УДК 342.5 

Страницы в журнале: 148-150

 

С.Ю. ЧАПЧИКОВ,

кандидат юридических наук, докторант кафедры правового обеспечения управленческой деятельности Международного института управления Московского государственного института международных отношений  chapchikov_s@mail.ru

 

Статья является историографическим обзором научной литературы, посвященной становлению механизмов правового регулирования как важнейшего инструмента в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации.

Ключевые слова: национальная безопасность, механизм, правовое регулирование, угрозы и риски.

 

To a question on formation of the mechanism of legal regulation in sphere of national safety. The historiographic review

 

Chapchikov S.

 

Article is devoted the historiographic review of the scientific literature devoted to formation of mechanisms of legal regulation as the major tool in maintenance of national safety of the Russian Federation.

Keywords: national safety, the mechanism, legal regulation, threats and risks.

 

В  последнее время коренным образом изменился взгляд на формирование механизма правового регулирования в сфере национальной безопасности как на противодействие источникам угроз безопасности России.

В советский период единственным источником угрозы государственной безопасности страны рассматривалась внешняя угроза. Так, председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов в декабре 1977 года заявил: «Ныне источник угрозы безопасности СССР лежит вовне. Оттуда, извне, классовый противник пытается перенести на нашу территорию подрывную деятельность, активизировать проведение идеологических диверсий, рассчитывая на отдельных неустойчивых людей»[1]. В настоящее время в качестве основных угроз для Российского государства признаются внутренние угрозы[2]. Универсальным для большевиков, как известно, был принцип: нет таких трудностей, которые они не смогли бы преодолеть. И чем сложнее были поставленные перед ними задачи, тем радикальнее были средства разрешения. Высокие цели, твердая воля, жесткая дисциплина обеспечивали достижение конкретных задач и нередко любой ценой. На первом плане стояла государственная безопасность. Создавалась и соответствующая система органов обороны, государственной безопасности, внутренних дел. Она стала главным орудием обеспечения государственной безопасности.

Состояние защищенности воспринималось абстрактно, в отрыве от реально действующих субъектов — как угрожающих, так и защищающихся. Безопасность предполагает наличие такого состояния (положения), при котором отсутствует угроза опасности кому-либо, чему-либо, а присутствует защищенность интересов гражданина, общества, государства.

Угрозы и вызовы XXI века потребовали кардинальной перестройки всей системы национальной безопасности России. В течение последних 10—15 лет была фактически заново сформирована система органов, сил и средств обеспечения механизмов правового регулирования национальной безопасности Российской Федерации. Вопросы формирования национальной безопасности получили регламентацию в целом ряде нормативных правовых документов, в том числе на уровне федеральных конституционных законов. Тем не менее эти проблемы стоят достаточно остро в современной научной и методической литературе.

Слово «механизм» с этимологической точки зрения означает внутреннее устройство, совокупность состояний и процессов, составляющих какое-либо явление, устройство для передачи и преобразования, представляющее собой систему тел (звеньев), в которой движение одного или нескольких тел (ведущих) вызывает движение остальных тел системы[3].

Ю.Н. Андреев этот термин понимает как движение, динамику, согласованное взаимодействие составных частей (элементов) единого целого, необходимые для этого движения (согласования) средства, способы, процедуры, факторы, условия ради достижения положительных целей (результатов), стадии и т. д.[4] Ряд юристов понимают этот термин как систему юридических средств; систему средств и факторов; систему условий и средств[4], а правовые средства — как правовые явления, выражающиеся в инструментах (установлениях), и действия (технологии), с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение социально полезных целей[6].

Ю.Н. Андреев выделяет такие разновидности социально-правового механизма, как механизм правотворчества, правообразования, социально-правовой механизм реализации конституционных прав и свобод граждан, механизм правового регулирования, регулирующего воздействия права, государственной защиты прав и свобод человека, правоприменения, правореализации, обеспечения прав и свобод человека и гражданина, правоохранительный механизм, механизм непосредственной реализации прав и свобод личности, механизм защиты прав и свобод человека, осуществления гражданских прав[7].

Большое значение в формировании механизмов правового регулирования ряд авторов придают регламентации и разграничению полномочий органов власти на всех уровнях, правам и обязанностям должностных лиц.

