М.А. ЮНУСОВ,
Э.А. ЮНУСОВ,

преподаватели кафедры гражданско-правовых дисциплин Челябинского юридического института МВД России
 
Для современных демократических государств основополагающей идеей является идея правового государства; базовые принципы такого государства — социальный (наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина) и формально-юридический (последовательное связывание посредством права политической власти, формирование для государственных структур режима правового ограничения)[1]. Не может быть демократии в отсутствии уважения к правам человека, и, наоборот, утверждение демократии создает условия для объединения прав человека[2]. Через каждую отдельную личность, ее права и свободы права человека ограждаются от опасности злоупотребления властью. Права человека включаются в систему сдержек и противовесов, но не между отдельными ветвями власти, а в отношении государственной власти как таковой.
 
Важнейшим смыслом прав и свобод человека выступает то, что каждый субъект, признающий за собой право иметь собственные ценности и осуществлять свои права и потребности, должен понимать, что и любой другой субъект имеет те же права, а также признавать свою обязанность не ущемлять эти права[3]. Правовые системы стран мира построены на основе равных для всех членов общества прав и обязанностей. И это естественно, ибо равенство прав и обязанностей означает справедливость как существенный принцип права.
Если правам и свободам личности в действующей ныне Конституции РФ в юридической науке уделяется большое внимание, то об обязанностях этого нельзя сказать. В Конституции РФ  содержится лишь несколько статей, посвященных обязанностям. Между тем, не выполняя своих обязанностей, человек мешает другим гражданам осуществлять свои права. Проблема обязанностей оказалась весьма актуальной в наше время, когда Россия стоит на пути развития рыночных отношений и формирования правового государства и гражданского общества. Пока же наше государство сталкивается с массовым неисполнением гражданами своих обязанностей  (например, уклонение от уплаты налогов и от военной службы).
Социальная ценность человека определяется не только тем, что ему предоставлены широкие права. Она измеряется и тем, насколько добросовестно он выполняет свои обязанности. Наблюдается следующая закономерность: чем выше уровень правовой культуры народа, чем популярней идея правопослушания, тем меньше мелочных бюрократических предписаний издается в стране. Судья Л. Хенд (США) высказал верную мысль, что «конституция может действовать эффективно только тогда, когда она находится в сердцах и умах людей». Именно тогда можно позволить себе такую роскошь, как наличие пробелов в законодательстве, формулирование правовых предписаний лишь на уровне принципов, без их детализации, упрощение судопроизводства.
И наоборот, массовое неисполнение гражданами обязанностей влечет издание огромного количества строжайших нормативных актов, целевых программ, которые накапливаются, но вскоре забываются.
Вероятно, существует какой-то порог, за которым дальнейшее нормотворчество приказного характера становится бессмысленным.
В период кризисов расширяется сфера юридических обязанностей, вводятся, но вскоре обесцениваются санкции, причем применяются они вслепую и часто по отношению к тем, кто «подвернется под руку», чтобы создать иллюзию эффективности нарастающего государственного принуждения. В такие времена часто приходится слышать: много говорим о правах, мало — об обязанностях. Например, по мнению Н.И. Матузова, мы «преувеличиваем значение прав и свобод по отношению к обязанностям»[4]. Позже, уже в период перестройки, он утверждал, что необходимо «перемещение центра тяжести в научных исследованиях… с субъективных прав на юридические обязанности»[5].
Этой точки зрения придерживается и венгерский ученый Й. Виг, отметивший «чрезмерное внимание к правам и оттеснение на второй план обязанностей человека»[6]. Й. Виг связывает необходимость усиления роли обязанностей с необходимостью борьбы с преступностью. Он пытается опровергнуть тезис «разрешено все, что не запрещено», критикует презумпцию невиновности, ратует за смертную казнь, предлагает наряду с Декларацией прав и свобод человека и гражданина принять декларацию обязанностей, возмущается, что «под видом прав человека западная индустриальная цивилизация старается навязать всему миру свой образ жизни»[7].
Российское государство стремится к оптимизации механизма пользования основными правами и свободами человека и гражданина, декларируя приверженность идеалам демократии и верховенства права. При этом нельзя не заметить тенденцию развития в современном обществе такого феномена, как злоупотребление человеком и гражданином своими правами и свободами при полном игнорировании обязанностей, закрепленных в нормативных правовых актах Российской Федерации. Однако очевидно, что предоставление всем одних только прав без соблюдения обязанностей означало бы устранение всякой свободы и демократии, потому что свобода одного неизбежно выступает как мера ограничения свободы других, как следствие их обязанностей[8].  Выполнение человеком и гражданином обязанностей автоматически обеспечивает соблюдение прав и свобод, выступает необходимым способом правового регулирования, влияет на развитие и совершенствование правоотношений и общественных интересов.
По справедливому замечанию выдающегося русского ученого В.О. Ключевского, «права без обязанностей — юридическая нелепость, как следствие без причины — нелепость логическая»[9].
