УДК 343.148 

Страницы в журнале: 103-108

 

В.А. ТИМЧЕНКО,

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой уголовного процесса и криминалистики Нижегородской правовой академии (институт) e-mail: forensacc@mail.ru

 

Рассматриваются практические вопросы использования адвокатом специальных экономических знаний в области бухгалтерского учета и судебной бухгалтерии. Определяется, как целесообразно формулировать вопросы для специалиста, а также как ответы специалиста могут использоваться адвокатом для доказывания необоснованности предъявляемого подзащитному обвинения. Анализируются типичные ошибки, допускаемые при проведении инвентаризации и ревизии, назначаемых по инициативе стороны обвинения.

Ключевые слова: исследование специалиста, формулирование вопросов для специалиста, использование адвокатом заключения специалиста, доказывание необоснованности обвинения, типичные ошибки при инвентаризации и ревизии.

 

Use of special economic knowledge at protection of the accused

 

Timchenko V.

 

Practical questions of use are considered by the lawyer of special economic knowledge of area of accounting and judicial accounts department. Is defined, how it is expedient to formulate questions for the expert and also as answers of the expert can be used by the lawyer for a proofs of groundlessness of accusations brought to the client. The typical mistakes allowed at carrying out inventory and audit, appointed at the initiative of the charge party are analyzed.

Keywords: research of the expert, a formulation of questions for the expert, use by the lawyer of the conclusion of the expert, proofs of groundlessness of charge, typical mistakes at inventory and audit.

 

В  соответствии с действующим законодательством адвокат, участвуя в качестве защитника в уголовном судопроизводстве, вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, а также привлекать специалистов для разъяснения вопросов, возникающих в его профессиональной деятельности.

Надобность в привлечении специалиста к участию в деле особенно часто возникает у защитника при осуществлении им своих функций по уголовным делам экономической направленности. В силу специфики таких уголовных дел, связанной с исследованием, как правило, большого объема носителей экономической информации, с необходимостью правильного понимания экономического содержания финансовых и хозяйственных операций, в процессе или под видом которых, по мнению стороны обвинения, было совершено преступление, адвокату без использования в той или иной форме специальных экономических знаний обойтись практически невозможно.

Варианты использования адвокатом специальных экономических знаний при защите интересов доверителя по уголовным делам экономической направленности зависят от конкретного содержания уголовного дела. В частности, специалист может оказать помощь адвокату в форме письменных или устных консультаций, а также путем проведения исследований.

С точки зрения собирания адвокатом доказательств, опровергающих позицию стороны обвинения в части суммы ущерба, периода осуществления преступной деятельности, причастных к ней лиц и по некоторым другим моментам, характеризующим объективную сторону преступления, наиболее эффективно использование специальных экономических знаний в форме исследования специалиста.

Следует указать: в п. 20 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» обращается внимание судов на то, что заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных знаний; и заключение, и показания эксперта в суде являются доказательствами по делу (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Однако при этом отмечается: специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения анализа должна быть произведена судебная экспертиза.

По нашему мнению, по уголовным делам экономической направленности специалист должен исследовать не вещественные доказательства, а документы. В соответствии со ст. 74 УПК РФ к доказательствам относятся и иные документы. Полагаем, что бухгалтерские документы, которые изучает специалист по уголовным делам экономической направленности, как раз и относятся к иным документам. Вещественными доказательствами они становятся лишь в случаях, когда в документы вносятся подложные записи, свидетельствующие об искажении документов, а также в случае составления заведомо подложных документов. В иных ситуациях считать бухгалтерские документы вещественными доказательствами нет оснований. Поэтому полагаем, что специалист может проводить исследование бухгалтерских и иных связанных с ними документов по инициативе адвоката и давать письменное заключение по результатам проведенного исследования. При этом не возникает противоречий с постановлением Пленума ВС РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам».

