УДК 340.01 

Е.Т. БАЙЛЬДИНОВ,

кандидат экономических наук, доцент кафедры юриспруденции Семипалатинского государственного университета им. Шакарима

 

В статье предлагается авторская концепция социальной республики, которая может быть использована странами—членами СНГ в целях развития ими собственных национальных концепций социального государства, а также обеспечения устойчивости развития своих государств. Кроме того, предлагаемая концепция, по мнению автора, может быть использована в качестве основы интеграционной идеологии стран—членов СНГ.

 

In this article the author’s Conception of Social Republic is proposed which could be used by the CIS Governments in developing their national social state conceptions and in enforcing a sustainability of development of their countries as well. In addition, this conception, according to author, could be put into the base of CIS integration ideology.

 

Мировой опыт показывает, что в основе устойчивости развития любого государства, а также всякого интеграционного процесса всегда находится некая идеология, объединяющая всех субъектов социальной системы[1]. По нашему мнению, в качестве такой идеологии для более устойчивого развития и эффективной интеграции государств—членов СНГ могла бы стать предлагаемая в данной статье концепция социальной республики[2].

Сущность нашего видения социальной республики можно выразить следующим определением. Социальная республика — демократическое, светское, правовое и социальное государство с республиканской формой правления, главной целью которого является создание для каждого человека условий, достаточных для его безопасного, свободного, всестороннего и гармоничного развития в согласии с окружающей природной и социальной средой на основе равных прав и равных возможностей.

Исходя из приведенного определения, сущность социальной республики можно раскрыть следующими положениями.

Первое положение: высшие ценности социальной республики — человек и его безопасное, свободное, всестороннее и гармоничное развитие в согласии с окружающей природной и социальной средой на основе равных прав и возможностей.

Следовательно, в фокусе всей деятельности социальной республики, ее государственной политики должны находиться права и законные интересы каждого человека в гармонии со всем обществом и природой. Любые  цели республики, как тактические, так и стратегические, должны быть подчинены именно этим ценностям.

Второе положение: главная цель социальной республики — создание таких условий, при которых возможна реализация первого положения. Иными словами, обеспечение устойчивости развития каждого члена общества[3]. Это значит, что вся деятельность социальной республики, все отношения ее субъектов между собой и с внешними субъектами должны строиться на следующих принципах устойчивого развития.

Принцип сохранения общих интересов. На территории социальной республики все решения, действия и любые общественные отношения должны строиться так, чтобы не нарушался баланс общих интересов в обществе. Под общими интересами в рамках социальной республики следует понимать наиболее общие права и законные интересы каждого человека (гражданина): жизнь, здоровье, безопасность, нравственность, возможность свободного, всестороннего и гармоничного развития для себя и своих близких. Сохранение баланса этих базовых и общих для всех и каждого интересов, а также их охрана является главной обязанностью социальной республики, т. е.  в целях сохранения общих интересов в обществе социальная республика в определенных ситуациях вправе ограничивать отдельные права граждан.

Принцип безопасного и свободного развития. Каждый человек обязан соблюдать права и свободы других людей, ибо только в таком контексте возможно безопасное и свободное развитие всех и каждого. В свою очередь социальная республика берет на себя обязанность обеспечить каждому гражданину безопасное и свободное развитие. Безопасность и свобода взаимосвязаны, ибо вне безопасности свободное развитие личности невозможно. Свобода обусловлена безопасностью, это понятие второстепенное и зависимое от безопасности. Следовательно, свобода личности может быть ограничена исключительно в целях ее же безопасности. При этом социальная республика отвечает только за ту часть безопасности личности, непосредственно зависящей от государства, за которую оно должно нести прямую ответственность.

Однако это вовсе не означает, что государство должно приставить к каждому гражданину  полицейского. Государство ответственно за создание безопасных условий жизни и деятельности человека, включая минимизацию преступности; создание благоприятной экологической, медико-санитарной, социально-экономической, а также социально-психологической среды в обществе; снижение военных угроз; обеспечение прочих составляющих общественной безопасности. Что же касается той части личной безопасности, которая зависит непосредственно от самого человека и его взглядов, интересов, поведения, то ее каждый должен обеспечивать самостоятельно.

