А.В. СЕРЕБРЕННИКОВА,

кандидат юридических наук, старший научный сотрудник кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

 

Часть 1 ст. 44 Конституции РФ провозглашает охрану интеллектуальной собственности, под которой следует понимать результаты творческой деятельности человека в любой области.

Статья 146 УК РФ, устанавливающая уголовную ответственность за нарушение авторских и смежных прав, находится в главе 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина». В литературе было высказано предположение выделить преступления против прав интеллектуальной собственности в самостоятельную главу. В качестве одного из вариантов рассматривалась возможность выделения самостоятельного раздела «Преступления против интеллектуальной собственности», который мог бы располагаться между разд. VII «Преступления против личности» и разд. VIII  «Преступления в сфере экономики». Такое местонахождение объяснялось «двойственной правовой сущностью результатов интеллектуальной деятельности, в которых находят сочетание тесная связь интеллектуального результата с личностью автора и существование результата как имущественной (экономической) ценности»[1].

Однако вопрос о выделении преступлений этого вида в самостоятельный раздел Особенной части УК РФ достаточно дискуссионный. Расположение ст. 146 в главе 19 является вполне оправданным, учитывая специфику объекта этой главы — конституционные права и свободы человека и гражданина. Следует согласиться с преобладающей в российской уголовно-правовой доктрине точкой зрения, что «помещение ст. 146 в раздел, где определяются преступность и наказуемость деяний против личности, а не в главу об имущественных преступлениях, как это было в УК РСФСР 1926 г., нужно расценивать как законодательное решение вопроса о том, что анализируемое преступление посягает главным образом на нематериальные права, интересы человека»[2].

Объектом преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, выступают права автора или иные смежные права. Этой нормой охраняются как личные неимущественные, так и имущественные права авторов. По своей правовой природе они являются исключительными субъективными гражданскими правами.

Основными документами, регулирующими отношения, возникающие в связи с созданием, распространением и использованием объектов интеллектуальной собственности, являются ГК РФ, законы РФ от 09.07.1993 № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон об авторском праве и смежных правах; Закон), от 23.09.1992 № 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных»[3] и от 23.09.1992 № 3526-1 «О правовой охране топологий интегральных микросхем»[4], Федеральный закон от 17.11.1995

№ 169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» (в отношении объектов архитектуры — гл. IV). Действуют в этой сфере и подзаконные акты — указы Президента РФ, постановления Правительства РФ.

Нормы ст. 146 УК РФ являются бланкетными, поэтому для определения наличия в действиях виновного состава преступления необходимо обратиться к нормативным актам, регламентирующим отношения, связанные с авторским правом.

В уголовно-правовой литературе можно встретить точку зрения, согласно которой «применение ст. 146 УК РФ и, следовательно, охрана авторского права затруднены тем, что Закон не содержит ряда важных понятий, в частности понятия авторского права. Только анализ ст. 1, 4, 15, 16 данного Закона позволяет определить круг общественных отношений, которые являются предметом авторского права»[5]. С такой позицией можно согласиться частично. Действительно, отдельного понятия «авторское право» в Законе об авторском праве и смежных правах не содержится. Вместе с тем Закон дает четкое описание понятия «автор» — «физическое лицо, творческим трудом которого создано произведение» (ст. 4), классифицирует иных правообладателей в сфере авторского права, а также описывает права, которые принадлежат авторам и иным правообладателям. К ним относятся права личные неимущественные (авторства, на имя, на обнародование, на защиту репутации автора — ст. 15), а также имущественные, состоящие из исключительных прав на использование произведения в любой форме и любым способом (ст. 16). Законом также определяются условия ограничения прав использования (статьи 17—23).

Таким образом, законодатель достаточно подробно и четко определил круг прав, относимых к авторским правам.

Несколько иначе законодатель определяет смежные авторские права. В Законе об авторском праве и смежных правах нет определения смежных прав. Уяснение этого понятия осуществляется через понятие «субъекты смежных прав» (ст. 36) и описание их прав. Так, права исполнителя подразделяются на неимущественные (на имя, на защиту исполнения или постановки от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству исполнителя) и имущественные (п. 2 ст. 37). Имущественные права принадлежат производителям фонограммы (п. 2 ст. 38), организациям эфирного вещания (п. 2 ст. 40) и кабельного вещания (п. 2 ст. 41).

Кроме того, для применения ст. 146 УК РФ необходимо знать, что относится к объектам авторского права, т. е. что является предметом преступления. Дело в том, что Закон об авторском праве и смежных правах очерчивает только общий круг объектов, на которые распространяется действие авторского права.

Согласно ст. 6 Закона к объектам авторского права относятся произведения науки, литературы, искусства, которые являются результатом творческой деятельности, но понятие произведения как овеществленного результата труда автора в Законе не раскрывается. Оно определяется в теории права. В частности, Э.П. Гаврилов считает творческое произведение результатом творческой деятельности автора, выраженным в объективной форме. Его основными чертами являются оригинальность, индивидуальность и неповторимость того или иного произведения[6].

