Б.А. ОСИПЯН,
 кандидат юридических наук, доцент, генеральный директор юридической фирмы «Парамаунт Логистикс»
 
Общеизвестно, насколько велико было влияние на появление и развитие национального государства и законодательства русских людей их ближайших соседей — язычников-варягов, христиан-греков, иудеев-хазар, мусульман-монголов и прочих древних народов. Здесь сразу же отметим, что понятие «нация» (этнос — ethnos) существенно отличается от понятия «народ» (demos). 
 
В нашем понимании слово «нация» представляет собой этническое, или кровнородственное, языческо-племенное объединение людей, владеющих одним общим национальным языком, но не имеющих еще единого Бога. Иными словами, «нация» есть один из начальных этапов языкового и территориального объединения духовно еще не вполне «совершеннолетних» людей, так сказать, душевно-плотский союз одноязычных безбожников или многобожников.
В отличие от слова «нация» слово «народ»[1] обозначает уже духовно «подросшее» и нравственно созревшее объединение людей, у которых помимо одного общего языка и определенной территории один также и Бог. Для русского народа изначальным и неизменным общим языком является русский язык, а общим Богом — триединый Господь Бог: Бог Отец, Бог Сын и Святой Дух. Русский народ есть народ христианский, как имеющий единую веру в своего Спасителя Иисуса Христа. А до крещения Руси русские люди составляли лишь отдельные и противоборствующие племена, у которых не было каких-либо долговременных общих целей, выходящих за пределы их земной бренной жизни, полной кровопролитных раздоров.
В первоначальные периоды своей древней истории (скажем, в дохристианский период Киевской Руси) русские люди в лучшем случае смогли образовать единую кровно-этническую языческую общность, которая имела какие-то материально-географические интересы, без осознания единого Бога и смысла жизни, выходящего за пределы их земного душевно-плотского существования. Русские люди стали народом и образовали централизованное национальное государство только тогда, когда соборно уверовали в единого Бога в образе Христа Спасителя. Великодержавное государство русского народа было изначально основано на едином духе и единодушном собрании (соборности) его единоверных и преданных духовных предводителей, а также послушных им светских властей, представляющих целостный образ, богоданный характер, лицо и достоинство русского народа.
Иные русскоговорящие славянские племена, нации и народности, не принявшие Христа как своего Спасителя, образовали другие народы согласно их неверию, маловерию или вере во многочисленных этнических и языческих богов. При этом между истинно христианскими народами, как правило, воцарились долгосрочный мир, добрососедство и сотрудничество. Те русскоговорящие славянские племена, которые предпочли присоединиться к другим единобожным народам (например, к иудеям во главе с Богом Яхве или к народам мусульманским — татарам, чеченцам, дагестанцам и др.), стали последователями Аллаха, представляемого пророком Мухаммедом.
Такие славянские племена, принявшие магометанство (религию ислама), стали албанцами, косоварами (на Балканах) и т. д., независимо от используемых языков этнического или межнационального общения. Юго-восточные племена стали народами благодаря богам в лице Будды или Кришны, впоследствии ассимилировались с народами, исповедующими буддизм, или с кришнаитами либо образовали свои национальности. Итак, изначально для своего этнического выживания дикие племена (варвары) территориально сбились в многобожные (языческие) или безбожные (сугубо политизированные, атеистические) нации. Впоследствии, одухотворяясь верой в единого Бога, они постепенно трансформировались в различные народы, в зависимости от национального языка, демографической, территориальной, экономической и культурной общности.
Вот основные и общие для всех племен и наций этапы духовного и исторического преобразования человеческих родоплеменных образований. В таких образованиях развиваются человеческий дух, мышление (менталитет) и образ жизни, проявляющийся в существовании каждого человека в отдельности на протяжении всей земной жизни вплоть до его ухода из этого мира и возможного спасения в жизни вечной. Всякие иные бездуховные историко-хронологические градации этапов развития племен, наций, народов и всего человечества суть условные, фрагментарные и безнадежно обветшавшие вымыслы грубых материалистов, «узковзглядых» экономистов, фанатичных и духовно убогих идеологических и политических деятелей[2].
