УДК 342.5:343.575

Страницы в журнале: 51-53 

 

К.Е. ИГНАТЕНКОВА,

кандидат юридических наук, ученый секретарь Саратовского филиала Института государства и права РАН

Ю.Г. КИПСЕЛИДИ,

соискатель Пятигорского государственного технологического университета

 

Анализируется появление и развитие антинаркотической функции в России. Обосновывается вывод о том, что данная функция на современном этапе социального развития должна быть охарактеризована как постоянная основная функция российского государства и гражданского общества.

Ключевые слова: наркотик, антинаркотическая функция, антинаркотическая политика, гражданское общество.

 

On the nature of anti-drug functions

 

Kipselidi J.

 

The article is devoted to the analysis of appearance and progress of non-narcotic function in Russia. The author came to the conclusion that on the modern level of social progress non-narcotic function is constant basic function of Russian state and civil society.

Keywords: drug, non-narcotic function, non-narcotic policy, civil society.

 

Изменения, которые произошли в России за последнюю четверть ХХ века, не могли не повлиять на формальное число и содержательную сторону целого ряда функций государства, в связи с чем их традиционный «набор» должен быть пересмотрен. Именно поэтому вполне

закономерным выглядит появление новых, стратегических направлений (функций) деятельности государства, «ориентированных на потребности формирующегося гражданского общества и вызовы времени, что и реально, и гипотетически обусловливает совершенствование и расширение направлений государственной деятельности как адекватной реакции современного государства на наиболее значимые конфликтогенные проявления (терроризм, коррупция, наркотизация общества и др.)»[1].

Появление новой функции государства имеет две основные взаимосвязанные детерминанты. Первая обусловлена тем, что некое направление деятельности приобретает общегосударственное значение, о чем свидетельствует, в частности, выработка государственно-правовой политики с постановкой соответствующих целей, определением задач, сосредоточением ресурсов (управленческих, административных, материальных). Вторая связана с тем, что решение поставленных задач должно обеспечить получение результата, удовлетворяющего потребности общества в целом.

Вынуждены с сожалением констатировать, что формирование и осуществление полноценной антинаркотической функции в России явно затянулось. Вопреки очевидной пугающей тенденции распространения наркозависимости наличие проблемы наркотизации общества в нашей стране долгое время отрицалось, скрывались ее темпы и причиняемый вред. Между тем болезнь как отдельного человека, так и общества в целом нельзя остановить, просто забыв о ней. Невозможно ее «уговорить», чтобы не прогрессировала до тех пор, пока государство не осознает опасности надвигающейся беды, не найдет необходимые денежные и людские ресурсы для борьбы с наркоманией, пока, наконец, гражданское общество перестанет быть равнодушным и начнет предпринимать активные действия с тем, чтобы обезопасить будущее страны от «чумы нового века».

Фактически Россия столкнулась с проблемой наркомании после присоединения к государству территорий Средней Азии и Дальнего Востока, население которых имело давние традиции потребления наркотических средств[2].

Столкнувшись с проблемой распространения наркотиков, царское правительство издало указы о запрещении опиума и гашишекурения. Однако закон, изданный царским правительством, кроме запрета вывоза за пределы России, посева и потребления опиума и гашиша, ничего более не предусматривал[3].

Первая мировая война, последовавшие за ней Октябрьская революция и гражданская война несколько обострили проблему наркотизации российского общества: ранее наркотики употребляли жители окраин России, в результате же разрушительных последствий упомянутых событий наркомания распространилась и на центральные районы страны.

И все же в советское время рассматриваемая проблема носила локальный характер, не выходя на общенациональный уровень. Действия государства, направленные на борьбу с наркоманией, были эпизодическими, не всегда последовательными, а потому — малоэффективными. Позиция советской власти по отношению к проблеме наркотизма была неоднозначной.

С одной стороны, согласно п. 3 постановления ВЦИК РСФСР «О Всероссийской чрезвычайной комиссии»[4] за незаконную торговлю кокаином мог быть применен расстрел. С другой стороны, Уголовный кодекс РСФСР 1922 года первоначально вообще не содержал нормы, предусматривающей ответственность за незаконный оборот наркотических средств[5]. Однако в дальнейшем Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 22 декабря 1924 г.[5] в Уголовный кодекс РСФСР была введена статья 140-д, устанавливающая ответственность за незаконный оборот наркотиков.

