УДК 340.111

Страницы в журнале: 33-36 

 

М.Е. АЛИСТРАТОВА,

аспирант Российской академии государственной службы при Президенте РФ

 

 

Рассмотрены вопросы содержания и разграничения понятий «интеллектуальные права» и «интеллектуальная собственность». Раскрывается сущность термина «интеллектуальные права» путем анализа входящих в его состав понятий «исключительное право», «личные неимущественные права» и «иные права».

Ключевые слова: интеллектуальные права, интеллектуальная собственность, исключительное право, личные неимущественные и иные права.

 

The article deals with the content and the distinction between «intellectual rights» and «intellectual property». The author reveals the essence of the term «intellectual rights» through the analysis of its constituent concepts of «exclusive right», «moral rights» and «other rights».

Keywords: intellectual rights, intellectual property, exclusive right, moral rights and other.

 

 

С  принятием части четвертой ГК РФ возникло новое понятие — «интеллектуальные права», которое привлекло к себе внимание ученых. Сам термин «интеллектуальные права» не нов, его ввел в обиход еще в 1879 году бельгийский юрист Э. Пикар. Согласно его теории интеллектуальные права считались правами, находящимися вне классической триады вещных, обязательственных и личных прав, принятой в римском праве. Любое интеллектуальное право относится к замыслу автора, а не к материальной реализации этого замысла. По образному выражению автора, вещные права предполагают материальный объект и собственность, в то время как интеллектуальные права — умственный объект и исключительность. Усилия Э. Пикара были направлены на разоблачение проприетарной теории, отождествлявшей материальные объекты с идеальными объектами, распространяя на последние режим права собственности[1].

Термин «интеллектуальные права» не имеет определения в отечественном гражданском законодательстве, однако ст. 1226 ГК РФ примерно определяет круг интеллектуальных прав, которые включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и др.).

Введение категории «интеллектуальные права» означает появление родового понятия, в

которое в качестве видовых входят понятия «исключительное право», «личное неимущественное право» и «иное право», что в определенной степени снимает остроту дискуссии о том, входит ли личное неимущественное право (учитывая большую степень его исключительности) в состав исключительного права.

Исходя из ст. 1226 ГК РФ, можно сделать вывод о том, что термин «интеллектуальные права» служит обобщающим обозначением всей совокупности возможных субъективных прав на все охраняемые законом результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации[2]. Введя термин «интеллектуальные права», законодатель вытеснил термин «интеллектуальная собственность», используемый в Конституции РФ, с целью охватить общим названием те разнородные явления, какие уже существовали в специальных законах, таких как Закон РФ от 09.07.1993 № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон об авторском праве), и других законах, касающихся объектов нематериальных прав.

Приблизительность нормативного использования термина «интеллектуальная собственность», воспринятого российским законодательством из международного патентного права (Конвенция1967 года, учреждающая ВОИС), привела к попыткам придать ему юридическое значение, наполнить правовым содержанием. В результате появилось несколько различных подходов к пониманию сущности интеллектуальной собственности. Из них следует выделить два основных. На основе первого подхода понятие «интеллектуальная собственность» выступает в качестве синонима понятия «исключительные права», что проистекает из положения ст. 138 ГК РФ, где интеллектуальная собственность определена как «исключительное право… гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т. п.)». Такое понимание интеллектуальной собственности было использовано в принятых впоследствии федеральных законах.

Второй подход характеризует интеллектуальную собственность как общее определение самих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которым предоставляется правовая охрана признанием исключительных прав на них. Это объясняется тем, что в ряде законов возникала необходимость обозначить, определить объекты авторского права. Так, в ст. 42 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» редакция обязана соблюдать «права на используемые произведения, включая авторские права, издательские права, иные права на интеллектуальную собственность».

Таким образом, использование термина «интеллектуальная собственность» в нормах законодательства привело к неоднозначному его толкованию. Законодатель с целью обеспечения единообразия подходов к пониманию данного термина разъяснил, что термином «интеллектуальная собственность» охватываются только сами результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, но не права на них[3].

Не менее спорным в теории авторского права является термин «исключительное право».

Теория исключительности авторских прав была детально разработана еще в дореволюционной русской литературе. Так, рассматривая общее понятие исключительных прав, Г.Ф. Шершеневич утверждал, что «исключительное право предоставляет юридическую возможность совершения известного рода действий с устранением всех прочих от подражания»[4]. По мнению большинства ученых, признак исключительности означал прежде всего монополию обладателя авторского права на использование произведения.

В советский период оценка исключительности авторских прав существенно изменилась. Она стала трактоваться в большинстве научных работ как неотчуждаемость, неотторжимость авторских прав от личности автора в течение всей его жизни, недопустимость перенесения авторских прав на другое лицо[5]. Практическим следствием такого подхода стал вывод о недопущении авторских договоров об уступке авторских прав, что нашло подкрепление в законодательстве того времени. При этом сам термин был исключен из отечественного законодательства.