Для собирания доказательств, опровергающих позицию стороны обвинения, адвокату важно правильно определить, какая именно информация ему нужна и насколько специалист способен предоставить такую информацию в своем заключении, составленном по результатам проведения исследования. На практике особенную трудность для адвоката представляет формулировка вопросов, опираясь на которые специалисту следует проводить анализ. Здесь, с одной стороны, адвокату необходимы доказательства, опровергающие сумму ущерба от преступления, период совершения преступления, состав причастных к нему лиц, и ряд других. С другой стороны, специалист не имеет права давать юридическую оценку действий подозреваемого или обвиняемого, так как сторона обвинения может в этом случае опорочить результаты исследования указанием на превышение специалистом полномочий. Кроме того, неправильно поставленные вопросы не позволят адвокату получить от специалиста необходимую информацию. Естественно, перечень вопросов в каждом случае может быть разным, однако выделяются типовые вопросы, ориентируясь на редакцию которых адвокату будет легче сформулировать вопросы применительно к конкретному делу.

Так, по одному из уголовных дел обвинялся директор ООО «Н» гр. К. по  ч. 3 ст. 160 УК РФ. Гр. К. был наемным директором и собственником ООО «Н» не являлся. Как следовало из обвинительного заключения по уголовному делу, гр. К. систематически примерно в течение 6 месяцев получал из кассы ООО «Н» денежные средства в подотчет на хозяйственные нужды. Отчеты об израсходовании подотчетных сумм гр. К. не представил, в связи с чем за ним образовалась задолженность в сумме около 2 млн руб. На момент увольнения из организации гр. К. указанный долг не погасил, мотивируя это тем, что фактически за ним задолженности нет, так как деньги были истрачены на нужды организации. Однако документов, подтверждающих расходование денежных средств на нужды организации, у гр. К. не имелось. При этом гр. К. пояснил, что деньги, за которые он расписывался в расходных кассовых ордерах, фактически из кассы он не получал, а оставлял их бухгалтеру ООО «Н», работавшей по совместительству кассиром этой организации. В дальнейшем гр. К. посылал к бухгалтеру работников организации, которые получали у нее деньги на приобретение необходимых хозяйственных материалов. Согласно объяснениям этих работников (пять человек), они деньги у бухгалтера получали, не расписываясь, и отчетные документы по расходованию денежных средств отдавали ей. Бухгалтер также не отрицала, что иногда она действительно давала деньги работникам на хозяйственные нужды из сумм, за которые расписывался директор ООО «Н» гр. К.

Однако при проведении инвентаризации эти обстоятельства не были приняты во внимание и сумма задолженности за директором ООО «Н» гр. К. была зафиксирована в акте инвентаризации. Вместе с тем инвентаризацию провели уже после увольнения гр. К. из ООО «Н» и без его участия. Подписывать акт инвентаризации гр. К. отказался.

Данный акт был передан правоохранительным органам вместе с заявлением о привлечении гр. К. к уголовной ответственности. Правоохранительными органами была назначена ревизия, которая также пришла к выводу о наличии задолженности за гр. К. в сумме около 2 млн руб. Указанные документы были положены в основу обвинительного заключения, и материалы уголовного дела были направлены в суд, где разбирательство также складывалось не в пользу гр. К.

Адвокат, представлявшая интересы гр. К., обратилась к специалисту в области бухгалтерского учета и судебной бухгалтерии по вопросу проведения исследования. Внимательно изучив материалы дела, специалист пришел к предварительному выводу о том, что в сложившейся ситуации нет оснований для однозначного утверждения о наличии задолженности за гр. К. После консультации адвоката со специалистом были сформулированы вопросы, по которым целесообразно провести исследование. Целью проведения исследования являлось получение адвокатом информации, необходимой для доказывания невиновности гр. К.

Вопросы, которые были поставлены адвокатом перед специалистом, типичны для подобных ситуаций, поэтому они могут представлять интерес для широкого круга практикующих адвокатов.

Так, в частности, были сформулированы следующие вопросы:

1) соответствует ли акт инвентаризации денежных средств, выданных в подотчет гр. К., требованиям нормативных правовых актов, регламентирующих проведение инвентаризации и оформление ее результатов?

2) соответствует ли акт ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Н» требованиям нормативных правовых актов, регламентирующих проведение ревизии, назначаемой по инициативе правоохранительных органов, и оформление ее результатов?

3) достаточно ли было материалов, использованных при проведении ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Н», для объективных выводов относительно задолженности гр. К. по подотчетным суммам?

4) какие выводы относительно задолженности гр. К по подотчетным суммам следуют из исследованных материалов дела?

