А.О. МАШТАНЯН,
студентка 4-го курса Кубанского государственного университета
 
Перед любым государством стоит проблема решения таких важных задач, как обеспечение принудительного исполнения судебных решений, взыскание штрафов, пеней и других платежей. Как неоднократно отмечалось Конституционным судом РФ, защита нарушенных прав граждан и юридических лиц не может быть признана действенной, если судебный акт своевременно не исполняется. Именно этим  объясняется возрастающее пристальное внимание к теоретическим и практическим вопросам исполнительного производства. 
 
Полагаем, сейчас уже можно говорить об относительно молодой, но уже сформировавшейся, самостоятельной комплексной отрасли права — гражданском исполнительном праве Российской Федерации. Она сложилась под влиянием различных отраслей права. Самостоятельность исполнительного права подчеркивают его принципы, которые имеют и законодательное закрепление, и практическое значение.
В научной литературе проблематика принципов освещена в трудах многих ученых, в частности Д.Х. Валеева, В.В. Яркова, Т.Н. Нешатаевой, Г.Д. Улетовой, К.А. Малюшина.
Прежде всего хотелось бы остановиться на международном аспекте закрепления принципов исполнительного права. Разделение принципов на международные и национальные имеет особое значение, поскольку содержание и система последних складываются под непосредственным влиянием международно-правовых актов, имеющих обязывающее значение. В настоящее время существует целый блок принципов, закрепленных в международно-правовых актах, конвенциях, соглашениях. В первую очередь можно отметить Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Речь идет об известном и часто цитируемом п. 1 ст. 6 конвенции. Норма этой статьи специально не оговаривает право человека на безусловное и своевременное исполнение судебного решения. Тем не менее Европейский суд по правам человека последовательно выводит это право из права на суд при рассмотрении конкретных дел. Действительно, было бы нелепо, если бы ст. 6  описывала детально процессуальные гарантии, предоставленные спорящим сторонам (справедливость судебного разбирательства, публичность и оперативность), не защищая при этом права на исполнение судебных решений.
Исполнение судебного решения, вынесенного судом, должно рассматриваться в качестве неотъемлемой части судебного процесса[1]. Однако из этого не следует вывод о необходимости рассматривать исполнительное производство исключительно как часть гражданского либо арбитражного процесса[2].
Как отмечает В.В. Ярков, право на исполнение решений действительно является частью судебного разбирательства в его широком понимании и входит в целом в механизм судебной защиты, что, однако, не означает понимания исполнительного производства только как стадии судебного процесса. Европейский суд требует от государств, признавших его юрисдикцию, обеспечения исполнения судебных актов, а не подчинения органов принудительного исполнения судам[3].
Международное законодательство указывает на необходимость защиты основных доходов и имущества должника, например, социальных пособий, денежных средств на лечение и медикаменты, предметов первой необходимости и средств, которые нужны для организации трудовой деятельности. Этот принцип нашел свое закрепление в Федеральном законе от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон). Так, в соответствии с ч. 4 ст. 4 Закона одним из принципов исполнительного производства является неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи.
Исчерпывающий перечень имущества должника-гражданина, на которое не может быть обращено взыскание, закреплен в ст. 446 ГПК РФ.  Как отметил  Конституционный суд РФ, ст. 446 ГПК РФ предоставляет гражданину-должнику имущественный (исполнительский) иммунитет с тем, чтобы гарантировать  условия, необходимые для его нормального существования и деятельности[4].
Комитет министров Совета Европы уделяет большое внимание принципу добросовестности, адресованному всем участникам исполнительного производства, а не только должнику.
Отмечается обязательное сотрудничество сторон при проведении процедуры принудительного исполнения. Иными словами, должник должен активно стремиться исполнить требования юрисдикционного акта, а не чинить препятствия в исполнении. Более того, должник должен предоставлять всю информацию о своих доходах, средствах и имуществе.
Следующий не менее важный принцип, о котором упоминается в Рекомендациях Комитета министров Совета Европы от 09.09.2003 № 17 «О принудительном исполнении» (далее — Рекомендации СЕ), — это принцип соразмерности. В соответствии с данным принципом процедуры принудительного исполнения должны быть соразмерны исковому требованию, сумме иска и интересам ответчика. В национальном законодательстве указанный принцип также нашел свое закрепление. Так, в ч. 5 ст. 4 Закона одним из принципов исполнительного производства выступает соотносимость объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.
Таким образом, можно говорить о том, что в рамках национального законодательства необходимо соблюдать такие международные принципы, как справедливость, публичность, соблюдение разумных сроков, независимость, беспристрастность судебного пристава-исполнителя, действующего на основании закона.