Принцип динамической устойчивости. В случае угрозы общим интересам объем прав и свобод всех и каждого может быть ограничен во имя сохранения интересов, названных выше. Разумеется, это ограничение должно носить временный характер, до тех пор, пока будет существовать угроза общим интересам. Кроме того, объем прав и свобод отдельных граждан может быть ограничен во имя всеобщей безопасности, во имя сохранения общих интересов всех и каждого.

Принцип формального равенства при фактическом неравенстве (или принцип равных прав при равных возможностях).  Социальная республика, признавая каждого своего гражданина (человека) уникальной и неповторимой личностью с индивидуальным набором способностей и возможностей для развития, предоставляет всем им равный объем прав. Однако в силу обладания каждым индивидом разным набором духовных, физических и экономических ресурсов, все граждане фактически не равны между собой. Именно поэтому социальная республика не только признает за всеми своими гражданами равные права, но и обязана предоставить каждому равные возможности для развития. Например, инвалидам, имеющим ограниченные по сравнению со здоровыми людьми возможности для своего развития, государство обязано компенсировать эту «разницу» таким образом, чтобы они не чувствовали себя ущемленными. В силу того, что «больше должно спрашиваться с тех, кому больше дано», следует, что и юридическая ответственность должна быть пропорциональна занимаемому в обществе положению: богатые должны платить больше налогов, чем бедные; за «равные» правонарушения руководители должны нести большую ответственность, чем рядовые граждане,  и т. п.

Принцип индивидуальной уникальности при подчинении частных интересов общим. Социальная республика признает каждого своего гражданина (человека) уникальной, по своим способностям и возможностям ни на кого не похожей личностью, а поэтому имеющей право свободно развиваться в соответствии со своими  индивидуальными интересами. Однако эти индивидуальные интересы отдельной личности не должны противоречить базовым общим интересам других лиц, т. е.  жизни, здоровью, безопасности, нравственности, свободному, всестороннему и гармоничному развитию этих лиц, а также их близких. Социальная республика в целях сохранения общих интересов может ограничить права отдельных граждан.

Принцип всестороннего гармоничного развития. Социальная республика обеспечивает всестороннее (одновременно духовное, физическое и экономическое) гармоничное развитие каждому своему гражданину (человеку). Гармоничное развитие подразумевает пропорциональное соотношение между духовным, физическим и экономическим развитием.  При этом каждый обязан развиваться всесторонне и гармонично, поскольку это важно не только  для него лично: развиваясь всесторонне и гармонично сам, индивид тем самым способствует всестороннему гармоничному развитию всего общества, а значит, устойчивому общественному прогрессу. Вне всестороннего гармоничного развития устойчивое развитие невозможно в принципе.

Принцип приоритета духовного развития. Преследуя цели всестороннего гармоничного развития, каждый субъект должен в приоритетном порядке развиваться духовно, ибо только через духовное развитие, через знания и понимание сущности явлений и процессов окружающей природной и общественной среды, а также опыт и умения эти знания реализовать возможно обеспечить устойчивость развития личности и общества в целом.

Принцип приоритета физического развития перед экономическим. На второе место по приоритетам развития после духовного развития как индивид, так и государство должны ставить физическое развитие. Экономические же интересы, таким образом, должны следовать за интересами духовного и физического развития. Практически это означает, что, когда индивид или государство находятся перед выбором, в какую сферу прежде всего направить свои ограниченные ресурсы, большая часть ресурсов должна быть направлена на духовное развитие, вторая по объему — на физическое, а меньшая или равная второй по объему часть — на экономическое развитие личности и, соответственно, общества. 