Формула «нет прав без обязанностей» получила международное признание. Так, в ст. 29 Всеобщей декларации прав человека 1948 года указывается, что «каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности».
Тем не менее обязанностям как  правовому поведению субъектов права уделялось и уделяется немного внимания как в теории, так и на практике, что также отмечают виднейшие философы и юристы, такие как Марк Туллий Цицерон, Л.И. Петражицкий, Л.Д. Воеводин и ряд других. Так, Л.И. Петражицкий отмечал: «Что касается постановки учения об обязанностях, то остается только констатировать, что это учение до сих пор, строго говоря, совершенно отсутствует»[10]. Кроме некоторых общих фраз на тему о том, что обязанность есть пассивная сторона правоотношения, и связанных с этим споров, что чему предшествует — право ли обязанности, или наоборот, и возможно ли существование обязанностей без корреспондирующих им прав, — литература ничего не дает»[11].
Л.Д. Воеводин также отмечает, что отсутствие в юридической науке полновесного анализа понятия обязанностей вовсе не означает недооценки их роли в правовом регулировании поведения членов общества. Напротив, все авторы, в той или иной мере затрагивающие проблему обязанностей, довольно единодушно подчеркивают их важное значение в укреплении общественной дисциплины и правопорядка. Видимо, причина недостаточной разработки понятия юридической обязанности заключается в другом — в кажущейся простоте[12].
Профессор С. Капица говорит: «Обязанности, как и права, носят многоуровневый характер: перед другим человеком, социальной общностью, обществом и международным сообществом в целом. Обязанности человека также естественны и неотъемлемы для человека, как и права. Без них не может быть упорядоченных социальных связей и отношений, ответственности человека за свои поступки. Интересно подчеркнуть, что представители Востока, в первую очередь китайцы, индусы, японцы, —все подчеркивали примат долга и обязанностей человека, из чего уже следуют его права»[13].
Все сферы действия правового статуса личности в единстве прав и обязанностей — это «пространство свободы», основанное на свободе выбора, самоопределении и ответственности личности перед обществом и своими согражданами. Свобода и ответственность выражают объективную необходимость определенных форм поведения, соответствующих интересам общества и других людей.
Юридическое выражение проблемы прав человека имеет в своей основе вопрос о характере распределения социальных возможностей и обязанностей между людьми в пределах конкретных общественных отношений, социальной реальности. Включение обязанностей в правовой статус индивида «не колеблет принципов свободы и правового государства, поскольку права одних лиц, не подкрепленные обязанностями других, реализованы быть не могут»[14].
Руководствуясь этими интересами, государство требует выполнения обязанностей и определяет запреты, связанные с ненадлежащим использованием прав и свобод, с целью защитить интересы общества, государства, права других лиц. Связь свободы и обязанностей человека и гражданина раскрывается в ст. 29 Всеобщей декларации прав человека.
Кроме того, в любой области жизни и деятельности существуют определенные обязанности. Еще Цицерон в своем трактате «Об обязанностях» указывал, что «хотя в философии многие важные и полезные вопросы были тщательно и подробно рассмотрены философами, широчайшее распространение, мне кажется, находит то, что они завещали и преподали нам насчет обязанностей. Ведь ни одна сторона нашей жизни — ни дела государственные, ни частные, ни судебные, ни домашние, ни случай, когда ты ставишь вопрос перед самим собой, ни случай, когда ты заключаешь соглашение с ближним, — не может быть свободна от обязанности. И в служении ей вся нравственная красота жизни; в пренебрежении к ней позор. И именно эти вопросы общи всем философам»4[15].
В современном обществе люди должны осознавать ответственность друг перед другом, вырабатывать чувство солидарности и взаимоподдержки.
Человек, находясь в обществе, постоянно взаимодействуя с другими людьми, не может не иметь обязанностей и по отношению к обществу, и по отношению к согражданам. Поэтому обязанности — столь же важный и необходимый элемент правового статуса, как права и свободы. Юридическая обязанность не является формой выражения интересов, но представляет собой определенный способ их реализации посредством воздействия на поведение других субъектов правоотношения[16].
Стоит отметить, что увеличение субъективных прав граждан влечет за собой увеличение юридических обязанностей. Субъект правоотношений не может одновременно осуществлять все принадлежащие ему права. Поэтому и определенные обязанности у контрсубъектов будут возникать лишь тогда, когда оба участника правоотношений «войдут в сферу действия» права и у них сложатся определенные отношения по поводу обладания конкретным социальным благом. Однако понятно, что чем активнее субъект пользуется своими правами, тем больше обязанностей он порождает у противостоящих ему участников отношений[17].
В любом случае юридическая обязанность применительно к субъективным правам является своеобразной «зацепкой» для защиты права (ведь защищая его от нарушений, можно воздействовать на контрсубъектов только исходя из того, что они нарушили предписание, обязывающее их к определенному варианту поведения), эффективным элементом воздействия на правоотношения и общественные процессы.
