УДК 343.9
 
С.Г. СОЛОВЬЕВ,
доктор юридических наук, доцент, зав. кафедрой конституционного, административного и муниципального права Южно-Уральского государственного университета
 
В  соответствии со ст. 12 Конституции РФ 1993 года система органов местного самоуправления была выведена из системы органов государственной власти, что обусловило изменение прежних механизмов ответственности органов местного самоуправления и их должностных лиц. Однако в связи с тем, что функционирование органов местного самоуправления и их должностных лиц, обладающих правом представлять интересы населения и принимать от имени населения публично-властные решения, в принципе невозможно без наличия механизмов их ответственности за реализацию своих полномочий, то перед законодателем встала задача создания иных по своему правовому содержанию механизмов ответственности.
 
Как отмечается в научной литературе, посвященной проблематике муниципального права, ответственность органов местного самоуправления и их должностных лиц за реализацию своих полномочий является одним из важнейших условий эффективного функционирования муниципально-правового регулирования[1].
Кроме того, следует учитывать и тот факт, что ответственность органов местного самоуправления и их должностных лиц за реализацию своих полномочий вытекает из положений Европейской хартии местного самоуправления 1985 года, закрепившей в ст. 3 норму о непосредственной ответственности субъектов муниципальной власти за решения, принятые в интересах местного населения.
Из вышеизложенного следует, что в соответствии с действующим законодательством муниципальные органы и их должностные лица несут юридическую ответственность за реализацию своих полномочий, которая, как отмечает М.А. Краснов, «представляет собой связь между двумя субъектами, при которой одна сторона (условно — субъект ответственности), обладающая свободой воли и выбора, обязывается в силу обладания определенным статусом строить свое поведение в соответствии с ожидаемой моделью, другая же сторона (условно — инстанция ответственности) контролирует, а также оценивает данное поведение и (или) его результаты; в случае отрицательной оценки и наличия вины она вправе определенным образом реагировать»[2].
В соответствии с действующим законодательством Российской Федерации органы местного самоуправления и их должностные лица несут юридическую ответственность перед:
— населением;
— государством;
— физическими и юридическими лицами.
Однако если рассуждать логически, то следует присоединиться к мнению Н.Н. Черногора, отмечающего, что субъектом, уполномоченным применять соответствующие санкции к органам местного самоуправления и их должностным лицам, является не население (и тем более не юридические и физические лица), а, как правило, государство в лице его органов[3]. В связи с этим следует признать, что правильнее ответственность органов местного самоуправления и их должностных лиц подразделять не в зависимости от субъекта ответственности, а в зависимости от охраняемого интереса, а именно ответственность за нарушение:
— государственных интересов;
— местных публичных интересов;
— частных интересов.
Как отмечают в своих работах Л.А. Ревенко, В.В. Волкова, Е.С. Шугрина[4], в современной системе местного самоуправления используются разнообразные виды юридической ответственности, урегулированные нормами различных отраслей права: конституционно-правовая, гражданско-правовая, уголовно-правовая, административно-правовая, дисциплинарная, финансово-правовая и т. д.
Однако если учесть мнение С.А. Авакьяна о том, что «наличие мер ответственности — такой же неотъемлемый признак отрасли, как и свои общественные отношения и свои нормы, их регулирующие»[5], очевидно, что применительно к проблематике муниципального права интерес представляет именно муниципально-правовой вид юридической ответственности.
Отталкиваясь от общих подходов к природе юридической ответственности, непосредственно муниципально-правовую ответственность можно рассматривать в двух смыслах — позитивном и негативном.
В позитивном смысле муниципально-правовая ответственность, как отмечает А.С. Борисов, представляет собой ответственное отношение органов местного самоуправления и их должностных лиц к своим обязанностям, добросовестное и эффективное их исполнение[6].
Реализуется данный вид ответственности путем регулярных отчетов перед местным населением, вышестоящими органами, соответствующими руководителями. Однако следует учитывать тот факт, что если отталкиваться от вышеприведенного определения юридической ответственности, то позитивная муниципально-правовая ответственность не может быть отнесена к видам юридической ответственности.