Принцип всеобщей взаимозависимости во времени и пространстве. Все субъекты в системе взаимозависимы, причем как по месту нахождения, так и по времени рождения и возрасту. Например, дети зависимы от взрослых, старики — от молодых, больные — от здоровых, здоровые, в свою очередь, — от окружающей природной и социальной среды. Иными словами, деятельность одних людей так или иначе, прямо или косвенно касается прав и интересов других людей. Именно поэтому все и каждый при реализации своих прав и интересов обязаны учитывать права и интересы третьих лиц. Это может проявляться, например, в принятии более глубоко продуманных решений, учете экологических аспектов, интересов жителей других регионов, а также будущих поколений, в оказании помощи немощным, старикам, детям и т. д.

Принцип конкуренции в гармонии. Каждый человек или юридическое лицо уникальны и благодаря своим уникальным духовным, физическим и экономическим ресурсам способны создавать для общества уникальные товары и услуги. Все и каждый полезны обществу своей уникальностью, каждый человек должен заниматься делом, которое ему нравится, и не мешать в том же другим. Социальная республика должна создать такие условия, в которых каждый смог бы найти себя и свое предназначение в обществе. Следовательно, экономика и общественная жизнь должны быть организованы так, чтобы конкуренция в обществе была не ожесточенной, а гармоничной. В условиях социальной республики необходимо серьезное и эффективное государственное регулирование экономики и прочих сфер общественной жизни[4].

Третье положение: социальная республика — демократическое государство. Это значит, что социальная республика должна иметь следующие общепризнанные признаки демократического государства:

— избираемость государственной власти через свободные, прозрачные и периодичные выборы;

— независимый от политического влияния государственный орган по организации и проведению национальных выборов и референдумов;

— идеологические плюрализм и конкуренция, свобода мысли, слова и вероисповедания, свобода собраний, ассоциаций и общественно-политической деятельности, независимые СМИ, свободный доступ населения к различным источникам информации;

— эффективная и ответственная государственная власть, способная обеспечить своими духовными, физическими и экономическими ресурсами реализацию норм права и завоевать доверие населения;

— эффективный контроль  действий государственных органов со стороны общества и соответствующих независимых государственных органов;

— независимые суд и правоохранительные органы;

— равенство всех перед законом и судом.

Поскольку в основе демократического государства лежит право его народа на самоопределение, а также факт признания этого народа единственным источником государственной власти, то социальная республика должна гарантировать реализацию следующих основных прав своего народа:

— права самостоятельно, без воздействия извне, определять цели своего развития, а также методы достижения этих целей. Это право предполагает достаточный уровень духовного, физического и экономического развития, без чего невозможно появление и эффективное функционирование таких общественных институтов, как референдум, свободные, прозрачные и периодичные выборы, полномочный и независимый от исполнительной власти парламент; невозможны свобода слова, мысли, убеждений, собраний, общественно-политической деятельности, независимость СМИ и т. п. Невозможно самостоятельно, без влияния и помощи извне, да еще и демократическим способом, определять цели и пути своего развития, если население в основном безграмотно, не имеет элементарных условий для нормальной жизни и живет только мыслями  о том, как обеспечить свое существование. В этих условиях непременно нужна либо внешняя помощь, либо авторитарное переходное правление просвещенного руководства, либо собственное бесконечно долгое эволюционное развитие без ясных перспектив.

Следовательно, прежде чем говорить о реализации данного права народа, следует обеспечить реализацию его базовых прав. Это еще раз подтверждает необходимость обеспечения социально-экономических, гражданских и политических прав в гармонии между ними. О подлинной самостоятельности и подлинном суверенитете народа можно вести речь только тогда, когда в обществе комплексно реализуются социально-экономические, гражданские и политические права, взаимно дополняя друг друга, обеспечивая тем самым максимально полное, всестороннее и гармоничное развитие личности и общества в целом[5]. Из сказанного выше можно, на наш взгляд, сделать вывод, что демократическое государство возможно только в условиях всесторонне и гармонично развитого общества с высоким индексом человеческого развития, что, собственно, и подтверждает мировой опыт;

— права устанавливать демократическим способом такую форму государственного устройства, такую форму правления, такую модель государственной власти и управления, такой порядок регулирования общественных отношений, которые наиболее полно соответствуют культуре, менталитету народа, его историческому опыту и позволяют наиболее эффективно достигать поставленных целей, обеспечивая при этом права и свободы человека и гражданина. Для реализации данного права необходимы те же условия, что и при реализации права народа самостоятельно определять цели своего развития;

— права избирать из своей среды наиболее достойных граждан для управления государством и осуществления ими государственных функций, делегировать им законодательные и прочие государственные полномочия, определять объем этих полномочий, а также прочих прав и обязанностей во имя достижения общих целей и интересов.