В п. 2 ст. 6 Закона об авторском праве и смежных правах указывается, что авторское право «распространяется как на обнародованные произведения, так и на необнародованные произведения, существующие в какой-либо объективной форме». При этом законодатель только перечисляет некоторые формы «объективизации» произведений — письменная, устная, звуко- и видеозапись, изображение, объемно-пространственная. Их перечень не является исчерпывающим ввиду того, в частности, что в связи с развитием науки и техники могут возникнуть иные формы. Статья 7 Закона также приводит неисчерпывающий список произведений, которые являются объектами авторского права. Объектами авторского права не являются официальные документы (например, законы, подзаконные акты), а также их официальные переводы, государственные символы и знаки (флаг, герб, государственные награды), произведения народного творчества, сообщения о событиях и фактах информационного характера (ст. 8).

В ст. 146 УК РФ содержатся следующие виды преступных посягательств на авторские и смежные права:

· присвоение авторства (плагиат);

· незаконное использование объектов авторского права или смежных прав;

· приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта.

Под присвоением авторства (плагиатом) следует понимать использование в работах произведений других авторов без указания на них, издание чужого произведения под своим именем либо издание под своим именем произведения, созданного в соавторстве, без указания имени соавтора. Преступление будет иметь место независимо от того, был объект авторского права зарегистрирован, специально оформлен или нет. Однако согласно п. 4 ст. 6 Закона об авторском праве и смежных правах авторское право не распространяется на идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты[7].

Обязательным элементом объективной стороны ч. 1 ст. 146 УК РФ является наступление общественно опасных последствий в виде причинения крупного ущерба автору или иному правообладателю. Это оценочная категория, которая определяется судом в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств дела. Между совершением действий, связанных с нарушением авторства (плагиатом), и наступлением ущерба должна быть установлена причинная связь. Если деяние не могло причинить крупный ущерб автору или иному правообладателю, уголовная ответственность отсутствует.

Незаконное использование объектов авторского права состоит в опубликовании, воспроизведении (т. е. копировании, публичном исполнении и т. п.) или распространении содержания чужого художественного, музыкального или иного произведения без согласия автора, внесение каких-либо изменений в само произведение либо в его название, в обозначение имени автора, использование произведения иными лицами.

Обязательным признаком является совершение деяния в крупном размере. Понятие крупного размера, а также особо крупного (ч. 3 ст. 146 УК РФ) приведено в примечании к ст. 146: деяния признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышает 50 тыс. руб., а в особо крупном размере — 250 тыс. руб.

Оконченным преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 146 УК РФ, следует считать с момента причинения потерпевшему крупного ущерба. Понятие крупного ущерба может включать в себя не только материальные потери, но и моральный вред.

Для приобретения, хранения, перевозки контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта по ч. 2 ст. 146 УК РФ обязательным признаком является указанный в диспозиции предмет. Под контрафактной продукцией следует понимать те экземпляры произведений и фонограммы, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав на основании п. 3 ст. 48 Закона об авторском праве и смежных правах.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 146 УК РФ, характеризуется прямым или косвенным умыслом. Субъектом является физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Часть 3 ст. 146 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за те же деяния, что и в частях 1 и 2, совершенные группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, в особо крупном размере или лицом с использованием своего служебного положения.

В последнее время ст. 146 УК РФ достаточно часто применяется на практике. Одной из проблем, с которой сталкиваются правоохранительные органы при квалификации действий виновных по ч. 1, связана с определением размера ущерба, причиненного автору или иному правообладателю, так как понятие крупного ущерба, необходимого для наступления уголовной ответственности, является оценочной категорией. Зачастую на практике вообще смешиваются понятия крупного ущерба и крупного размера.

 

Гражданин А. при не установленных следствием обстоятельствах приобрел два компакт-диска с контрафактным программным обеспечением «СПС КонсультантПлюс». В июле 2004 года у А. возник умысел на реализацию контрафактного программного обеспечения. С этой целью он расклеил объявления с указанием своего телефона. В конце июля ему позвонил гражданин Л., который договорился с ним об установке контрафактной программы «КонсультантПлюс» за 900 руб.

А. приехал в квартиру Л., где, имея умысел на реализацию программного обеспечения, с нарушением авторских прав, которые принадлежат ЗАО «КонсультантПлюс», представителем которого является ОАО КИИЦ «Искра», не владея законным разрешением от обладателей авторского права на программное обеспечение «КонсультантПлюс», установил на компьютер Л. программы стоимостью 33 637 руб. 37 коп., 10 569 руб. 26 коп., 11 062 руб. 50 коп., 6600 руб. 92 коп. За уста-новку программного обеспечения А. получил от Л. деньги в сумме 900 руб. Своими действиями А. причинил ущерб ЗАО «Консультант Плюс» и ОАО КИИЦ «Искра» на общую сумму 61 870 руб. 05 коп. Этот ущерб является крупным. Таким образом, А. совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 146 УК РФ (незаконное использование объектов авторского права, причинившее крупный ущерб)[8].

