УДК 343.359.3

Страницы в журнале: 116-121

 

А.И. ПОНОМАРЕВ,

соискатель кафедры криминалистики Военного университета Министерства обороны РФ e-mail: api.88b@mail.ru

 

Рассматривается одна из наиболее обсуждаемых проблем гуманизации уголовного закона — декриминализация товарной контрабанды. В результате проведенного анализа факторов, обусловливающих общественную опасность данного вида контрабанды, автор приходит к выводу о преждевременности этой меры.

Ключевые слова: контрабанда, гуманизация, декриминализация, общественная опасность, потребительские товары.

 

On the basis of criminalization commodity smuggling

 

Ponomarev A.

 

Considered one of the most talked about issues of humanization of the criminal law — the decriminalization of commodity smuggling. The analysis of factors underlining social danger of this type of smuggling and the author makes the conclusions that this measure is premature.

Keywords: smuggling, humanization, decriminalization, public danger, consumer goods.

 

Одна из главных стратегических задач, поставленных перед социумом руководством нашей страны, — проведение модернизации всех сфер общественной жизни. Вместе с тем важное место в этом (по праву историческом) процессе отводится широко обсуждаемой в обществе либерализации норм УК РФ.

Дискуссия затронула сразу несколько проблемных вопросов, среди которых, пожалуй, самым злободневным в свете происходящих на постсоветском пространстве интеграционных процессов стал вопрос о декриминализации товарной контрабанды. Результатом споров стало принятие 7 декабря 2011 г. Федерального закона № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», исключающего уголовную ответственность по ч. 1 ст. 188 «Контрабанда» УК РФ, а вместо ч. 2 ст. 188 вводящего два новых состава преступления: ст. 226.1 «Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей» и ст. 229.1 «Контрабанда наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их частей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, инструментов или оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для изготовления наркотических средств и психотропных веществ».

В пояснительной записке к проекту федерального закона № 559740-5 указывается:

«В связи с созданием Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС требуется корректировка диспозиции статьи 188 “Контрабанда” УК РФ»[1]. При этом решение о декриминализации данной статьи подкрепляют следующей аргументацией: «Следует отметить, что в странах с развитыми правовыми системами контрабанда товаров, не запрещенных к обороту, не является преступлением. Такая контрабанда, как правило, совершается в целях уклонения от уплаты таможенных платежей. Ответственность за это в полной мере предусмотрена статьей 194 Уголовного кодекса Российской Федерации. К этому следует добавить, что в соответствии со статьями 16.1 и 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена конфискация предметов контрабанды. Кроме того, анализ практики применения части первой статьи 188 Уголовного кодекса Российской Федерации позволяет говорить о коррупциогенности этой нормы»[2]. Однако такая аргументация представляется недостаточной для принятия решения о декриминализации преступления, так как не учитывает реальных потребностей практики.

Вместе с тем сторонники декриминализации контрабанды, преимущественно среди бизнес-кругов, приводят следующие доводы:

— коммерческая скорость российского транспорта в 12 раз ниже, чем в США, и в 16 раз ниже, чем в Европе. Одна из причин — существование «медленного неспешащего администрирования»;

— лицензии на международные перевозки, выдаваемые участниками внешнеэкономической деятельности, выступают в качестве гаранта того, что грузы не несут опасности для территорий, через которые они перемещаются. В этой связи в существовании таможенного контроля и процедур привлечения к ответственности за нарушение таможенных правил вообще нет необходимости[3];

— вступление России во Всемирную торговую организацию повлечет значительное снижение таможенных пошлин по большинству товарных позиций, что сделает контрабанду невыгодным занятием.

Безусловно, все эти аргументы свидетельствуют о необходимости декриминализации контрабанды, однако это не исключает их дискуссионности. Более того, при детальном рассмотрении выстроенной инициаторами отмены контрабанды системы доказательств и оценке ее в сравнении с доказательствами, свидетельствующими об обратном, решение о декриминализации контрабанды представляется весьма сомнительным. Так, при анализе довода о том, что в странах с развитыми правовыми системами контрабанда как преступление отсутствует, следует отметить, что такое сравнение не совсем уместно. Исследователи вопросов борьбы с контрабандой заявляют, что контрабанда носит преимущественно организованный характер[4]. Вместе с тем, по мнению А.И. Долговой, в России отсутствует система борьбы с организованной преступностью[5], которая имеется в государствах с развитыми правовыми системами, декриминализировавших контрабанду.