Это право в условиях демократического государства может быть реализовано только через свободные, прозрачные и периодичные выборы, которые организуются и проводятся независимым органом, находящимся под эффективным общественным и государственным контролем;

— права самостоятельно, непосредственно или через своих представителей в государственных органах, определять объем прав и обязанностей собственных граждан, иностранцев и лиц без гражданства, находящихся на территории страны, основы правового регулирования отношений в обществе и с внешним миром, а также устанавливать юридическую ответственность за правонарушения. Данное право отражает концепцию относительности прав отдельного человека по отношению к общим правам всех остальных членов общества, т. е. правам общества, о чем сказано выше.

Под общими правами всех остальных членов общества следует понимать, на наш взгляд, международно признанный минимальный набор основных прав и свобод человека. Однако в соответствии с концепцией относительности прав человека и с принципами устойчивого развития, на которых строит свою деятельность социальная республика, права отдельной личности, а также права всего общества в целом могут быть ограничены законом в строго определенных случаях, объемах и временных рамках. Несмотря на то что народ вправе на своей территории самостоятельно, через референдум или через своих законно избранных представителей в органах государственной власти определять правовое положение своих граждан, а также гостей,  это его право ограничивается правами других народов, а также наиболее общими правами человека. Данное суверенное право народа, как представляется, не должно противоречить наиболее общим правам и законным интересам человечества, т. е. базовым правам любого человека, в чем также проявляется сущность концепции относительности: права отдельного народа (отдельной личности) должны соотноситься с правами человечества в целом, с наиболее общими правами каждого человека. Указанное право народа может быть реализовано через наличие и эффективное функционирование вышеназванных общедемократических институтов, через открытость государства к международному взаимодействию и международному контролю над соблюдением прав человека;

— права давать наказы, поручения избранным политическим деятелям (в рамках их конституционных полномочий и соответствующих партийных программ), направлять им и через них проекты нормативных правовых актов для рассмотрения в парламенте или местных представительных органах, периодически заслушивать их отчеты о своей деятельности, а также права иным законным образом влиять на политические решения. Это право предполагает подотчетность, подконтрольность и ответственность государственной власти перед своим народом, что практически выражается в наличии независимого и полномочного парламента, а также в том, что исполнительная власть подотчетна представительной, а представительная власть, в свою очередь, непосредственно народу. При этом все ветви власти должны контролироваться независимым контрольным органом на предмет соблюдения норм права, а сам этот орган — быть подконтрольным парламенту и, в свою очередь, контролироваться другими правоохранительными органами и обществом. Необходимо наличие развитых политических институтов, сильных политических партий, а также политической конкуренции. Кроме того, должны функционировать независимые судебная, правоохранительная и пенитенциарная системы, чтобы исключить любое незаконное вмешательство в деятельность этих органов;

— права контролировать действия государственного аппарата, включая право лишения государственных полномочий тех лиц, которые в силу своих моральных и профессиональных качеств не способны управлять государством. Реализация этого права возможна при тех же условиях, что и реализация предыдущего права;

— права критиковать государство и его политику в средствах массовой информации, направлять предложения по улучшению деятельности государственных органов как непосредственно, так и через СМИ, получать информацию о деятельности государства (за исключением государственных секретов) через СМИ, через прямые встречи с уполномоченными представителями государства. Помимо свободы слова, мысли и убеждений для реализации данного права должны быть значительно развиты как в количественном, так и в качественном смысле независимые СМИ. Под независимостью СМИ понимается их идеологическая, политическая и экономическая независимость. Идеологической независимостью подчеркивается факт того, что то или иное СМИ не придерживается в своей деятельности каких-то определенных идеологических позиций, а отражает в публикациях весь спектр разнообразных взглядов, существующих в обществе. Политическая независимость означает неподконтрольность СМИ какому бы то ни было политическому влиянию, включая государственное. Экономическая независимость подразумевает получение СМИ самостоятельных доходов благодаря собственной деятельности, достаточных для самообеспечения данного СМИ;

