Страницы в журнале: 156-162

 

А.В. КРОПАЧЕВА,

аспирант Омского государственного университета им. Достоевского

 

В статье исследуется вопрос поэтапного развития института органов надзора над строительной деятельностью, начиная со времен Петра I и по настоящее время; рассматриваются документы, имеющие принципиальное значение в сфере строительства; анализируется современная структура и правовая основа функционирования органов надзора над строительной деятельностью.

Ключевые слова: история развития, строительная деятельность, государственные органы, контроль, застройка, ответственность.

 

In article the question of stage-by-stage development of bodies of building supervision since Peter I times and on the present is investigated. The author considers documents having the important basic value in building sphere, specifies in existence of posts in building sphere during the different historical periods, and speaks about modern structure and a legal basis of activity of bo-

dies of building supervision.

Keywords: development history, building activity, state structures, the control, building, responsibility.

 

Исторически так сложилось, что строительство объектов недвижимости производственного и иного назначения являлось залогом экономического и социального развития поселений различного типа, представляя собой один из самых дорогостоящих и трудоемких видов созидательной деятельности человека. Разрушение строений в большинстве случаев приносило колоссальные убытки и влекло человеческие жертвы, отрицательно сказывалось на социальной стабильности. Все это обусловило повышенное внимание государства к вопросам капитального строительства, осуществляемого как для казенных, так и для личных нужд.

История развития института органов архитектурно-строительного надзора неразрывно связана с историей архитектуры и градостроительства в нашей стране.

Первые упоминания о прообразе организационно оформленных органов строительного надзора относят к временам правления Петра I, волей которого была учреждена должность генерал-архитектора. Перед государством стояла важнейшая задача — преодолеть экономическую, политическую, культурную отсталость страны, и Петр I вел поиски таких форм организации ее хозяйства, быта и просвещения, которые позволили бы в полной мере реализовать колоссальный природный потенциал России и духовное богатство ее народа[1].

Россия остро нуждалась в выходе к морским путям — к Азовскому, Черному и Балтийскому морям. В этот период Россия находилась в состоянии войны, и существовала необходимость в создании новых крепостей: Азова, Кронштадта, Елисаветграда и др. Особое место среди них занимал Петербург, основанный в 1703 году, сочетавший функции крепости, столицы, промышленного и культурного центра[2].

Строительством была охвачена вся территория страны, расширялось производство строительных материалов. В Петровскую эпоху ведущее место занимал государственный заказ. Новое строительство производилось под эгидой государства, требовался жесткий контроль над осуществлением данного рода деятельности.

Государственное управление охватывало весь процесс строительства — от планировки города и его благоустройства до облика зданий и их конструкций, включая даже устройство дымоходов. Личное вмешательство Петра I оказывало значительное влияние на строительную деятельность. Он собственными руками строил «образцовые мазанки» в Москве и Петербурге. Приказывал ломать стихийно складывавшуюся застройку новой столицы, прокладывал регулярные улицы, вводил застройку «сплошной фасадою»[3]. Также он издал правила возведения в городах построек, наблюдение за исполнением которых возложил на полицейскую канцелярию.

В период царствования Петра I законодательство, регулировавшее отношения, связанные с землей и недвижимым имуществом, претерпело значительные изменения. Была предпринята вполне успешная попытка системного подхода к этой проблеме. В числе источников права появился указ, который был первым юридическим основанием контроля строительной деятельности. Указ устанавливал наказание в виде смертной казни через повешение «без различия персоны» в отношении тех, «кто впредь будет чинить какой вред в строительном деле».

В XVII веке надзор над строительной деятельностью не был разделен: он являлся полицейской обязанностью воевод больших и малых городов. Контроль носил финансовый характер и заключался в уведомлении царя о понесенных расходах либо в утверждении царем сметы на строительство и наделении воеводы определенными полномочиями по управлению строительством. Существовало два вида построек: «от казны» и «за мирской счет». В первом случае воевода был обязан назначить ответственных за строительство (из числа дворян или боярских детей или выборных целовальников) и уведомлять о его ходе, а также понесенных расходах государя. Во втором случае воевода только давал предписания, не вмешиваясь в вопросы финансирования[4]. Таким образом, фактически городской воевода и был прообразом

ныне действующих органов государственного архитектурно-строительного надзора. Необходимо обратить внимание на то, что ситуация с разграничением предметов ведения между властью общегосударственной и властью местной до настоящего времени не изменилась.