В негативном (ретроспективном) смысле муниципально-правовая ответственность органов местного самоуправления и их должностных лиц такими авторами, как О.Е. Кутафин, В.И. Фадеев, Н.В. Постовой, В.В. Таболин, В.В. Пылин, определяется как ответственность за их деятельность в сфере осуществления местного самоуправления, которая отклоняется от модели, предусмотренной диспозицией муниципально-правовой нормы или совокупностью муниципально-правовых норм.
В негативном смысле муниципально-правовая ответственность наступает в результате правоприменительной деятельности различных государственных и муниципальных органов, а также деятельности населения муниципального образования.
Применительно к составу муниципального правонарушения интерес представляет именно данный подход к понятию муниципально-правовой ответственности органов местного самоуправления и их должностных лиц. В связи с этим, рассматривая муниципально-правовую ответственность, следует присоединиться к мнению И.А. Алексеева[7], который говорит о соответствующем правовом институте, представляющем собой совокупность муниципально-правовых норм, определяющих материальные и процессуальные основания привлечения муниципальных органов и их должностных лиц к муниципально-правовой ответственности, а также санкции за совершение ими муниципального правонарушения.
В содержании данного правового института представляется целесообразным выделить следующие его основные признаки:
1) муниципально-правовая ответственность наступает при наличии определенного состава правонарушения, предусмотренного нормами муниципального права;
2) муниципально-правовая ответственность предполагает специфические санкции, установленные нормами муниципального права и реализуемые в строго определенных процедурах.
Рассмотрим подробнее каждый из этих признаков.
Муниципально-правовая ответственность наступает при наличии определенного состава правонарушения, предусмотренного нормами муниципального права (муниципального правонарушения).
Рассматривая состав муниципального правонарушения, следует особо отметить, что данный вид юридической ответственности наступает за реализацию вверенных муниципальных полномочий и выполнение обязанностей, закрепленных нормами муниципального законодательства.
Следуя общим требованиям теории права, в структуре правонарушения, предусмотренного нормами муниципального права, можно выделить следующие элементы, образующие состав муниципального правонарушения: объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону.
Объектом муниципального правонарушения являются урегулированные нормами муниципального права общественные отношения, возникающие в сфере местного самоуправления (в форме осуществления народом своей власти, обеспечивающей в пределах, установленных Конституцией РФ, федеральными законами, а в случаях, установленных федеральными законами, — законами субъектов Российской Федерации, самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций).
Важно отметить, что объектом муниципального правонарушения (как и конституционно-правового[8]) является не всякое отношение, а только то, на которое посягает муниципальное правонарушение и которое охраняется муниципально-правовыми санкциями. При этом в составе объекта муниципального правонарушения необходимо выделять и предмет соответствующего отношения, представляющий собой то благо, по поводу которого возникает муниципальное правоотношение.
К примеру, в случае издания главой муниципального образования нормативного правового акта, противоречащего Конституции РФ, федеральным конституционным законам, федеральным законам, конституции (уставу), законам субъекта Российской Федерации, уставу муниципального образования, объектом указанного правонарушения будут являться общественные отношения, возникающие в сфере муниципального правотворчества, а предмет данного правонарушения составит функционирование нормативной системы конкретного муниципального образования.
Объективная сторона муниципального правонарушения характеризует внешнюю сторону соответствующего правонарушения. Она заключается в совершении виновным конкретных действий (бездействия), представляющих общественную опасность и запрещенных нормами муниципального права. Традиционно к признакам объективной стороны муниципального правонарушения относятся прежде всего общественно опасное деяние (действие, бездействие) и общественно опасные последствия (ущерб охраняемым законом общественным отношениям или реальная угроза нанесения такого вреда). Для определения взаимосвязи и взаимозависимости этих признаков в праве используется такое философское понятие, как «причинная связь», которая во многих случаях очевидна, но иногда ее достаточно сложно установить.
В муниципальном законодательстве последствия указываются не всегда. В связи с этим составы муниципального правонарушения следует подразделять на два вида — формальные и материальные.
В формальных составах муниципального правонарушения к числу обязательных признаков объективной стороны относится только деяние.
