УДК 343.9
 
Л.С. АРУТЮНОВ,
кандидат юридических наук,  зав. кафедрой государственно-правовых дисциплин Кисловодского гуманитарно-технического института
 
Исследование посвящено актуальным проблемам борьбы с этнической преступностью, которая представляет собой не что иное, как один из особых, малоизученных видов соучастия в преступлении, с наличием более опасных криминологических составляющих. Рассматриваемая разновидность организованной преступности имеет уникальные особенности при формировании и в ходе осуществления преступной деятельности, а также свою криминальную специализацию.
Ключевые слова:  этническая идентичность, субкультура, этнические преступные формирования, криминальный бизнес.
 
This research work is dedicated to the problems of struggle against ethnic crime, which in the author`s view, is one of the special, insufficiently explored aspects of participation with the presence of more dangerous criminal components. The kind of organized crime under investigation has it`s own unique features connected with forming, accomplishment of criminal actions and its unique criminal specialization as well.
 
В  последние годы отечественными учеными-юристами и представителями правоохранительных органов уже не отрицается существование так называемой этнической преступности. Между тем в зарубежных странах подобный феномен исследуется в течение многих десятилетий, более того, ведется успешная борьба с организованными этническими преступными формированиями.
Основной в исследуемой отрасли, на наш взгляд, является проблема борьбы с этнической преступностью, что прежде всего связано с различным подходом к определению понятия этническая идентичность и мотивации поведения преступников с момента их объединения для совершения противоправного деяния до привлечения виновных лиц к ответственности. Весьма острым также является вопрос о возможной дискриминации со стороны правоохранительных органов лиц, подозреваемых в совершении преступления, по национальному, расовому или религиозному признаку.
Российская криминологическая ассоциация совместно с Научно-исследовательским институтом проблем укрепления законности и правопорядка и Институтом повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры РФ 13 ноября 2003 г. провела научно-практическую конференцию по проблемам взаимосвязи организованной преступности, незаконной миграции и этнической принадлежности их участников.
В своем докладе «Национальное и межнациональное в деятельности этнических преступных группировок» профессор Г.В. Дашков остановился на некоторых аспектах криминологических разработок по данной проблематике. Основные выводы: в Москве каждое третье преступление связано с этническими организованными преступными формированиями; при этом в России отсутствует единая криминологическая картина этнической преступности; в то же время с аналогичными проблемами, связанными с высокой миграцией и организованной преступностью, сталкиваются и другие страны, например США, где удачно выстроенная политика борьбы с этническими организованными преступными формированиями позволила снизить преступность.
Правоохранительными органами в современной практике этнические преступные формирования учитываются как группы, сообщества (организации), представляющие собой специфические криминальные объединения, формирующиеся по национальному (этническому) признаку, т. е. объединяющие в своем составе лиц одной или нескольких родственных национальностей (этнических образований). Отнесение преступной группировки к этнической не определяется однородностью ее национального состава — он может быть и смешанным. Этническую принадлежность группировки определяют те, кто занимает в ней лидирующее положение.
Соучастие понимается прежде всего как умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ) и в зависимости от способа объединения усилий преступников может быть выражено в различных формах. Действующее уголовное законодательство выделяет следующие формы соучастия: группа лиц; группа лиц, совершившая преступление по предварительному сговору; организованная группа; преступное сообщество (преступная организация). Перечисленные формы соучастия учитываются либо в качестве квалифицирующих признаков конкретных составов преступления, либо в качестве отягчающих обстоятельств при назначении наказания.
Этническое соучастие имеет место, когда двое и более лиц объединяются для умышленного совершения преступления в любой из форм, предусмотренных уголовным законодательством, на основе этнической идентичности, т. е. одного из факторов схожести: по языку, культуре, обычаям, традициям, религии, национальности, народности и т. д.
От этнической идентичности следует отличать принадлежность преступников, совершающих противоправное деяние в соучастии, к одной субкультуре. В данном случае, безусловно, имеется общность традиций, обычаев, нередко наличие общего субъязыка и иных признаков этноса, однако устойчивость идентичных признаков, как правило, носит подчеркнуто временный характер. Примерами могут служить как субкультура преступного мира, имеющая даже собственный язык общения и многолетнюю историю, так и субкультура неформальных (в основном молодежных) объединений. Поэтому для правильного понимания этнического соучастия необходимо определить понятие этноса как такового.
Большинство российских ученых рассматривают этнос прежде всего как социально-культурную общность. По мнению Ю.В. Бромлея, этнос в самой общей форме может быть определен как исторически сложившаяся совокупность людей, обладающих общими, относительно стабильными особенностями культуры (в том числе языка) и психики, а также сознанием своего единства и отличия от других таких же образований.
Е.И. Хегай считает, что этнос, этническая общность — это исторически возникший вид устойчивой социальной группировки людей, представленный племенем, народностью, нацией; термин «этническая общность» близок понятию «народ» в этнографическом смысле. Иногда им обозначают несколько народов, а также обособленные части внутри народа.
