УДК 342.56

Страницы в журнале: 106-110 

 

Р.М. ДЖАВАХЯН,

аспирант кафедры конституционного и административного права Российского государственного социального университета

 

Рассматривается проблема конституционно-правовых основ арбитражного судопроизводства; приводятся доводы в обоснование признания арбитражного судопроизводства в качестве самостоятельного, конституционно установленного вида судопроизводства.

Ключевые слова: Конституция РФ, судебная власть, судебная система, орган государственной власти, арбитражный суд, компетенция, процессуальная форма, арбитражное судопроизводство.

 

To the question about Constitutional-law Basics of Arbitration Legal Proceedings

 

Dzhavakhian R.

 

The problem of constitutional-legal bases of arbitration legal proceeding is a subject of this article; arguments for a recognition of arbitration legal proceeding as independent, constitutionally established kind of legal proceeding are proved.

Keywords: the Constitution, judicial authority, judicial system, public authority, arbitration court, the competence, the remedial form, arbitration legal proceedings.

 

Статья 118 Конституции РФ устанавливает, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Статьи 127 и 128 Конституции РФ характеризуют Высший арбитражный суд РФ как высший орган по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляющий в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дающий разъяснения по вопросам судебной практики; определяют порядок назначения судей ВАС РФ и судей арбитражных судов; указывают на регулирование полномочий, порядка образования и деятельности ВАС РФ и арбитражных судов федеральным конституционным законом.

Вместе с тем положения статей 118, 127 и 128 Конституции РФ не дают однозначного ответа на вопрос о конституционной обусловленности места и роли арбитражных судов в судебной системе и их деятельности в качестве самостоятельного вида судопроизводства. Это обстоятельство до сих пор вызывает научные споры по данной проблематике.

Согласно одной из точек зрения, поскольку «Конституцией РФ арбитражное судопроизводство не предусмотрено в качестве отдельного вида, следует согласиться с тем, что производство в арбитражном суде может быть отнесено к гражданскому судопроизводству» и в «выделении арбитражного судопроизводства нет необходимости»[1]. В то же время в рамках данной точки зрения арбитражно-процессуальное право признается в качестве самостоятельной отрасли права, а арбитраж — в качестве специализированного органа правосудия.

С некоторыми отдельно взятыми доводами (о единстве материально-правовых основ и гражданско-правовом характере дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции и арбитражными судами), которые приводятся в обоснование подобной позиции, можно и нужно согласиться, однако это не влечет за собой неизбежный вывод об отрицании арбитражного судопроизводства как самостоятельного вида судопроизводства. Более того, подобное утверждение выглядит достаточно спорным в свете системного анализа конституционно-правовых установлений, регламентирующих функционирование органов судебной власти.

Очевидно, что в тексте ч. 2 ст. 118 Конституции РФ в качестве классифицирующего признака используется характер материально-правовых отношений, что, собственно, и составляет суть вышеприведенной точки зрения об отнесении производства в арбитражных судах к гражданскому судопроизводству. Данная позиция не вызывала бы возражений, если бы, например, ч. 2 ст. 118 гласила, что суды рассматривают конституционные, гражданские, административные и уголовные дела. В действующей же редакции речь идет именно о судопроизводстве, классификация которого исключительно по материально-правовому признаку без учета организационной и процессуальной форм выглядит, на наш взгляд, некорректной.

В обобщенном виде под судопроизводством понимают как «совокупность процессуальных (процедурных) норм, определяющих порядок деятельности при отправлении правосудия, права участников процесса, гарантии их прав, общие положения (принципы) построения данной отрасли права и т. д.», так и «саму деятельность, правовое регулирование которой составляет предмет процессуального права, и деятельность соответствующих органов на стадиях досудебного производства, имеющих целью подготовку материалов для суда. Важнейшим признаком любого вида судопроизводства является процессуальная форма», которая «имеет специфические особенности в зависимости от вида судопроизводства»[2].

Несомненно, арбитражные суды в пределах своей компетенции рассматривают, помимо прочих, дела, возникающие из гражданских правоотношений в связи с осуществлением субъектами предпринимательской и иной экономической деятельности и на основе норм гражданского законодательства. В то же время нужно иметь в виду, что, как следует из § 1 главы 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ, это не единственная категория дел, подведомственных арбитражным судам. В частности, ст. 29 АПК РФ относит к юрисдикции арбитражных судов споры и другие дела, возникающие из административных и иных публичных отношений.

