УДК 347.132.1

Страницы в журнале: 33-37 

 

М.Б. РУМЯНЦЕВ,

аспирант РУДН

 

В российском законодательстве отсутствует четкая дефиниция источника повышенной опасности. Из дефиниции ст. 1079 ГК РФ не ясно, что считать в качестве такового: физический объект, деятельность или же их сочетание. Это не позволяет судам однозначно квалифицировать деликт по ст. 1079 ГК РФ. Предпринята попытка определить свойства источника повышенной опасности, разработана раздельная дефиниция каждого его вида.

Ключевые слова: законодательство, дефиниция, источник повышенной опасности, физический объект, деятельность, свойства, деликт.

 

The clear definition of the term source of risen hazard (SoRH) lacks in Russian legislation. The definition given in cl. 1079 of Russian Civil Code does not clearly explain whether either the SoRH as an object, as a work or both combined can be determined as those having the SoRH properties. This allows the courts in justice process to correspond the cl. 1079 of RCC or not depending on subjective judge’s viewpoint. Furthermore, the SoRH variety such as risen hazardous object property is not involved in the legislator’s concept. Such SoRH variety exists in nature, but cannot be determined neither as SoRH object nor SoRH work, because the thing described as risen hazardous object properties in terms of SoRH variety is initially safe in each rational mode of its use. Only several time later such an object peculiarities wrongly or due to low object given by producer to it indicate the SoRH properties. The apparent definition for each of SoRH varieties is advanced. It will allow the courts in justice process to address uniformly the cl. 1079 of RCC to check civil torts.

Keywords: legislation, definition, source of risen hazard, object, work, properties, civil tort.

 

В  российской цивилистике нет единого понимания источника повышенной опасности как категории гражданского права. Нет единства мнения и у правоприменителей.

Чтобы затронуть самые проблемные моменты рассматриваемой темы, попробуем взять за основу такой пример. Допустим, во время движения из грузовика, перевозившего доски, которые были хорошо закреплены и не болтались в кузове, одна (или ее кусок) неожиданно вылетела и попала в лобовое стекло едущей сзади легковой автомашины, в результате чего ее водитель получил тяжкие телесные повреждения. Возникает вопрос: как квалифицировать этот деликт? С точки зрения теории права «источник-объект» (в данном случае доска)  не может быть признан источником повышенной опасности. Теория «источник-деятельность» повышенно опасной признает «деятельность, осуществление которой создает повышенную опасность для окружающих вследствие невозможности всеобъемлющего контроля над ней со стороны человека: использование транспортных средств, механизмов и т. п.»[1]. Еще более категорично утверждение К.Б. Ярошенко, которая считает, что «предметом правового регулирования может быть только деятельность людей. Причинение вреда материальными объектами, обладающими вредоносными свойствами (ядовитыми, химическими, радиоактивными и подобными веществами), вне деятельности по их использованию оказывается тем самым вне рамок правового регулирования»[2]. В приведенном примере кусок доски в процессе деятельности не используется, поэтому сторонники данной теории вряд ли признают возможность квалифицировать указанный деликт по ст. 1079 ГК РФ.

Какова позиция судебной практики? Пленум Верховного суда РФ указал, что «источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами»[3]. При столь абстрактном толковании вряд ли какой-либо суд отважится признать деятельность по перевозке досок повышенно опасной, поскольку обломок доски не может быть отнесен к материальным объектам, «обладающим такими же свойствами». Наоборот, судебная практика знает множество примеров, когда танк, бронетранспортер, автомобиль не признаются источниками повышенной опасности даже в том случае, если вред причинен их потенциально опасными свойствами (например, причинение смерти военнослужащему выхлопными газами в закрытом помещении парка боевых машин[4]). Более того, описанный нами случай скорее будет признан анекдотичным, как в примере, приведенном М.П. Рединым (автомобиль скорой помощи наехал на крышку канализационного люка, которая встала на ребро, в результате чего медперсонал получил травмы, а автомобиль — повреждения[5]), чем квалифицирован как деликт по ст. 1079 ГК РФ. К тому же некоторые ученые утверждают, что «существование повышенно опасной деятельности в отрыве от источника повышенной опасности вообще невозможно себе представить»[6].

