Страницы в журнале: 140-142

 

ЗИЯД ЗАХЕР ЕДИН,

соискатель кафедры международного права Российского университета дружбы народов

 

В статье рассматривается отношение исламских правоведов к принципу самоопределения народов; делается вывод о том, что исламский подход к дифференциации вооруженной борьбы за осуществление права на самоопределение и против международного терроризма является своеобразным «тормозом» в процессе выработки всеобщей конвенции по борьбе с международным терроризмом.

Ключевые слова: право, самоопределение, народ, терроризм, ислам.

 

In article the relation of Islamic jurists to a principle of self-determination of the people is considered; the conclusion that the Islamic approach to differentiation of the armed struggle for realization of the right to self-determination and against the international terrorism is original “brake” in the course of development of the General convention on struggle against the international terrorism becomes.

Keywords: right, self-determination, nation, terrorism, Islam.

 

После Второй мировой войны на уровне универсальных основополагающих международных правовых документов принцип самоопределения народов впервые упоминается в контексте целей ООН. В п. 2 ст. 1 Устава ООН зафиксировано: «Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира». Следует отметить, что ст. 55 Устава ООН гласит: «С целью создания условий стабильности и благополучия, необходимых для мирных и дружеских отношений между нациями, основанных на уважении принципа равноправия и самоопределения народов, ООН содействует:

а) повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса и развития;

б) разрешению международных проблем в области экономической, социальной, здравоохранении и подобных проблем; международному сотрудничеству в области культуры и образования;

в) всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии».

Основываясь на этих уставных положениях, ООН сыграла решающую роль в ликвидации колониализма.

В настоящее время право на самоопределение представляет собой общепризнанный принцип международного права, ставший одним из ключевых условий для реализации основных прав и свобод человека. Данное право нашло свое закрепление в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года.

По мнению исламских правоведов, право народов на самоопределение означает суверенную власть каждого народа в выборе пути собственного развития без внешнего вмешательства[1]. При этом они подчеркивают, что право на самоопределение не является абсолютным. Сущность ограничения состоит в том, что признание указанного права не предполагает его применения в ущерб фундаментальному и общепризнанному принципу территориальной целостности государства. В частности, право на самоопределение не может быть применено национальными меньшинствами или коренными народами в ущерб принципу территориальной целостности суверенного государства[2].

В настоящее время в доктрине международного права выделяют две формы самоопределения: внутреннее и внешнее.

Яркий пример для первой формы самоопределения — содержание Декларации о праве народов на мир (утв. резолюцией 39/10 Генеральной Ассамблеи ООН от 08.11.1984), не допускающей вмешательства во внутренние дела других государств.

Вторая форма самоопределения применима по отношению к государству, не обладающему полным суверенитетом.

Право на самоопределение является частью современного международного права, и субъект данного права может предпринимать активные действия для его реализации. При этом практика подтверждает: средства реализации права на самоопределение могут быть мирными, но могут приобретать и форму вооруженной борьбы, если мирные средства не привели к желаемому результату.

В доктрине международного права получил признание подход, сущность которого заключается в легитимности использования силы в качестве одного из средств реализации права на самоопределение в рамках национально-освободительных движений. Главный аргумент сторонников применения вооруженного способа решения вопроса состоит в том, что каждый народ имеет право на возвращение своих захваченных территорий при помощи всех доступных ему способов, включая и борьбу в форме национально-освободительного движения, тем более если при этом имеют место массовые и грубые нарушения основных прав и свобод человека (примером может служить сложившаяся ситуация на оккупированных Израилем палестинских территориях).

В условиях, когда международное сообщество и его в высшей степени универсальная организация (ООН) не могут обеспечить всеобщее уважение к праву каждого народа на самоопределение, исламские авторы считают логичным признать за соответствующим народом право использовать способы самозащиты с применением методов вооруженной борьбы для осуществления своего права на самоопределение. Однако такая постановка вопроса автоматически вступает в серьезное противоречие с общепризнанными требованиями соблюдения всеобщего юридического порядка, запрещающего использовать силу в международных отношениях. Получается своеобразный порочный круг, который и предлагают «разорвать» сторонники применения методов вооруженной борьбы, невзирая на то обстоятельство, что это нарушает всеобщий юридический правопорядок. Более того, приверженцы этого подхода ссылаются на нормы ст. 51 Устава ООН, в которой закреплено неотъемлемое право на индивидуальную или коллективную самооборону.