В этой связи говорить об антинаркотической функции Советского государства, которая должна опираться на обоснованную, логичную, действенную антинаркотическую политику, не приходится. Сегодня же наркомания представляет серьезную угрозу национальной безопасности России.

Появление проблем, обусловленных наркотизацией населения России, связано с началом реформирования экономики государства в 1990-х годах, что выразилось в довольно быстром уничтожении прежней командно-административной системы, к сожалению, без адекватной и такой же скорой замены ее новой формацией. Всплеск наркомании в этот период детерминирован изменениями практически во всех сферах жизни общества.

В социально-экономической сфере последствиями реформ стали падение уровня жизни значительной части населения, безработица, критическое расслоение общества на бедных и богатых, что привело к формированию у части населения депрессивного состояния. В правоохранительной сфере образовался хаос: в стране начался разгул преступности, одновременно Россию захлестнула волна коррупции. В области внешних отношений распад СССР привел к ситуации, когда государственные границы (особенно со странами СНГ) оказались практически неконтролируемыми. Поспешное, бессистемное законотворчество привело к тому, что открылись большие возможности для перемещения населения и товаров.

Политика чрезмерно либеральной доступности аудиовизуальных и мультимедийных средств, развитие телекоммуникационных систем, свобода печати обеспечили возможности неограниченного получения информации о наркотиках, о методах их культивирования, изготовления, приобретения, распространения, потребления. Можно согласиться с тем, что «в конце XX века наша страна оказалась буквально заполнена коммуникативными каналами информации, открыто рекламирующими немедицинское потребление наркотиков как средство достижения нирваны и наркобизнес как источник обогащения»[6]. Появилось множество источников информации, из которых молодежь стала узнавать обо всех «достоинствах» наркотиков: газеты, журналы, книги, теле- и радиопередачи, Интернет, компьютерные игры, музыкальные течения, популярные песни, эмблемы на предметах одежды и т. п.

Все перечисленные выше факторы оказались благоприятствующими распространению наркозависимости. Однако, пожалуй, наиболее уязвимой оказалась не материальная, а духовная сфера жизни общества. Крах Советского государства повлек за собой ликвидацию прежних идеалов и ценностей. При этом новые ценности в полной мере так и не сформировались. В общественном сознании, и особенно в сознании индивида, образовался духовный вакуум[7].

В России пугающие масштабы приобрел процесс десоциализации, маргинализации молодежи. Для многих молодых людей жизнь не имеет осмысленного значения. Информационно-культурное пространство, которое окружает сегодня детей и подростков, насыщено пропагандой утилитарных ценностей потребительского общества, где агрессия и насилие выступают приемлемыми средствами достижения целей. «Героем нашего времени выставляется “негативный лидер” — эгоистичный, циничный, но преуспевающий и добивающийся успеха, не считаясь со средствами»[8]. Таким образом, рубеж XX—XXI веков можно охарактеризовать как нравственно-поведенческий тупик. Россия сегодня отличается от России двадцатилетней давности значительным снижением культурного и образовательного уровня населения, и в частности молодежи. Разом, одним «рывком» поднять этот уровень не представляется возможным, и поэтому культурная функция государства — его постоянная внутренняя функция.

Мы вплотную подошли к ответу на дискуссионный вопрос: к какому виду следует отнести антинаркотическую функцию государства? Функции государства делятся на постоянные и временные (направления деятельности государства, которые осуществляются только на определенном этапе (этапах) его развития)1. Е.Е. Тонков причисляет функцию противодействия наркотизации общества к числу последних, считая, что она развивается в зависимости от успешности реализации государственно-правовой политики в этой области, и в случае преодоления трудностей, возникающих в связи с незаконным оборотом наркотических и психотропных средств, соответствующее направление деятельности перестанет быть необходимым[9].