В конце XVII века наметилась тенденция к обособлению надзорной деятельности в строительстве как самостоятельного направления реализации исполнительной власти. Взять для примера Устав столичного города Санкт-Петербурга от 12 сентября 1798 г., согласно которому было образовано особое правление, называемое Конторой городских поселений, под ведомством Комиссии о снабжении резиденции припасами[5]. Особенность организации деятельности этого правления состояла в надзорных полномочиях, строго распределявшихся между сотрудниками. Бау-инспектор надзирал за соответствием строительства утвержденному плану и «правильностью фасадов» как государственных, так и частных зданий. Маурмейстеры должны были контролировать прочность фундаментов, сводов, стен, принимать здания в эксплуатацию. В случае разрушения или потери прочности здания или сооружения маурмейстеры отчитывались перед Комиссией о снабжении резиденции припасами на законодательном уровне. Таким образом, уже в конце XVII века были введены градостроительная документация и государственные градостроительные нормативы и правила, а также специализация субъектов, осуществляющих надзор.

Опыт архитектуры и строительства петровского времени оказал существенное влияние на последующее развитие русской архитектуры, закрепив не только новые формы профессиональной деятельности строителей и архитекторов, но и идеи регулярного градостроительства и архитектурного формообразования, а также зарождение первых форм контролирующих органов в данной области[6].

В середине XVIII века проектная деятельность была централизована. М.П. Еропкин в 1737—1741 гг. разработал трактат «Должность архитектурной экспедиции» (далее — Трактат) — важный документ, в котором впервые были систематизированы представления о знаниях, занятиях, целях деятельности архитектора[7]. Документ отображал особенности русского строительного дела и условия широко развернувшегося градостроительства Петербурга. Задача Трактата заключалась в просвещении, учении и формировании определенного воззрения на теоретические и практические проблемы строительства в России.

Трактат предусматривал создание твердой системы государственного руководства планировкой города, проектированием зданий, отводом участков, собственно строительством. В связи с этим был утвержден руководящий пост архитектора, состоящего на государственной службе. Особо выделялась должность обердиректора, основными функциями которого стал контроль выполнения проектов строительства, правильного отвода земельных участков и планировки города[8].

В обязанность обер-директора входило «каждую неделю один день ездить и надсматривать, везде ль так исправно в работах при строениях поступают»[9], а при выявлении нарушений штрафовать или прибегать к телесным наказаниям.

Правом обер-директора было «иметь старания о всяких публичных строениях, принадлежащих красоте и славе нашей императорской резиденции, и сколько возможность допустит из определенной на такие строения суммы, по общему согласию с генералом полицеймейстером назначать, где чему надлежит быть по приличности города…»[10]

Архитекторы, занимавшиеся гражданским строительством, согласно положениям Трактата ведали выдачей разрешений на строительство и контролировали выполнение работ мастерами-строителями, «ибо каждому зданию генеральный прожект и инвенция сочинена бывает архитектором, а не мастерами-строителями» и любое отступление от замысла несет «неприличное примешание или вред и всему зданию порок»[11].

Реализация правовых норм Трактата обеспечивалась в период правления Екатерины II, когда было перепланировано 384 поселения, и при Александре I, в царствование которого новые планы получили еще 11 городов Российской империи. Екатерина II учредила центральную комиссию и приказ, ведавшие вопросами строительства. При Александре I строительный надзор был передан в Министерство внутренних дел, в составе которого был учрежден Строительный комитет.

В дальнейшем случилась реорганизация учреждений строительной полиции (например,  при Министерстве внутренних дел был образован Техническо-строительный комитет). Произошла ликвидация строительных и дорожных комиссий. Взамен начали действовать строительные отделения, состоящие из инженера, архитектора и нескольких техников. Эти государственные органы стали заведовать строительной частью как казенных, так и частных зданий.