Без единого Бога то или иное провинциальное население еще не есть благодарный и благородный народ Божий, а только лишь бессловесный и завистливый трудноуправляемый разношерстный сброд, который мало того что не способен к духовному, нравственному и политико-правовому самоуправлению, но и не может самоорганизовываться и жить без постоянного принуждения и грубого насилия даже при наличии государства и более или менее сложившегося законодательства. Дело в том, что свобода и ответственность суть не что иное, как свойства богоосознанной и богоосмысленной жизни[3] во имя веры и любви к Создателю, своим ближним и всему сотворенному на свете, а не просто эгоистическая способность к физическому выживанию.
Тот исторический факт, что русские люди допустили к государственному управлению Русью приглашенных «варяг», т. е. наиболее политически организованных и по-военному дисциплинированных людей, вовсе не говорит о слабости русского народа, а, напротив, есть свидетельство его глубочайшей мудрости и способности всегда выбирать достойное, великое, настоящее и долговечное во благо себе и другим. В то же время мнения некоторых авторов о «высокой духовности русского народа (как, впрочем, и любого другого народа на земле) еще в дохристианские, языческие времена»[4] является не чем иным, как суеверным самообольщением и косвенным свидетельством неправомерного принижения или даже полного отрицания ими духообразующего и цивилизующего начала нетленного образа и примера Спасителя нашего Иисуса Христа для всех народов, в том числе и для русского народа.
Именно духовно объединяющий Христов Дух чудом превратил кровнородственно организованные, но политически разрозненные и противоборствующие между собой различные языческие славянские племена в единый русский народ, который стал сознавать себя великим народом — миролюбивым, дружелюбным, трудолюбивым, даровитым, способным на создание непреходящих научных и культурных ценностей, щедрым и потому объединяющим вокруг себя другие племена, нации и народы. Это — народ, имеющий глубокие вневременные корни своего богоданного национального языка, права и государства. Достаточно вспомнить, что до своего крещения князь Владимир — предводитель русских людей был честолюбивым, грубым, воинственным князем, который ради власти не останавливался ни перед чем, не остановился даже перед убийством родного брата Ярополка. Он был ревностным язычником и на киевских холмах установил идолов, которым приносили человеческие жертвы[5]. Вера в Иисуса Христа сделала его не только христианином, он стал «новым человеком», призванным одухотворить себя и свой народ во всем его духовном величии.
Один только точный выбор абсолютного и неизменного Образа Христа Спасителя в качестве своего Жениха впоследствии помог русскому народу и его матушке-земле избежать многих напастей и мужественно выстоять против всех открытых нападений и скрытых коварных замыслов ближних и дальних богопротивных недругов. Благодаря этому изначально верному выбору своего животворящего Бога отдельные славянские племена, не уважающие и терзающие друг друга, русские люди стали единым «хранимым Богом народом», способным объединить вокруг себя многие другие малочисленные народы и надежно защитить их от духовного и физического истребления кровожадными «человекохищниками», от безбожных, многобожных племен и прочих агрессивных иноверцев.
Именно изначально христианский, государствообразующий и цивилизирующий христианский дух русского права является самым большим преимуществом России перед другими древнейшими государствами мира, которые издревле уже имели четко разработанные системы языческого или иноверного законодательства. С одной стороны, то, что Россия образовала свою государственность и законодательство намного позже других соседних народов, это как бы недостаток, но с другой стороны — с конца X века началось государственное рождение России «с чистого листа», на котором был потенциально предначертан ее Основной закон в Образе и Знамени Спасителя всего человечества Иисуса Христа.
Согласно притче о виноградаре, благодать и милость Господа совершенно не зависят от того, кто встал с утра пораньше или прибежал и «встал в очередь» первым, но главным образом от выбора и произволения самого Бога, любящего всех и желающего, чтобы все добровольно спаслись через веру в Него[6].