Закон об авторском праве вновь указал, что авторские права носят исключительный характер. Но в связи с этим опять возникла нерешенная еще с начала XX века проблема трактовки исключительности субъективных авторских прав: все ли субъективные авторские права носят исключительный характер и возможна ли передача авторских прав к другим лицам?

До принятия части четвертой ГК РФ С.А. Чернышева и А.П. Сергеев высказывали точку зрения о том, что исключительными являются все субъективные авторские права, носящие как личный неимущественный характер, так и имущественный. Это объясняется тем, что большинство ученых вкладывают в смысл исключительности авторских прав возможность обладателя авторских прав самостоятельно их реализовывать. Как указывает С.А. Чернышева, признание законодателем исключительности авторских прав только на использование произведения является несправедливым, поскольку личные неимущественные права нуждаются в большем признании их исключительности, в связи с тем что никто другой вместо автора не может решить вопрос об обозначении имени автора, об обнародовании произведения, наконец, о защите его творения от искажения[6].

На наш взгляд, точка зрения С.А. Чернышевой и А.П. Сергеева является вполне логичной, если исходить из смысла термина «исключительные права», однако стоит учитывать, что юридические термины, используемые законодателем, носят абстрактный характер и могут не соответствовать смыслу, вкладываемому в ту же фразу в другой области знаний.

Авторское право имеет двойственный характер: с одной стороны, существует тесная связь с личностью автора, а с другой — произведение является имущественной ценностью. Это обусловливает разделение авторских прав на две группы — имущественные и личные неимущественные права[7]. В статье 1226 ГК РФ законодатель решил спор, определив исключительные права как имущественные. Стоит отметить, что авторские права настолько связаны между собой, что выделить среди них права чисто имущественного или неимущественного характера довольно трудно[8], поэтому законодатель выделил особую группу прав и назвал их «иные права».

Современные исследователи авторского права усматривают исключительный характер авторских прав «в признании того, что только сам обладатель авторского права, т. е. автор или его правопреемник, может решать вопрос об осуществлении авторских правомочий, и прежде всего тех из них, которые связаны с использованием произведения»[9]. Предполагается, что автор по своей воле, независимо от воли других лиц, разрешает либо запрещает использование созданного им произведения.

Исключительность прав ассоциируется с монополией их владельца и часто характеризуется как один из легальных видов монополии. Некоторые исследователи относят исключительные права к категории абсолютных прав, важнейшими видами которых являются право собственности и другие вещные права. Однако сторонники различных модификаций теории исключительных прав обычно едины в одном — в критике так называемых проприетарных концепций, основанных на поисках аналогий между правами на результаты интеллектуальной деятельности и правом собственности на материальные объекты. Указывая на ошибочность «отождествления идей с объектами», приверженцы теории исключительных прав отмечают, что «изобретение нельзя отождествлять с машиной, в которой оно воплощено. Музыкальные произведения нельзя отождествить с рукописью или материальным носителем. Это некая совокупность идей, являющаяся результатом интеллектуальной деятельности, представляющих общественную ценность независимо от тех объектов, в которых они воплощены, ибо они могут быть закреплены и в других объектах»[10].

Таким образом, сторонники теории исключительных прав предлагают рассматривать их как совершенно самостоятельный, особый вид прав. Такой взгляд на проблему исключительных прав широко представлен в работах В.А. Дозорцева, например: «Исключительные права выполняют в отношении нематериальных объектов ту же функцию, что и право собственности в отношении материальных. Исключительное право и есть абсолютное право на нематериальные объекты, только использующее в соответствии с натуральными свойствами объекта другие правовые средства, чем право собственности»[11].

Исключительное право на произведение является правом имущественным и позволяет его автору или правопреемнику автора контролировать использование произведения третьими лицами.

ГК РФ для определения содержания принадлежащих автору исключительных авторских прав использует особую конструкцию: в п. 1 ст. 1270 говорится о принадлежности авторам и иным правообладателям исключительного права использовать произведение в любой форме и любым не противоречащим закону способом, а в п. 2 той же статьи перечисляются определенные виды использования произведений, в отношении которых действует указанное исключительно право. Перечень действий, признаваемых использованием произведения, не является закрытым[12].

Традиционно значительное внимание в континентальной системе права уделяется вопросам охраны личных неимущественных прав авторов. Российское законодательство предусматривает целый комплекс личных неимущественных прав, призванных обеспечить всестороннюю защиту нематериальных интересов автора. В соответствии с положениями ст. 150 ГК РФ принадлежащие авторам личные неимущественные права неотчуждаемы и непередаваемы иным способом, причем даже сам автор не может от них отказаться.

На необходимость соблюдения личных неимущественных прав автора не может каким-либо образом влиять передача другим лицам исключительного права на произведение или предоставление им прав на использование произведения. Личные неимущественные права автора должны соблюдаться независимо от того, кому принадлежит исключительное право на произведение[13].