Мы позволим себе не согласиться с этим. Антинаркотическая функция государства является не временной, а постоянной, поскольку проблему злоупотребления наркотиками, к сожалению, полностью искоренить не представляется возможным. Конечная цель борьбы с наркоманией — полное исключение фактов немедицинского потребления наркотиков, однако, как отмечали в уголовно-криминологической литературе в 1990-е годы, в обозримом будущем она вряд ли может быть достигнута[11]. Спустя почти 20 лет к достижению глобальной цели мы так и не приблизились.

Л.И. Романова несколько пессимистично, но, увы, вполне реалистично пишет: «Явление наркомании заключает в себе высочайшую степень опасности для общества. От нее трудно оградиться, ее вряд ли можно измерить в полном объеме. Поэтому представляется, что людям и самому обществу ничего не остается, как научиться жить в этом мире, переполненном наркотиками, в окружении опасностей, из этого проистекающих»[12].

Это осознает и законодатель. В Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента РФ от 09.06.2010 № 690, в качестве главной цели названо существенное сокращение незаконного распространения и немедицинского потребления наркотиков, масштабов последствий их незаконного оборота для безопасности личности, общества и государства. Как видим, создатели Стратегии изначально не замахиваются на ликвидацию наркомании как социального явления, осознавая бесперспективность подобных проектов, они планируют уменьшить (причем значительно) его размах и зафиксировать его. Такую программу можно считать вполне выполнимой.

Это, в свою очередь, предполагает постоянную работу по поддержанию достигнутого положения. Осуществление антинаркотической функции может быть успешным лишь тогда, когда ее субъектом станет не только государство, но и гражданское общество. Этот факт подчеркнул Президент РФ Д.А. Медведев в выступлении на открытии международного форума «Афганское наркопроизводство — вызов мировому сообществу». Его позиция по отношению к противодействию наркотизации населения такова: «Я считаю принципиальным, чтобы в этой работе были использованы не только возможности государства, которое, естественно, этим будет заниматься, обязано заниматься, но и возможности гражданского общества. Оно имеет, может быть, даже лучшие шансы, чем государство, справиться с этой ситуацией»[13].

Все изложенное выше дает основания сделать вывод, что антинаркотическая функция на современном этапе социального развития должна быть охарактеризована как постоянная основная функция российского государства и гражданского общества. Успешное выполнение антинаркотической функции в качестве первого, базового шага предполагает формирование единого государственного подхода к проведению антинаркотической политики, в основу которой должен быть заложен эффективный правовой механизм. С концептуальной точки зрения данный механизм должен включать правовые средства борьбы с наркотизацией общества, совершенствование правового регулирования взаимодействия государства с гражданскими институтами и реализацию правовых возможностей общества в проведении антинаркотической политики.

 

Библиография

1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ («Антинаркотическая политика в современной России: цели, средства результаты»), проект № 11-03-00209а.

2 Тонков Е.Е. Государственно-правовая политика противодействия наркотизации российского общества. — СПб., 2004. С. 48.

3 См.: Лосев С.Г. Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Конструкция составов, квалификация, карательная практика: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Тюмень, 2002. С. 11.

4 См.: Меритуков Г.М. Уголовно-правовые проблемы борьбы с наркобизнесом. — Ростов н/Д, 1994. С. 70.

5  Собрание узаконений и распоряжений РПК РСФСР. 1919. № 12. Ст. 130.

6 См.: Лосев С.Г. Указ. раб. С. 12—13.

7 СУ РСФСР. 1925. № 65.

8 См.: Алоян А.А. Предупреждение распространения субкультуры наркомании в молодежной среде: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 15.

9 См.: Ильинский И.М. Молодежь и молодежная политика. Философия. История. Теория. — М., 2001. С. 238—239.

10 Влияние наркомании на социально-экономическое развитие общества / Под ред. В.И. Стародубова, А.И. Татаркина. — М.; Екатеринбург, 2006. С. 107.

11  См.: Черноголовкин Н.В. Теория функций социалистического государства. — М., 1970. С. 125.

12  См.: Тонков Е.Е. Указ. соч. С. 49.

13  См.: Боголюбова Т.А. Наркотизм: основы частной криминологической теории: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1991. С. 15.

14  Романова Л.И. Наркомания и наркотизм. — СПб., 2003. С. 40.

15  См.: URL: http://www.narkotiki.ru/ocomments_6797.html (дата обращения: 15.11.10).