Р.В. ЖЕРЕБЕНКОВ,

аспирант ИМПЭ им. А.С. Грибоедова

 

Статья посвящена проблеме противодействия неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком ценных бумаг в России. Автор делает попытку раскрыть содержание понятия «инсайдерская информация».

Ключевые слова: рынок ценных бумаг, инсайдерская информация, противодействие манипулированию рынком.

 

Paper is devoted to countering misuse of insider information and market manipulation of securities in Russia. The author makes an attempt to reveal the content of the concept of "inside information".

 Keywords: securities market, insider information, anti-market manipulation.

 

Развитие рынка ценных бумаг в России повлекло значительный рост интереса к правовым вопросам инсайдерской деятельности, в результате чего борьба регулятора с манипулированием на рынке ценных бумаг и использованием инсайдерской информации подошла к промежуточному финишу. Вступающий в силу в январе 2011 года Федеральный закон от 27 июля 2010 г.  № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»  (далее Закон) определяет инсайдерскую информацию как точную и конкретную информацию, которая не была ранее известна и распространение которой сможет оказать существенное влияние на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и товаров. К такой информации относятся сведения, составляющие коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи в вопросе, касающемся информации о почтовых денежных переводах.

Хотя Закон и вступит в силу через шесть месяцев после опубликования, однако в полную силу он заработает только через три года —именно столько будет действовать мораторий на уголовное наказание за нарушение закона. До этого времени за инсайд предусмотрены лишь штрафы, хотя уголовное наказание за манипулирование возможно уже сейчас. Среди введенных в УК РФ новых составов преступлений необходимо отдельно выделить ст. 185.3 УК РФ «Манипулирование ценами на рынке ценных бумаг». Под это понятие подпадают действия, в результате которых повышается, понижается и поддерживается цена ценных бумаг, спрос на них или объем торгов ими.

Инсайдерская деятельность, рассматриваемая как правонарушение в США и Евросоюзе, увеличивает рыночную волатильность и широко распространена в Индии, Китае, России, Венесуэле и Мексике[1]. Однако, исполнение закона об инсайдерской информации широко варьируется от страны к стране, поэтому остановимся более подробно на возможностях использования внутренней информации компаний на фондовом рынке и проанализируем возможность манипулированием инсайдерской информацией с точки зрения отечественного законодательства.

Безусловно, признаком «зрелого» фондового рынка является наличие государственной стратегии в борьбе с мошенничеством на рынке ценных бумаг, наличие и успешная практика применения законодательства об инсайте. Основополагающими здесь являются концепция и ограничения на использование инсайдерской информации, так как торговля с использованием инсайдерской информации не только подрывает доверие инвесторов и приводит к дестабилизации рынка, но и влечет не основательное обогащение для «нечистоплотных» игроков и причинение существенного ущерба другим участникам рынка. Незаконно используя инсайдерскую информацию, инвесторы имеют неправомерное преимущество над другими участниками рынка, в результате чего, своевременно приобретая и продавая акции, мошенники получают огромную прибыль. И все это происходит за счет денежных средств добросовестных инвесторов.

В соответствии с Англо-русским толковым словарем по банковскому делу, инвестициям и финансовым рынкам, инсайдерской информацией (англ. insider information) является внутренняя информация компании, не доступная, не раскрытая публике, которая относится к таким материально значимым фактам деятельности, которые, будучи опубликованными, могли бы в существенной мере повлиять на курс ценных бумаг компании на фондовом рынке. Например, информация о готовящейся смене руководства и новой стратегии, о подготовке к выпуску нового продукта или к внедрению новой технологии, об успешных переговорах о слиянии компаний или идущей скупке контрольного пакета[2].

Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) к середине 2011 года планирует уточнить перечень инсайдерской информации, так как сегодня трактовка самого понятия очень широка. Например, Д. Ивлев считает, что инсайдерская информация о ценных бумагах —это любые не раскрытые сведения, относящиеся к ценным бумагам и операциям с ними, а также эмитенту этих ценных бумаг и осуществляемой им деятельности, раскрытие которых может оказать существенное влияние на рыночную цену указанных ценных бумаг[3]. Достаточно схожим является и определение, которое предлагает А.Б. Агеев когда говорит, что под инсайдерской информацией понимается практически любая информация об эмиссионных ценных бумагах[4]. Поэтому ФСФР готовит около 20 нормативных актов с уточнениями к Закону об инсайде.