Правовое регулирование строительства казенных зданий было предусмотрено в разделе 2-5 Строительного устава 1857 года (далее — Устав)[12], в соответствии с которым строительство производилось под наблюдением архитекторов или лиц, получивших свидетельства от Техническо-строительного комитета. Кроме того, Устав содержал сведения о требованиях по строительству тюрем, гарантийных зданий, церквей и молитвенных домов для верующих различных вероисповеданий.

Частные городские постройки должны были возводиться в соответствии с утвержденным планом города. Необходимо было получить разрешение городской управы на каждое здание, которая при этом проверяла соблюдение всех предусмотренных Уставом требований.

Устав в целях профилактики пожаров ограничивал постройку деревянных зданий в городах. Например, строительство бани данный документ предписывал осуществлять рядом с источником воды, при этом она не должна была представлять опасность для городских построек.

Планы по строительству сельских зданий необходимо было согласовывать с местными земскими начальниками и земскими управами. Общий надзор над соблюдением Устава был возложен на городские и земские учреждения и на органы общей полиции в России. Последние, в свою очередь, имели право давать предписания в отношении зданий, представляющих опасность для окружающих, на их перестройку или снос. Если же владелец не исполнял данное предписание, то полицейские принимали соответствующие меры самостоятельно: составляли протокол, который затем направлялся в суд. Помимо выявления нарушений и противозаконных действий строителей, создающих угрозу общественной и личной безопасности, полиция контролировала правильность произведенных построек и проводила их освидетельствование по окончании строительства.

В дальнейшем получает развитие ведомственный контроль. Возьмем для примера Указ императора Николая I от 11 июня 1850 г., в соответствии с которым были образованы управления начальника инженеров. Главной задачей этих органов управления было осуществление контроля над строительством зданий в крепостях, выражавшегося в проверке проектов смет и технических отчетов, исправлении чертежей, изучении соответствия производимых строительных работ проектам и разрешениям корпусного командира, рассмотрении соблюдения правил инженерного и строительного искусства, своевременном снабжении строительными материалами.

Безусловно, ведомственный контроль играл важную роль в обеспечении безопасности и экономической обоснованности строительных работ. В итоге он позитивно влиял на архитектурный облик городов, основные здания которых относились к гарнизонным крепостям, и сохранял государственную казну от неоправданных расходов. Становление и развитие ведомственного строительного контроля и его нормативной основы является одним из ключевых моментов в развитии архитектурно-строительного надзора в России.

С приходом к власти Николая I была установлена более совершенная система контроля над архитектурой и строительством — централизованная. Контроль осуществляло Главное управление путей сообщения и публичных зданий, строительство крупных объектов курировал сам император[13].

К концу XIX — началу XX века архитектурно-строительный надзор над возводимыми и реконструируемыми сооружениями в городах принял практически современный облик. Утвержденные строительным отделом городской управы и согласованные в строительном отделе губернских правлений здания и сооружения строились под наблюдением участкового и полиции, которая осуществляла на местах «техническо-полицейский надзор». Для управления строительной деятельностью при Министерстве внутренних дел был создан технический строительный комитет, осуществлявший общий контроль над строительной деятельностью в России[14].

Необходимо отметить и негативные последствия произошедших в этот период изменений: отсутствовал жесткий контроль со стороны государства над процессами, происходившими в сфере градостроительства. Государственные органы постепенно ослабляли контроль над застройкой, предоставляя большую самостоятельность земствам и частным предпринимателям. Таким образом, застройка осуществлялась без взаимной увязки и проектов и не всегда вписывалась в окружающую среду. Облик городов заметно ухудшался, утрачивал художественную гармонию[15].

Для устранения возможности возведения постройки из недоброкачественного материала Устав предписывал домовладельцу иметь консультанта-архитектора. За этим наблюдали органы техническо-полицейского надзора, которым архитектор, осуществлявший контроль постройки, представлял вместе с утвержденным проектом отзыв о качестве и прочности строительного материала. Это было необходимо, поскольку законом устанавливалась ответственность поставщиков строительных материалов и подрядчиков. Подводя итог, можно сделать вывод о том, что надзорные функции осуществлялись исключительно полицией, а контроль качества строительства и соответствия проектов установленным нормам проводился строительными отделами городских управ, строительными отделами губернских правлений, участковыми архитекторами и специально нанимаемыми консультант-архитекторами.

