И.П. ЧИПИГА,

аспирант юридического факультета  ННГУ им. Н.И. Лобачевского (кафедра уголовного  процесса и криминалистики),  помощник начальника узла связи штаба МВО

 

На протяжении длительного времени государства стремятся совершенствовать свои правовые системы, в частности для того, что бы в аналогичных делах выносились аналогичные решения. В России ведется немало дискуссий по введению в наше законодательство судебного прецедента. По мнению ряда ученых, введение судебного прецедента будет способствовать единообразному применению закона на территории всего государства. Но, учитывая накопленный опыт правовых систем, нужен не "чистый" судебный прецедент, а его совокупность с судебной практикой, так как в англо-саксонской и романо-германской системах права есть свои плюсы и минусы.

Исходя из вышесказанного необходимо провести ряд реформ, в частности признать официально судебный прецедент и придать характер общеобязательности судебным прецедентам некоторых инстанций.

 

On the Issue of the Necessity to Recognize the Judicial Precedent

in the Russian Legal System

 I.V. Chipiga

Long since, states have tried to improve their legal systems, in particular for the courts to deliver similar judgments in similar cases. In Russia, there is much discussion concerning the introduction of the judicial precedent into our legislation. According to a number of scholars, the introduction of the judicial precedent will contribute to a uniform implementation of law within the territory of the entire state. However, taking into account experience accumulated by legal systems, it is not the "pure" judicial precedent that is needed, but rather the judicial precedent taken in its combination with the judicial practice, since anglo-saxon and romano-germanic legal systems have their own advantages and drawbacks.

Based on the aforesaid, it is necessary to exercise a number of reforms, namely to officially recognize the judicial precedent as is and to impart a generally binding character to judicial precedents of certain judicial instances.

 

На протяжении длительного времени правовые системы стран решают некоторые вопросы по наиболее эффективному применению закона, в том числе и по единообразному применению его на всей территории государства. И, к сожалению, порой в аналогичных делах судами выносятся различные решения. Чтобы этого не происходило, в нашей правовой системе исследуются такие явления, как судебный прецедент и судебная практика, различие которых заключается в обязательности следования этим понятиям судом при вынесении решения. Тогда как  в англо-саксонской системе права некоторые суды своими решениями создают судебный прецедент, который является источником права и становится обязательным для всех, то в романо-германской системе права суды выносят решения, которые являются индивидуально-правовым актом, то есть он обращен к конкретным лицам или лицу.

В России прошло время, когда отказ в наделении правотворческой функцией судов был вызван, в первую очередь, политическими мотивами, необходимостью обеспечения то-тального господства властного центра. Признание некоторых судебных актов источниками права стало способствовать большей гибкости системе права.

Любое государство стремится совершенствовать свою правовую систему. В Англии, прародительнице англо-саксонской системы права, как и в странах с аналогичной правовой системой, наряду с судебным прецедентом, все большую роль приобретают статуты, законы. В последнее время, особенно после Второй мировой войны, в Англии происходит интенсивное развитие законодательства. Появляется все больше законов, существенно модифицирующих старое право[1].

Если же рассматривать правовую систему  Франции, которая является одним из мировых лидеров, развивающих и защищающих права и свободы, увидим, что право почти незаметно перестает быть писаным правом, становясь общим.

В нашей стране ведется немало дискуссий по введению в законодательство судебного прецедента; высказывается мнение, что молодым судьям без опыта работы было бы намного легче, если бы под рукой у них были разрешения конкретных дел, представленных в виде источника права — судебного прецедента1. «Омоложение кадров идет стремительно, — пи-шет заместитель Председателя Верховного суда Республики Коми О. Марков, — нередко суды состоят только из членов, которые не имеют опыта судейской работы, им не с кем посоветоваться, не с кого взять пример»[2].

На наш взгляд, это больше проблема человеческого фактора, когда неопытные судьи решают судьбу людей. Более того, не так просто найти именно тот, нужный прецедент, не имея навыка и опыта. Ф. Энгельс характеризовал английское  общее  право  так: «Адвокат  здесь все:  кто достаточно основательно потратил свое время на эту юридическую путаницу,  на этот хаос  противоречий,  тот в английском суде всемогущ. Неопределенность закона повела,  естественно, к вере в авторитет прежних судебных решений в аналогичных  случаях:  этим  она только усиливается, ибо эти решения точно также, взаимно противоречат друг другу»[3].

В каждой правовой системе есть свои плюсы и минусы. На данный момент развития  юриспруденции при реформировании правовой системы перенимать то или другое понятие без изменения, думается, не имеет смысла, как и доказывать, есть ли судебный прецедент в чистом виде в России, или он отсутствует (юридически или фактически). Следует дать точные определения судебному прецеденту и судебной практике (а их существует множество), указать  отличия одного от другого, определить, на-сколько нужны судебный прецедент или судебная практика, к чему отнести прецедент толкования (чем занимается, например, Конституционный суд РФ, на основании п. 5 ст. 125 Конституции РФ).