Значимость инсайдерской информации определяется самим понятием инсайдера (англ. insider), как лица, имеющего доступ к внутренней информации эмитента в силу[5]:

—своего служебного положения;

—договора с эмитентом;

—собственности на акции эмитента;

—выполнения государственных контрольных функций или иной профессиональной деятельности;

—а также родственных и иных связей с др. лицом, располагающим такой информацией (вторичные инсайдеры).

Таким образом, инсайдеры, тесно связанные с компанией-эмитентом и имея доступ к служебной информации могут использовать ее, имея представление в каком направлении будет меняться рыночный курс бумаг, для совершения спекулятивных сделок с ценными бумагами компании, что ставит их в неравное положение в сравнении с внешними инвесторами и широкой публикой. Данные обстоятельства предполагают необходимость законодательных ограничений и жесткого контроля за использованием внутренней информации и операциями инсайдеров с ценными бумагами.

Обращаясь к истокам вопроса, отметим, что впервые концепция и ограничения на использование инсайдерской информации были введены в США в Законе о фондовых биржах[6]  еще в 1934 году. В законе устанавливались жесткие ограничения на торговлю собственными ценными бумагами инсайдерами —директорами и управляющими  корпораций. С 1948 года законодательное урегулирование инсайдерских сделок было осуществлено в Японии. В дальнейшем концепция инсайдерской информации получила широкое распространение в законодательстве большинства стран, где законы о ценных бумагах содержат нормы, направленные против использования инсайдерской информации для дестабилизации рынка и получения ограниченным кругом лиц, имеющих к ней доступ, несправедливой прибыли. В 1989 году Европейским союзом была издана Директива 89/592 по инсайдерской торговле[7], и в последующем национальные законодательства стран — членов ЕС были приведены в соответствие с ней. В 2003 году в Евросоюзе взамен Директивы 89/592/ЕЕС была принята Директива 2003/6/ЕЕС об инсайдерской деятельности и рыночном манипулировании[8],  в соответствии с п. 1 ст. 1 которой дано определение инсайдерской информации как информации  точного характера, которая не была публично раскрыта, относящуюся, прямо или косвенно, к одному или более эмитентам финансовых инструментов или к одному или более финансовому инструменту, и которая, если бы она была публично раскрыта, с определенной долей вероятности повлияла бы на цены на указанные финансовые инструменты, включая деривативы.

В российском законодательстве впервые в Федеральном законе «О рынке ценных бумаг» (1996 г.) было введено понятие служебной  информации, что, отдельными экспертами, воспринималось как синоним инсайдерской, внутренней информации. Однако определение служебной информации, данное в ст. 31 Закона, как любой не являющейся общедоступной информации об эмитенте и выпущенных им эмиссионных ценных бумагах, которая ставит лиц, обладающих в силу своего служебного положения, трудовых обязанностей или договора, заключенного с эмитентом, такой информацией, в преимущественное положение по сравнению с другими субъектами рынка ценных бумаг  представляется размытым и нечетким, а одним из существенных недостатков этого определения является отсутствие такого классифицирующего признака, как влияние на рыночные котировки ценных бумаг. Как указывает Н.Б. Шевельков инсайдерская информация характеризуется такой взаимосвязью между использованием информации и изменением биржевой ситуации, при которой информация оказывает непосредственное ощутимое воздействие на ценообразующие факторы биржевого рынка[9].

Кроме того, исходя из смысла данного определения, следует, что любой, не обязательно существенный, факт финансово-хозяйственной деятельности эмитента, который не является общеизвестным, может предоставить преимущества его владельцу. Таким образом, понятие «служебная информация» не совсем равнозначно понятию «инсайдерская информация», оно значительно уже его, что вытекает из анализа понятия «инсайдерская информация».

Таким образом, использование понятия «служебная информация» приводит к существенному сужению круга лиц, обладающих подобной информацией и, например, держатели пакетов акций эмитента в таком случае не входят категорию инсайдеров. Более того, как отмечают некоторые авторы, категории служебной тайны и служебной информации не совпадают. Служебная тайна может включаться в состав служебной информации, поскольку к последней относится любая не являющаяся общедоступной информация, следовательно, сведения, составляющие служебную информацию, могут не быть конфиденциальными, но доступ к ним является ограниченным в связи с тем, что они известны только определенному кругу лиц, и Закон РФ «О рынке ценных бумаг» не требует раскрытия этих сведений[10].