Например, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 74 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее — Закон № 131-ФЗ) ответственность главы муниципального образования в виде отрешения от должности может наступить в случае  издания главой муниципального образования нормативного правового акта, противоречащего законодательству Российской Федерации, если такие противоречия установлены соответствующим судом, а глава муниципального образования в течение 2 месяцев со дня вступления в силу решения суда либо в течение иного предусмотренного решением суда срока не принял мер по исполнению решения суда.
В материальных составах муниципального правонарушения к числу обязательных признаков объективной стороны относятся деяние и последствия.
Например, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 74 Закона № 131-ФЗ ответственность главы муниципального образования в виде отрешения от должности может наступить в случае совершения главой муниципального образования действий, в том числе издания им правового акта, не носящего нормативного характера, влекущих нарушение прав и свобод человека и гражданина, угрозу единству и территориальной целостности Российской Федерации, национальной безопасности Российской Федерации и ее обороноспособности, единству правового и экономического пространства Российской Федерации, нецелевое расходование субвенций из федерального бюджета или бюджета субъекта Российской Федерации, если это установлено соответствующим судом, а глава  муниципального образования в пределах своих полномочий не принял мер по исполнению решения суда.
Следует указать, что признаком объективной стороны муниципального правонарушения является противоправность поведения субъекта, заключающаяся в несоответствии поведения нормам муниципального права.
Опираясь на рассуждения С.А. Авакьяна о формах объективной стороны в конституционных правонарушениях[9], можно выделить следующие формы недолжного поведения субъекта муниципального правонарушения:
1) неприменение муниципально-правовой нормы;
2) недолжное применение муниципально-правовой нормы, что может быть выражено в недостаточно эффективной реализации предписаний нормы;
3) прямое нарушение муниципально-правовой нормы.
При рассмотрении содержания отдельных муниципальных правонарушений следует учитывать такие составляющие объективной стороны рассматриваемого правонарушения, как способ и другие обстоятельства его совершения, которые производны от следующих характеристик соответствующего деяния: времени, неоднократности, систематичности и повторности.
Например, при проведении процедуры отзыва депутата муниципального представительного органа, предусмотренного п. 8 ч. 10 ст. 40
Закона № 131-ФЗ и реализуемого населением муниципального образования, как правило, учитываются такие признаки объективной стороны рассматриваемого правонарушения, как неоднократность, систематичность и повторность.
Субъектами муниципального правонарушения могут являться лица, совершившие предусмотренное муниципальным законом общественно опасное деяние и способные нести за него муниципальную ответственность. Таким образом, соответствующие лица наделяются муниципальной деликтоспособностью, которую следует рассматривать как элемент их муниципальной правосубъектности.
Говоря о статусе субъектов муниципального правонарушения, следует акцентировать внимание на том обстоятельстве, что в качестве указанных субъектов могут быть признаны только лица, наделенные полномочиями по решению тех или иных вопросов местного значения либо обязанностями, вытекающими из норм муниципального права. Эта особенность субъектов муниципального правонарушения обусловлена природой муниципальной ответственности, как ответственности за реализацию вверенных муниципальных полномочий и выполнение обязанностей, закрепленных нормами муниципального законодательства.
Субъектов муниципального правонарушения можно подразделить на два вида: индивидуальные и коллективные.
В свою очередь, индивидуальных субъектов муниципального правонарушения в зависимости от их правового положения разумно подразделить на несколько групп:
а) депутат представительного органа муниципального образования;
б) член выборного органа местного самоуправления;
в) глава муниципального образования;
г) глава администрации муниципального образования;
д) руководитель или член выборного органа территориального общественного самоуправления.
Говоря о коллективных субъектах муниципального правонарушения, важно помнить о том, что данные субъекты представляют собой не просто совокупность индивидуальных субъектов, а определенным образом внутренне организованный коллектив[10], являющийся субъектом муниципально-правовых отношений. С учетом этого к коллективным субъектам муниципального правонарушения можно отнести:
— представительный орган муниципального образования;
— орган территориального общественного самоуправления.