Чтобы правильно квалифицировать приведенный нами деликт, необходимо уяснить физические и правовые признаки источника повышенной опасности.

По нашему мнению, законодатель должен выделить три вида источников повышенной опасности (а не два, как сейчас). Основанием для этого может служить способ приобретения источником потенциально опасных свойств. Первый вид источника повышенной опасности («источник-объект») человек создает с заведомо потенциальной опасностью уже до момента его использования любым способом. Второй вид («источник-деятельность») — это определенный энергетический (или иной) процесс, в ходе которого обычные предметы материального мира приобретают новое качество и становятся объектами повышенной опасности временно или постоянно. Третий вид («источник — свойство вещей») есть неудачное видоизменение свойств обычных вещей материального мира, когда ранее абсолютно безопасная вещь приобретает потенциально опасные свойства либо когда недостаточно изученные объекты зачисляют в категорию безопасных, но впоследствии обнаруживается их потенциальная опасность (продукты питания, биодобавки, селекционные и модифицированные растения и т. д.).

В соответствии с предлагаемым подходом рассмотрим физические признаки указанных выше трех видов источников повышенной опасности.

Объекты материального мира, которые обладают свойствами повышенной опасности для окружающих, характеризуются двумя группами признаков: внутренними и внешними. Внутренние показывают степень потенциальной готовности объекта к причинению вреда. «Потенциальность есть состояние реальной возможности, то есть это более чем возможность логическая. Потенциальность — это сила бытия, которая, говоря метафизически, еще не осознала своей силы. Сила бытия остается до времени скрытой, она еще не стала явной. Следовательно, если мы говорим, что нечто существует, то тем самым мы подразумеваем, что оно оставило состояние простой потенциальности и стало актуальным»[7]. К внутренним признакам данного источника повышенной опасности относятся следующие: 1) это материальный объект, 2) он обладает свойствами повышенной эффективности, 3) эти свойства человек использует для своих нужд в процессе деятельности. Объект до возбуждения его свойств обладает простой (логической) потенциальной опасностью, поскольку его владелец сознает, что неосторожное обращение с ним может повлечь генерацию им своих свойств, а в бесконтрольном режиме присущие ему свойства способны причинить вред. Реальная потенциальная опасность возникает с момента запуска человеком генерации объектом своих свойств. Способность к проявлению этих видов опасности материальный объект приобрел в момент его создания, они ему присущи конструктивно.

Внешние признаки материального объекта как источника повышенной опасности дают возможность отличить его от других опасных предметов, не обладающих повышенно опасными свойствами. Мы исходим из того, что закрепившиеся в цивилистике термины «вредоносность» и «неподконтрольность»[8] слишком абстрактны, исключают точность, являются оценочными критериями и поэтому не имеют права на использование ни в науке, ни в судебной практике, ни в законодательстве. Предлагаются другие отличительные критерии источника повышенной опасности, которые присущи именно объекту.

К числу таковых следует отнести следующие:

1) объект «требует постоянного контроля за собой… с целью предотвращения вреда, который может возникнуть от неосторожного обращения с ним»[9];

2) «все объекты способны генерировать свои свойства после их запуска в автоматическом режиме. При этом некоторые объекты можно выключить и остановить процесс генерации ими своих свойств (транспортные средства, электрические и химические аппараты, АЭС и т. д.)»[10]. Другие таких свойств не имеют (взрывчатые вещества, боеприпасы), либо остановка генерации их свойств сильно затруднена (горючие и ядовитые вещества, опасные микроорганизмы);

3) объекты могут проявлять свои свойства при любом способе использования (например, при хранении — в случае неосторожного их запуска), тогда как обычные материальные объекты (топор, нож) — только в процессе их использования;

4) возможность причинения вреда при выходе объекта повышенной опасности из-под контроля человека всегда предсказуема, а вред от объекта обычной опасности непредсказуем (в силу того, что он не генерирует свои свойства в автоматическом режиме);

5) изменение количественных показателей объекта как источника повышенной опасности показывает степень его опасности. Поэтому многие объекты повышенной опасности эксплуатируются в соответствии с установленными правилами, которые требуют, чтобы человек не доводил объект до таких количественных параметров, когда контролировать его затруднительно. Это предписывают, например, Правила дорожного движения, где указано, что водитель должен эксплуатировать автомобиль на таких режимах, которые в данных дорожных условиях обеспечивают ему полную безопасность движения. Объекты обычной опасности эксплуатируются с учетом только правил обычной предосторожности и осмотрительности.