 

Изучение этого уголовного дела может вызвать вопросы. Почему действия А. были квалифицированы по признаку причинения крупного ущерба, ведь в ч. 2 ст. 146 УК РФ речь идет о крупном размере? Очевидно, на практике иногда смешиваются эти понятия. Правильно ли А. привлечен к уголовной ответственности? Ведь сумма, полученная им, составляет всего 900 руб., а по оценке следователя прокуратуры крупный ущерб составил 61 870 руб. 05 коп.

Большое значение при отграничении этого преступления от гражданско-правового деликта, или административного правонарушения (ст. 7.12 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав), имеет такой признак, как особо крупный размер, который определяется в примечании к ст. 146 УК РФ. В доктрине уголовного права неоднократно обсуждался вопрос о правомерности наступления уголовной ответственности, т. е. если незаконное использование объектов авторского права причинило крупный ущерб.

Обоснованной представляется позиция П.А. Филиппова, считающего, что причинение крупного ущерба «не может считаться адекватным критерием установления уголовной ответственности. Нельзя согласиться с точкой зрения законодателя, что любое нарушение прав интеллектуальной собственности, повлекшее за собой причинение крупного ущерба или совершенное повторно, настолько уголовно опасно, что нуждается в уголовном преследовании. Необходимо, в зависимости от общественной опасности, осуществить вычленение из общей массы противоправных действий в отношении объектов интеллектуальной собственности тех действий, которые будут преследоваться в уголовном порядке. Оставшиеся правонарушения должны быть “отданы на откуп” административному и гражданскому законодательству»[9].

Интересен опыт германского законодателя об уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав. Специфика германского уголовного законодательства в отличие от российского состоит в том, что нормы об уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав содержатся не в УК ФРГ 1871 года, а в специальном Федеральном законе от 09.09.1965 «Об авторских и смежных правах». Закон относится к так называемому дополнительному уголовному праву (Strafrechtliche Nebengesetze). Для таких законов свойственно то, что регулируются вопросы не только общего характера, связанные с авторским правом и смежными правами, но и об уголовной ответственности за нарушение этих прав. Эти нормы расположены в разд. 4 п. 2 «Уголовно-правовые предписания».

Раздел 4 включает в себя следующие составы преступлений, посягающих на авторские и смежные права:

· недозволенное использование охраняемых авторским правом произведений (§ 106);

· недопустимое использование авторского знака (§ 107);

· недозволенное вмешательство в смежные с авторскими права (§ 108);

· недозволенное использование произведений автора в виде промысла (§ 108 «а»).

Кроме того, в § 109 регулируются вопросы, связанные с подачей жалобы на уголовное преследование, в § 110 — с конфискацией предметов преступления, а § 111 устанавливает возможность опубликования приговора.

Большинство норм носят ссылочный характер, т. е. отсылают к нарушению конкретных норм закона. Это означает, что уголовная ответственность наступает только в том случае, если своими действиями виновный нарушает конкретное предписание закона. В этом состоит принципиальное отличие регулирования уголовной ответственности за преступления против интеллектуальной собственности по УК РФ, где законодатель использует такие криминально образующие признаки, как крупный ущерб и крупный или особо крупный размер.

На основе германского опыта можно было бы предложить реформировать наши уголовно-правовые нормы, поставив уголовную ответственность в зависимость от нарушения конкретной статьи Закона об авторском праве и смежных правах. Эта точка зрения может показаться спорной в связи с тем, что российское законодательство об интеллектуальной собственности не содержит, по мнению ряда правоведов, достаточно четких законодательных критериев в регулировании авторского права.

 

Библиография

1 См.: Филиппов П.А. Уголовно-правовая защита прав интеллектуальной собственности в Российской Федерации. — М., 2003. С. 50—51.

2 Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана политических, гражданских и иных конституционных прав и свобод человека и гражданина в России. — Саратов, 2000. С. 79.

3 Программы для ЭВМ и базы данных относятся к объектам авторского права. Программам для ЭВМ предоставляется правовая охрана как произведениям литературы, а базам данных — как сборникам (п. 2 ст. 2 Закона РФ «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных»).

4 Под топологией интегральной микросхемы понимается зафиксированное на материальном носителе пространственно-геометрическое расположение совокупности элементов интегральной микросхемы и связей между ними (ст. 1 Закона РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем»).

5 Красиков А.Н. Указ. раб. С. 78—79.

6 См.: Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах». — М., 1996. С. 250.

7 В соответствии с Законом РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» правовая охрана не распространяется на идеи, способы, системы, технологию или закодированную информацию, которые могут быть воплощены в топологии.

8 См. архив прокуратуры Кировского района г. Красноярска. № 15014228.

9 Филиппов П.А. Указ. раб. С. 57.