В таких условиях более обоснованной представляется другая точка зрения, согласно которой правосудие, рассматриваемое как сущностная часть судопроизводства, выступает в качестве особого вида государственной (публичной) деятельности, состоящей в том, что независимый, беспристрастный и справедливый суд (суды) на основе закона рассматривает и разрешает правовые споры и дела, отнесенные к его ведению, в установленных законом правовых формах; и здесь различают гражданское, уголовное, административное, арбитражное и конституционное судопроизводство[3]. Данная точка зрения наиболее точно отражает реально существующие отношения и их актуальное правовое регулирование.

Судопроизводство является специфической формой деятельности судебной власти. Как разновидность государственной власти, судебная власть характеризуется определенными признаками, выражающими ее публично-властное содержание, институциональный и функциональный аспекты: имеет конституционный уровень закрепления и собственную сферу реализации публично-властных полномочий, реализует определенные функции государства, осуществляется через систему органов (судебную систему) и в присущих ей четко регламентированных формах и на конституционно установленных принципах[4].

Профессор С.А. Авакьян определяет судебную власть «как элемент конституционного строя России, самостоятельный вид государственной власти страны, охватывающий специальную систему органов, задача которых — осуществление от имени государства правосудия»[5]. Ф.Ф. Кокошкин говорил о том, что «словами “судебная власть” обозначаются как принадлежащее государству право суда, так и осуществляющие это право органы»[6].

В государственно-правовой действительности современной России судебная власть реализуется через законодательно установленную систему судебных органов, наделенных соответствующей компетенцией и реализующих ее в определенной законом форме судопроизводства, а характер судопроизводства выводится из юрисдикционных полномочий органов судебной власти — судов.

При этом юрисдикция (от jurisdiction — судопроизводство) понимается как установленная законом совокупность правомочий соответствующих государственных органов решать правовые споры и дела о правонарушениях, оценивать действия лица или иного субъекта права с точки зрения их правомерности или неправомерности, применять юридические санкции к правонарушителям. Признаками, определяющими юрисдикцию, являются, в частности, характер разрешаемого дела, территориальная принадлежность, субъектный состав, компетенция (подведомственность)[7].

Полагаем, что все вышеизложенное должно служить отправной точкой для определения конституционных основ места и роли арбитражных судов и арбитражного судопроизводства в судебной системе России. Важность уяснения и доказательства того, что арбитражное судопроизводство является конституционной формой судебной власти, проистекает как минимум из тех обстоятельств, что судебная власть как разновидность государственной власти производна от воли народа, являющегося единственным источником власти (ч. 1 ст. 3 Конституции РФ), и выражена в первую очередь в Конституции РФ как Основном законе страны; указывает на конституционную легитимность создания и деятельности арбитражных судов как органов судебной власти. Это объясняет включение арбитражных судов как элемента архитектуры и механизма судебной власти в судебную систему России Федеральным конституционным законом от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (далее — Закон о судебной системе) в соответствии с частями 2 и 3 ст. 118 Конституции РФ; показывает значимость общественных отношений, складывающихся в сфере компетенции арбитражных судов, в общей системе конституционно-правового регулирования; указывает на конституционное закрепление механизма судебной защиты в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности как гарантии реализации права на судебную защиту, провозглашенного ч. 1 ст. 46 Конституции РФ.

Порядок и принципы деятельности арбитражных судов устанавливаются Конституцией РФ, Законом о судебной системе, Федеральным конституционным законом от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (далее — Закон об арбитражных судах), Законом РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (далее — Закон о статусе судей), Арбитражным процессуальным кодексом РФ, иными федеральными законами, а также правилами международных договоров Российской Федерации. На основе анализа норм указанных правовых актов можно говорить об отсутствии стройного и четкого конституционно-правового регулирования в сфере арбитражного судопроизводства.

Так, статья 11 Конституции РФ указывает на то, что суды (а следовательно, и арбитражные суды) осуществляют государственную власть в числе других названных Конституцией РФ носителей государственной власти, а ч. 1 ст. 118 устанавливает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами. Статья 127 Конституции РФ называет ВАС РФ высшим органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляющим в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дающим разъяснения по вопросам судебной практики. Указанные нормы опосредованно, через компетенцию высшего органа арбитражной ветви судебной власти, фиксируют наличие иерархически выстроенной системы арбитражных судов, обозначают общие границы подведомственных им вопросов.