В некоторых случаях, например, при строительстве зданий, предназначенных для публичного пользования, проекты утверждались Техническо-строительным комитетом Министерства внутренних дел[16], что свидетельствует о наличии у полиции не только надзорных, но и контрольных полномочий в данной сфере.

Важной особенностью системы архитектурно-строительного надзора в дореволюционной России было его отнесение к компетенции губернских и местных органов власти. Такая схема организации надзора существовала на протяжении длительного времени и реализована в современной России.

В Советской России строительный надзор находился в ведении других государственных органов, созданных новым государством. Архитектурная деятельность была поставлена на службу сугубо политическим и идеологическим установкам, что привело в конце концов к полной дегуманизации архитектурной среды, непоправимому ущербу, нанесенному историко-архитектурному наследию, к падению профессиональной культуры архитектора.

В 20-х годах ХХ века надзор над применением обязательных постановлений о застройке и привлечение к ответственности нарушителей осуществляли местные исполкомы через милицию[17]. Причем исполкомы выдавали разрешения на строительство жилых и нежилых помещений. Милиции принадлежали лишь некоторые функции, по большей части подсобные, в деле правового регулирования строительства[18].

В дальнейшем ситуация изменилась и органы милиции стали заниматься выполнением своей непосредственной задачи по охране правопорядка и общественной безопасности.

В постреволюционный период строительный надзор в СССР также осуществлялся местными органами власти, такими, например, как управления окружных инженеров. В Омском округе такое управление было создано распоряжением Омского окружного исполнительного комитета от 5 декабря 1925 г. Окружной инженер был обязан регистрировать принадлежащие владельцам и арендаторам предприятия, здания и сооружения. Необходимо было выдавать разрешения на постройку и капитальный ремонт зданий, проверять и утверждать все сметы на строительство при стоимости работ выше 2000 руб. золотом. Окружной инженер осуществлял надзор над соблюдением требований законодательства, привлекал в установленном порядке виновных лиц к ответственности.

Следует отметить, что строительство в первой половине советского периода проводилось в основном для государственных нужд. Частное строительство после активного взлета в период НЭПа находилось в полном упадке. Надзор осуществлялся органами исполнительной власти регионального и местного уровня, обеспечивающими общее управление строительством.

В Омске наблюдение за выполнением строительных правил, выдачу разрешений на строительство и обязательных для исполнения предписаний по общественной безопасности в строительстве осуществлял строительный сектор Горкомхоза в отношении всего непромышленного строительства на территории, подведомственной Омскому городскому совету[19]. Но уже в 1936 году в Омске функционирует отдельная организация — Горстройконтроль[20].

Окончательно система органов государственного архитектурно-строительного контроля была сформирована в 1944 году на основании постановления Совета народных комиссаров Союза ССР от 16.08.1944 № 1110 «О государственном архитектурно-строительном контроле». В соответствии с его предписаниями были созданы Главное управление Государственного архитектурно-строительного контроля Союза ССР — в Комитете по делам архитектуры при СНК СССР; главные инспекции Государственного архитектурно-строительного контроля союзных республик — в управлениях по делам архитектуры при совнаркомах союзных республик; инспекции Государственного архитектурно-строительного контроля автономных республик, краев, областей городов Москвы, Ленинграда и Киева — в управлениях и отделах по делам архитектуры при СНК АССР и соответствующих исполкомах Советов депутатов трудящихся; государственные инспекции Государственного архитектурно-строительного контроля — в управлениях главных архитекторов городов (по особому списку, утверждаемому СНК СССР). Эти органы должны были осуществлять контроль качества застройки крупных городов и населенных мест городского типа, строительства наиболее важных зданий и сооружений жилищного и гражданского назначения, а также архитектурного оформления фасадов и промышленных зданий.

Позже, вплоть до 1991 года, система архитектурно-градостроительного контроля не подвергалась существенным изменениям. Но в результате жесткого планирования строительства в городах, монопольного государственного распределения строительных материалов и достаточно сложной процедуры получения разрешения на строительство и землеотвод частные лица практически утратили возможность осуществлять строительство для собственных нужд.