Если правом можно поощрить человека (речь идет не о праве вообще, а об его регулятивном аспекте), то юридической обязанностью — сдержать его от определенных действий и прямо на него воздействовать[18].
Юридические обязанности непосредственно выражают важнейшую основу правового регулирования — необходимость обеспечения в обществе определенной организованности, четкого правопорядка. В плоскости юридических обязанностей право функционирует преимущественно в качестве мощного организующего, дисциплинирующего фактора. Именно с этой стороны юридические обязанности и являются выражением определенной социальной ответственности, общественного долга, соответствующего данным правоотношениям.
Конституционно-правовой статус человека и гражданина, включая его основные права, свободы и обязанности, влияет как на создание сбалансированных способов взаимодействия  людей друг с другом, так и на формирование гармоничных отношений человека, общества и государства[19].
Обязанности в основе правового статуса человека и гражданина в реальной действительности выполняют разнообразные многоцелевые функции и социальные роли. В литературе обязанность характеризуется как одна из составляющих правового статуса личности; как вид и мера должного поведения; как гарантия и необходимое условие осуществления прав и свобод граждан; как фактор укрепления законности и правопорядка в выполнении функций государства.
Необходимо отметить также, что юридические обязанности — тот участок механизма юридического воздействия, через который юридический инструментарий связывается с государственным принуждением, с юридическими санкциями. Реально государственное принуждение в области права применяется за неисполнение той или иной правовой обязанности.
Принимая на себя обязательства по обеспечению прав человека, государство имеет право требовать от него поведения, которое соответствовало бы эталонам, зафиксированным в юридических нормах. Государство как носитель политической власти располагает специальными механизмами обеспечения прав человека и выполнения им своих обязанностей. Если юридические права характеризуются содержащейся в них личной свободой, то наиболее существенное в обязанностях заключается в ответственности за исполнение предписаний закона. Поэтому государство формулирует свои требования к индивидам в системе обязанностей, устанавливает меры юридической ответственности  за их невыполнение.
Ответственность — социально-правовой фактор, который, с одной стороны, связывает обязанного субъекта существующим правопорядком, а с другой — стимулирует его активность, обеспечивает строгое и неуклонное исполнение обязанности.
То, что в юридической литературе именуется позитивной (проспективной) ответственностью, как раз и представляет собой наряду с соответствующим элементом правосознания и законности аспект безусловной категоричности юридических и иных социальных обязанностей, требование строжайшего их исполнения и соблюдения.
В заключение следует отметить, что государство должно создать такие условия, чтобы  его граждане выполняли свои социально-правовые обязанности не по принуждению, а добровольно, ибо государство сильно сознательностью масс. Граждане в свою очередь должны обладать возможностью принуждения властвующих к точному и безусловному исполнению тех обязанностей, которыми они обладают. Ценность современного государства определяется его обязанностью служить людям как суверенным институтам: делать то, что нужно всему обществу, не ограничивая права, свободы и волеизъявления конкретного человека и гражданина.
 
Библиография
1 См.: Малько  А.В. Правовое государство // Политология: Курс лекций. — М., 1999.  С. 357.
2 См.: Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека. Практика Совета Европы. — М., 1992.  С. 5.
3 См.: Бабенко А.Н. Правовые ценности и освоение их личностью: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 2002.  С. 33.
4 Матузов Н.И. Юридические обязанности и ответственность как элементы правового статуса личности // Конституция СССР и правовое положение личности / Под ред. В.М. Чхиквадзе. — М., 1979.  С. 81.
5  Он же. Правовая система личности. —  Саратов, 1987.  С. 146.
6 Виг Й. Соотношение прав и обязанностей человека и проблема преступности // Государство и право.  1995.  № 7.  С. 45.
7 Там же.  С. 47—49.
8 См.: Матузов Н.И. Социалистическая демократия как единство прав, обязанностей и ответственности личности // Советское государство и право.  1977.  № 11.  С. 139.
9 Ключевский B.O. Сочинения. — М., 1990.  Т. 9.  С. 65.
10 Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с  теорией нравственности. —  СПб., 2000.  С. 285.
11 Впрочем, кое-какие, хотя и весьма редкие и скудные, указания относительно природы обязанностей в юридической литературе можно найти.
12 См.: Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России: Учеб. пособие — M., 1997.  С. 136.
13 Российская газета.  2002.  16 окт.
14 Цит. по:  Права человека / Отв. ред. Е.В. Лукашева. — М., 2001. С. 99.
15 Там же. С. 59.
16 См.: Малько А.В., Субочев В.В. Законный интерес и юридическая обязанность: актуальные вопросы соотношения // История государства и права.  2004.  № 5.  С. 2.
17  См. там же. С. 3.
18 См.: Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. — М., 2003.  С. 96—100.
19 См.: Безуглов А.А., Беломестных Л.Л. Конституционное право России: Учеб. — М., 2004. С. 343—344.