Статья 128 Конституции РФ определяет, в частности, порядок назначения судей ВАС РФ и судей арбитражных судов, а также относит регулирование полномочий, порядка образования и деятельности ВАС РФ и арбитражных судов к федеральному конституционному закону.

Таким образом, Конституция РФ выделяет в сфере государственной деятельности деятельность арбитражных судов как органов государственной власти, осуществляющих функцию правосудия в сфере экономической деятельности, определяет тем самым основы конституционного статуса арбитражного судопроизводства и их последующее развитие в нормах федерального законодательства, но прямо не называет арбитражное судопроизводство в качестве самостоятельного вида судопроизводства.

Вместе с тем отсутствие детального конституционного регулирования в сфере арбитражного судопроизводства во многом восполняется на производных от Конституции РФ уровнях законодательства. Так, ст. 4 Закона о судебной системе и ст. 1 Закона об арбитражных судах указывают на то, что арбитражные суды в Российской Федерации являются федеральными судами и входят в судебную систему Российской Федерации. Статьи 23, 24, 24.1 и 25 Закона о судебной системе и ст. 3 Закона об арбитражных судах устанавливают систему арбитражных судов. Статьи 4, 9, 10, 24, 26, 33.1, 33.3, 34 и 36 Закона об арбитражных судах определяют компетенцию арбитражных судов, выражающих вверенную им государственную функцию, корреспондирующую задачам, стоящим перед арбитражными судами и сформулированным в ст. 5 этого же закона и в ст. 2 АПК РФ.

Статья 13 Закона о судебной системе, ст. 8 Закона об арбитражных судах, статьи 6 и 6.1 Закона о статусе судей устанавливают порядок наделения полномочиями судей. Статья 6 Закона о судебной системе и ст. 7 Закона об арбитражных судах указывают на обязательность исполнения вступивших в силу постановлений арбитражных судов как актов правосудия и актов государственно-властного характера[8].

Таким образом, конституционно-правовой статус арбитражного судопроизводства как самостоятельного вида судопроизводства имеет в качестве субсидиарной основы нормы Конституции РФ и подконституционных федеральных правовых актов. Исходя из их содержания, можно говорить о конституционности арбитражного судопроизводства, которая имеет как минимум два аспекта: статусный и содержательный (последний включает в себя, в свою очередь, институциональный и функциональный аспекты). Первый аспект, на наш взгляд, связан с уровнем конституционного закрепления наличия системы арбитражных судов и сферы их деятельности (в частности, во взаимосвязи статей 3, 10, 11, 118 и 127 Конституции РФ), а второй характеризуется самой деятельностью арбитражных судов, сформированных в соответствии с законом, в определенной сфере реализации государственной власти, основанной на конституционно установленных принципах (например, статьи 8, 15, 19, 46, 47, 50, 118—124 Конституции РФ) и в присущей процессуальной форме.

При этом арбитражному судопроизводству как самостоятельной форме реализации судебной власти присущи соответствующие признаки:

1. Характер дел, рассматриваемых и разрешаемых арбитражными судами, определен в ст. 127 Конституции РФ (через статус и полномочия ВАС РФ), в ст. 4 Закона об арбитражных судах, статьях 1, 27—33 АПК РФ.

2. Структура системы арбитражных судов в целом установлена статьями 23—25 Закона о судебной системе с последующей конкретизацией места и полномочий элементов данной системы в Законе об арбитражных судах.

Система арбитражных судов (по общему правилу) имеет в основе построения первичного звена территориальный признак определения юрисдикции в привязке к территориям субъектов Российской Федерации. Подтверждением тому служат положения ст. 25 Закона о судебной системе, ст. 34 Закона об арбитражных судах, ст. 34 АПК РФ.

3. Круг субъектов обращения в арбитражный суд за защитой нарушенного права или охраняемого законом интереса очерчен, в частности, в статьях 27—33 АПК РФ и является одним из элементов, определяющим подведомственность дел арбитражному суду.

В целом нормы о подведомственности и полномочиях арбитражных судов формируют компетенцию арбитражных судов.

4. Наконец, важнейший признак — наличие специальной арбитражно-процессуальной формы, закрепленной в нормах арбитражного процессуального законодательства.