Субъективная сторона муниципального правонарушения отражает в праве психическую деятельность субъекта, непосредственно связанную с совершением муниципального правонарушения. Она образует психологическое, т. е. субъективное, содержание муниципального правонарушения и поэтому является его внутренней (по отношению к объективной) стороной.
Субъективная сторона муниципального правонарушения предполагает наличие вины соответствующего субъекта. Под виной понимается психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному муниципальным законом, и его по-
следствиям. Вина в муниципальном правонарушении может быть выражена в форме:
1) умысла, предполагающей, что субъект, совершивший муниципальное правонарушение, осознавал его характер, предвидел его опасные и вредные последствия и желал или сознательно допускал их наступление;
2) неосторожности, предполагающей, что субъект, совершивший муниципальное правонарушение, осознавал его характер, предвидел его опасные и вредные последствия, однако без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывал на их предотвращение, либо не предвидел возможности наступления таких последствий, но должен был и мог их предвидеть.
В практике применения норм, закрепляющих муниципальную ответственность, форма вины (умысел или неосторожность) не влияет на квалификацию того или иного правонарушения. Ответственность за муниципальное правонарушение налагается в том случае, если у субъекта муниципальных правоотношений имелась возможность выполнить свои обязанности, а он не исполнил их и не принял должных мер по предотвращению соответствующего муниципального правонарушения.
Однако следует учитывать, что в соответствии с законодательством России ответственность за муниципальное правонарушение не может быть возложена при отсутствии вины субъекта муниципально-правовых отношений. Как указывает Конституционный суд РФ, наличие вины — общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т. е. закреплено непосредственно[11].
Вместе с тем следует признать, что вышеприведенное указание Конституционного суда РФ должно распространяться на индивидуальных субъектов муниципальных правоотношений, так как в отношении коллективных субъектов муниципального правонарушения установить форму и факт наличия их вины практически невозможно, потому что это коллективные субъекты и их воля складывается из совокупности волеизъявлений официальных лиц, их образующих. Очевидно, что форма и факт наличия вины коллективного субъекта муниципальных правоотношений теоретически могут быть установлены только в случае открытого и единогласного волеизъявления официальных лиц, образующих соответствующий орган.
В связи с этим следует признать целесообразным использование в отношении определения вины коллективных субъектов муниципальных правоотношений принципа объективного вменения, вытекающего из трактовки вины в римском праве si omnia quae oportuit, observavit caret culpa (нет вины, если соблюдено все, что требовалось (лат.)), содержащегося в мусульманской правовой системе, сознательно исключающей психологические элементы вины[12], и в настоящее время закрепленного в административном законодательстве России (ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ).
На наш взгляд, содержание данного принципа применительно к муниципально-правовой проблематике можно изложить в следующем виде: коллективный субъект муниципальных правоотношений признается виновным в совершении муниципального правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых муниципальным законодательством Российской Федерации или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена муниципально-правовая ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
Муниципально-правовая ответственность предполагает специфические санкции, установленные нормами муниципального права и реализуемые в строго определенных процедурах.
Термин «санкция» происходит от латинского sanctio — строжайшее постановление. Отталкиваясь от общеправового смысла данного термина, в муниципальном праве под санкцией следует понимать меру государственного или муниципально-властного принуждения к исполнению норм права, сопряженную с публично-властной реакцией на факт совершения муниципального правонарушения и отрицательной оценкой неправомерного поведения в сфере осуществления местного самоуправления.
В нашем понимании муниципально-правовые санкции можно подразделить на два вида:  реализуемые государственными органами и должностными лицами; реализуемые населением либо муниципальными органами и должностными лицами.