Как видно, вопросы, поставленные перед специалистом, не требуют от него юридической оценки действий обвиняемого лица, и вместе с тем ответы на них позволяют адвокату собрать необходимую информацию для доказывания необоснованности предъявленного ее подзащитному обвинения.

Большое значение для полноценного исследования и правильности выводов специалиста имеет полнота предоставляемых материалов.

В частности, по данному делу для ответа на предложенные вопросы специалисту были предоставлены в фотокопиях кассовые документы и учетные записи, по которым можно определить сумму денежных средств, полученных гр. К в подотчет; приказ об увольнении гр. К.; акт инвентаризации суммы числящейся за гр. К. задолженности на дату его увольнения; акт ревизии, проведенной на этапе предварительного следствия; объяснения гр. К. по фактам, изложенным в актах инвентаризации и ревизии; объяснения лиц, на которых ссылался в своих объяснениях гр. К., а также показания этих лиц, данные следователю и суду. Материалы, предоставленные специалисту, исследовались на предмет соответствия их содержания требованиям нормативных правовых актов, а также с точки зрения взаимного соответствия их содержания и логических связей между ними.

Содержание ответов специалиста на поставленные вопросы может представлять интерес для широкого круга практикующих адвокатов, так как в исследуемой ситуации стороной обвинения был допущен ряд типичных ошибок, знание которых помогает защитнику выигрывать дела.

Так, в частности, на первый вопрос специалист ответил: содержание акта инвентаризации денежных средств показывает, что при проведении инвентаризации и оформлении ее результатов допущены нарушения ряда положений Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств (утв. приказом Минфина России от 13.06.1995 № 49; далее — Методические указания). В соответствии с п. 2.3 данного документа персональный состав постоянно действующих и рабочих инвентаризационных комиссий утверждает руководитель организации. Документ о составе комиссии (приказ, постановление, распоряжение) регистрируется в книге контроля выполнения приказов. В состав инвентаризационной комиссии включаются представители администрации организации, работники бухгалтерской службы, другие специалисты (инженеры, экономисты, техники и т. д.).

Фактически приказы о составе инвентаризационных комиссий и о проведении инвентаризации и книга контроля выполнения приказов отсутствовали. Таким образом, не было законного основания для проведения инвентаризации именно директором ООО «Н» Т. и главным бухгалтером ООО «Н» И.

В соответствии с п. 2.4 Методических указаний материально ответственные лица дают расписки о том, что к началу инвентаризации все расходные и приходные документы на имущество сданы в бухгалтерию или переданы комиссии и все ценности, поступившие на их ответственность, оприходованы, а выбывшие списаны в расход. Аналогичные расписки дают и лица, имеющие подотчетные суммы на приобретение или доверенности на получение имущества. Данное требование Методических указаний также было не выполнено, тем самым участие материально ответственного лица в инвентаризации не обеспечено. Необходимо отметить, что акт инвентаризации составлен после увольнения гр. К. Подписи гр. К. в этом акте, подтверждающей, что он принимал участие в инвентаризации, не имелось.

В соответствии с п. 3.44 Методических указаний инвентаризация расчетов с подотчетными лицами, работниками заключается в проверке обоснованности сумм, числящихся на счетах бухгалтерского учета. В исследуемом акте инвентаризации отсутствовали сведения о суммах задолженности за гр. К., числящихся на счетах бухгалтерского учета. Указанный акт инвентаризации был составлен в произвольной форме в нарушение требований постановления Госкомстата РФ от 18.08.1998 № 88 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, по учету результатов инвентаризации», п. 1.2 которого определены унифицированные формы по учету результатов инвентаризации. Вместе с тем в соответствии со ст. 9 п. 2 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации.

На основании изложенного специалистом был сделан вывод, что представленный на исследование акт инвентаризации денежных средств не соответствовал требованиям нормативных правовых актов, регламентирующих проведение инвентаризации и оформление ее результатов, поэтому не может являться документом, подтверждающим задолженность гр. К. перед ООО «Н».

Как видно из ответа специалиста, в основу обвинения были положены материалы инвентаризации, выполненной с грубыми нарушениями действующих нормативных правовых актов. Данные сведения позволили адвокату получить информацию, необходимую для доказывания необоснованности обвинения, предъявленного ее подзащитному.