На основе рассмотренного подхода национально-освободительные войны стали трактоваться многими исламскими учеными-правоведами в качестве легитимных[3]. Следует подчеркнуть, что изначально национально-освободительные войны рассматривались как часть вооруженных конфликтов[4], регулируемых нормами международного гуманитарного права.

Международное право занимало жесткую позицию по отношению к национально-освободительным движениям, поскольку рассматривало колонию как часть колониального государства. Следовательно, события, происходившие в колонии, не подпадали под действие международного права по причине их рассмотрения в качестве внутренней компетенции колониальных держав. С развитием международных отношений после создания ООН изменился такой подход, и мир стал свидетелем величайшего освободительного движения в истории. Возникли новые независимые государства, занявшие достойное место в международном сообществе, эффективно принимающие участие в выработке основ международного права.

Исламские авторы подчеркивают: международный терроризм нельзя рассматривать отдельно от тех условий, в которых он осуществляется. В связи с этим они обращают внимание на то, что международный терроризм возникает в результате того, что некоторые страны проводят политику колониализма, оккупации иностранных территорий, расизма и апартеида. По их мнению, необходимо точно соблюдать принципы и решения, уже принятые ООН, и отказаться от такой политики. Ряд исследователей настаивают, чтобы ООН попыталась определить в общих чертах связанные с этим проблемы и вырабатывала в каждом случае удовлетворительное решение. Ученые предлагали детальнее изучить вопрос о причинах международного терроризма в рамках существующего Специального комитета ООН по вопросам международного терроризма и рекомендовали, чтобы его рассмотрение было поручено уже действующим органам ООН, занимающимся некоторыми специальными проблемами. Среди указанных проблем прежде всего следует выделить проблемы реализации принципа самоопределения народов, осуществления прав и основных свобод человека и ликвидации нищеты в мировом масштабе.

Репрессивные режимы, которые проводят политику колонизации, принуждения и господства, пытаются представить борьбу против угнетения и нарушения прав и основных свобод человека в качестве актов международного терроризма[5]. Борьба народов за национальное освобождение, самоопределение и независимость и против иностранной оккупации трактуется как терроризм. Репрессивная политика режима против своего собственного народа или народов, которые он порабощает и стремится уничтожить, является более злостной формой агрессии, чем акты насилия, совершаемые отдельными лицами против таких режимов. Камнем преткновения в выработке действенных мер профилактики и борьбы с терроризмом в настоящее время остается вопрос о правомерности национально-освободительной борьбы народов.

По нашему мнению, крайне актуальной является проблема принятия на уровне ООН всеобщей конвенции по борьбе с международным терроризмом. Существующий проект данной конвенции в целом является хорошей основой для выработки окончательного варианта (за исключением некоторых принципиальных вопросов в подходах западных и исламских, включая арабских, государств). ООН должна рассматриваться в качестве единственной универсальной международной организации, под эгидой которой должна вестись разработка указанной конвенции, что вытекает из Устава ООН.

Тем не менее исламский подход к рассматриваемой проблематике имеет свою специфику, которая выражается главным образом:

а) в дифференциации различных видов терроризма (международный, государственный, политический);

б) в том, что национально-освободительные движения категорически исключаются из перечня преступлений международного терроризма (с точки зрения исламского подхода это считается правомерным применением силы).

Таким образом, исламский подход к дифференциации вооруженной борьбы за осуществление права на самоопределение и против международного терроризма на данный момент является своеобразным «тормозом» в процессе выработки всеобщей конвенции по борьбе с международным терроризмом и может быть серьезным препятствием в данной сфере до тех пор, пока не будут преодолены принципиальные разногласия. Представляется, что наиболее оптимальным выходом из сложившейся тупиковой ситуации будет созыв под эгидой Антитеррористического комитета и Совета Безопасности ООН представительной международной научной конференции, главная цель которой должна заключаться в согласовании концептуальных подходов (в контексте диалога цивилизаций) к преодолению принципиальных разногласий по ключевым аспектам данной темы.

 

Библиография

1 См.: Хусейн Камель. Право национального определения // Журнал международного права. Т. 12. Ч. I. Египет. 1956. Янв. С. 10.

2 См.: Тала Абу М.А. Энциклопедия прав человека. — Каир, 1970. С. 430.

3 См.: Нуреддин Хендави. Законодательная политика и террористические преступления. — Каир, 1998. С. 110—112.

4 См.: Яхья Аззахрани. Террор, его профилактика и последствия. — Эд-Даммам, 2006. С. 277—285.

5 Там же. С. 215—220.