Вторым видом источника повышенной опасности является повышенно опасная деятельность для окружающих[11]. В процессе этой деятельности предметам обычной опасности (или вообще безопасным) придаются свойства источника повышенной опасности. Этот качественный переход осуществляется за счет того манипулирования предметами, которые обусловливает деятельность.

По «Словарю русского языка» слово «деятельность» означает труд, который, в свою очередь, понимается как «целенаправленная деятельность человека, направленная на создание с помощью орудий производства материальных и духовных ценностей»[12]. Таким образом, деятельность возможна только с использованием определенных материальных объектов. В процессе деятельности человек производит новые виды объектов либо переводит их в новое качественное состояние. Так, кирпич, лежащий на земле, не опасен, а поднятый на высоту в результате строительной деятельности превращается в предмет повышенной опасности. Неосторожное обращение с ним на высоте может повлечь его падение, что порождает потенциальную опасность причинения вреда.

Деятельность есть способ извлечения из материальных объектов их полезных свойств. Она может представлять собой некоторый цикл действий, в результате которого возникает и накапливается тот или иной вид потенциально опасных свойств. Именно за счет внешних усилий со стороны человека материальный предмет приобретает новые возможности, которыми он первоначально не располагал. Так, при подъеме на высоту обычных предметов их потенциальная опасность возникает из-за того, что в соответствии с законом тяготения падение этих предметов будет происходить с увеличением скорости и повышением энергетических способностей. Потеря контроля над такими предметами создает реальную потенциальную опасность причинения вреда. Строительство насыпной плотины на реке и повышение уровня водной поверхности (объема воды) создает реальную потенциальную опасность (в случае ее размыва) затопления полей и населенных пунктов; подкоп фундамента дома создает реальную угрозу его обрушения и т. д.

В связи с этим следует признать ошибочным утверждение о том, что средствами повышенно опасной деятельности являются источники повышенной опасности[13]. Объект материального мира обладает повышенно опасными свойствами ввиду того, что его таковым изначально задумали и изготовили. Поэтому деятельность, связанная с его использованием, представляет повышенно опасный характер в силу опасности источника. Мы же говорим о такой деятельности, в ходе которой обычные предметы приобретают потенциально опасные свойства и превращаются в объекты повышенной опасности временно или постоянно.

Таким образом, деятельность в некоторых случаях является способом перевода предметов материального мира обычной опасности в ранг повышенно опасных. Целенаправленная деятельность, которая не меняет свойств предметов и не переводит их в иное качественное состояние, не может быть повышенно опасной. Так, переноска кирпича с одного места на другое, наклейка обоев, покраска полов и т. д. не сопряжены с изменением качественных показателей этих предметов, поэтому такой труд не может быть признан повышенно опасной деятельностью для окружающих.

Следует оговориться, что, поскольку при деятельности вред причиняется все-таки материальными объектами, переведенными в результате этого процесса в состояние повышенной потенциальной опасности, понятие «повышенно опасная деятельность» недостаточно точно. Правильнее было бы отказаться от него и для упрощения понимания сути этого вида источника ввести новое — «источник повышенной опасности, приобретающий свою потенциальную опасность в результате перевода его в это состояние целенаправленной деятельностью человека». Однако, руководствуясь законом, мы будем исходить из терминологии, закрепленной в ст. 1079 ГК РФ.

Деятельность, представляющая повышенную опасность для окружающих, имеет следующие отличительные признаки:

1) требует постоянного контроля над предметами, которые в процессе ее осуществления приобрели свойства объектов повышенной опасности (если же предметы не приобрели указанных свойств, то контроль не нужен);

2) видоизмененные предметы обладают способностью проявлять свои опасные свойства в автоматическом режиме при потере над ними контроля;

3) если в процессе деятельности из обычных предметов создан новый источник повышенной опасности, то за ним нужен контроль и по окончании этого процесса;

4) вред от повышенно опасной деятельности может быть как предсказуемым (если деятельность носит рискованный характер), так и непредсказуемым (если в процессе деятельности были допущены ошибки, которые обусловливают появление вреда по истечении некоторого времени);

5) потенциальную опасность предметы материального мира получают за счет процесса деятельности (в ходе его или по его окончании), в отличие от повышенно опасных объектов, которые изначально создаются таковыми.