Стоит отметить, что, в отличие от действовавшего ранее Закона об авторском праве, часть четвертая ГК РФ не содержит четкого перечня личных неимущественных прав. К ним в соответствии с п. 2 ст. 1228 ГК РФ относятся два правомочия: право на авторство и право на имя. Что касается прочих прав, которыми автор в принципе наделяется в силу п. 2 ст. 1255 ГК РФ (а также через отсылку к ней в п. 3 этой статьи — специальной нормой ст. 1269) и которые при этом прямо не отнесены ГК РФ ни к исключительным, ни к иным интеллектуальным правам (а именно праву на неприкосновенность произведения, праву на обнародование произведения, а также праву на отзыв), то никаких конкретных ориентиров для их квалификации ГК РФ не дает, что представляет собой заметный пробел в регулировании. Однако, как правильно указывает Е.И. Каминская, поскольку принадлежность автору наряду с прочими исключительного (т. е. имущественного) права оговорена в п. 2 ст. 1255 ГК РФ особо, относиться они могут либо к личным неимущественным, либо к иным интеллектуальным правам[14].

Часть четвертая ГК РФ вводит новый вид прав — так называемые иные права, которые, судя по тому что выделены отдельным видом, не являются имущественными и личными не-

имущественными правами. Однако законодатель не уточнил конкретный перечень этих прав, равно как и то, является ли перечень «иных» указанных в законе прав исчерпывающим.

По мнению Е.А. Моргуновой, под «иными правами» понимаются права, не включающие в себя монополизм, некое господство над результатом интеллектуальной деятельности[15]. Е.И. Каминская, определяя отличительные черты «иных прав» на основе известных — права доступа и права следования, установила, что роднит «иные» права между собой: во-первых, имущественный характер (в полной мере или хотя бы потенциально); во-вторых, четко ограниченная во времени протяженность действия, что заметно отличает их от тех прав автора, которые безусловно квалифицируются самим ГК РФ в качестве личных неимущественных. Однако Е.И. Каминская справедливо отмечает, что с полной уверенностью нельзя сказать, насколько свойственны вышеперечисленные особенности другим «иным правам»[16].

Подводя итог, можно сделать следующие выводы: в связи с принятием части четвертой ГК РФ законодатель провел унификацию норм, включенных в федеральные законы, касающиеся результатов интеллектуальной деятельности, а также применяемых в данной отрасли права терминов. Это привело к вытеснению термина «интеллектуальная собственность», который использовался в различных значениях. Вместе с тем появился другой термин для возможности придать обобщающее значение всей совокупности прав, принадлежащих автору в связи с созданием результата интеллектуальной деятельности, — «интеллектуальные права». В статье 1226 ГК РФ законодатель однозначно решил спор, определив исключительные права как имущественные, выражающиеся в полномочии использовать произведение в любой форме и любым не противоречащим закону способом. Наряду с этим частью четвертой ГК РФ помимо личных неимущественных прав введены «иные» права автора, которые не относятся к имущественным и личным неимущественным правам и не имеют установленного законом перечня, что является поводом для дискуссий.

 

Библиография

1 См.: Еременко В.И. Соотношение понятий «интеллектуальная собственность» и «исключительные права» в гражданском кодексе Российской Федерации // Законодательство и экономика. 2008. № 10.

2 См.: Актуальные вопросы российского частного права: Сб. статей, посвященный 80-летию со дня рождения профессора В.А. Дозорцева / Сост. Е.А. Павлова, О.Ю. Шилохвост. — М., 2008. С. 101.

3 См. постановление Пленума Верховного суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень ВС РФ. 2009. № 6.

4 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. — М., 1914. С. 452.

5 См.: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учеб. 2-е изд. — М., 2004. С. 191.

6 См.: Чернышева С.А. Авторское право: основные положения. — М., 2001. С. 52.

7 См.: Интеллектуальная собственность (исключительные права): Учеб. пособие / Под ред. Н.М. Коршунова. — М., 2006. С. 51.

8 См.: Сергеев А.П. Указ. раб. С. 198.

9 Он же. Авторское право России. — СПб., 1994. С. 123.

10 Дозорцев В.А. На рынке идей // Закон. 1993. № 2. С. 38.

11 Он же. Комментарий к схеме «Система исключительных прав» // Дело и право. 1996. № 4. С. 39—43; № 5. С. 23—28.

12 См.: Близнец И.А., Леонтьев К.Б. Авторское право и смежные права: Учеб. / Под ред. И.А. Близнеца. — М., 2009. С. 48—57.

13 Там же. С. 40—41.

14 См.: Каминская Е.И. Личные неимущественные права автора: отказ от ненужных иллюзий или утрата ценностей? // Актуальные вопросы российского частного права: Сб. статей, посвященный 80-летию со дня рождения профессора В.А. Дозорцева. — М., 2008.

15 См.: Корчагина Н.П., Моргунова Е.А., Погуляев В.В. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Погуляева. — М., 2008.

16 Каминская Е.И. Указ. раб.