законодательства Российской Федерации.

Так, ч. 2 ст. 48 Конституции РФ гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. В соответствии со ст. 2 Конституции РФ обязанность обеспечить всем гражданам возможность пользоваться не просто юридической помощью, а квалифицированной юридической помощью, т. е. помощью, оказываемой специалистами надлежащей квалификации, лежит на государстве. Как разъясняется в п. 3 Постановления КС РФ от 28.01.1997 № 2-П, «гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно, во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи <...> и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии». Эта задача на законодательном уровне решена путем принятия Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которому предмет адвокатской тайны составляют любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю (п. 1 ст. 10).

Аналогичные нормы содержатся в других законодательных актах, регламентирующих особенности осуществления профессиональной деятельности некоторых категорий специалистов. Так, ч. 2 ст. 16 Основ законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 № 4462-1 (далее — Основы) в числе обязанностей нотариуса устанавливает обязанность хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности. От этой обязанности нотариуса может освободить только суд в случае, если против нотариуса возбуждено уголовное дело в связи с совершением нотариального действия. Нотариус, занимающийся частной практикой, умышленно разгласивший сведения о совершенном нотариальном действии, согласно ч. 1 ст. 17 Основ обязан по решению суда возместить причиненный вследствие этого ущерб.

Еще один конституционно-правовой предел права каждого на свободное осуществление информационных процессов (свободный поиск, получение, сбор, хранение, обработку, передачу и распространение информации) выражает категория государственной тайны. Этот предел, как и соответствующие ему ограничения, устанавливаемые законом, обусловлен конституционно значимой целью обеспечения безопасности государства, поскольку в Законе о государственной тайне государственная тайна определяется как защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации (ст. 2). Статья 5 Закона о государственной тайне содержит закрытый перечень сведений, составляющих государственную тайну; в ч. 1 ст. 7 законодатель устанавливает перечень сведений, не подлежащих отнесению к государственной тайне и засекречиванию. Согласно ч. 2 ст. 7 Закона о государственной тайне должностные лица, принявшие решение о засекречивании перечисленных сведений либо о включении их в этих целях в носители сведений, составляющих государственную тайну, несут уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в зависимости от причиненного обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба.

Граждане вправе обжаловать такие решения в суд. В этой и ряде других норм законодательства о государственной тайне реализуется конституционное требование ч. 2 ст. 29 Конституции РФ о том, чтобы перечень сведений, составляющих государственную тайну, определялся федеральным законом. Тем самым устанавливается конституционный предел возможным ограничениям свободы информационных процессов.

Заметим, что аналогичного требования по отношению к конфиденциальным требованиям законодатель на конституционном уровне не установил, что, безусловно, является нормативным пробелом, особенно с учетом того, что в действующем законодательстве также не существует обобщающего перечня видов информации, которые не могут быть отнесены к конфиденциальной. Перечень сведений, по отношению к которым не может быть установлен режим коммерческой тайны, содержащийся в ст. 5 Закона о коммерческой тайне, охватывает не все виды конфиденциальной информации.

В ст. 10 Закона об информации определяется понятие категорий доступа информационных ресурсов и устанавливаются такие категории, как открытые и общедоступные ресурсы и ресурсы с ограниченным доступом, причем последняя категория делится на две подкатегории: ресурсы, содержащие информацию, относящуюся к государственной тайне, и ресурсы, содержащие конфиденциальную информацию (ч. 2 ст. 10). Таким образом, понятие ресурсов с ограниченным доступом является обобщающим, объединяя информацию, относящуюся к государственной тайне, и конфиденциальную информацию.

В ч. 3 ст. 10 Закона об информации содержится перечень видов документов, которые запрещено относить к информации с ограниченным доступом. Однако, как уже отмечалось, сфера действия Закона об информации включает лишь документированную информацию, поэтому приведенный в нем перечень не охватывает даже всех сведений, не подлежащих засекречиванию в качестве государственной тайны, и сведений, по отношению к которым не может быть установлен режим коммерческой тайны (ст. 7 Закона о государственной тайне и ст. 5 Закона о коммерческой тайне).

Создание объединяющего перечня сведений, которые не могут быть отнесены к конфиденциальной информации, составляет актуальную задачу законотворческого процесса. Решению этой задачи, на наш взгляд, способствовало бы включение в ч. 2 ст. 29 Конституции РФ нормы, устанавливающей, что не только перечень сведений, составляющих государственную тайну, но и перечень сведений, которые могут считаться конфиденциальными, определяется федеральным законом.

На этом основании предлагается дополнить второе предложение ч. 2 ст. 29 Конституции РФ словами: «и конфиденциальных сведений», изложив ее в следующей редакции:

«Перечень сведений, составляющих государственную тайну, и конфиденциальных сведений определяется федеральным законом».