Спорным представляется и тезис о том, что ч. 1 ст. 188 полностью охватывается ст. 194 «Уклонение от уплаты таможенных платежей» УК РФ. Товарная контрабанда совершается преимущественно в целях уклонения от уплаты таможенных платежей. Вместе с тем следует отметить: цель совершения преступления является признаком такого элемента состава преступления, как субъективная сторона, однако ученые, занимающиеся уголовно-правовыми вопросами контрабанды, отмечают, что данные составы разграничиваются по объекту и объективной стороне преступного посягательства[6]. Кроме того, помимо собственно причинения вреда финансовой системе государства вследствие неуплаты таможенных пошлин контрабанда имеет ряд негативных последствий, влияющих на ее общественную опасность, которые будут рассмотрены далее. Поэтому утверждение о том, что ст. 188 УК РФ дублирует ст. 194, видится не вполне обоснованным.

Отдельное внимание следует уделить аргументу, указывающему на снижение таможенных пошлин вследствие вступления России в ВТО, так как представляется, что именно этот довод среди прочих имеет наибольшую доказательственную силу. Действительно, по мнению многих специалистов, снижение таможенных пошлин ведет к значительному снижению контрабанды[7]. В приведенной ниже таблице видно, насколько снизятся пошлины на некоторые товары, пользующиеся спросом у контрабандистов, после выполнения Россией условий вступления в ВТО: при сравнении столбцов 3 и 4  видно, что размеры таможенных пошлин на наиболее распространенные предметы контрабанды изменятся не сильно (от 0 до 5%), т. е. о значительном снижении контрабанды этих товаров говорить не приходится.

При декриминализации контрабанды также следует учитывать то обстоятельство, что контрабанда есть преступление, обладающее высокой латентностью. Важным средством выявления любых латентных преступлений является оперативно-разыскная деятельность. Однако ст. 7 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» устанавливает, что одним из оснований для проведения оперативно-разыскных мероприятий является наличие возбужденного уголовного дела. В этой связи обнаружение контрабанды потребительских товаров посредством оперативно-разыскных мероприятий становится невозможным, так как отсутствуют правовые основания для их проведения. Вместе с тем среди многих ученых и практиков существует точка зрения о необходимости внесения в законодательство соответствующих изменений, разрешающих проводить оперативно-разыскные мероприятия по делам об административных правонарушениях. Однако такая позиция представляется весьма спорной.

 

Таможенные пошлины на импортные товары

 

Исходя из того что проведение оперативно-разыскных мероприятий представляет собой вмешательство в частную жизнь граждан, такое вмешательство оправданно лишь тогда, когда имеется реальная угроза причинения вреда важным общественным отношениям. По смыслу теории уголовного права такие общественные отношения охраняются уголовным законом. Поэтому проведение оперативно-разыскных мероприятий возможно лишь для упреждения вреда, возникающего вследствие преступления, а не административного правонарушения. Таким образом, декриминализация контрабанды делает невозможным проведение оперативно-разыскных мероприятий в целях выявления, пресечения и предупреждения контрабанды потребительских товаров.

Представляется, как криминализация, так и декриминализация какого-либо деяния должны происходить не спонтанно, а на основе криминологического анализа, отражающего общественную опасность этого деяния. Так, под общественной опасностью понимают такое свойство преступления, которое влияет на степень и характер вреда, возникающего вследствие его совершения[8]. Вместе с тем следует отметить, что для преступлений с формальным составом не обязательно наступление общественно опасных последствий. Данное правило распространяется и на контрабанду, так как по статьям 226.1 и 229.1 УК РФ преступление считается оконченным после непосредственного перемещения предметов контрабанды через таможенную границу таможенного союза в рамках ЕврАзЭС и (или) государственную границу Российской Федерации со странами—участницами ЕврАзЭС. Поэтому вред, причиненный данными действиями, может быть не так очевиден, как это характерно для преступлений с материальным составом. С этой позиции представляется логичным критически рассмотреть общественную опасность декриминализируемой контрабанды.

На общественную опасность товарной контрабанды влияет целый ряд факторов, позволяющих говорить о данном деянии как о преступлении.

1. Как уже отмечалось, контрабанда имеет преимущественно организованный характер. Преступления, совершаемые в составе организованных групп, как правило сопровождаются активным противодействием выявлению и пресечению, в том числе и с использованием средств конспирации и сокрытия, следов преступной деятельности. Такое положение обусловливает высокую латентность данных преступлений. Согласно результатам проведенного А.Н. Пантюхиным социологического исследования, 89% практических сотрудников считают, что реальное число фактов контрабанды существенно превышает статистические данные[9].

2. Значительная часть доходов, получаемых организованными преступными формированиями от контрабанды, используется для финансирования террористической и иных видов деятельности, направленных на нарушение суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации.

3. Возможность использования каналов контрабандной деятельности для переброски на территорию Российской Федерации оружия, взрывчатых веществ, средств террора и др. Особую актуальность это приобретает в преддверии событий, проводимых в нашей стране в 2012—2018 гг. (саммит АТЕС на о. Русском в 2012 году, Универсиада в г. Казани в 2013 году, Олимпийские игры в Сочи в 2014 году, чемпионат мира по футболу в 2018 году).

