В.Н. ОРЛОВ,

старший преподаватель Губкинского института (филиала) Московского государственного открытого университета

 

Институт разрешения индивидуальных трудовых споров был предопределен развитием капитализма в России. Так, высочайше утвержденное мнение Государственного Совета от 03.06.1836 «По проекту Правил о надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимоотношениях фабрикантов и рабочих и об увеличении числа чинов Фабричной инспекции» установило, что «уволенному за нарушения работнику, если сумма наложенных на него штрафов превышала одну треть заработка, представляется расторжение договора обжаловать суду, который, если признает жалобу основательной, постановляет о вознаграждении рабочего за понесенные им убытки». Содержание этого нормативного акта показывает узость вопросов, которые мог рассматривать суд. Только уволенные работники могли обращаться за судебной защитой, при неправильном наложении штрафа работник судебной защиты не имел. Несмотря на это, документ имел прогрессивное значение, так как в нем отражено отношение государства к индивидуальным трудовым спорам. Споры играли немаловажную роль в защите прав работников, и государство вынуждено было регламентировать их рассмотрение.

Одним из основных лозунгов октябрьского переворота 1917 года было провозглашение равенства всех участников трудовых отношений. Считалось, что любой человек может управлять государством, с уничтожением неравенства исчезнут и предпосылки возникновения трудовых споров. Доктрина равенства граждан была глубоко идеалистичной, свершение революции не исключило индивидуальных трудовых споров, что вынудило ЦИК и СНК СССР 29.08.1928 принять Правила о примирительно-третейском и судебном рассмотрении трудовых конфликтов. До их принятия трудовое законодательство не проводило четкого разграничения компетенции примирительно-третейских и судебных органов, что в отдельных случаях приводило к дублированию в их работе.

Правила о примирительно-третейском и судебном рассмотрении трудовых конфликтов и Положение рабоче-крестьянской комиссии о примирительных камерах и третейских судах 1928 года значительно сократили срок рассмотрения трудовых конфликтов, улучшили порядок разрешения трудовых споров, расширили процессуальные гарантии защиты прав трудящихся. Передача надзорных функций областным, республиканским и центральным комитетам и профессиональным союзам, выполнявшихся районными, губернскими и областными органами Наркомтруда РСФСР, во многих случаях приводила к волоките рассмотрения трудовых споров.

Законодатель считал, что любой трудовой конфликт до тех пор, пока работник не обратился с заявлением в орган, компетентный рассматривать трудовые споры, — всего лишь разногласия между работником и работодателем. Их легче всего разрешить «в рабочем порядке», не прибегая к судебным процедурам. Оптимальный вариант заключался в нахождении разумного компромисса между сторонами. Если компромисса достичь не удавалось, дело передавалось на рассмотрение суда.

Правила о примирительно-третейском и судебном рассмотрении трудовых конфликтов предоставляли возможность на обращение в органы, рассматривавшие трудовые споры, по любым вопросам. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31.01.1957 было утверждено Положение о порядке рассмотрения трудовых споров, в связи с чем Правила были признаны утратившими силу. Этим же Указом в КЗоТ РСФСР 1922 года были внесены дополнения, касающиеся рассмотрения трудовых споров. Было установлено, что они рассматриваются комиссиями по трудовым спорам (КТС); фабричными, заводскими, местными комитетами профессиональных союзов; народными судами.

КТС образовывались на предприятиях, в учреждениях и организациях из равного числа постоянных представителей фабричного, заводского или местного комитета профессионального союза и администрации предприятия, учреждения, организации. Комиссии являлись обязательным органом по рассмотрению всех трудовых споров, возникавших на предприятиях, в учреждениях и организациях между рабочими и служащими, с одной стороны, и администрацией — с другой.

Трудовые споры о восстановлении на работе при неправильном увольнении на основании постановления Президиума Верховного Совета СССР от 27.01.1959 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о восстановлении на работе» разрешались непосредственно в суде без предварительного обращения в КТС и фабричный, заводской или местный комитет профессионального союза. Выделение этой категории споров из ведения комиссии объясняется тем, что в их состав входили представители фабричного, заводского или местного комитета профессионального союза и администрации, которые уже высказались за увольнение. В то же время при увольнении, которое оспаривалось работником, необходимо максимально быстрое и правильное разрешение спора компетентным и независимым судебным органом, ибо речь шла о существенном ущемлении интересов не только уволенного работника, но и членов его семьи. В тот период нередко нарушались требования п. 10 Положения о согласии фабричного, заводского или местного комитета профессионального союза на увольнение рабочих и служащих; увольнения часто производились без участия последних.