Проведя исследование по второму вопросу — соответствует ли акт ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Н» требованиям нормативных правовых актов, регламентирующих проведение ревизии, назначаемой по инициативе правоохранительных органов, и оформление ее результатов? — специалист установил, что при проведении ревизии и оформлении ее результатов имело место нарушение требований нормативного акта, регламентирующего данный вопрос, — Положения о порядке взаимодействия контрольно-ревизионных органов Министерства финансов Российской Федерации с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, Министерством внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службой безопасности Российской Федерации при назначении и проведении ревизий (проверок) (утв. совместным приказом Минфина России, МВД России, ФСБ России от 07.12.1999 № 89н/1033/717); далее — Положение).

В Положении указано, что результаты ревизии (проверки) оформляются актом с приложением к нему документов, копий документов, объяснений должностных и материально ответственных лиц, на которые делаются соответствующие ссылки в тексте акта (п. 20). Записи в акте ревизии (проверки) излагаются на основе проверенных документов и фактов, вытекающих из имеющихся в ревизуемой организации материалов; фактических проверок действительности совершения операций (п. 21). Акт ревизии (проверки) подписывается проверяющим-исполнителем и направляется руководителю ревизуемой организации для ознакомления и подписания им, главным бухгалтером, а при необходимости и другими должностными лицами (п. 25). Подписывающие акт должностные лица ревизуемой организации вправе не позднее 5 рабочих дней со дня подписания акта направить проверяющим (контрольно-ревизионному органу) письменные возражения, замечания и объяснения по предоставленному им акту (п. 26). Проверяющие обязаны проверить обоснованность возражений, замечаний и объяснений и в течение 10 рабочих дней дать по ним соответствующее письменное заключение (п. 27).

Таким образом, в нарушение Положения:

1) объяснений материально ответственного лица гр. К. ревизором не получено. Ревизор ссылался в акте на объяснения гр. К. Однако эти объяснения были получены не в период проведения ревизии и не ревизором, а оперативным работником;

2) записи в акте ревизии были изложены на основании проверенных документов, а следовало не только проверить документы, но и сделать фактическую проверку действительности совершения операций, которыми оформлены эти документы, для чего ревизору необходимо было получить письменные объяснения от всех лиц, причастных к выдаче, получению и расходованию сумм, списанных из кассы как выданные в подотчет гр. К.

В акте ревизии была дана ссылка на объяснения ряда сотрудников проверяемой организации, однако эти объяснения были получены еще до начала проведения ревизии, а следовательно, не ревизором;

3) акт ревизии не был подписан гр. К. Вместе с тем, принимая во внимание, что из акта ревизии следует вывод о причинении ущерба гр. К., необходимо было получить его подпись в акте ревизии, а также письменное объяснение по поводу недостачи;

4) ревизор превысил свои полномочия, давая юридическую оценку недостачи как ущербу, причиненного гражданином К.;

5) ревизором не были даны заключения по фактам, изложенным в объяснениях лиц, на которые сделаны ссылки в акте ревизии. При наличии вывода ревизора о недостаче подотчетных сумм у гр. К. факты, изложенные в объяснениях вышеназванных лиц, ревизор не учел. Ревизору следовало дать письменное  заключение — почему эти факты им не были приняты во внимание.

На основании исследования специалист сделал вывод, что акт ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Н» не соответствует требованиям нормативного правового акта, регламентирующего проведение ревизии, назначаемой по инициативе правоохранительных органов, и оформление ее результатов, поэтому не может являться документом, подтверждающим задолженность гр. К. перед ООО «Н».

Проведя исследование по третьему вопросу — достаточно ли было материалов, использованных при проведении ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Н», для объективных выводов относительно задолженности гр. К. по подотчетным суммам? — специалист установил, что наряду с кассовыми документами и авансовыми отчетами ревизор изучал объяснения бывшего директора ООО «Н» гр. К., а также объяснения еще пяти работников этой организации.

Из объяснений гр. К. следовало, что денежные средства, списанные из кассы как полученные им в подотчет, фактически оставались у главного бухгалтера И., которая их и выдавала различным работникам ООО «Н» по распоряжению гр. К. на хозяйственные нужды.