 Вторая проблема, выделяемая нами, — место принципа верховенства права в исполнительном производстве Российской Федерации  и его трактовка Европейским сообществом. В Рекомендациях СЕ особое внимание уделяется необходимости усиления принципа верховенства права. Указывается, что процедура принудительного исполнения должна быть детально регламентирована в законодательстве, чтобы быть достоверной и прозрачной, а также предсказуемой (насколько это возможно) и эффективной.
Анализируя практику Европейского суда, Т.Н. Нешатаева справедливо указывает на то, что принцип верховенства права является одним из наиболее важных общих европейских принципов права. Главная черта данного принципа — предсказуемость правовых предписаний. Международные суды, в частности Европейский суд по правам человека, под принципом верховенства права понимают не принцип законности, а, скорее, общий естественно-правовой принцип предсказуемости и справедливости нормативных писаных правил[5]. Что касается отечественной доктрины, то в России данный принцип практически не исследован. Трудов российских  ученых, посвященных данной проблематике, немного.  Принцип верховенства права можно встретить, например, в трудах С.Ф. Афанасьева и Т.Н. Нешатаевой. Дискуссионный аспект значения принципа верховенства права налицо. Европейский суд ставит этот принцип выше всех остальных, а российская судебная система предпочитает ему принцип законности.
И наконец, третья проблема — место принципа гласности в исполнительном производстве Российской Федерации.
Нами был проведен опрос студентов юридического факультета Кубанского государственного университета с целью получить ответ на вопрос: «Если сведения обо всех должниках будут печататься или помещаться в Интернете в открытом доступе, повлияет ли это на возврат долга?»
Из 200 опрошенных студентов половина ответили положительно. Интересно, что чем старше студенты, тем больше они осознают необходимость соблюдения моральных устоев, чувствуют свою ответственность перед обществом.
Следовательно,  для максимально эффективного взыскания с должников денежных средств очень важно обеспечить гласность в исполнительном производстве.
Еще один немаловажный аспект принудительного исполнения — запрет должникам выезжать за пределы территории России — вызвал бурные дискуссии. На наш взгляд, нужно четко определить случаи введения такого запрета, нельзя налагать его абсолютно на всех должников.
Необходимо отметить, что сегодня в России исполнительное производство все еще недостаточно эффективно. Например, в 2009 году по исполнительным документам было взыскано 40% от общей суммы взысканий, и дело здесь не только в уровне квалификации приставов[6].
Полагаем,  основная причина кроется в очевидных концептуальных пробелах Закона.
Однако не стоит слишком критично относиться к исполнительному праву, поскольку, как было отмечено выше, это довольно молодая отрасль права, которая совершенствуется, обогащается новыми методами и ищет пути дальнейшего развития.
Все принципы исполнительного права взаимосвязаны и образуют единую систему правовых основ, которая, в свою очередь, определяет демократическое содержание и форму исполнительного производства в Российской Федерации[7].
На данном этапе развития исполнительного производства мы считаем необходимым:
—внести изменения в Закон, в соответствии с которыми сведения о должниках будут размещаться в сети Интернет по истечении срока для добровольного исполнения. Таким образом будет реализован принцип гласности в исполнительном производстве;
—изменить норму Закона о запрете на выезд за пределы Российской Федерации с тем, чтобы четко определить случаи, позволяющие применить данную санкцию, и случаи невозможности ее применения. Основанием разграничения может быть сумма задолженности, состояние здоровья должника, его возраст и др.;
—не только провозглашать намерения, но и использовать международный опыт на практике, заимствуя новые принципы, признанные Европейским сообществом;
—обеспечивать дальнейшее совершенствование законодательства об исполнительном производстве, наполнить его демократическими элементами.
Таким образом, исполнительное право — динамично развивающаяся отрасль российского права с самостоятельной системой принципов, значение которой возрастает с каждым днем.
 
Библиография
1 См.: Малюшин К.А. Международные принципы гражданского исполнительного права Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 11. С. 31—36.
2 См.: Зайцев И., Худенко В. Стадии исполнительного производства в гражданском процессе // Российская юстиция. 1994. № 6. С. 39.
3 См.: Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве» (постатейный) и к Федеральному закону «О судебных приставах». — М., 1999. С. 11.
4 См.: Постановление Конституционного суда РФ от 12.07.2007 № 10-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В. Калабуна» // КонсультантПлюс.
5 См.: Нешатаева Т.Н. Суд и общепризнанные принципы и нормы международного права // Вестник ВАС РФ.  2004. № 3.
6 См.: Официальный сайт Федеральной службы судебных приставов: URL http:// www.fssprus.ru
7 См.: Малюшин К.А. Указ. ст.