Такую детальную регламентацию они объясняют сложностью указанной сферы деятельности, наличием большого числа органов, ответственных за принятие решений по обеспечению национальной безопасности, высокой ценой последствий принимаемых решений, как для отдельных людей, так и для государства. К числу таких авторов относятся А.Ю. Кирьянов, В.Г. Попов, А.В. Путилов и др.

Изучение механизма правового регулирования занимает ученых длительное время. Значительный интерес в этом аспекте представляют труды С.С. Алексеева.

В своем фундаментальном труде «Механизм правового регулирования в социалистическом государстве» он одним из первых предложил рассматривать это уникальное правовое явление как систему. Ученый установил, что механизм правового регулирования являет собой последовательность определенных стадий, состоящих из соответствующих элементов.

На первой стадии (формирование и действие юридических норм) происходит регламентирование общественных отношений, нуждающихся в правовом опосредовании. Нормы права как элементы этой стадии направляют поведение участников общественных отношений, устанавливают определенный правовой режим.

Вторая стадия — возникновение правоотношений. Конкретные права и обязанности субъектов правоотношений возникают при наличии фактических обстоятельств (юридических фактов). Этой стадии сопутствуют элементы-правоотношения. Правоотношения являются условием возможного приведения в действие специальных (правоохранительных, правозащитных) юридических средств по обеспечению субъективных прав и правовых обязанностей.

Третья стадия представляет собой реализацию субъективных прав и юридических обязанностей. На этой стадии заложенные в юридических нормах программы поведения претворяются в жизнь, становятся реальностью. В качестве элементов этой стадии выступают акты реализации прав и обязанностей, индивидуальные предписания[8].

В дальнейшем С.С. Алексеев развил свое учение и указал на возможность существования четвертой (факультативной) стадии (применение права), которая либо предшествует возникновению правоотношений, либо обеспечивает их реализацию. На этой стадии компетентный властный орган издает индивидуальные акты. Стадия применения права характеризуется тем, что «компетентный властный орган (прежде всего суд) издает властный индивидуальный акт»[9].

Авторы современного академического курса общей теории государства и права указывают на четыре стадии правового регулирования: 1) регламентация общественных отношений; 2) возникновение субъективных прав и субъективных юридических обязанностей; 3) реализация субъективных прав и субъективных юридических обязанностей, воплощение их в конкретном фактическом поведении; 4) применение права.

Этим стадиям соответствуют четыре элемента механизма: 1) нормы права; 2) правоотношения; 3) акты реализации прав и обязанностей; 4) акты применения права[10].

Исследуя формирование механизма правового регулирования в сфере национальной безопасности, ряд авторов приходят к выводу, что это прежде всего система правовых норм, направленная на организацию деятельности общественных и государственных институтов в сфере национальной безопасности.

Эффективность действия механизма правового регулирования в сфере национальной безопасности во многом зависит от его соответствия научным и концептуальным основам.

Таким образом, научные труды на эту тему, освещение вопросов теории и практики формирования механизма правового регулирования имеют особенно большое значение в связи с новыми угрозами российскому обществу и государству.

 

Библиография

1 Андропов Ю.В. Избранные речи и статьи. —М., 1979.

2 Государственная безопасность России: история и современность / под общ. ред. Р.Н. Байгузина. — М., 2004.

3 Словарь иностранных слов / отв. ред. В.В. Бурцева, Н.М. Семенова. — М., 2003.

4 Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. — М., 2010.

5 См.: Алексеев С.С. Право: азбука — теория — философия: Опыт комплексного исследования. — М., 1999. С. 364; Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. — Саратов, 1996. С. 85; Теория государства и права: курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — М., 1997. С. 624—625.

6 См.: Малько А.В. Правовые средства: Вопросы теории и практики // Журнал российского права. 1998. № 8.  С. 66—77; Теория государства и права. С. 624—625.

7См.: Андреев Ю.Н. Указ. соч.

8 См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. — М., 1966. С. 50—57.

9 Алексеев С.С. Общая теория права: учеб. — М., 1981. С. 281—282.

 

10 См.:  Общая теория государства и права: академический курс: в 3 т. / отв. М.Н. Марченко. — М., 2007. Т. 3. С. 96—100; Теория государства и права. С. 624—625.