— права выражать общественный протест действиям государства, если эти действия идут вопреки правам и законным интересам народа. Это должно выражаться не только в праве на проведение акций общественного протеста, но и в возможности не разрешительного, а уведомительного порядка проведения таких акций в строго определенных для этого общественных местах, что позволяет обеспечивать общественный порядок и в то же время быть услышанными властями и обществом;

— права на защиту от государственного произвола, в том числе права обращения с жалобами на незаконные действия государственных органов и их должностных лиц в административные, контрольные, правоохранительные  и судебные органы государства, а также в международные инстанции. Это право может быть реализовано только в условиях независимых судебной, правоохранительной и пенитенциарной систем, развитости институтов гражданского общества и правового государства, а также открытости государства международному контролю за соблюдением прав человека;

— права не повиноваться государственному произволу, незаконным актам, а также незаконной власти, включая право вооруженного сопротивления незаконной власти и обращения в международные инстанции с просьбой международного вмешательства с целью оказания помощи в устранении незаконной власти. Данное право, являясь составной частью права на самоопределение и суверенитет народа, есть своего рода гарант от актов государственного произвола, незаконных решений и незаконного захвата власти. В условиях демократического правового государства, где подобное должно быть в принципе исключено, это право является дополнительным механизмом обеспечения права на самоопределение, которое признается международным сообществом одним из основных принципов международного права.  Именно поэтому и обязанностью международного сообщества в лице ООН должна стать всесторонняя поддержка этого права народов в случаях незаконного захвата власти, незаконных государственных решений и актов государственного произвола, грубо попирающих права человека. Учитывая противоречие данной обязанности принципу невмешательства, становится достаточно явной необходимость пересмотра основных принципов международного права в смысле иерархизации, поскольку их правовую неравнозначность со всей очевидностью показала практика международных отношений второй половины ХХ — начала ХХI века;

— права защищать себя, свои права и законные интересы от внешних и внутренних угроз. Защищать себя и отдельных граждан от различных угроз народ может, только создав эффективную исполнительную власть, располагающую достаточными духовными, физическими и экономическими ресурсами и пользующуюся доверием граждан. Только такая власть способна в критических ситуациях защитить население или мобилизовать его на защиту своих прав и законных интересов. Как уже говорилось ранее, угроза национальной безопасности может повлечь за собой значительное ограничение прав граждан и общества в целом. И такое право должно быть делегировано исполнительной власти на основе закона (см. выше — принцип динамической устойчивости). Отсюда вытекает всеобщая обязанность граждан прямо и косвенно способствовать обеспечению безопасности общества, государства и каждой отдельной личности; 

— права на всестороннюю защиту и покровительство своего государства за пределами своей национальной территории. Данное право может быть реализовано только эффективной государственной властью, заботящейся о своем народе, как результат ее активного сотрудничества с другими государствами, ее высокого международного авторитета. Таким авторитетом обладают прежде всего те государства, население которых достигло благодаря государственной политике высоких показателей в духовном, физическом и экономическом развитии, а также государства, имеющие ресурсы, позволяющие защитить своих граждан, где бы они ни находились. В этом контексте право государства на самооборону приобретает более широкий правовой смысл;

— права объединяться в общественные организации для реализации и защиты своих прав. Это право может быть реализовано в условиях развитых институтов гражданского общества и правового государства;