Третьим видом источника повышенной опасности необходимо признать «свойство вещей», поскольку именно свойство делает вещь потенциально опасной. Так, если повышенную опасность материальный объект приобретает как свою конструктивную особенность в момент создания до его использования в процессе деятельности, а материальный предмет обычной опасности видоизменяется качественно в процессе деятельности, превращаясь в источник повышенной опасности, то третий вид источника повышенной опасности был создан и использовался как совершенно безопасная вещь. Но в действительности некоторые из этих вещей неожиданно проявляют потенциальную опасность причинения вреда жизни и здоровью человека, экологии либо иным охраняемым законом благам. Эта опасность возникает в связи с тем, что некоторые вещи были отнесены к категории безопасных преждевременно и по истечении некоторого времени они все же проявили свои потенциально опасные свойства (например, продукты питания, биодобавки, лекарства, селекционные и генно-модифицированные растения). Другой способ проявления потенциальной опасности вещи — ошибка производителя. Например, китайские производители молока добавляли в него меланин для придания потребительской привлекательности, тем самым молоко и все молочные продукты, изготовленные на его основе, стали потенциально опасными для жизни и здоровья человека. Исходя из этого целесообразно закрепить в ГК РФ ответственность за причинение вреда таким видом источника повышенной опасности.

Источник повышенной опасности «источник — свойство вещей» имеет следующие отличительные особенности: 1) не требует контроля со стороны лица, которое вещь использует, поскольку она заведомо должна быть безопасной; 2) вред возникает самопроизвольно и непредсказуемо; 3) вред можно предотвратить только при наличии строгого контроля за качеством вещи со стороны производителя; 4) потенциальную опасность вещь приобретает не за счет сознательной деятельности производителя, а в результате допущенной им ошибки, которая может породить вред сразу или по истечении некоторого времени.

Рассмотрим правовые признаки указанных трех видов источников повышенной опасности. Статья 1079 ГК РФ хотя и содержит термин «источник повышенной опасности», но не дает его дефиниции. По нашему мнению, каждый из названных видов источников повышенной опасности должен иметь свою дефиницию. Это позволит в судебной практике единообразно разрешать споры по данной категории дел.

В российской цивилистике выработано мнение, что юридическое определение понятия источника повышенной опасности должно содержать объективные и субъективные его признаки. Это представляется правильным. Так, Г.В. Кулешов пишет: «понятие “источник повышенной опасности” должно содержать в себе два элемента: 1) объективный, в котором указывается на используемые в человеческой деятельности предметы и их особые свойства; 2) субъективный, в котором отражается сама деятельность человека при управлении процессом указанных свойств»[14]. С учетом сказанного установим правовые признаки каждого вида источника повышенной опасности и на этом основании выработаем их возможные дефиниции.

Источник повышенной опасности в форме объекта должен отражать следующие признаки: 1) это объект материального мира, который создается человеком для его использования; 2) он имеет высокоэффективные полезные свойства, которые генерируются в автоматическом режиме по воле человека, а бесконтрольное их проявление порождает потенциальную опасность причинения случайного вреда; 3) лицо, которое его использует, знает о свойствах объекта; 4) контроль над ним теряется из-за нарушения правил обращения или недостаточной изученности объекта.

Отсюда вытекает дефиниция: «Источник повышенной опасности — это объект материального мира, который с момента создания способен генерировать в автоматическом режиме свои свойства и обладает потенциальной опасностью причинения ими (свойствами) вреда в случае выхода его из-под контроля человека, допустившего нарушения правил обращения с ним либо в связи с недостаточной изученностью».

