Н.И. ЯРОШЕНКО,

кандидат юридических наук., доцент кафедры конституционного и муниципального права РУДН

 

С  принятием в 1993 году Конституции РФ была обозначена правовая природа судебной власти в России. На протяжении 17 лет происходила реализация норм статей Конституции РФ о судебной власти, что позволило говорить об историческом аспекте правовой природы судебной власти.

Вообще, организация судебной власти предопределяется принадлежностью государства к определенной правовой системе, а также традициями, уровнем правовой культуры и правосознания. Мировой практике известны две модели организации судебной власти: 1) американская, когда власть осуществляется единой системой общих судов и 2) европейская, когда власть реализуется дифференцированной системой специальных судов, которые отличаются осуществлением правосудия и судебно-конституционного контроля одновременно в первом случае и раздельно во втором. Россия принадлежит к европейскому типу права, и поэтому Конституция РФ 1993 г. восприняла европейскую модель организации судебной власти. Но этому предшествовал исторический путь развития судебной власти и ее закрепление в конституциях страны на протяжении десятилетий.

В первой Конституции РСФСР 1918 г. не было упоминаний о суде, кроме того, что судоустройство и судопроизводство подлежат ведению Всероссийского съезда Советов и Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ст. 49), т. е. судебная власть объединялась с ветвью исполнительной власти. Такой подход сохранялся длительный период. В Конституции СССР 1924 г. вопросы судебной власти не регулировались, за исключением упоминания о создании при ВЦИК Верховного Суда СССР (ст. 43); в Конституции 1936 г. хотя и содержалась глава «Суд и прокуратура», декларировавшая, что правосудие осуществляется только судом (ст. 102), однако в стране функционировала параллельная система внесудебных репрессий — Особое совещание. Впервые отделение судебной власти от других ветвей власти было закреплено в Конституциях СССР 1977 г. и РСФСР 1978 г., где содержалась специальная глава «Правосудие и прокурорский надзор». Термин «судебная власть» впервые упоминается в ст. 23 Закона  от 4 августа 1989 г.«О статусе судей в СССР»[1], назвавшей символы судебной власти. Окончательное нормативное оформление разделения властей в качестве принципа организации государственной власти получило в в ст. 13. Декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г. В дальнейшем свое конституционное закрепление этот принцип получил в ст. 10 Конституции РФ 1993 г.

Как отмечает Е.Б. Абросимова, обособление суда от системы исполнительных органов, приобретение им институциональной и организационной независимости возможно только в государствах, признающих в качестве фундаментальной основы конституционного строя или порядка принцип разделения властей. Собственно с этого момента и можно говорить о судебной власти[2]. 

«Правовая природа судебной деятельности, прежде всего обусловлена соответствием этой деятельности тому функциональному назначению суда, которое выражено и закреплено в Конституции РФ»[3]. В целом правовая природа судебной власти, по справедливому замечанию М.Ф. Косолапова,[4] определена не только в главе 7 Конституции РФ, но и в других главах: в основах конституционного строя (статьи 10, 11); в главе 2, закрепляющей права и свободы человека и гражданина; в главе о федеративном устройстве (подп. «б», «о», ст. 71, п. «л» ст. 72); в главе о Президенте РФ; в главе 5 о Федеральном Собрании, т. е. в пяти главах из девяти, а также в разделе втором Конституции.

Это говорит о важности данной ветви власти, ее роли в процессе защиты прав и свобод, а также о существовании широких взаимосвязей судебной и других ветвей власти, о взаимосвязи судебной власти и Президента РФ.

Анализ норм Конституции РФ позволяет выделить несколько направлений: 1) Президент РФ формирует судейский корпус (п. «е» ст. 83); 2) суды рассматривают по представлению Президента РФ разногласия между органами государственной власти России и субъектов Федерации, а также между органами государственной власти субъектов Федерации (ч. 1 ст. 85); 3)суды проверяют акты органов исполнительной власти субъектов Федерации по представлению Президента РФ (ч. 2 ст. 85);

4) Конституционный Суд РФ и Верховный Суд РФ участвуют в процедуре отрешения Президента РФ от должности (ч. 1 ст. 93); 5) Конституционный Суд РФ проверяет конституционность актов Президента РФ, проверяет по запросам Президента РФ конституционность нормативных актов других ветвей власти и уровней, разрешает споры о компетенции между Президентом РФ и органами государственной власти России и субъектов Федерации, по запросам Президента РФ осуществляет толкование Конституции РФ (ст. 125). Также стоит отметить, что арбитражные и общей юрисдикции суды проверяют законность актов Президента РФ.