Восстановление нарушенных прав трудящихся в значительной мере обеспечивалось законодательством. Так, КТС действовали на основании Положения о порядке рассмотрения трудовых споров, утвержденного указом Президиума Верховного Совета СССР от 31.01.1957, и кодексов законов о труде союзных республик (см. ст. 171 КЗоТ РСФСР).

Права фабричных, заводских или местных комитетов профессионального союза в разрешении ими споров были урегулированы Положением о правах фабричного, заводского, местного комитета профессионального союза; Положением о порядке рассмотрения трудовых споров; Уставом профессиональных союзов СССР; кодексами законов о труде союзных республик; руководящими постановлениями Президиума и Секретариата ВЦСПС.

В КТС должны были быть члены комитета, имевшие опыт профсоюзной работы, знавшие законодательство о труде, вопросы заработной платы, пользовавшиеся авторитетом и доверием в коллективе. В комиссию рекомендовалось выделять от каждой стороны по два представителя, что обеспечивало нормальную работу комиссии в случае длительного отсутствия одного из ее членов (отпуск, болезнь, мотивированный отвод и т. д.). В каждом заседании комиссии участие всех представителей сторон, выделенных в ее состав, было не обязательно, достаточно, чтобы на заседании участвовали лишь по одному представителю от каждой стороны. Количество членов комиссии, участвовавших в ее заседании от каждой стороны, должно было быть одинаковым.

Рассмотрение трудовых споров работников в порядке подчиненности регулировалось Положением о порядке рассмотрения трудовых споров, уставами и отдельными постановлениями, например постановлением ЦИК и СНК СССР от 13.10.1929 «Об основах дисциплинарного законодательства СССР и союзных республик».

В вышестоящих органах в порядке подчиненности рассматривались трудовые споры работников, должности которых перечислены в перечне по вопросам увольнения, смещения с должности, перевода на другую работу и наложения на них дисциплинарных взысканий. Работники могли подавать заявление в те органы или тем должностным лицам, которым непосредственно подчинено предприятие, учреждение или должностное лицо, действия которого обжаловались.

Положение о порядке рассмотрения трудовых споров не ограничивало право трудящихся на обращение в КТС какими-либо давностными сроками. Все споры должны были рассматриваться в присутствии заинтересованных работников, что обеспечивало им возможность обосновать свои требования личными объяснениями, активно участвовать в обсуждении доводов администрации, представлять доказательства по спору и принимать участие в их исследовании.

Заинтересованный работник должен был своевременно извещаться о времени и месте

заседания комиссии в целях безусловного выполнения этого требования. По письменной просьбе самого заинтересованного работника его заявление могло быть рассмотрено заочно1. Обе стороны могли обращаться в суд только по тем требованиям, которые были предметом рассмотрения в КТС и фабричном, заводском или местном комитете профессионального союза.

Некоторые трудовые споры рассматривались судами непосредственно без предварительного обращения заинтересованных сторон в КТС и фабричный, заводской или местный комитет профессионального союза. По спорам о взыскании материального ущерба с работников (в том числе уволенных), несущих полную материальную ответственность, администрация вправе была обращаться непосредственно в народный суд.

Работник, уволенный по инициативе администрации с согласия фабричного, заводского или местного комитета профессионального союза, мог обратиться непосредственно в суд с

иском о восстановлении на работе. Такое же право имел работник, уволенный по инициативе администрации без согласия фабричного, заводского или местного комитета профессионального союза.

Администрация не могла обжаловать решения КТС и фабричного, заводского или местного комитета профессионального союза (см. разъяснение Госкомтруда и Секретариата ВЦСПС

от 29.08.1963 № 2023 «О применении пункта 21 Положения о порядке рассмотрения трудовых споров»). Органы прокуратуры, используя свое право надзора за точным исполнением законов, вправе были опротестовать незаконное решение комиссии (ст. 13 Положения о прокурорском надзоре, утвержденного указом Президиума Верховного Совета СССР от 24.05.1955).