Деятельность как источник повышенной опасности для окружающих характеризуется следующими признаками: 1) в процессе деятельности используются обычные предметы материального мира, не обладающие повышенно опасными свойствами; 2) вовлеченные в процесс деятельности, эти предметы временно или постоянно приобретают свойства объектов повышенной опасности; 3) действует субъект, который знает, что в процессе деятельности предмет видоизменил свои свойства и стал источником повышенной опасности; 4) субъект теряет контроль над таким предметом из-за нарушения установленных правил осуществления деятельности.

Дефиниция этого вида источника повышенной опасности может быть такой: «Деятельность является повышенно опасной для окружающих, если в процессе ее осуществления обычные предметы материального мира приобретают свойства источника повышенной опасности, что порождает потенциальную возможность причинения ими вреда в случае нарушения правил осуществления такой деятельности».

Наконец, источником повышенной опасности могут быть и свойства вещей. Этот вид характеризуется следующими признаками: 1) используются обычные вещи, которые по своему статусу должны быть заведомо безопасными; 2) они неожиданно проявляют неприсущие им потенциально опасные свойства; 3) субъект, использующий вещь, знает, что она является безопасной, и не принимает мер для своей защиты; 4) обязанность контролировать качество вещи лежит на изготовителе.

Дефиниция этого вида источника повышенной опасности должна отражать указанные признаки и может быть следующей: «Свойства объектов материального мира являются источником повышенной опасности, если производитель полезному и совершенно безопасному продукту ошибочно придает несвойственные ему потенциально опасные качества либо если они (качества) обусловлены недостаточной изученностью введенного в обиход предмета».

Этот вид источника опасности существует в реальности, но он не может быть охвачен понятиями «источник-объект» и «источник-деятельность», поскольку по своему назначению обычная вещь, в которой он проявляется, должна быть всегда в потребительском отношении совершенно безопасной при любом способе ее использования.

На основании вышеизложенного можно сказать, что ответственность за вред от воздействия указанных трех видов источников повышенной опасности должны нести: 1) владельцы источников, являющихся объектами; 2) производители работ, осуществляющие повышенно опасную деятельность; 3) производители вещей, которые придали им опасные для окружающих свойства.

 

Библиография

1 Гражданское право: Учеб. Ч. 2 / Под ред. С.П. Гришаева. — М., 2003. С. 456; Солдатенко О.М. Гражданско-правовое регулирование ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности: Дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2002. С. 43 и др.

2 Гражданское право. Ч. 2: Обязательственное право: Курс лекций / Под ред. О.Н. Садикова. — М., 1997. С. 655.

3 Постановление Пленума ВС РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» // Бюллетень ВС РФ. 2010. № 1.

4 См.: Кулешов Г.В. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности // Право в Вооруженных Силах РФ. 2008. № 3; Архив Солнечногорского городского суда за 2000 год. Дело № 814-2000.

5 См.: Редин М.П. Понятие источника повышенной опасности и правовая природа (сущность) обязательства из причинения вреда его действием // Российская юстиция. 2008. № 2. См. также: Долженко А.Н., Резников Б.В., Хохлов Н.Н. Судебная практика по гражданским делам. — М., 2001. С. 35—36.

6 Трофимов С.В. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, и реалии научно-технического прогресса // Транспортное право. 2007. № 3.

7 Тиллах П. Систематическое богословие. — СПб., 1998. С. 328. См. также: Кондратюк Л.В. Антропология преступления (микрокриминология). — М., 2001. С. 70.

8 См.: Топоров Н. Источник повышенной опасности // Рабочий суд. 1926. № 19; Собчак А.А. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда действием источника повышенной опасности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Л., 1964; Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. — М., 1966; Зенцова С.А. Источник повышенной опасности и его уголовно-правовое значение: Дис. … канд. юрид. наук. — Елец, 2006; Яковлев И.В. Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008 и др.

9 Сагрунян В.М. Источник повышенной опасности как физический объект // Вестн. СГАП. 2009. № 3. С. 92.

10 Там же.

11 См.: Антимонов Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. — М., 1952. С. 100; Иоффе О.С. Обязательственное право. — Л., 1975. С. 804; Ярошенко К.Б. Специальные случаи ответственности за причинение вреда. — М., 1977. С. 6 и др.

12 Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М., 1990. С. 167, 811.

13 См.: Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности: Дис. … канд. юрид. наук. — Иркутск, 2000. С. 31.

14 Кулешов Г.В. Указ. раб.