Таким образом, Конституция РФ, обозначив природу судебной власти, четко определила ее место в системе властей, границы взаимодействия и роль в построении правового государства. Как отмечает Г.Г. Черемных, судебная ветвь власти оказалась единственной, структура и организация которой определена Конституцией РФ в полном объеме[5]. На наш взгляд, это еще одно подтверждение важности и значимости этой ветви власти в государстве.

Становление судебной системы России происходило с учетом статьи 71 Конституции РФ, предусматривающей, что в ведении Российской Федерации находятся вопросы судоустройства и установления системы федеральных органов судебной власти. Это говорит о единстве судебной системы, даже учитывая разделение власти по вертикали и горизонтали.  Для судебной власти, в отличие от законодательной и исполнительной, не характерно такое разделение в полном объеме. Единство судебной системы обеспечено путем: а) установления судебной системы Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации»;

б) соблюдения всеми федеральными и мировыми судьями правил судопроизводства, установленных федеральными законами; в) применения всеми судами общих источников права;

г) признания обязательности исполнения на всей территории страны судебных решений, вступивших в законную силу; д) законодательного закрепления единства статуса судей;

е) финансирования судов из федерального бюджета. Конституционное закрепление о введении России данных вопросов свидетельствует об установлении единой законности и конституционности в стране, которая достигается, в том числе путем обжалования решений нижестоящих вышестоящими судами.

Конституция РФ и Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» закрепили и установили судебную систему России, определив федеральные суды и суды субъектов Федерации, к тому же различив общую и специальную юрисдикцию и запретив создание чрезвычайных судов. К федеральным судам относятся Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ. К судам субъектов Федерации — конституционные (уставные) суды и мировые судьи, отсутствие конституционного закрепления института которых восполняется нормотворчеством субъектов Федерации.

Судебная власть организационно разделена на три самостоятельных вида: конституционная юрисдикция, общая юрисдикция, арбит-ражная юрисдикция, при этом не разрушается единство судебной власти. Один вид отличается от другого предметом ведения и компетенцией, объемом полномочий и пределами их реализации, при этом все суды независимы между собой. Высший Арбитражный Суд РФ, арбитражные суды округов и арбитражные суды субъектов Федерации составляют систему федеральных арбитражных судов. Систему федеральных судов общей юрисдикции составляют Верховный Суд РФ, Верховные суды субъектов Федерации (республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов), районные суды, военные и специализированные суды. Конституционный Суд РФ и конституционные (уставные) суды субъектов не составляют единой иерархии, действуют самостоятельно, имеют разную нормативную основу, разный предмет и объект конституционного контроля. Таким образом, для федеральных и арбитражных судов характерна централизация, в отличие от конституционных судов; действие су-дебных органов осуществляется на двух уровнях — федеральном и региональном. Однако в литературе имеются точки зрения о необходимости создания трех уровней действия судебных органов: 1) федеральные суды Российской Федерации, включающие высшие инстанции трех ветвей судебной власти; 2) федеральные суды субъектов Федерации, куда входят все (за исключением военных и специализированных) федеральные суды, находящиеся на территории соответствующего субъекта, формирование которых обусловлено согласованием с законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Федерации; 3) суды субъектов Федерации[6]. 

По нашему мнению, имеющаяся структура соответствует федеральному, национально-государственному и административно-территориальному устройству страны, исторически себя оправдала, способствует выполнению задач судебной системы и не нарушает единства судебной системы, тем самым действие судебной власти должно быть независимым от законодательной и исполнительной власти, способствуя защите и восстановлению нарушенных прав и свобод человека, гражданина, организации, общества, государства и в каждом случае установлению истины по делу.