Имея изначально такое надлежащее и сильное правовое положение и находясь на отшибе европейской цивилизации, Россия как здоровый и большой младенец менее всех испытала на себе влияние апробированного многими западными странами римского права. Именно эти два объективно-субъективных фактора (национальная замкнутость и византийско-православная вера и культура) существенно повлияли на последующий ход развития русского права как права преимущественно духовного и душевного, не слишком интеллектуально рационализированного, права сердечных и эмоциональных переживаний русских людей в этом временном наземном пространстве. Возможно, именно в этом и кроется высокая чувствительность, трансцендентность и непредсказуемость русской души, которой чужды всякие излишне рационализированные запретительные либо ограничительные нормы.
Кто любит и знает Россию по-настоящему, тому хорошо знакомы и эти противоречивые черты русского национального характера, широта и непредсказуемость русской души и поистине сказочные представления о добре и справедливости. Не случайно лучшим примером совершенного и всемогущего человека в русском представлении является не по-дьявольски умный Змей Горыныч или по-житейски расчетливые старшие братья Иванушки-дурачка, а сам Иван-дурак, наивный, но в то же время не по-земному мудрый сердцем младший брат, который может творить невероятные, просто-таки сказочные чудеса, непостижимые для ограниченного ума его более опытных братьев. Так что в русских сказках есть большая подсказка, ключ к преддверию таинственного и противоречивого духа русского права, русской жизни, воли и земли.
Верно подмечая один из теневых моментов русского права, известный русский правовед Б. Кистяковский писал: «Русская интеллигенция никогда не уважала права, никогда не видела в нем ценности…, а в идейном развитии нашей интеллигенции не участвовала ни одна правовая идея»[7]. Это в какой-то мере объясняется тем неоспоримым фактом, что геополитическим окружением России были далеко не всегда дружелюбные соседи, как-то: неразумные и незваные хазары, половцы, печенеги, татары, монголы, надменные шведы, немцы, поляки, турки и другие иноверные народы. Об этом свидетельствует бесчисленное множество исторически зафиксированных казуальных и локальных конфликтов, периодически повторяющихся кратковременных или долговременных агрессивных или оборонительных войн русских со всеми своими территориально близкими и дальними соседями.
Вовсе не случайно, имея в виду также фактор враждебности и недобрососедства, один из самых мудрых и сильных русских правителей император Александр III полушутя заметил, что у России только два союзника: это ее армия и ее флот[8]. Именно воинственный дух и характер русских правителей, а также такой изначальный геополитический расклад (окруженное многими соседями одиночество); огромная, как океан, территория; многомиллионное разносословное, многоэтническое, многоязычное и многоконфессиональное население России в дальнейшем обусловили все остальные постоянные и преходящие измерения, масштабы и формы российского государственно-правового и территориального устройства, в частности, преимущественно монархическую и чрезмерно централизованную власть.
Другие свойства загадочной и противоречивой русской души также предопределили частую смену верховной власти в России и ее законодательство, «заплатанное» спорадическими реформами, равно как и шаткий политический режим, периодически сменяющийся с либерально-демократического на тоталитарно-деспотический. Естественно, что для государственно-политического объединения всей этой разбросанной на многих тысячах километров разноликой человеческой массы неизбежно требовалась уверенная и твердая рука, олицетворяющая централизованную власть в форме самодержавия. Вот почему в России естественным образом сложилась именно самодержавная монархия, а не республиканско-парламентская форма правления. Но даже такая концентрация государственной власти в России, традиционно сохраняемая до начала прошлого века, не всегда была достаточной гарантией постоянного поддержания стабильного социального правопорядка. Чтобы избавиться от излишних сомнений на этот счет, нам достаточно вспомнить о нескончаемой череде так называемых смутных времен на Руси с древности и до наших дней.
Все эти факты свидетельствуют о двух основных и ярко выраженных началах русского правосознания и характера: с одной стороны, это врожденное недоверие к «чужакам» и воинственная установка по отношению к ним, которая сохраняется и в настоящее время; с другой стороны, изначальная склонность русского человека к высшей истине, добру и всему прекрасному, полностью воплощенному в образе Христа Спасителя как в личностном смысле, так и во всех иных социальных измерениях. Разумеется, первозданное святое начало любого богообразного человека и человеческого сообщества (поскольку любой человек рожден по образу и подобию Бога), с одной стороны, и греховное начало (начиная с Адамова греха непослушания), с другой стороны, присущи любому человеку и народу на Земле. И Россия в этом отношении не составляет исключения. Однако Россию всегда отличало, отличает и будет отличать неповторимое своеобразие духовного и исторического развития, а стало быть, свое особое, провидческое и закономерное предназначение в жизни всего человеческого рода. Такое предназначение превыше всякого ограниченного и мерного человеческого разума, своекорыстных предсказаний и примеров исторического опыта прошлых времен.