— права на устойчивое физическое развитие. Это право означает обязанность государства создать условия, при которых народ живет и трудится в благоприятной экологической и социально-психологической среде обитания. Гражданам должны быть обеспечены физическая безопасность, возможность следить за своим здоровьем и укреплять его, нормальные жилищные условия и питание, а также прочие необходимые для полноценного физического развития условия. Кроме того, устойчивое физическое развитие предполагает стабильность или стабильное улучшение этих условий (по крайней мере, не ухудшение). Разумеется, что это право народа может обеспечить только очень эффективная и ответственная государственная власть, обладающая достаточными ресурсами и пользующаяся широкой поддержкой населения. Ответственность государственной власти и ее поддержка народом возможны при наличии соответствующих перечисленных выше прав, а также механизмов и органов контроля;

— права на устойчивое духовное развитие. Условия реализации данного права те же, что и в отношении права на устойчивое физическое развитие;

— права на устойчивое экономическое развитие. Это право предполагает максимально полную занятость и обеспеченность доходами населения страны, что позволяет гражданам жить полноценной жизнью, а также стабильность этих доходов (или их стабильное увеличение). Очевидно, что это право также может быть реализовано только эффективной и ответственной государственной властью в условиях демократического, правового и социального государства.

По нашему мнению, можно сделать однозначный вывод, что демократическое государство невозможно вне правового и социального государства. Иначе говоря, демократическое государство может состояться только как одновременно и правовое, и социальное.

Четвертое положение: социальная республика — светское государство. Это значит, что социальную республику должны отличать следующие характерные черты:

— религия отделена от государства, политических отношений и системы образования;

— в стране отсутствует господствующая религия, все религии и вероучения равны между собой, ни одно из вероучений не признается обязательным или предпочтительным;

— государством обеспечивается свобода вероисповедания;

— все религии должны функционировать только в рамках права; религиозные обряды не должны нарушать общепризнанных прав человека, противоречить конституции и законодательству страны;

— верующие и неверующие равны в правах.

Включение в состав элементов социальной республики положения о светскости государства представляется нам весьма важным, поскольку в противном случае вряд ли можно признать такое государство демократическим, правовым и социальным, в равной степени обеспечивающим права каждого человека, вне зависимости от его религиозной принадлежности.

Пятое положение: социальная республика — правовое государство. Это значит, что социальная республика должна иметь следующие признаки правового государства:

— верховенство права;

— обеспеченность верховенства права ресурсами государства;

— равенство всех перед законом и судом;

— эффективный контроль действий государства со стороны общества, независимых правоохранительных органов и международного сообщества;

— независимые судебная, правоохранительная и пенитенциарная системы;

— легитимность государства, т. е. государство сформировано непосредственно народом как единственным источником государственной власти.

Говоря о социальной республике как о правовом государстве, мы исходим из такого понимания права,  которое основано на концепции относительности прав отдельного человека по отношению к общим правам всех остальных членов общества. На наш взгляд, только такой подход позволяет соединить «несоединимое» — права общества и права отдельной личности и, следовательно, гармонизировать отношения в обществе, а значит, обеспечивать устойчивое развитие.

В этой связи под правом в условиях социальной республики следует понимать обеспеченную государством систему норм, регулирующих общественные отношения в интересах каждого члена общества. Соответственно, все те, кто законно находится на территории социальной республики, должен обладать тем же объемом прав и обязанностей, что и граждане социальной республики, за некоторыми общепринятыми исключениями.

Шестое положение: социальная республика — социальное государство. Это означает, что основной целью такого государства является комплексная реализация как социально-экономических, так и гражданских и политических прав каждого гражданина, его безопасного, свободного, всестороннего и гармоничного развития. При этом обеспечение гражданских и политических прав рассматривается как условие реализации социально-экономических прав и наоборот. В центре всей деятельности социального государства находится Человек, а все остальное — политика и экономика — подчинены реализации основной цели социального государства. Социальное государство отличают следующие признаки:

— экономика и ее регулирование организованы таким образом, чтобы обеспечить главные цели такого государства — устойчивое развитие каждой личности;

— государство и его деятельность, как во внутренней сфере, так и во внешней, организованы так, чтобы обеспечить устойчивое развитие каждого человека;

— отношения между государством, обществом, экономикой и природой построены так, чтобы обеспечить устойчивое развитие каждого индивида.