В октябре 2000 года в Государственную Думу ФС РФ был внесен проект федерального закона «Об инсайдерской информации». В проекте впервые в российском законодательстве предпринимается попытка введения понятия «инсайдерская информация». В частности, под инсайдерской информацией понимается любая информация об эмиссионных ценных бумагах и сделках с ними, а также об эмитенте этих ценных бумаг и осуществляемой им деятельности, не известная третьим лицам, раскрытие которой может оказать существенное влияние на рыночную цену этих ценных бумаг.

В этой связи интересна позиция А.В. Майфата, считающего, что «такое понимание справедливо лишь отчасти. В макроэкономическом смысле инсайдерская информация действительно влияет на формирование цены, с позиции же правового анализа под влиянием указанной информации находится только то лицо, которое ей обладает, поскольку только его воля и формируется под влиянием информации. После раскрытия информации под ее влияние подпадают иные субъекты, а посредством их действий (сделок) изменяется и цена»[11].

В последующем регулирование отношений, связанных с инсайдерской информацией, носило фрагментарный характер в актах Центрального банка РФ и Федеральной службы по финансовым рынкам, которые, впрочем, определения понятия инсайдерской информации не давали, как, например, Официальное разъяснение ЦБ РФ от 17.12.2004 № 31-ОР «О применении отдельных положений Инструкции Банка России от 16.01.2004 № 110-И «Об обязательных нормативах банков», п. 5.4 Положения о деятельности по организации торговли на рынке ценных бумаг, утвержденного Приказом ФСФР России от 09.10.2007 № 07-102/пз-н , или же приравнивали понятие инсайдерской информации к служебной в понимании ст. 31 Федерального закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» , как, например, в п. 6.4 Положения о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг, утвержденного Приказом ФСФР России от 10.10.2006 № 06-117/пз-н.

В качестве попытки дать нормативное определение инсайдерской деятельности в этот период можно отметить Кодекс Корпоративного поведения, рекомендованный к применению акционерным обществам, созданным на территории Российской Федерации утвержденный распоряжением ФКЦБ от 04.04.2002 № 421/р в соответствии с п. 4.2.1 которого инсайдерской является информация, обладающая следующими признаками:

—существенная информация о деятельности общества, акциях и других ценных бумагах общества и сделках с ними;

—не является общедоступной;

—раскрытие данной информации может оказать существенное влияние на рыночную стоимость акций и других ценных бумаг общества .

Кроме того, обладатель информации должен находиться в преимущественном положении по сравнению с другими участниками (субъектами) рынка ценных бумаг, причем преимущественное положение и заключается в доступе к информации.

В План законопроектной деятельности Правительства Российской Федерации на 2006 год, утвержденный Распоряжением Правительства РФ от 29.12.2005 № 2330-р на ряду с другими законопроектами, была включена работа по подготовке законопроекта «Об инсайдерской информации и манипулировании рынком». В соответствии с Планом действий Правительства РФ по реализации в 2007 году основных положений Программы социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу (2006—2008 годы), утвержденным распоряжением Правительства РФ от 29 января 2007 г. № 88-р работа по подготовке законопроекта «Об инсайдерской информации и манипулировании рынком» была продолжена. Эти обстоятельства не способствовали эффективному противодействию злоупотреблениям на рынке ценных бумаг и данный пробел в праве был устранен лишь Федеральным законом «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком».

Следует отметить, что над проектом данного Закона в течение последних почти 10 лет велась скрупулезная законотворческая работа. Как отмечает один из разработчиков законопроекта, заместитель председателя Комитета Госдумы по финансовому рынку Л.В. Пепеляева: «Первоначально из текста законопроекта нельзя было однозначно понять, что же такое инсайдерская информация. Да, были указаны признаки «инсайда», были условия признания информации инсайдерской. Но использование таких формулировок, как «разумные основания», «существенное воздействие», не способствовало конкретизации норм.

В ходе обсуждения на заседаниях рабочей группы были рассмотрены разные предложения конкретизации. В конечном варианте предложено, чтобы ФСФР исчерпывающим образом определяла перечни инсайдерской информации.