Итак, два начала русского характера — греховное и духовное — предопределили всю последующую историю России и ее права. В разные периоды жизни русского народа эти два противоборствующих начала в той или иной мере сказались на основных направлениях, этапах и темпах развития духа и содержания права, своеобразии национального законодательства и форм государственного устройства и правления. Именно эти два разнородных начала, испокон веков сражающиеся между собой в сердцах и душах русских людей, являются главным источником противоречивости правосознания и русской души, образуя неразгаданную ее «тайну», как и тайну российского жития-бытия.
Каковы же кровно-этнические истоки родоплеменных объединений «русов», или «русичей», и как могли они повлиять на дух и содержание исторического преобразования русского народа? По мнению известного русского историка В.М. Флоренского, древнейшие предки славян ведут свое начало от «колена библейского Иафета, или Ария», от которого произошли арийские племена: индусы, иранцы (древние мидяне и персы), армяне, эллины, все романские, германские и литовско-славянские племена[9].
Слово «славяне», по мнению некоторых исследователей, происходит от древнего названия города Новгорода, который именовался Славенском (основан легендарным князем Славеном в 859 году). Как известно, до этого русский князь Кий в 430 году основал русское государство со столицей Киев, ставшей столицей древнеславянских племен Куявии[10]. По свидетельствам историков, город Руса являлся центром Славии — объединения славянских племен на севере вокруг озера Ильмень[11]. Некоторые ученые имеют основания предполагать, что именем «Русь» впервые назвали себя славяне языческо-племенного союза Артания в поднепровском Поволжье[12]. В исторической литературе слово «рос» («рус») на древних языках латинян, греков, персов и других народов означало красоту, благородство и мужество. По авторитетному мнению «русского университета» М.В. Ломоносова, русы и славяне означают блистательный народ, «славящийся славою дел своих»[13].
Несмотря на свое высокое предназначение, русскому народу, к великому сожалению, так и не удалось оградить себя от унижений и невосполнимых утрат, причиненных ему враждебными действиями разного рода завоевателей: половцев, хазар, кипчаков, баскаков и иных тюркских племен и ранних варваров. Русским людям не удалось избежать и многовекового монголо-татарского ига. Принявшие веру во Христа и освобожденные духом Спасителя, «русичи» сопротивлялись своим поработителям с неслыханным упорством, предпочитая «быть убиту, нежели полоненну». В этой связи русский философ И. Ильин о противоречивом характере своего народа писал следующее: «Русский народ принял христианство не страхом и не умственностью, а чувством, добротою, совестью и сердечным созерцанием… Его вера желает не власти над вселенною (под предлогом своего правоверия), а совершенного качества. Русский мир жил и рос в пространственных просторах и сам тяготел к просторной нестесненности. …Русский человек или лениво прозябает, или склоняется к вседозволенности: раз вы так! — скажет в сердцах, — плевал я на вас с высокой колокольни! Пошли вы все…! Природная темпераментность души влекла к прямодушию и открытости, превращая его страстность в искренность, и возводила эту искренность к исповедничеству и мученичеству… Еще при первом вторжении татар русский человек предпочел смерть рабству и умел бороться до последнего»[14]. Эти качества русского человека проявлялись во все исторические времена, особенно в годы всеохватывающих кризисов и лихолетий, когда требовались неимоверные усилия, чтобы освободить и сберечь свой народ.