Следовательно, государственный контроль приобрел черты ведомственного, осуществляемого теми министерствами и ведомствами, в интересах которых велось строительство. Например, постановление Совета Министров РСФСР от 25.12.1987 № 513 «О дальнейшем развитии архитектуры и градостроительства в РСФСР» возложило на министерства и ведомства, советы министров автономных республик, исполкомы местных Советов народных депутатов

ответственность за качественный уровень архитектуры зданий и сооружений, развитие градостроительства на подведомственных территориях, а также за деятельность в этой области проектных и строительных организаций. Следует обратить внимание на то, что КоАП РСФСР возлагал на органы внутренних дел обязанность по привлечению к ответственности лиц, нарушивших требования к осуществлению строительства. Значит, данные органы исполнительной власти нельзя в полной мере отнести к надзорным.

Положение несколько изменилось с момента издания распоряжения Президента РСФСР от 27.11.1991 № 105-р «Об образовании органов Государственного архитектурно-строительного надзора РСФСР».

Основными задачами инспекций Госархстройнадзора РСФСР являлись обеспечение участниками строительства соответствия строящихся зданий и сооружений, производимых строительных материалов, изделий и конструкций нормативно-технической и проектной документации; организационно-правового порядка осуществления строительства на всех его стадиях, а также приемки в эксплуатацию законченных объектов.

В этих целях для удачного выполнения поставленных задач инспекции были наделены правом самостоятельно применять установленные законодательством меры административного воздействия (штрафные санкции) за нарушение нормативных актов и государственных стандартов в области строительства, что позволяет характеризовать их деятельность как надзорную в ее традиционном понимании.

Закон РФ от 17.12.1992 № 4121-1 «Об административной ответственности предприятий, учреждений, организаций и объединений за правонарушения в области строительства» окончательно закрепил структуру органов строительного надзора, установил административную ответственность за различные нарушения в строительстве, определил права и обязанности субъектов строительной деятельности.

Появились другие нормативные акты, регулирующие строительную деятельность, например, Положение о порядке наложения штрафов за правонарушения в области строительства (утв. постановлением Правительства РФ от 27.07.1993 № 729) и постановление Правительства РФ от 19.06.1994 № 726 «Об индексации и использовании сумм штрафов, налагаемых за правонарушения в области строительства».

Параллельно разрабатывалась и методическая база по другим вопросам деятельности органов Госархстройнадзора России, особенно важно отметить Методические рекомендации по определению штатной численности работников территориальных органов Госархстройнадзора России от 11.07.1993 и Примерное положение о порядке выдачи разрешений на выполнение строительно-монтажных работ (утв. приказом Минстроя России от 03.06.1992 № 131).

Успешное развитие получила сеть независимых строительных лабораторий, функционирующих на договорной основе. Результатом стало повышение активности и действенности работы органов Госархстройнадзора России. В 1993 году количество объектов с критическими и значительными дефектами составляло 52% от общего числа проверенных, тогда как в 1997 году — только 36%. Это говорит о том, что снизилось число случаев незаконного строительства, ввода объектов с недоделками, осуществления строительной деятельности без соответствующей лицензии. Положительные моменты в этом направлении обусловлены тесным взаимодействием инспекций Госархстройнадзора России с органами лицензирования и государственной вневедомственной экспертизы. Также уменьшилось количество аварий в зданиях и сооружениях, произошедших на территории Российской Федерации. Если в 1994 году их было 41, то в 1995 году — 27.

Функции по осуществлению строительного надзора были возложены на органы исполнительной власти, специально уполномоченные государством. Согласно постановлению Правительства РФ от 11.12.1997 № 1542 «Об утверждении Положения о Государственном комитете Российской Федерации по жилищной и строительной политике» (далее — Постановление № 1542) предусмотрены следующие виды контрольно-надзорных полномочий данного государственного органа:

— государственный архитектурно-строительный надзор;

— надзор над качеством строительства;

— контроль качества жилищно-коммунального обслуживания, строительства, материалов, конструкций и деталей на предприятиях и в организациях независимо от формы собственности.