К первому виду муниципально-правовых санкций относятся:
— роспуск представительного органа муниципального образования, предусмотренный
ст. 73 Закона № 131-ФЗ и реализуемый путем издания представительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации закона субъекта Российской Федерации о роспуске представительного органа муниципального образования;
— отрешение от должности главы муниципального образования или главы местной администрации, предусмотренное ст. 74 Закона № 131-ФЗ и реализуемое путем издания высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации правового акта об отрешении от должности главы муниципального образования или главы местной администрации;
— временное государственное управление, предусмотренное ст. 75 Закона № 131-ФЗ и реализуемое в зависимости от основания введения:
а) либо по ходатайству высшего должностного лица субъекта Российской Федерации и (или) представительного органа муниципального образования, главы муниципального образования решением арбитражного суда субъекта Российской Федерации на срок до одного года;
б) либо путем вынесения решения высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации;
— отзыв государственно-властных полномочий, предусматриваемый в законах субъектов Российской Федерации и реализуемый путем издания представительным органом субъекта Российской Федерации закона об отзыве ранее делегированных для реализации органам местного самоуправления государственно-властных полномочий;
— отмена или приостановление правовых актов, предусмотренные ст. 48 Закона № 131-ФЗ и осуществляемые:
а) по вопросам местного значения путем правоприменительной деятельности судебных органов;
б) в части, регулирующей осуществление органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, переданных им федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, — уполномоченным органом государственной власти Российской Федерации либо уполномоченным органом государственной власти субъекта Российской Федерации;
— отмена (признание незаконным) юридически значимого результата. К подобным муниципально-правовым санкциям относятся:
а) отмена итогов голосования, результатов выборов, местного референдума, предусмотренная п. 9 ст. 70 Федерального закона от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (далее — Закон об основных гарантиях избирательных прав) и осуществляемая в результате правоприменительной деятельности судебного органа; б) отмена регистрации кандидата, предусмотренная ст. 76 Закона об основных гарантиях избирательных прав и осуществляемая в результате правоприменительной деятельности избирательной комиссии субъекта Российской Федерации либо судебного органа;
— расформирование муниципального органа. Подобная муниципально-правовая санкция в настоящее время может быть применена в отношении избирательной комиссии муниципального образования согласно ст. 31 Закона об основных гарантиях избирательных прав. В соответствии с данной нормой избирательная комиссия муниципального образования может быть расформирована соответствующим судом;
— аннулирование, отмена регистрации кандидата на муниципальные выборные должности, предусмотренные ст. 76 Закона об основных гарантиях избирательных прав и осуществляемые в результате правоприменительной деятельности избирательной комиссии субъекта Российской Федерации или судебного органа.
К муниципально-правовым санкциям, реализуемым населением либо муниципальными органами и должностными лицами, относятся:
— отзыв депутата муниципального представительного органа, предусмотренный п. 8
ч. 10 ст. 40 Закона № 131-ФЗ и реализуемый населением муниципального образования;
— отзыв главы муниципального образования, предусмотренный п. 9 ч. 6 ст. 36 Закона
№ 131-ФЗ и реализуемый населением муниципального образования;
— досрочное прекращение полномочий главы муниципального образования, предусмотренное п. 6 ч. 6 ст. 36 Закона № 131-ФЗ и реализуемое на основании обвинительного приговора судебного органа соответствующим муниципальным органом;
— выражение недоверия органу исполнительной власти и его должностным лицам, предусмотренное п. 3 ст. 273 Бюджетного кодекса РФ и реализуемое населением муниципального образования;
— отказ в регистрации кандидата на муниципальную выборную должность, предусмотренный п. 24 ст. 38 Закона об основных гарантиях избирательных прав и осуществляемый в результате правоприменительной деятельности избирательной комиссии муниципального образования;
— отмена (признание незаконным) юридически значимого результата. К подобным муниципально-правовым санкциям относится отмена итогов голосования, результатов выборов, местного референдума, предусмотренная п. 9 ст. 70 Закона об основных гарантиях избирательных прав и осуществляемая в результате правоприменительной деятельности избирательной комиссии муниципального образования.
Рассмотрев состав муниципального правонарушения и классифицировав специфические санкции, установленные нормами муниципального права, представляется необходимым подвести итоги данного исследования и сделать ряд выводов.
Во-первых, в настоящее время назрела необходимость выделить и нормативно определить в составе муниципального права содержание правового института муниципально-правовой ответственности, представляющего собой совокупность муниципально-правовых норм, определяющих материальные и процессуальные основания привлечения муниципальных органов и их должностных лиц к муниципально-правовой ответственности, а также санкции за совершение ими муниципального правонарушения.