Другую позицию занимает С.М. Широкогоров, считающий этничность прежде всего субстанциональной характеристикой этноса, под которым понимается группа людей, говорящих на одном языке, признающих свое единое происхождение, имеющих обычаи и уклад жизни, сохраняющиеся и освященные традицией и отличающие его от других этносов.
В настоящее время наиболее полным представляется определение этноса, которое дает в своих работах С.В. Лурье: этнос — это социальная общность, которой присущи специфические культурные модели, обусловливающие характер активности человека в мире, и которая функционирует в соответствии с особыми закономерностями, направленными на поддержание определенного уникального для каждого общества соотношения культурных моделей внутри общества в течение длительного времени, включая периоды крупных социокультурных изменений. В понятии «этнос» доминирующим является культурно-сознательный мотив.
Каждый этнос тесно связан со своей средой, которую составляют как социальные, так и природные факторы, выступающие в качестве непременных условий его возникновения. Вообще в объективной реальности этнос не существует вне социальных институтов, выступающих в роли его структурообразующей формы. При этом данную роль могут выполнять самые различные элементы социальной структуры: от семьи до государства. В результате такого симбиоза возникают своеобразные этносоциальные образования.
Таким образом, можно сделать вывод, что именно государство, его социальные и политические институты являются, по сути, этногенерирующими механизмами общества.
С юридической точки зрения для правильной квалификации соучастия, имеющего этнические признаки, важно, что, во-первых, лица объединились именно для совершения преступления; во-вторых, главным (основным) объединяющим фактором выступает этническая идентичность, выраженная в конкретном случае в гораздо большей (нежели просто в соучастии) степени доверия, понимания и общения между преступниками.
Отметим: основанием для такого повышенного доверия и понимания должна выступать, по мнению самого виновного лица, именно этническая идентичность. Допускается, что подобной позиции может придерживаться только одно лицо, а не все соучастники. В таком случае для признания преступного формирования этническим необходимо, чтобы мотивами этнической идентичности руководствовался именно организатор преступления, объединивший людей для совместного совершения противоправных действий, пусть даже не все соучастники были этнически близкими.
Универсальным фактором объединения лиц для совершения противоправных действий выступает доверие между соучастниками, основанное на этнической схожести; при этом другие основания всегда вторичны или могут вообще отсутствовать. В противном случае, когда основание для доверия при объединении иное (например, преступный опыт), а этническая идентичность вторична, то соучастие этническим быть не может.
Этническая преступность представляется более криминально опасным явлением, чем обыкновенная, так как этнические преступные группировки крайне сплоченные, замкнутые и конспиративные; это объясняется тем, что они связаны прежде всего моральными обязательствами, которые представляются их членам более важными и значимыми, чем нормы закона.
Наибольшую трудность в правоприменительной практике представляет работа с участниками преступных групп, связанных между собой порой малоизвестными обычаями и традициями, а зачастую и родственными связями, пусть даже и дальними (у отдельных народов ингнорируется разница в личных отношениях между дальним и близким родством). Это нарушает коммуникативные связи между органами предварительного расследования (судебного следствия) и подозреваемыми (обвиняемыми, подсудимыми), делает малоэффективными отработанные годами приемы и методики. В данном случае необходимо привлекать к расследованию консультантов и специалистов, представителей диаспор.
Не исключается, что в том или ином виде соучастниками этнических организованных преступных групп могут выступать представители властных государственных или муниципальных органов, влиятельные предприниматели, обладающие значительными ресурсами, поэтому правоохранительным органам необходимо иметь оперативную информацию об этнической принадлежности вышеуказанных лиц, их общественной деятельности и социальных связях. Особенно часто такие ситуации возникают в небольших городах (районах) и национальных республиках.
Высокими темпами растет активность в России преступных организаций, сформировавшихся по этническому признаку. Наряду с либерализацией пограничного контроля, слабостью иммиграционного законодательства этому способствует естественная, а порой и искусственно формируемая национальная замкнутость иностранных диаспор. Специалисты отмечают наличие у этнических преступных группировок, действующих в России, криминальной специализации.
Отличительной чертой этнической преступности является объединение не только по этническому принципу, но и на экономической основе. Причем внутренняя структура организованных преступных групп иностранцев, как правило, создана по принципу землячества.
Этническая преступность в последние годы, без всякого сомнения, представляет собой неотъемлемую часть криминального бизнеса. Она сказывается на экономических отношениях в целом, способствует криминализации российской экономики, тем самым подрывая государственную безопасность.
 
 
Литература
 
Бекряшев А.К. Теневая экономика и экономическая преступность: Учеб. пособие. — М., 2003.
Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. — М., 1983.
Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история и современность. — М., 1987.
Миненок Д.М. Формы соучастия в новом Уголовном кодексе России // Актуальные вопросы уголовного права, процесса и криминалистики: Сб. науч. тр. — Калининград, 1998. С. 7—21.
Рабданова Э. К вопросу о феномене этнической преступности. — М., 2003.
Хегай Е.И. О понятии этнической преступной группировки // Сибирские криминалистические чтения. Вып. 15. — Иркутск, 2002.
Широкогоров С.М.  Место этнографии среди наук и классификация этносов. — Владивосток, 1922.
Шульга В.И. Научный обзор выступлений участников научно-практической конференции «Организованная преступность и этнические проблемы». — М., 2003.