Таким образом, все отношения в обществе должны быть организованы и урегулированы на принципах устойчивого развития в интересах каждого члена общества. А такой порядок отношений имеет место, на наш взгляд, в условиях правового государства, когда право понимается не с крайних позиций социоцентризма или персоноцентризма, а с позиций гармонии интересов общества в целом и отдельной личности в нем, где права отдельной личности относительны по отношению к общим правам каждого члена общества. Следовательно, социальное государство возможно только в условиях правового государства, где в основе правопонимания лежит концепция относительности прав человека.

Проблема сущности социального государства, особенно в контексте концепции прав

человека и правового государства, является в последнее время одной из самых спорных, а поэтому достаточно активно обсуждаемых[6]. Однако, не вдаваясь в дискуссию, можно утверждать, что главный признак социального государства все-таки то, что вся его деятельность должна быть направлена прежде всего на реализацию социально-экономических прав своих граждан.  В этой связи утверждается, что-де социальное государство, строго говоря, не является правовым. Более того, социальное и правовое государство суть антагонисты, поскольку акцент на социально-экономических правах нивелирует гражданские права, в особенности право собственности: государство, беря на себя императивную обязанность обеспечить каждому гражданину социально-экономические права, ограничивает тем самым право собственности и свободу предпринимательской деятельности отдельных граждан. В соответствии с такой точкой зрения государство в принципе не может быть одновременно и социальным, и правовым.

И это, очевидно, действительно так и будет, если исходить из либертарной концепции прав человека, которая базируется на абсолютности, незыблемости и неотчуждаемости прав отдельной личности, т. е. четко определенном наборе базовых естественных прав человека, которые не могут быть никоим образом ни ограничены, ни тем более отчуждены. Именно такая персоноцентричность лежит в основе западного понимания права.

Однако право, как известно, должно служить прежде всего наиболее общим интересам каждого члена общества. Именно такое понимание права, основанное на идее права в интересах всех, идее «моральности» права, идее права как продукта морали (поскольку именно мораль регулирует отношения в интересах всех и каждого), способно наилучшим образом служить гармонизации общественных отношений. Если исходить именно из такого правопонимания, то никакое неразрешимое противоречие между социальным и правовым государством не может возникнуть. Более того, именно в таком случае социальное и правовое начала не только будут эффективно сосуществовать в одном государстве, но и взаимодополняться

и усиливаться. Именно поэтому, когда речь идет о социальном и одновременно правовом государстве (о «социально-правовом государстве»[7]), право такого государства должно пониматься однозначно — как обеспеченная государством система норм, регулирующих общественные отношения в интересах каждого члена общества.

В соответствии с предлагаемой концепцией социальной республикой может быть признано обладающее вышеназванными признаками демократическое, правовое, светское и социальное государство. При этом, разумеется, данная концепция является нашим авторским видением сущности социального государства в условиях постсоветских стран и, конечно, требует широкого экспертного обсуждения, более глубокого исследования и осмысления, дальнейшего совершенствования и развития.

 

Библиография

1 См.: Гришин И. Концепция устойчивого развития в контексте глобализации: Материалы круглого стола // Мировая экономика и международные отношения. 2007. № 6. С. 66—79.

2 См., например: Скуратов Ю.И. Российская концепция социального государства // Материалы науч.-практ. конф. «Концепция социального государства» и международного круглого стола «Социальное государство: опыт, проблемы». 2004. 20 янв. / Под общ. ред. Н.Н. Гриценко. — М., 2004.

3 Подробнее об этом см.: Байльдинов Е.Т. Теоретические основы устойчивого развития // Евразийское сообщество. 2000. № 2. С. 114—120.

4 Более подробное научное обоснование принципов устойчивости общественного развития см.: Байльдинов Е.Т. Теория устойчивого развития общественных систем. — Семипалатинск, 2007.

5 Данное мнение автора несколько противостоит доминирующей сегодня правовой доктрине, которая исходит из приоритета гражданских и политических прав перед социально-экономическими.

6 См., например: Гафуров З.Ш. Социально-правовое государство и право на достойное существование // Государство и право. 2008.  № 5. С. 11—20.

7 Там же.