Была выделена проблема ограничения круга инсайдеров, которая во многом вызвана наличием категории «вторичных инсайдеров», —лиц, которые получили каким-либо образом закрытую информацию от основных инсайдеров. Рабочей группой было предложено это понятие исключить»[12].

В соответствии с п. 1 ст. 2 Закона под инсайдерской информацией понимается точная и конкретная информация, которая не была распространена или предоставлена (в том числе сведения, составляющие коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи (в части информации о почтовых переводах денежных средств) и иную охраняемую законом тайну), распространение или предоставление которой может оказать существенное влияние на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров (в том числе сведения, касающиеся одного или нескольких эмитентов эмиссионных ценных бумаг (далее —эмитент), одной или нескольких управляющих компаний инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов (далее —управляющая компания), одного или нескольких хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке определенного товара, либо одного или нескольких финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров) и которая относится к информации, включенной в соответствующий перечень инсайдерской информации. Кроме того, п. 1 ст. 3 Закона определено, что к инсайдерской информации относится информация, исчерпывающий перечень которой утверждается нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков .

Таким образом, инсайдерская информация может составлять коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи и иную охраняемую законом тайну, но, данный признак, не является обязательным.

Обобщая приведенные выше нормы можно определить основные признаки инсайдерской информации, которая должна быть:

—точной, конкретной, нераспространенной;

—способной существенно влиять на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров;

—а также входить в перечень инсайдерской информации, утверждаемый ФСФР России соответствующим нормативно-правовым актом.

По мнению отдельных экспертов, поскольку перечень инсайдерской информации в настоящее время не утвержден, следует полагать, что до его принятия любая информация, отвечающая первым двум признакам, может быть квалифицирована как инсайдерская2, за исключением сведений, ставших доступными неограниченному кругу лиц, в том числе в результате их распространения и осуществленные на основе общедоступной информации исследования, прогнозы, оценки в отношении финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров, а также рекомендации и (или) предложения об осуществлении операций с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами (п. 5 ст. 3 Закона) .

Однако по нашему мнению данный подход является неправильным, так как для признания информации инсайдерской она должна характеризоваться всеми признаками, определенными Законом, а не отдельными из них. В связи с тем, что определение Законом инсайда дано в широком смысле, это обусловило возложение на ФСФР обязанности утвердить перечень информации, которая может быть признана инсайдерской, и фактически без перечня, утвержденного ФСФР, Закон будет являться недействующей нормой, и применять его на практике будет невозможно.

В целом же можно сказать, что российское законодательство в области применения инсайдерской информации будет соответствовать международной практике, которая существует сегодня, а российский рынок ценных бумаг будет продолжать развиваться как цивилизованный рынок.

 

Библиография

1 John C. Coffee.  Law and the Market: The Impact of Enforcement. University of Pennsylvania Law Review.  2007. December.

2 Англо-русский толковый словарь по банковскому делу, инвестициям и финансовым рынкам. Свыше 10000 терминов/ 1 Я.М. Миркин, В.Я. Миркин. М.: Альпина Бизнес Букс, 2006. С. 217.

3  См.: Майфат А.В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования: Монография. — М.: Вольтерс Клувер, 2007. С. 281.

4 Агеев А.Б. Создание современной системы корпоративного управления в акционерных обществах: вопросы теории и практики. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 271

5 Англо-русский толковый словарь по банковскому делу, инвестициям и финансовым рынкам.  С. 217.

6  Закон США «О ценных бумагах и фондовых биржах» 1934 г. (Securities Exchage Act of 1934)

7  Директива 89/592/ЕЕС  от 13.11.1989 «О координации положений об инсайдерской деятельности».

8 Директива 2003/6/ЕЕС  от 13.11.1989 «Об инсайдерской деятельности и рыночном манипулировании».

9 См.: Майфат А.В. Гражданско-правовые конструкции инвестирования: Монография. — М.: Вольтерс Клувер, 2007. С. 281.

10  Там же. С. 280.

11 Там же. С. 280.

12 См.: Морозова Л. «Вечный» закон готов к второму чтению // Российская Бизнес-газета.   2010 . 8 июня.  №753 (20)

13 КонсультантПлюс: Аналитический обзор от 24.08.2010 г. http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=56578#A9C2D603E47CF1F8E8524EFB49D5A0E8