Одновременно в этом нормативном правовом акте говорится о том, что Госстрой России имеет право приостанавливать строительство объектов, производство строительных материалов, конструкций и изделий при выявлении грубых нарушений нормативных документов, при отсутствии необходимых разрешений и лицензий, а также применять установленные законодательством санкции.

Те же самые контрольно-надзорные полномочия закреплены в постановлении Правительства РФ от 25.01.1999 № 95 «Об утверждении Положения о Государственном комитете Российской Федерации по строительной, архитектурной и жилищной политике».

Но в другом постановлении Правительства РФ от 24.11.1999 № 1289 «Об утверждении Положения о Государственном комитете Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу» (далее — Постановление № 1289) аналогичные полномочия изложены в несколько иной редакции, уточнены отдельные понятия и категории. Например, в Постановлении № 1289 говорится, что Госстрой России организует и осуществляет государственный архитектурно-строительный надзор за соблюдением хозяйствующими субъектами обязательных требований государственных стандартов, технических условий, строительных норм и правил, проектов, других нормативных актов в области строительства и промышленности строительных материалов, конструкций и деталей. Согласно Постановлению № 1289 Госстрой России имеет право приостанавливать строительство объектов, производство строительных материалов, конструкций и деталей при выявлении нарушений обязательных требований нормативных документов в области строительства.

Отсюда можно сделать вывод о том, что контрольно-надзорные полномочия подвергались существенным изменениям.

В Постановлении № 1289 появилось новое определение — хозяйствующий субъект, т. е. те предприятия, учреждения, организации, которые занимаются предпринимательской деятельностью.

В Постановлении № 1542 указан другой субъект — предприятия независимо от форм собственности. Следовательно, был конкретизирован субъект ответственности, определенный в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Согласно Постановлению № 1289 был сформулирован перечень правонарушений, за которые предусматривалась административная или уголовная ответственность.

Кроме того, были конкретизированы объекты правонарушений — это общественные отношения, урегулированные государственными стандартами, техническими условиями, строительными нормами и правилами, нормами других технических актов в области строительства.

Таким образом, законодатель в более позднем нормативном правовом акте избавился от двусмысленности определения объективной стороны правонарушения, а также установил четкий состав правонарушения для применения соответствующих мер ответственности уполномоченными государственными органами Российской Федерации при осуществлении архитектурно-строительного надзора.

К этому следует добавить, что, помимо органов Госстроя России, согласно действующему законодательству надзор над производством строительно-монтажных работ, а также процессом строительства зданий и сооружений осуществляется рядом других исполнительных органов государственной власти Российской Федерации:

— органами государственного пожарного надзора;

— органами, осуществляющими санитарный надзор;

— органами по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов;

— органами охраны водных ресурсов;

— органами государственной инспекции труда;

— органами, рассматривающими дела о нарушениях требований государственных стандартов, правил сертификации, требований документов по обеспечению единства измерений.

При несоблюдении данных требований уполномоченные государственные структуры обязаны применять к нарушителям в пределах своей компетенции установленные меры ответственности.

С принятием в 2004 году Градостроительного кодекса Российской Федерации система строительного надзора претерпела некоторые изменения. Полномочия по осуществлению надзора были оставлены только за федеральными органами власти и органами власти субъектов Российской Федерации.

Исполнительные органы местного самоуправления муниципальной власти получили полномочия только по выдаче разрешений на строительство, на ввод объектов в эксплуатацию при осуществлении строительства, реконструкции, капитального ремонта объектов капитального строительства, расположенных на территории муниципальных образований.

Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, уполномоченные на осуществление государственного надзора, реализуют свои полномочия в отношении строительства, реконструкции, капитального ремонта объектов капитального строительства (кроме объектов использования атомной энергии, опасных производственных объектов, линий связи, объектов обороны и безопасности, объектов, сведения о которых составляют государственную тайну, особо опасных, технически сложных и уникальных объектов), если при их строительстве, реконструкции, капитальном ремонте предусмотрено осуществление государственного строительного надзора.