Во-вторых, при определении формы объективной стороны в муниципальных правонарушениях можно выделить следующие основные формы недолжного поведения субъекта муниципального правонарушения:
1) неприменение муниципально-правовой нормы;
2) недолжное применение муниципально-правовой нормы;
3) прямое нарушение муниципально-правовой нормы.
В-третьих, субъектами муниципального пра-вонарушения могут быть признаны только лица, наделенные полномочиями по решению тех или иных вопросов местного значения либо обязанностями, вытекающими из норм муниципального права.
В-четвертых, представляется целесообразным использование в отношении определения вины коллективных субъектов муниципальных правоотношений принципа объективного вменения, вытекающего из трактовки вины в римском праве si omnia quae oportuit, observavit, caret culpa (нет вины, если соблюдено все, что требовалось (лат.)), содержащегося в мусульманской правовой системе, сознательно исключающей психологические элементы вины, и закрепленного в административном законодательстве России (ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ).
Содержание данного принципа применительно к муниципально-правовой проблематике предлагается нормативно закрепить в следующем виде: коллективный субъект муниципальных правоотношений признается виновным в совершении муниципального правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых муниципальным законодательством Российской Федерации или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена муниципально-правовая ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
В-пятых, в муниципальном праве под санкцией следует понимать меру государственного или муниципально-властного принуждения к исполнению норм права, сопряженную с публично-властной реакцией на факт совершения муниципального правонарушения и отрицательной оценкой неправомерного поведения в сфере осуществления местного самоуправления. В связи с этим муниципально-правовые санкции следует подразделять на два вида:
1) муниципально-правовые санкции, реализуемые государственными органами и должностными лицами;
2) муниципально-правовые санкции, реализуемые населением либо муниципальными органами и должностными лицами.
 
Библиография
1 См.: Мещеряков А.Н., Семенов А.В., Верховникова Е.С. О проекте закона Челябинской области «О порядке отзыва депутатов представительного органа местного самоуправления, главы муниципального образования и иных выборных должностных лиц местного самоуправления» // Юридическая теория и практика. 2007. № 2. С. 15; Алексеев И.А. Содержание и виды муниципально-правовой ответственности // Журнал российского права. 2006. № 9. С. 57.
2 Краснов М.А. Ответственность власти. — М., 1997. С. 28—29.
3 См.: Черногор Н.Н. Классификация ответственности (ее виды) органов и должностных лиц местного самоуправления в муниципально-правовой науке // Государство и право. 2007. № 11. С. 44.
4 См.: Ревенко Л.А. Полномочия федеральных органов и органов субъектов Федерации по законодательному регулированию организации местного самоуправления // Местное самоуправление: современный российский опыт законодательного регулирования. — М., 1998. С.76; Волкова В.В. О юридической ответственности муниципальных служащих // Государственная власть и местное самоуправление. 2008. № 1. С. 21; Шугрина Е.С. Особенности конституционно-правовой и муниципально-правовой ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления // Конституционное и муниципальное право. 2005. № 5. С. 34.
5 Авакьян С.А. Актуальные проблемы конституционно-правовой ответственности // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. — М., 2001. С. 9.
6 См.: Борисов А.С. Ответственность местного самоуправления и ее виды // Государственная власть и местное самоуправление. 2006. № 2. С. 12.
7 См.: Алексеев И.А. Муниципально-правовая ответственность как комплексный институт юридической ответственности // Государство и право. 2006. № 7. С. 99.
8 См.: Виноградов В.А. Конституционно-правовые санкции // Законодательство. 2001. № 12.
9 См.: Авакьян С.А. Государственно-правовая ответственность // Советское государство и право. 1975. № 10. С. 22.
10 См.: Гуркова С.Г., Чеботарев Г.Н. Субъективные признаки состава муниципального правонарушения // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 8. С. 31.
11 Постановление КС РФ от 25.01.2001 № 1-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова».
12 См.: Виноградов В.А. Состав конституционного деликта // Законодательство. 2003. № 10. С. 66.