«Одной из важных организационных характеристик судебной системы является понятие «судебное звено», которое лежит в основе подразделения судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Судебным звеном являются суды, наделенные одинаковой компетенцией, с одинаковой структурой и занимающие одинаковое место в судебной системе»[7]. Суды общей юрисдикции подразделяются на три звена: районные (городские) суды; суды субъектов Федерации; Верховный Суд РФ. У арбитражных судов выделяют четыре звена: суды субъектов Федерации; федеральные апелляци-онные суды; федеральные суды округов; Выс-ший Арбитражный Суд РФ. Для конституционной юрисдикции выделение звеньев невозможно, поскольку конституционные (уставные) суды и Конституционный Суд РФ не образуют единой иерархии, хотя входят в судебную систему России. Исторически сложившиеся звенья судебной системы оправдали свое существование.

Необходимо отметить достаточную автономию Конституционного Суда РФ в судебной системе России и его особое положение[8]. На наш взгляд, оне выражается в особом предназначении и компетенции Суда, полномочия которого детально расписаны в Конституции РФ, а также в повышенных требованиях к судьям Суда. Взаимодействие Конституционного Суда РФ с другими судами судебной системы осуществляется в процессуальной форме, определенной Федеральными конституционными законами «О Конституционном Суде Российской Федерации», «Об арбитражных судах в Российской Федерации», «О судебной системе Российской Федерации», «О военных судах Российской Федерации» и Гражданским и Арбитражным процессуальными ко-дексами. Так, процессуальные кодексы обязывают суды приостановить производство по делу в случае невозможности его рассмотрения до принятия решения по вопросу, рассматриваемому в порядке конституционного судопроизводства (ст. 215 ГПК РФ, ст. 143 АПК РФ). Также нормативно закреплена процедура обращения арбитражных судов всех уровней в Конституционный Суд РФ с запросом о конституционности закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом деле (статьи 10, 13, 26, 33.3, 36 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации»). Взаимоотношения с судами общей юрисдикции разъяснены в постановлениях и определениях Конституционного Суда РФ и в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Например, Верховный Суд РФ разъяснил, что дела об оспаривании нормативных правовых актов подведомственных судам общей юрисдикции независимо от того, физическое или юридическое лицо обращается в суд, а также какие правоотношения регулирует оспариваемый акт. Исключение составляют дела об оспаривании таких нормативных правовых актов, проверка конституционности которых отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ, и дела об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и свободы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда[9]. Исторический путь развития взаимоотношений судов судебной системы России нашел свое выражение в постановлениях и определениях Конституционного Суда РФ. Так, в 1995 года были сформулированы правовые позиции, согласно которым суды общей юрисдикции не вправе признавать неконституционным закон, который подлежит применению в рассматриваемом им конкретном деле. Этот вопрос подведомствен только Конституционному Суду РФ, который, в свою очередь, не проверяет законность и обоснованность решений судов общей юрисдикции, а решает исключительно вопросы права[10].

В 1997 году Судом сформулирована правовая позиция об обязательной предпосылки допустимости запроса в Конституционный Суд РФ о подтверждении конституционности нормативного акта — обращении прокурора в суд с заявлением о признании опротестованного им закона недействительным[11]. В 1998 году Суд разъяснил, что не осуществляет предварительный контроль законов, не вступивших в силу, и не оценивает утратившие силу правовые акты[12]. С принятием Постановления 16 июня 1998 года[13] разграничена компетенция в области нормоконтроля между Конституционным Судом РФ и другими судами, поскольку в правоприменительной практике имели место случаи признания неконституционными нормативных актов, перечисленных в пунктах «а» и «б» ч. 2, 4 ст. 125 Конституции РФ. Конституционность этих актов правомочен проверять только Конституционный Суд РФ. Суды общей юрисдикции и арбитражные суды, придя к выводу о неконституционности акта, обязаны обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом. Суды общей юрисдикции также не правомочны признавать нормативные акты субъектов Федерации не соответствующими их конституциям (уставам), не обладают полномочиями по прекращению юридической силы нормативных актов, признают акты недействующими, могут проверять соответствие нормативных актов ниже уровня федерального закона иному имеющему большую юридическую силу акту, кроме Конституции РФ, возможно последующая проверка решений на предмет конституционности. Суд указал, что полномочия судов должны быть установлены федеральным конституционным законом, в котором необходимо закрепить виды нормативных актов, подлежащих проверке судами; правила о предметной, территориальной и инстанционной подсудности таких дел; субъекты, управомоченные обращаться в суд с требованием о проверки законности актов; обязательности решений судов по результатам проверки акта для всех правоприменителей по другим делам.