Из акта ревизии видно, что факт получения денег на хозяйственные нужды непосредственно от главного бухгалтера И. без оформления документами подтверждают в своих объяснениях пять работников ООО «Н». Эти же лица утверждают, что авансовые отчеты за полученные от главного бухгалтера И. деньги они не составляли. Таким образом, по объяснениям вышеназванных лиц, из акта ревизии следовало, что деньги, списанные из кассы ООО «Н» как выданные в подотчет гр. К., фактически оставались в распоряжении главного бухгалтера И. В связи с этим ревизору, проводившему ревизию, следовало получить объяснение от главного бухгалтера И.

Однако в акте ревизии ссылки на такое объяснение нет, как нет и заключений ревизора на объяснения тех лиц, на которые имеются ссылки в акте ревизии.

С учетом вышеизложенного специалист установил, что для объективных выводов относительно задолженности гр. К. по подотчетным суммам ревизору следовало получить объяснение от главного бухгалтера ООО «Н» И. в отношении того, действительно ли гр. К. оставлял у нее деньги, за которые он расписался как за полученные в подотчет на хозяйственные нужды; если это не так, то какие деньги она выдавала на хозяйственные нужды работникам ООО «Н» и почему без оформления документами. Кроме того, ревизору следовало дать заключение на объяснения вышеназванных работников ООО «Н» — принимает он во внимание эти объяснения или нет. Если нет, то почему именно.

Только осуществив данные действия, ревизор мог сделать объективные выводы относительно задолженности гр. К. по подотчетным суммам. Без выполнения этих действий выводы в акте ревизии отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности ООО «Н» относительно недостачи у гр. К. признать объективными нельзя, так как они сделаны без учета всех фактов, связанных с проверяемыми в ходе ревизии операциями.

Ответ специалиста на данный вопрос позволил адвокату обоснованно утверждать о неправомерности предъявления стороной обвинения суммы, указанной в обвинительном заключении, так как эта сумма была установлена только по бухгалтерским документам и записям без проверки фактического совершения операций, подкрепленных документами и отраженных в учетных записях. Таким образом, по существу, адвокат поставил под обоснованное сомнение объективную сторону состава преступления в части суммы ущерба.

Проведя исследование по четвертому вопросу — какие выводы относительно задолженности гр. К по подотчетным суммам следуют из исследованных материалов дела? — специалист отметил в заключении, что согласно учетным записям сумма задолженности гр. К. составляет 2 211 886 руб. 52 коп. Однако, как следует из протокола допроса гр. К., он лично денежных средств в подотчет не брал, они только оформлялись через него. Эти суммы выдавала главный бухгалтер И. сотрудникам ООО «Н» на приобретение материально-технических средств. Затем лица, которым главный бухгалтер И. выдавала денежные средства, передавали ей отчетные документы, по которым главный бухгалтер И. составляла авансовый отчет и приносила на подпись гр. К. 

Данные сведения подтверждаются показаниями ряда сотрудников ООО «Н». Следовательно, деньги, списываемые из кассы в подотчет гр. К., полностью или частично оставались у главного бухгалтера ООО «Н» И. Таким образом, фактически этими деньгами имели возможность распоряжаться одновременно два лица: гр. К. и главный бухгалтер ООО «Н» И. Поэтому вывод о задолженности перед ООО «Н» только гр. К., основанный на учетных документах, не соответствует фактическому характеру операций с данными денежными средствами.

Исходя из фактических операций с денежными средствами, списанными из кассы как выданные в подотчет гр. К., следует, что задолженность по этим суммам могла образоваться в равной степени как у гр. К., так и у главного бухгалтера ООО «Н» И., поэтому определить сумму задолженности персонально по гр. К. и главному бухгалтеру И. не представляется возможным.

Информация, содержащаяся в ответе специалиста на четвертый вопрос, позволила адвокату обоснованно опровергать сумму ущерба, вменяемого подзащитному.

В целом ответы специалиста, данные им в результате проведения исследования по поставленным перед ним вопросам, позволили адвокату получить необходимую информацию для доказывания несостоятельности предъявленного гр. К. обвинения.

 

При необходимости по инициативе адвоката специалист может выступить с результатами проведенного исследования в суде. Как известно, в соответствии с ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в судебное заседание по инициативе любой стороны.