По мнению историка Л. Шишко, «кроме Новгорода, Смоленска, Белорусских княжеств, куда не заходили татары по причине лесов и болот, в остальной Руси едва ли осталась в живых десятая часть жителей»[15]. По свидетельству другого русского историка С.М. Соловьева, «и начали ездить окаянные татары по улицам, переписывая домы христианские. …В Ярославле был убит в это время отступник Изосим, который принял магометанство в угоду татарскомубаскаку и хуже иноплеменников угнетал своих прежних сограждан…»[16].
Неся миллионные потери, русские, украинцы, белорусы, поляки и другие славянские народы существенно смешались с иноземными языческими племенами и народами. По мнению современного русского патриота А. Корешкина, «ни один великий народ, ни одна большая нация индоевропейцев, кроме русской, не перенесла, не пережила столь губительных последствий вражеских нашествий в древности и средневековье»[17]. Однако духом и душою русский народ не ушел с исторической сцены, но еще более окреп и закалился.
В разгар иноземных вторжений Россия в духовном и культурном смысле невольно превратилась в вожделенную женщину, которую насилием или обманом разные языческие племена периодически унижали, но она, несмотря на все эти унижения, время от времени рожала преданных себе сыновей от многих мужчин различных племен, наций и народностей, уже в русском образе составивших главный и богатый колорит великого русского народа. И, как ни парадоксально, самыми лучшими русскими людьми нередко становились инокровные, иноплеменные, инонациональные отпрыски, выросшие на благодатной русской матушке-земле. Такими великими сыновьями земли русской становились, например, потомки призванных на правление Русью варягов-норманнов Рюриковичей, византийско-армянских престолонаследников, немцев Романовых, духовно крещенных во Христе и просвещенных греков, поэтически и литературно одаренных арапов (Пушкин), скандинавов (Лермонтов), военно- и политически продвинутых монголов и татар, одаренных и научно просвещенных поляков, евреев, армян, грузин в лице многокровных Достоевских, Менделеевых, Пастернаков, Сталинов, Микоянов и прочих не совсем «кровно чистых» русских людей. Несмотря на свое не совсем «чисто русское» этническое происхождение, они искренне любили Россию и пожизненно служили ей, тем самым навеки прославив Россию и весь русский народ.
(Продолжение в следующем номере)
 
Библиография
 
1 По-армянски слово «народ» («zhoghovurd») означает собранных воедино или взятых Богом в Свой удел людей для совместного (соборного) обсуждения и решения каких-то общих, жизненно важных, долговременных и бытовых вопросов.
2 Имеется в виду марксистская теория о пяти формациях исторического развития человеческого общества (родоплеменной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической и коммунистической), а также теория локальных цивилизаций, разработанная О. Шпенглером и А. Тойнби.
3 Жизни, осознанной посредством Бога и получившей определенное позитивное значение в Образе (Идее) и Промысле Создателя.
3 Корешкин А.И. Вставайте, люди русские! — М., 2004. С. 369.
5 См.: Равноапостольный Владимир / Патриарший православный календарь. 2007. 28 июля.
6 См.: Библия. Новый Завет: Мф., 20:1-15.
7 Цит. по: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. — Ростов н/Д, 1995. С. 5.
8 См.: Пашенцев Д.А. История государства и права России. — М., 2004. С. 9.
9 См.: Флоренский В.М. Первобытные славяне. (По памятникам их доисторической жизни; опыт славянской археологии). — Томск, 1894. С. 2.
10 См.: Нелепин Р.А. История казачества. Т. 1. — СПб., 1995. С. 68.
11 См.: Цечоев В.К., Власов В.И. История отечественного государства и права. — Ростов н/Д, 2003. С. 109.
12 См.: Корешкин А.И. Указ. соч. С. 25.
13  Ломоносов М.В. Древняя российская история от начала российского народа до кончины Великого князя Ярослава Первого, или до 1054 г. — СПб., 1766. С. 58.
14 Ильин И. Основы борьбы за национальную Россию (1928) // Родина: Русская философия. Православная культура. — М., 1992. С. 137, 139, 140.
15 Шишко Л. Рассказы из русской истории. — М., 1991. С. 28.
16 Соловьев С.М. История России с древнейших времен. В 15 т. — М., 1960. Кн. 2. С. 159—160.
17 Корешкин А.И. Указ. соч. С. 43.