В случае неисполнения администрацией предприятия, учреждения, организации в срок, указанный в законе, решения КТС или постановления фабричного, заводского или местного комитета профессионального союза по существу трудового спора последний выдавал заинтересованному работнику удостоверение, имевшее силу исполнительного листа. Удостоверение не выдавалось, если работник или администрация в установленный срок

обращались в суд за разрешением трудового спора.

Отражением общей тенденции развития социалистической демократии и правозащитной функции государства было обеспечение и расширение судебной защиты прав трудящихся. Судебный порядок рассмотрения споров о восстановлении на работе обладал рядом преимуществ, которые отличали его от их рассмотрения КТС и фабричным, заводским или местным комитетом профессионального союза или в порядке подчиненности. Судебный порядок открывал большие возможности исследования взаимоотношений сторон и правильного разрешения спора.

Порядок рассмотрения трудовых дел в судебных органах определялся Основами гражданского судопроизводства СССР и союзных республик, гражданскими процессуальными кодексами и кодексами законов о труде союзных республик, Положением о порядке рассмотрения трудовых споров, руководящими указаниями пленумов Верховного суда СССР и Верховных судов союзных республик.

Законность и обоснованность решений советского суда в значительной мере обеспечивалась теми демократическими принципами, на которых строилась его деятельность. Это участие общественности, независимость судей, выборность и отчетность судей и народных заседателей, возможность их досрочного отзыва и др.

Судебный порядок разрешения споров о восстановлении на работе не только обеспечивал защиту прав незаконно уволенных работников, но и содействовал предотвращению незаконных увольнений рабочих и служащих. Заявление о неправильном увольнении и о восстановлении на работе подавалось работником в народный суд в месячный срок со дня предъявления ему приказа об увольнении. Рабочие и служащие по искам о взыскании заработной платы и по другим требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений, освобождались от уплаты судебных расходов, в том числе от государственной пошлины. Решение суда вступало в законную силу по истечении срока на кассационное обжалование и опротестование (десять дней), если не было обжаловано или опротестовано.

Предупреждение трудовых споров являлось составной частью идеологии воспитания коммунистического отношения к труду и общественной собственности. Изучение причин трудовых споров при социализме давало возможность осознанно их преодолевать, вести борьбу за коммунистическую идею, которой было подчинено трудовое и иное законодательство.

Трудовые споры в условиях социализма были следствием следующих причин экономического, политического и социального порядка:

· столкновений разных интересов трудящихся;

· имеющихся провалов в воспитании коммунистического отношения к труду;

· недостаточного знания сторонами норм конституционного, административного и трудового права;

· различного понимания статуса администрации и профсоюзных органов;

· неясной и нечеткой формулировкой некоторых правовых норм о труде;

· сознательной неурегулированностью нормами права различных трудовых отношений.

Трудовые споры в СССР внешне не являлись антагонистическими разногласиями по применению условий труда между участниками трудовых правоотношений.

Под индивидуальными трудовыми спорами понимаются неурегулированные путем непосредственных или с участием профессионального союза переговоров разногласия между

администрацией и отдельным работником по вопросам применения законодательства о труде, иных нормативных правовых актов, коллективного договора, соглашения, трудового договора.

Проблема рассмотрения индивидуальных трудовых споров остро стояла с момента зарождения промышленности в России. Смена власти, изменение политического режима не снимали индивидуальных трудовых споров. Советское государство, видя, что построение социализма не привело к исчезновению трудовых споров, принимало меры к их урегулированию, не выпуская их из-под контроля. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что очень долго некоторые категории рабочих и служащих не имели права на судебную защиту своих интересов.

Крах тоталитарного режима и переход к построению правового государства способствовали принятию более демократичных законов в области рассмотрения индивидуальных трудовых споров. Прогрессивным шагом было внесение в 1992 году изменений в КЗоТ РСФСР, расширивших возможность работников на судебную защиту их нарушенных прав.

 

Библиография

1 См.: Дворников И.С., Лившиц Р.З., Румянцева М.С. Трудовое законодательство. — М., 1963. С. 500.