Несмотря на существование различных определений судопроизводства и правосудия, все они сходятся на том, что судопроизводство и правосудие как его сущностная часть — это деятельность по осуществлению государственной власти в форме власти судебной специальными органами (судами) в соответствии с их компетенцией и в определенной процессуальной форме. Именно такой подход к идентификации арбитражного судопроизводства, на наш взгляд, способствует восприятию фактически сложившейся конституционно-правовой действительности, в которой арбитражное судопроизводство представляет собой: а) особую законодательно установленную форму реализации судебной власти в сфере экономического правосудия; б) особый способ реализации правоохранительной функции государства, выполняемой специализированными государственными органами в определенной сфере присущими им формами и методами; в) особый способ правового регулирования специфической группы общественных отношений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности; г) особую деятельность системы арбитражных судов как подсистемы общей судебной системы России, установленной Конституцией РФ; д) основанный на законе механизм урегулирования конфликтов в основополагающих сферах общественных отношений, имеющих особую значимость в целях конституционно-правового регулирования; е) источник весьма значимой по объему и содержанию правоприменительной практики.

В таких условиях отсутствие указания в ст. 118 Конституции РФ на арбитражное судопроизводство как самостоятельный вид судопроизводства может иметь различные объяснения — от своеобразной логики написания текста Конституции РФ до юридического несовершенства этого самого текста. Многие специалисты в области теории и практики конституционного права признают наличие недостатков в тексте Основного закона страны[9].

Исходя из изложенного можно сформулировать следующие конституционные основы арбитражного судопроизводства:

1) нормы и институты, закрепляющие функционирование арбитражных судов в судебной системе как формы реализации государственной власти, имеющие в основе наделения их властными полномочиями суверенную волю народа (статьи 3 и 11 Конституции РФ);

2) нормы, закрепляющие реализацию принципа разделения государственной власти в области экономических отношений (статьи 10 и 11 Конституции РФ);

3) нормы, закрепляющие производность арбитражного судопроизводства от основополагающих конституционных положений о признании, соблюдении и защите прав и свобод человека и гражданина в сфере отношений собственности, предпринимательской и иной экономической деятельности на основе провозглашенных Конституцией РФ принципов (ч. 1 ст. 2, статьи 8, 9, 17—19, 21, 34—36, 53, 57 Конституции РФ);

4) нормы, закрепляющие создание и функционирование системы арбитражных судов как необходимого механизма реализации конституционных гарантий права на судебную защиту (статьи 45—47, 56 Конституции РФ);

5) нормы, закрепляющие формирование в рамках судебной системы России подсистем органов судебной власти с определенной сферой деятельности и компетенцией (ч. 3 ст. 118, статьи 125—127 Конституции РФ);

6) нормы, закрепляющие независимость судей и подчинение их только Конституции РФ и федеральному закону как основание изначального признания конституционности легитимно формируемых судов и присущих им форм судопроизводства (ч. 2 ст. 15, ч. 1 ст. 120 Конституции РФ).

Указанные рассуждения приводят нас к выводу о самостоятельном конституционном статусе арбитражного судопроизводства и целесообразности внесения в перспективе соответствующих изменений в текст ст. 118 Конституции РФ, которые позволят снять некоторые несоответствия в вопросе конституционного статуса арбитражных судов и арбитражного судопроизводства в системе судебной власти Российской Федерации, а также позволят придать нормам данной статьи Конституции РФ определенную универсальность и обеспечат сопряженность с другими законодательными актами.

 

Библиография

1 Рожкова М.А. Актуальные вопросы арбитражного процессуального права: соотношение гражданского и арбитражного процесса, понятие гражданского дела, диспозитивность в арбитражном процессе // Законодательство. 2001. № 10. С. 49—51.

2 Большая энциклопедия «Терра». Т. 49. — М., 2006. С. 23.

3 См.: Юридическая энциклопедия / Отв. ред. Б.Н. Топорнин. — М., 2001. С. 821—822.

4 См.: Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. — М., 1998. С. 42, 78, 96.

5 Авакьян С.А. Конституционное право России. Т. 2. — М., 2007. С. 592.

6 Кокошкин Ф.Ф. Лекции по общему государственному праву. — М., 1912. С. 223.

7 См.: Большая энциклопедия «Терра». Т. 61. — М., 2006. С. 255.

8 См. об этом: Чечина Н.А. Судебное решение как акт государственной власти / Учен. зап. ЛГУ. 1954. № 182. Серия «Юридические науки». Вып. 5. С. 135.

9 См., например: Киреев В.В. Конституционная реформа в Российской Федерации. — М., 2006. С. 41—42; Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. — М., 2002. С. 5; Керимов А.Д. Проблемы конституционной реформы и государственного строительства в России. — М., 2000. С. 4—8.