А.В. ЗЕЛЕНОВ,

аспирант кафедры теории и истории государства и права юридического факультета ГОУ ВПО«Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского», преподаватель кафедры юриспруденции НОУ ВПО «Московский психолого-социальный институт»

 

Рассматриваются особенности становления российского избирательного права начиная с Древней Руси до нашего времени. Анализируются исторические этапы возникновения и развития институтов непосредственной демократии в нашей стране, их влияние на построение народовластия в современной России.

Ключевые слова: избирательное право, институт демократии, народовластие.

 

Корни избирательного права в России уходят в далекое прошлое. Уже на заре истории российского государства наблюдаются типичные формы непосредственной демократии — прообраз всякого представительства. Это выражалось в том, что во многих землях Древней Руси складывались особые учреждения — вече.

В науке не существует единого мнения о составе веча и его роли в решении государственных вопросов. Взгляды исследователей расходятся по этому вопросу диаметрально противоположно: от утверждения о преобладании на раннем этапе русской истории власти народа над властью князя до отказа вечевым собраниям в представительном характере[1].  Причина этого, на наш взгляд, кроется, прежде всего, в скудности исторических источников и в сложности их научной критики, так как свидетельства о деятельности представительства в Древней Руси рассредоточены в огромном количестве летописей и актов.

Традиционной является точка зрения, что в нем могло принимать участие все свободное мужское население города, которое сходилось по звону вечевого колокола. В.М. Грибовский отмечал, что вече представлял собой «собрание полномочных граждан, представляющее собой орган государственной власти»[2].  По мнению Сергеевича, княжеская власть и народное вечевое представительство суть «два противоположных, но необходимых друг для друга элемента: с одной стороны, народ не может жить без князя, с другой — главную силу князя составляет тот же народ; следовательно, князь есть в высшей степени народная власть»[3]. 

Участие в вечевых собраниях понималось в древности как право, принадлежащее свободному человеку. Под свободными людьми, имеющими право участия в народных думах подразумевалось не все население поголовно, а свободные люди, которые не стоят под отеческой властью и не находятся в какой-либо иной частной зависимости. Каждый, имеющий право, участвует непосредственно, а не через представителя.

На народном вече избирали высших должностных лиц государства: князей (в Новгороде — с 1136 г.), посадников (как правило, из числа военных бояр) и тысяцких. Голосовали в новгородском вече вполне цивилизованным способом: с помощью берестяных «бюллетеней», на которых было написано имя избранника. Споры, связанные с нарушением порядка выборов решались с помощью судебных поединков — так называемого поля, проведение которого регламентировалось.

Таким образом, народное вечевое собрание являлось заметным и влиятельным государственным институтом. Жители города были политически активны и реально причастны к управлению. Сложились также и демократические традиции: альтернативность выборов, строгий контроль за действиями выборных лиц, вплоть до смещени