В Постановлении от 11 апреля 2000 года[14] вновь указано на необходимость принятия федерального конституционного закона уже с дополнительным урегулированием полномочий не только судов общей юрисдикции, но и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации по проверке соответствия федеральному закону законов субъекта Федерации. Также Суд разъяснил, что у судов общей юрисдикции отсутствует полномочие лишать законы субъектов Федерации юридической силы; они рассматривают вопрос только о законности акта, могут подтверждать недействительность законов субъектов Федерации, содержащих такие же положения, какие уже были признаны Конституционным Судом неконституционными. Проверка конституций (уставов) субъектов осуществляется только в порядке конституционного судопроизводства, а не гражданского или административного.

В 2002 году Суд сформулировал правовую позицию о том, что он окончательно разрешает публично-правовые споры, устанавливая, что акты, которыми определяется конституционный статус субъекта Федерации, противоречат федеральному закону[15]. В Постановлении от

18 июля 2003 года[16] сформулирована правовая позиция об отсутствии полномочий у прокурора на обращение в суд общей юрисдикции с заявлением о признании положений Конституции (Устава) субъекта Федерации противоречащими федеральному закону.

Решение вопроса о правомерности воспроизведения статей Конституции РФ в тексте конституций (уставов) субъектов Федерации, в том числе тех, предмет которых относится к ведению Российской Федерации, ни по каким основаниям не может быть отнесено к компетенции судов общей юрисдикции. Это только входит в компетенцию Конституционного Суда РФ. Суды общей юрисдикции вправе по инициативе управомоченных лиц, в том числе органов прокуратуры, подтверждать, что нормы Конституции (Устава) субъекта Федерации аналогичны по содержанию нормам других учредительных актов, ранее признанных Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции РФ. В Постановлении от 27 января 2004 года[17] проверена конституционность отдельных статей Гражданского процессуального кодекса РФ в части, закрепляющей полномочия Верховного Суда РФ по рассмотрению и разрешению дел об оспаривании нормативных правовых актов Правительства РФ. Суд воздержался от признания этих статей не соответствующими Конституции РФ по форме нормативного акта и разъяснил, что Верховный Суд правомочен признавать нормативные правовые акты Правительства РФ недействующими, но федеральный конституционный закон принять все же необходимо. Суды общей юрисдикции и арбитражные суды не могут признавать названные акты не соответствующими Конституции и потому утрачивающими силу. Однако нормативные акты, перечисленные в ст.125 Конституции РФ, могут стать предметом рассмотрения в порядке административного судопроизводства.

В определениях Конституционный Суд РФ сформулировал правовые позиции о том, что он не вправе проверять конституционность Конституции РФ ни по каким параметрам; не вправе проверять соответствие нормативных актов прежней Конституции; проверяет соответствие нормативных актов только Конституции РФ, но не отраслевому законодательству и лишь при условии начала производства до утраты оспариваемым актом юридической силы; Конституция РФ не допускает подмены судопроизводства по гражданским, административным или уголовным делам конституционным судопроизводством. Запрос суда о проверке конституционности закона допустим, если закон применен или подлежит применению в рассматриваемом им конкретном деле. Суды общей юрисдикции не вправе ни изменять установленную законом систему процедур судопроизводства, ни формулировать общие предписания нормативного характера о неприменении закона, который не отменен и не признан неконституционным[18].

Все правовые позиции Конституционного Суда РФ указывают на необходимость принятия Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», ибо полномочия судов в соответствии со статьей 128 частью 3 Конституции РФ должны быть установлены федеральным конституционным законом, ввиду отсутствия которого рассмотрение судами общей юрисдикции дел об оспаривании правовых актов регламентируется главой 24 Гражданского процессуального кодекса РФ. Полномочия Военной коллегии Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в сфере судебного нормоконтроля определены Федеральными конституционными законами «О военных судах Российской Федерации» и «Об арбитражных судах в Российской Федерации» соответственно.

