Ш.Р. МУСТАКИМОВ,
юрист компании «РосБизнесДизайн»
 
Международная торговля товарами и услугами, реализующаяся во всех формах, все больше представляет собой торговлю интеллектуальной собственностью. Социально-экономические и политические перемены, произошедшие в мире за последние годы, сделали актуальными феномены и процессы, расцениваемые сегодня в качестве неотъемлемых составляющих процесса глобализации. Фактически процесс глобализации в немалой степени обеспечивается патентной монополией на изобретения и ноу-хау, на основе которых созданы новейшая техника, технологии и материалы[1].
 
Получение новых знаний и их использование в интересах развития государства определяют его роль и место в мировом сообществе, уровень жизни народа и уровень обеспечения национальной безопасности. По некоторым оценкам, мировой рынок интеллектуальных товаров растет в 5 раз быстрее рынка материального производства товаров[2]. С бурным развитием рынка интеллектуальной собственности происходят существенные изменения механизма его правового регулирования.
Л. Бентли отмечает, что «право интеллектуальной собственности представляет собой весьма подвижную юридическую материю»[3], в которой постоянно происходят серьезные сдвиги. Одним из определяющих признаков таких «сдвигов» являются тенденции гармонизации и унификации правового регулирования охраны результатов творческой деятельности. Некоторые исследователи полагают, что «человечество стоит на пороге создания новой модели права — мировой глобальной правовой системы»[4].
Интенсивное развитие интеграционных процессов в правовой сфере принято считать одним из наиболее действенных способов предотвращения неправомерного использования исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности. Несмотря на наличие расхождений в трактовке сущности и содержания таких процессов, специалисты при их описании используют термины «унификация» и «гармонизация».
А.И. Абдуллин в результате анализа процессов правовой унификации и гармонизации в сфере интеллектуальной собственности (на примере Европейского союза) приходит к выводу о том, что «причины и предпосылки, приведшие к необходимости начала интеграционных процессов в этой сфере, лежат в исключительно экономической плоскости и детерминированы императивами рыночной экономики»[5]. Правильность этой позиции не вызывает сомнений в силу того, что деятельность по гармонизации общеевропейских норм в области интеллектуальной собственности, осуществляемая Европейской комиссией, продиктована прежде всего экономическими целями, такими как создание внутреннего объединенного рынка и свободное перемещение на нем товаров и услуг.
Любопытно высказывание шведских исследователей А. Барда и Я. Зондерквиста: «Как аристократия и буржуазия законодательно взлелеяли в свое время неприкосновенность частной собственности, так теперь буржуазия и нетократия объединяют свои усилия для провозглашения авторских прав в качестве средства спасения цивилизации… В рамках такой стратегии становится очевидным, что любая форма власти, не защищенная авторским правом, будет по определению считаться аморальной, а с точки зрения юридической монополии буржуазии будет интерпретироваться еще и как нелегальная»[6]. Под нетократией авторы предлагают понимать новый правящий класс, приходящий на смену нынешнему.
С юридической точки зрения реальность подобной перспективы находит подтверждение на практике. На примере промышленно развитых стран, прежде всего США и государств—членов Европейского союза, отчетливо просматривается следующая тенденция смены расстановки приоритетов в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности. Первичным является предоставление правовой охраны для таких субъектов, как телевизионные, кино- и видеокомпании, организации спутникового и кабельного вещания, специализированные организации по коллективному управлению имущественными правами авторов. Необходимость юридической охраны прав авторов и иных субъектов творческой деятельности устанавливается из норм унифицированного и гармонизированного законодательства с меньшей очевидностью.
Определяющее влияние на содержание общественно-политических, социально-экономических и, как следствие, социально-правовых предпосылок, обусловливающих тесную взаимосвязь международной и национальных правовых систем в современном мире, оказывает феномен глобализации. Именно глобализация как «макромасштабный, многоплановый и внутренне противоречивый процесс нарастания общего в мировых системах (экономической, политической, социальной и правовой)»[7] во многом инициировала кардинальные перемены, которые не обошли стороной и правовое регулирование охраны результатов творческой деятельности.
Глобализация привела к тому, что в современном мире ни одно государство не в состоянии существовать без активного взаимодействия с международной системой. Более того, от того, насколько эффективно организовано это взаимодействие, насколько последовательно государство совмещает в своей деятельности учет национальных и интернациональных интересов, зависит его благополучие[8]. Применительно к праву интеллектуальной собственности это означает, что влияние процессов
глобализации, проявляющееся в нарастании тенденций унификации и гармонизации, в интенсивном развитии интеграционных процессов в правовом регулировании отношений в сфере интеллектуальной собственности, заключается в усилении правовой охраны результатов творческой деятельности.
К сожалению, усиление правовой охраны этих объектов происходит не с учетом государственных интересов (равно как и не в интересах авторов и иных субъектов творческой деятельности), а с учетом интересов (прежде всего финансовых) субъектов так называемой паратворческой деятельности (телевизионные, кино- и видеокомпании, организации спутникового и кабельного вещания). Это довольно опасная тенденция, так как заключает в себе потенциальную угрозу злоупотребления правами со стороны вышеуказанных субъектов.
 
Библиография
1 См.: Чурин Н.Ф. Интеллектуальная промышленная собственность в структуре мировой экономики: Моногр. — М., 2005. С. 34.
2 См.: Ананьев В.О. Международно-правовая охрана товарных знаков в государствах—участниках ЕврАзЭС: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006. С. 4.
3 Бентли Л., Шерман Б. Право интеллектуальной собственности: Авторское право: Пер. с англ. — СПб., 2004. С. 9.
4 Щербакова Н.В., Лукьянова Е.Г., Скурко Е.В. Правовая система России в условиях глобализации и региональной интеграции: Обзор материалов круглого стола // Гос-во и право. 2004. № 12. С. 86.
5 Абдуллин А.И. Право интеллектуальной собственности в Европейском союзе: генезис, унификация, перспективы развития: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2006. С. 9—10.
6 Бард А., Зондерквист Я. Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма: Пер. с англ. — СПб., 2004. С. 58.
7 Поленина С.В., Гаврилов О.А., Колдаева Н.П. и др. Воздействие глобализации на правовую систему России // Гос-во и право. 2004. № 3. С. 5.
8 См.: Лукашук И.И. Мировой порядок XXI века // Международное публичное и частное право. 2002. № 1. С. 5.