В.Г. БАЕВ,

завкафедрой конституционного права Тамбовского государственного технического университета им. Г.Р. Державина 

В.В. ГРИШИНА,

ассистент кафедры гражданского права и процесса Тамбовского государственного технического университета им. Г.Р. Державина

 

Правовое регулирование информационной деятельности представляется одним из наиболее перспективных направлений развития информационного законодательства в силу  ряда причин, но прежде всего потому, что информационная деятельность является одним из основных условий реализации конституционного права на информацию, а также процессом, направленным на достижение результата и контролируемым через нормирование требований, предъявляемых к результату.

При этом об эффективном регулировании информационной деятельности можно говорить в большей степени по отношению к экономической деятельности, результаты которой создаются с целью удовлетворения каких-либо социальных потребностей. Информационная деятельность как общеупотребимое понятие по своему содержанию охватывает отношения и правового, и неправового характера. В связи с этим создание эффективного механизма правового регулирования требует легального определения содержания понятия информационной деятельности как вида социально-экономической деятельности.

Рассматривая информационную деятельность в контексте реализации права на информацию, отметим, что иные конституционные права личности (например, право на образование, медицинское обслуживание, получение квалифицированной юридической помощи) обеспечиваются законодательно урегулированной деятельностью. Право на информацию подобного обеспечения не получило. Более того, в теории информационного права сложилось понимание информационной деятельности как способа реализации права на информацию субъекта данного права. Такое мнение более или менее явно высказывается в работах подавляющего большинства авторов, затрагивающих этот вопрос.

Таким образом, в настоящее время информационное законодательство не содержит норм, регулирующих информационную деятельность как экономическую деятельность, направленную на удовлетворение информационных потребностей общества и отдельных субъектов права на информацию. Среди дефиниций информационного права отсутствует понятие информационной деятельности. Полагаем, оставляя за пределами правового регулирования информационную деятельность, законодатель создает условия, при которых право на информацию остается в значительной степени декларативным.

Рассмотрим, что является содержанием информационной деятельности как вида экономической деятельности. В соответствии с ОКВЭД[1] юридические характеристики экономической деятельности — это затраты на производство, процесс производства и выпуск продукции. При осуществлении экономической деятельности ресурсы объединяются в производственный процесс, имеющий целью производство продукции или оказание услуг. Определенная экономическая деятельность может осуществляться в качестве предпринимательской или некоммерческой деятельности.

В соответствии с этим возникают два вопроса: что является продуктом информационной деятельности? какой по своему характеру будет указанная деятельность— коммерческой или некоммерческой?

Думается, именно определение результата деятельности решает вопрос о возможности или невозможности осуществления такой деятельности как предпринимательской. Полагаем, что информационная деятельность, о регулировании которой идет речь, имеет сугубо некоммерческий характер, поскольку цель ее правового регулирования — создание механизма реализации права на информацию. Продуктом такой деятельности является информационный ресурс.

Информационный ресурс — ключевое понятие для правового регулирования информационной деятельности. В утратившем силу Федеральном законе от 20.02.1995 № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» понятие информационного ресурса определялось как документ или массив документов в информационной системе. Дефиниции названного закона критиковались практически всеми специалистами, работающими с информацией: юристами, программистами, документологами, документоведами и т. д.

На наш взгляд, определение понятия информационного ресурса не раскрывало должным образом его юридических характеристик и нуждалось в корректировке. Однако в Федеральном законе от 27.07.2006 № 152-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (далее — Закон № 152) понятие информационного ресурса не раскрывается вообще. Неоправданное исключение дефиниции из закона, думается, имеет негативные последствия в перспективе развития информационного законодательства.

Полагаем, понятие «информационный ресурс» следует определять как совокупность документированной информации и ресурсной инфраструктуры, обеспечивающей функциональность данного ресурса. Если информация сама по себе может иметь только обладателя, то ресурс формируется как чья-либо собственность. Если информация свободно циркулирует в обществе, то движение (обращение) ресурсной информации контролируемо с разных позиций:

· собственник информационного ресурса обязан включать определенные виды информации в конкретно заданной форме, т. е. требования к ресурсу изначально определяют обязательность наличия в нем некоторых видов информации. При этом собственник обязан фиксировать информацию на носителе способом, обеспечивающим обращаемость информации;

· собственник ресурса обязан предоставлять определенные виды информации в объективной форме, что подразумевает регламентирование порядка, формы и сроков получения информации ресурса заинтересованными субъектами;

· собственник ресурса несет ответственность за качество ресурсной информации как свободного доступа, так и (в отдельных случаях) ограниченного.

Эти и иные свойства ресурсной информации свидетельствуют, что требования к информационному ресурсу как продукту информационной деятельности максимально поддаются стандартизации. Но особенно важно, что  стандартизации поддаются и коммуникативные свойства информационного ресурса. Требования к инфраструктуре ресурса могут в максимальной степени обеспечить совместимость ресурсной информации различных органов и организаций. А это позволило бы преодолеть или свести к минимуму межведомственные, межотраслевые и иные информационные барьеры.

В этой связи считаем необходимым включение в законодательство понятия «информационный ресурс» в качестве основного продукта информационной деятельности. При этом нельзя забывать, что первичным элементом информационного ресурса является документ.

В Законе № 152 (п. 9 ст. 14) указывается, что государственными информационными ресурсами являются информация в системах, сведения и документы. Соответственно, законодатель допускает, что в информационный ресурс могут быть включены сведения вне документарной формы. Мы полагаем, что документирование является необходимым средством организации ресурсной информации. Другое дело, что информация из ресурса может предоставляться и в устной форме. Однако все рычаги воздействия на собственника перестают работать в

условиях, когда данные об информации представляются в виде расплывчато-неопределенных сведений. Считаем, что, в отличие от свободно циркулирующей информации, в ресурс информация включается только в определенной объективной форме, т. е. документируется. При этом в момент включения информации в ресурс должен быть определен правовой режим этой информации, что в итоге определяет способы организации информации на носителе.

Таким образом, первичный продукт информационной деятельности — это документ, т. е. информация на носителе. Но создание документов следует регламентировать именно в контексте формирования информационного ресурса. Цели и задачи формирования ресурса, форма собственности и другие его юридически значимые характеристики определяют требования к документированию.

Следовательно, формирование информационного ресурса — это информационная деятельность, являющаяся социально-экономической деятельностью, направленной на создание продукта, обеспечивающего реализацию права на информацию и удовлетворение информационных потребностей субъектов права на информацию, а именно информационных ресурсов всех видов и форм собственности. Миссией правового регулирования этой деятельности является создание правовых условий для формирования национального информационного ресурса, соответствующего мировому уровню современного информационного общества.

Последнее, что хотелось бы отметить: распространение, получение, предоставление, представление, поиск, обработка и другие используемые в действующих нормах права термины, по сути своей, — действия, а не деятельность. Все эти манипуляции (действия) с информацией необходимы как для реализации права на информацию, так и для осуществления информационной деятельности. Но регламентировать эти действия неперспективно. Способ действий должен быть в большинстве случаев свободен. Регламентируемым, нормируемым является именно результат деятельности.