Изначально, еще при обсуждении на Конституционном совещании 1993 года президентского проекта Конституции, в частности, главы 7 «Правосудие», были заложены различия конституционного контроля и нормоконтроля. По этому вопросу велась дискуссия. Верховный Суд РФ и Совет судей РФ предложили предусмотреть норму: «Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие закона или правового акта государственного или иного органа Конституции, принимает решение на основании Конституции»[19]. Тамбовский областной Совет предложил следующее положение: «Если суд усмотрит, что нормативный акт, не являющийся законом, противоречит Конституции, он отменяет его в пределах своей компетенции»[20].  Разделяя точку зрения М.А. Митюкова, введение подобного правила означало бы наделение судов общей юрисдикции правом осуществлять конституционный контроль[21]. Т.Г. Морщакова заявила, что «конечно, натолкнувшись на несоответствие подзаконного акта закону, суд не должен применять подзаконный акт». Если закон противоречит Конституции, то суд общей юрисдикции не может принимать окончательное решение о судьбе закона, поскольку решение этой проблемы в компетенции Конституционного Суда РФ. При этом Т.Г. Морщакова полагала, что в подобном случае суд должен откладывать дело и обращаться в Конституционный Суд. «Иначе у нас полномочиями … осуществления конституционного надзора … наделяются все суды»[22]. И.Л. Петрухин говорил, что если судья видит, что подлежащий применению закон противоречит Конституции, то он должен представлять соответствующие материалы в Конституционный Суд[23].

А.М. Барнашов и Р.Ф. Васильев придерживались тоже этой позиции[24]. П.Г. Прокопенко считал, что любой суд может признать недействительным закон субъекта Федерации, а если речь идет о неконституционности федерального закона, то суд приостанавливает дело и обращается в Конституционный Суд РФ[25].

По этому вопросу имелись и иные точки зрения. В результате обсуждения участия других судов в конституционном контроле все участники Конституционного совещания пришли к выводу о том, что суд общей юрисдикции не вправе применять закон, противоречащий Конституции РФ[26]. Суды могут применять любую норму Конституции и принимать решение на основе Конституции, установив несоответствие закона или правового акта государственного или иного органа Конституции[27].

Итак, исторический путь реализации норм статей Конституции РФ о судебной власти, определивших правовую природу самой власти, показал важность и необходимость дальнейшего развития института судебной власти в России.

Правовые позиции Конституционного Суда РФ по вопросам нормоконтроля, устранившие неопределенность и указавшие на пробел в законодательстве в виду отсутствия Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», не выполнены, хотя и повлияли на разработку и принятие новых Гражданского и Арбитражного процессуальных кодексов РФ.

 

Библиография

1 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. — 1989. — № 9. — Ст. 223.

2 Абросимова Е.Б. Судебная власть в Российской Федерации: система и принципы. — М.:  Институт права т публичной политики, 2002. — С. 12.

3 Шевцов В.С. Право и судебная власть в Российской Федерации. — М., 2003. — С. 98.

4 Косолапов М.Ф. Судебная власть в конституционном строе России / под ред. Б.С. Эбзеева. — Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2005. — С. 44.

5 Черемных Г.Г. Судебная власть в Российской Федерации. — М.: Манускрипт, 1998. — С. 15.

6 Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. — М.: Юристъ, 1998. — С.85; Безнасюк А.С., Рустамов Х.У. Судебная власть: Учебник для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2002. — С. 109.

7 Ларин А.Ю., Кузьмин Д.И. Судебная власть и правоохранительные органы. — М.: РГИИС, 2005. — С. 11.

8 Масленникова С.В. Конституционный суд Российской Федерации: природа, толкование и правовые позиции // Судебная власть в России. Роль судебной практики: Учебное пособие/ Сост. Тихомиров Ю.А. — М.: ГУ-ВШЭ, 2002. — С. 28; Махлаева Т.И. Судебная власть в системе разделения властей. — М.: АЭФП, 2003. — С. 44.

9 Постановление Пленума Верховного суда РФ от 20.01.2003. № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская юстиция. — 2003. — № 2.