Таким образом, на сегодняшний день существуют федеральные органы и органы субъектов Российской Федерации по строительному надзору. Структура и правовая основа деятельности органов строительного надзора субъектов Федерации имеют некоторые различия. Например, в Омской области строительный надзор осуществляется Главным управлением государственного строительного надзора и вневедомственной экспертизы, в Ростовской области — региональной службой государственного строительного надзора, в Республике Татарстан организовано девять зональных отделов, выведенных из подчинения глав администраций. Исследуя данный вопрос, можно сделать вывод о том, что перенос надзорной деятельности в регионы способствует повышению оперативности принятия управленческих решений. Здесь происходит более быстрое реагирование на нарушения законодательства и рациональное распределение ресурсов надзорных органов.

Из вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

1. Государственный строительный надзор — это форма государственно-властной деятельности, которая обладает историческими корнями на определенных этапах развития, что обусловлено особой значимостью строительства для обеспечения роста экономического и социального благополучия.

2. Фактическими основаниями осуществления государственного строительного надзора на протяжении всего рассматриваемого исторического периода были достаточно высокая степень опасности строительных работ для жизни и здоровья населения, эксплуатация некачественных зданий и сооружений, высокая стоимость, а также трудозатратность капитального строительства. Но в то же время в России соблюдались требования к строительству зданий и правилам пожарной безопасности при возведении построек. В целом, независимо от того, какой утвердился политический режим, какие созданы государственные органы и учреждения, сущность строительного надзора оставалась неизменной: обеспечение соблюдения всеми юридическими и физическими лицами установленных государством требований.

3. В зависимости от существующего политического режима изменялись лишь цели государственного строительного надзора. В Средние века надзор в большей степени носил финансовый характер. Главной его целью было снижение затрат государственной казны на капитальное строительство, а также определение финансового положения административно-территориальных образований. Но с течением времени акцент был сделан на обеспечении безопасности зданий и сооружений для собственников, пользователей и иных субъектов. На современном этапе главной задачей является обеспечение безопасности зданий и сооружений.

4. Структура системы государственного строительного надзора претерпела значительные изменения за рассматриваемый исторический период. В России в настоящее время действуют федеральные органы и органы субъектов Российской Федерации по строительному надзору. Структура уполномоченных органов субъектов Российской Федерации определяется исполнительными органами каждого субъекта самостоятельно.

 

Библиография

1 См.: Семенцов С.В. Градостроительная политика и генеральные планы в Санкт-Петербурге в 1730—1750 годы // Зодчий. 2003. № 3. С. 24.

2 Там же. С. 25.

3 См.: Трускот И.Ф. Планъ столичного города Санкт-Петербурга. 1749. — М., 2001. С. 25.

4 См.: Чичерин Б.  Областные учреждения России. — М., 1856. С. 178.

5 См.: Полное собрание законов Российской империи. 1830 год. Т. 25. С. 369—381.

6 См.: Семенцов С. От шведского города к российской столице. — СПб., 2003. С. 35—38.

7 См.: Пилявский В.И. История русской архитектуры: Учеб. — СПб., 1994. С. 298.

8 См.: Материалы для истории Императорской Академии наук. Т. 10. — СПб., 1990. С. 164.

9 Аркин Д.Е. Русский архитектурный трактат — кодекс XVIII века. Должность архитектурной экспедиции // Архитектурный архив. — М., 1946. С. 37.

10 Там же.

11 Аркин Д.Е. Указ. соч. С. 40.

12 См.: Свод законов Российской империи № 271/272. Т. 11. Ч. 1. Устав строительный. — СПб., 1900.

13 См.: Пилявский В.И. История русской архитектуры: Учеб. — Л., 1984. С. 409.

14 См.: Мыш М.И. Городовое положение 11 июня 1892 г. с относящимися к нему узаконениями, судебными и правительственными разъяснениями. — СПб., 1908. С. 226—228.

15 См.: Пилявский В.И. Указ. соч. С. 455.

16 Там же. С. 229.

17 См.: Елистратов А.И. Административное право РСФСР. — Л., 1925. С. 156.

18 Там же. С. 72.

19 См.: Протокол № 32 расширенного объединенного заседания Президиума Горсовета и Горпромсовета от 23 июля 1931 г. // Архив ГАСН Омской области.

20 Постановление Президиума Омского городского совета Р.К. и К.Д. от 8 марта 1936 г. «О передаче строительства школы на 880 мест в Сталинском районе Омскшколстрою» // Архив ГАСН Омской области.