4. Высокий уровень повторной преступности и криминальной пораженности населения в приграничных субъектах Российской Федерации[10]. В этих условиях декриминализация контрабанды развяжет руки лицам антисоциальной направленности и не только будет способствовать массовому незаконному перемещению товаров через государственную границу, но и увеличит количество сопряженных с этим преступлений.

5. Материальная поддержка преступного мира: по самым скромным подсчетам, доля вырученных средств в данной сфере за один год превышает бюджет России в 2—3 раза[11].

6. Контрабандный ввоз таких подакцизных товаров, как алкоголь и табак, оказывает существенный вред здоровью нации[12]. Увеличивается риск контрабанды спиртной продукции в связи с повышением акцизов на алкогольную и табачную продукцию с 2012 года. Создается реальная угроза наводнения российского рынка дешевой импортной табачной и алкогольной продукцией контрабандного происхождения.

7. Основу современной организованной преступной деятельности определяет главным образом экономический фактор, желание и стремление преступников быстро и без особых затрат зарабатывать деньги[13].

8. В стране продолжают существовать социально-экономические условия, способствующие занятию контрабандной деятельностью:

— массовая безработица и низкая заработная плата приграничного населения;

— экономическая неустойчивость и связанная с ней изменчивость национальной валюты и внутреннего рынка;

— несовершенство правовых норм, обусловливающее недостаточную эффективность превентивной функции уголовного закона: потенциальный контрабандист чувствует себя вольготно, не боится наказания, которое в большинстве случаев назначается условно[14];

— отсутствие должной координации работы правоохранительных органов и коррупция в всех госструктурах, — по мнению А.И. Долговой, комплексный закон о борьбе с организованной преступностью позволил бы частично решить данные проблемы[15];

— преобладающий правовой нигилизм в широких слоях населения, а также недостаточный уровень экономических знаний у предпринимателей для занятия легальным бизнесом[16].

Таким образом, анализ приведенных факторов свидетельствует о значительной общественной опасности контрабанды. На основе совокупности рассматриваемых нами критических замечаний относительно необходимости декриминализации товарной контрабанды и факторов, обусловливающих общественную опасность контрабанды, можно сделать вывод о преждевременности исключения уголовной ответственности за рассматриваемый вид контрабанды. Очевидно, что приведенных аргументов недостаточно для принятия решения о декриминализации любого общественно опасного деяния. Исходя из аргументации, содержащейся в пояснительной записке к проекту федерального закона № 559740-5, не складывается мнение, что решения, реализуемые в Федеральном законе от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», основаны на результатах криминологического анализа. Криминологический анализ показал, что существует ряд негативных явлений, позволяющих говорить о контрабанде как о деянии, обладающем высокой степенью общественной опасности. Безусловно, вопрос о декриминализации контрабанды имеет дискуссионный характер, однако результаты криминологического анализа причин и условий, а также факторов, влияющих на общественную опасность рассматриваемого деяния, свидетельствуют о том, что декриминализация контрабанды на современном этапе развития общества — решение несвоевременное.

 

Библиография

1 URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28Spravka%29?OpenAgent&RN=559740-5&02

2 URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28Spravka%29?OpenAgent&RN=559740-5&02

3 О необходимости внесения изменений в законодательство в связи с введением единого таможенного пространства. URL: http://www.true-justice.net/?p=5656

4 См.: Пантюхин А.Н. Уголовно-правовые и криминологические меры борьбы с контрабандой товаров, неограниченных в гражданском товарообороте: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2005.  С. 29.

5 См.: Долгова А.И. Криминальная ситуация на границе, в приграничных регионах, организованная преступность и закон // Государственная граница, организованная преступность, закон и безопасность России. — М., 2006.  С. 26.

6 См., например: Рогатых Л.Ф. Контрабанда: проблемы уголовно-правовой характеристики: дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 1999.  С. 149.

7 См.: Пантюхин А.Н. Указ. соч. С. 58.

8 См.: Уголовное право. Общая часть: учеб. / под ред. проф. И.Я. Козаченко. — М., 2008. С. 158.

9 См.: Пантюхин А.Н. Указ. соч.  С. 42.

10 См.: Долгова А.И. Указ. раб.  С. 18.

11 Цит. по: Алексеева Л.А., Антохина Н.Ю. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика контрабанды. — Орел, 2010.  С. 32.

12 См.: Пантюхин А.Н. Указ. соч.  С. 29.

13 См.: Волчецкая Т.С. Изучение феномена транснациональной преступной деятельности // Проблемы борьбы с транснациональной организованной преступностью. По материалам международной конференции. — Калининград, 2002. С. 6.

14 См.: Алексеева Л.А., Антохина Н.Ю. Указ. соч.  С. 38.

15 См.: Долгова А.И. Указ. раб.  С. 18.

 

16 См.: Алексеева Л.А., Антохина Н.Ю. Указ. соч.  С. 39.