Ведь порой источником права является не то, что  записало на бумаге, а то, что видится или негласно определяется источником права. В нашей стране  юридически судебная практика — не источник права. Но правовая система и общество считают судебные решения источником права, учитывая мнения судов различного уровня, что не помешало бы зафиксировать внесением изменений в ряд законов.

Например, ст. 1 Уголовно-процессуального кодекса РФ содержит перечень правовых ак-тов, определяющих порядок уголовного судопроизводства, но в этой статье не говорится, скажем, о толковании решений Пленума Верховного суда РФ. Но решение судей, игнорирующих сформулированное Пленумом правило, может быть отменено вышестоящим судом, и в итоге дело должно рассматриваться с указанием вышестоящей инстанции.

Возникает вопрос: а разве в нашей стране не романо-германская система права с элементами англо-саксонской? Где присутствует судебный прецедент, который можно рассматривать с позиции роли судов в формировании права, при влиянии:

1) решений вышестоящих судов по конкретным делам;

2) пленумов Верховного суда РФ, Высшего арбитражного суда РФ;

3) толкования и решения Конституционного суда РФ;

4) решения Европейского суда по правам человека (решения носят прецедентный характер в чистом виде).

Наиболее  качественное судопроизводство может быть достигнуто именно при сочетании в рамках одной правовой системы различных форм права. Полагаем, нужно вводить обязанность судов следования практике по определенному правилу. При вынесении решения суд должен учитывать решения второй инстанции, которая, в свою очередь опирается на решения вышестоящей инстанции.

Многие сторонники судебного прецедента сразу же воскликнут, что это он и есть (судебный прецедент), однако  не совсем. При использовании судебного прецедента существует обязанность исследовать все прецеденты в данном деле, а их по каждому случаю превеликое множество, что затормаживает процесс исследования дела. А в нашем предложении акцент все же будет сделан не на прецедент или практику, а на закон и подзаконные акты. Стороны судебного процесса изучают дело, относящиеся к нему законы и иные акты, а после — судебную практику. И если стороны судебного процесса дополнительно, помимо закона и иных актов, заявили о принятых решениях в аналогичной ситуации вышестоящим судом, суд обязан принять такое же решение.

В случае несогласия суд обязан объяснить:

1) где именно он расходится во взглядах с вышестоящей инстанцией — ведь законы со временем меняются, а практика (или прецедент, если это будет угодно) должна идти в ногу со временем, к тому же суд вышестоящей инстанции может ошибиться;

2) где не согласен со сторонами (аргументировано объяснив, например, отсутствие аналогичности ситуации).

Есть еще одна сторона медали, от которой зависит функционирование правовой системы, как в настоящем, так и в будущем: беспристрастнось судебного решения.

Сейчас закрепленной в законе обязанности учитывать судебную практику нет, и поэтому иногда судьи ее не учитывают. Такое может происходить, когда вынесение того или иного  решения сопряжено с большими деньгами или важными людьми. И нужно, чтобы на негласный вопрос судье, почему одно решение аналогичного дела отличается от другого, мы не слышали ответ: «Откуда я знаю, кто за этим решением стоит?» Да что говорить, порой судьи умудряются нарушать даже федеральные законы. В этой связи весьма актуально было бы узаконить проведение видеозаписи любым участником уголовного судопроизводства, без учета мнения судьи.

На наш взгляд, необходимо провести определенного рода реформы, что волне возможно сделать без существенных финансовых затрат и создания различных дополнительных органов контроля за решениями судей и участниками судопроизводства. На законодательном уровне нужно привести федеральные законы в соответствие с постановлениями Пленумов высших судов и закрепить обязательность учета судебной практики (судебного прецедента). Следут также придать официальный статус общеобязательности судебным прецедентам некоторых инстанций судов, которые упростят непосредственно саму процедуру вынесения судебного решения и будут способствовать большему единообразию  применения законов на территории государства.

 

 Список литературы

1. Конституция РФ.

2. Европейская Конвенция по защите прав человека и основных свобод.

3. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ«О Конституционном Суде Российской Федерации».

4. О.М. Кряжкова Правовые позиции Конституционного Суда РФ. — М., 2006.

5. Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991-2001 гг.). Очерки теории и практики. — М.: Городец-издат, 2001.

6. С.Э. Несмеянова. Судебная практика Конституционного Суда Российской Федерации с комментариями. — М., 2009.

7. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. — М., 1998.

8. Марков О. Нравственное начало в работе судьи// Российская юстиция. 1999. № 7.

9. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е издание в 50 томах. т. 1.

 

Библиография

1 Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. — М., 1998. С. 261.

2 Марков О. Нравственное начало в работе судьи // Российская юстиция. 1999. № 7.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2- издание. В 50 т. Т. 1.