Обобщая рассмотренные законодательные установления, касающиеся режимов информации, можно условно выделить следующие типы информации, различающиеся по режимам доступа:

1) информация, для которой законодательно устанавливается обязательный режим ограниченного доступа ради публичного интереса (такова информация, составляющая государственную тайну);

2) информация, для которой законодательно устанавливается обязательный режим ограниченного доступа в интересах лиц, которых она касается, в целях охраны их конституционных прав. К этой информации относятся персональные данные, сведения, составляющие личную, врачебную, адвокатскую, нотариальную тайну, тайну переписки и др.;

3) информация, для которой ее правообладатель может (но не обязан) установить режим ограниченного доступа (режим конфиденциальности). Это информация, составляющая коммерческую тайну;

4) информация, для которой не может быть установлен режим ограниченного доступа (например, информация о состоянии экологии, информация об условиях конкурсов или аукционов по приватизации объектов государственной или муниципальной собственности).

Перечисленные типы информации различаются по тому, в какой мере соответствующий режим доступа ограничивает свободу информационных процессов (поиска, сбора, получения, хранения, обработки, передачи и распространения).

Однако участие в указанных информационных процессах составляет не только право, но в ряде случаев и обязанность физического или юридического лица. В действующем законодательстве существуют нормы, обязывающие предоставлять информацию государственным органам. Большое количество таких норм содержит налоговое законодательство. Как правило, режим информации, предоставляемой в обязательном порядке государственным органам, дополняется режимом конфиденциальности в интересах предоставляющих эту информацию лиц, которых она касается.

Обязанность предоставлять государственным органам необходимую информацию, содержание и объем которой устанавливаются федеральным законом, составляет публично-правовую обязанность каждого гражданина, и она должна быть закреплена на конституционном уровне.

Наряду с режимом предоставления информации определенным субъектам с одновременным наложением на последних обязанности сохранять конфиденциальность этой информации существует режим раскрытия информации, т. е. предоставления ее неопределенному кругу субъектов. Например, ст. 30 Федерального закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (в ред. от 27.07.2006) предусматривает обязанность эмитента эмиссионных ценных бумаг раскрывать определенную информацию в случае регистрации проспекта ценных бумаг. Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (в ред. от 16.10.2006) в статьях 3, 7—10 устанавливает для субъектов предпринимательской деятельности, выступающих в роли продавца или изготовителя, ряд обязанностей по информированию потребителей.

Как явствует из всего сказанного, ценность информации, а значит, и соответствующие связанные с информацией интересы людей могут быть реализованы различными способами, как посредством информационных процессов, так и благодаря их ограничению. Например, посредством распространения информации реализуется ценность информации, составляющей содержание рекламы, информации, распространяемой в качестве опровержения в порядке защиты от порочащей информации, и др., а посредством ограничения ее распространения — ценность информации, составляющей коммерческую тайну, иные виды тайны.

В свете этого правильно ли сводить все содержание права на информацию к свободе информации? Представляется, что содержание этого права должно охватывать не только право человека участвовать в информационных процессах, но и право ограждать информацию, так или иначе затрагивающую его интересы, от использования ее в этих процессах.

Внутренняя структура так понимаемого права на информацию определяется соотношением составляющих его свободы информации и права на конфиденциальность. Как было показано, свобода информации, устанавливаемая ч. 2 ст. 29 Конституции РФ, есть право свободно осуществлять информационные процессы. Как всякое конституционное право, это право имеет свои пределы, нормативным выражением которых служат соответствующие законодательные ограничения. Наряду со свободой информации каждый человек обладает правом на конфиденциальность, которое также имеет свои пределы. Свобода информации и право на конфиденциальность граничат друг с другом, вследствие чего между ними существует естественно-правовой предел, симметрично ограничивающий оба этих права. Образно выражаясь, этот предел образует внутреннюю «перегородку» права на информацию, разделяющую и взаимно ограничивающую два составляющих его права.

Наряду с этим внутренним пределом существуют и другие естественно-правовые пределы свободы информации и права на конфиденциальность, в том числе рассмотренные нами: свобода информации ограничивается необходимостью обеспечения безопасности государства, а право на конфиденциальность — обязанностью граждан предоставлять государственным органам информацию, необходимую для осуществления их функций в пределах, определяемых федеральным законом.

 

Библиография

1 См.: Хижняк B.C. Право человека на информацию: механизм реализации / Под ред. В.Т. Кабышева. — Саратов, 1998. С. 112.

2 См.: Колосов Ю.М. Массовая информация и международное право. — М., 1974. С. 117—118.

3 См.: Международное публичное право: Сб. документов. T. l. — M.: БЕК, 1996. С. 125—128.