10 Постановление Конституционного Суда РФ от 25.04.1995 № 3-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой» // СЗ РФ. — 1995. — № 18. — Ст. 1708; Постановление Конституционного Суда РФ от 03.05.1995  № 4-П «По делу о проверке конституционности статей 220-1 и 220-2 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна» // СЗ РФ. — 1995. — № 19. — Ст.1 764.

11 Постановление Конституционного Суда РФ от 30.04.1997 № 7-П «По делу о проверке конституционности Указа Президента РФ от 02.03.1996  № 315 «О порядке переноса срока выборов в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации», Закона Пермской области от 21.02.1996 «О проведении выборов депутатов Законодательного собрания Пермской области» и части 2 статьи 5 Закона Вологодской области от 17.10.1995 «О порядке состава депутатов Законодательного Собрания Вологодской области» (в ред. от 09.11.1995г.)» // СЗ РФ. — 1997. — № 20. — Ст. 2383.

12 Постановление Конституционного Суда РФ от 06.04.1998 № 11-П «По делу о разрешении спора между Советом Федерации и Президентом РФ, между Государственной Думой и Президентом РФ об обязанности Президента РФ подписать принятый федеральный закон «О культурных ценностях, перемещенных в СССР в результате второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации» // СЗ РФ. —1998. — № 16. — Ст. 1779; Постановление Конституционного Суда РФ от 27.04.1998 № 12-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений части первой статьи 92 Конституции Республики Башкортостан, части первой статьи 3 Закона Республики Башкортостан «О Президенте Республики Башкортостан» (в ред. от 28.08.1997) и статей 1 и 7 Закона Республики Башкортостан «О выборах Президента Республики Башкортостан» // СЗ РФ. — 1998. — № 18. — Ст. 2063.

13 Постановление Конституционного суда РФ № 19-П от 16.06.1998 «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации « // СЗ РФ. — 1998. — № 25. — Ст. 3004.

14 Постановление Конституционного Суда РФ № 6-П от 11.04.2000 «По делу о проверки конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с запросом судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации» // СЗ РФ. — 2000. — № 16. — Ст. 1774.

15 Постановление Конституционного Суда РФ от 04.04.2002  № 8-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» в связи с запросами Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) и Совета Республики Государственного Совета — Хасэ Республики Адыгея // СЗ РФ. — 2002. — № 15. — Ст. 1497.

16 Постановление Конституционного суда РФ № 13-П от 18.07.2003 «По делу о проверке конституционности положений статей 115 и 231 ГПК РСФСР, статей 26, 251 и 253 ГПК Российской Федерации, статей 1, 21 и 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с запросами Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан, Государственного Совета Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан» // СЗ РФ. — 2003. — №  30. — Ст. 3101.

17 Постановление Конституционного суда РФ № 1-П от 27.01.2004 «По делу о проверки конституционности отдельных положений пункта 2 части 1 статьи 27, частей 1, 2, и 4 статьи  251, частей 2 и 3 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Правительства Российской Федерации» // СЗ РФ. — 2004. — № 5. — Ст. 403.

18 Определение Конституционного Суда РФ  от 21.12.2001 № 273-О // СПС «КонсультантПлюс»; Определение Конституционного Суда РФ от 06.12.2001  № 249-О // СЗ РФ. — 2002. — № 4. — Ст. 374; Определение Конституционного Суда РФ от 19.04.2001  № 65-О // СЗ РФ. — 2001. — № 20. — Ст. 2059.

19 Конституционное совещание. Стенограммы. Материалы. Документы: в 20 т. Том 1. — М., 1995. — С. 296, 297

20 Там же. — С. 444.

21 Митюков М.А. К истории конституционного правосудия России. — М., 2002. — С. 140.

22Конституционное совещание. Стенограммы. Материалы. Документы: в 20 т. Том 9. — М., 1995. — С. 82-85.

23 Там же. — Том 15. — С. 257.

24 Там же. — Том 13. — С. 384, 385.

25 Там же. — Том 13. — С. 384, 385.

26 Там же. — Том 9. — С. 86.

27 Там же. — Том 13. — С. 389.