УДК 343.3/.7

Страницы в журнале: 114-117 

 

Р.Р. ШАЙДУЛЛИН,

аспирант кафедры уголовного права и криминологии Поволжского федерального университета

 

научный руководитель:

Б.В. СИДОРОВ,

доктор юридических наук

 

Характерной чертой борьбы с организованной преступностью является признание общественной опасности организованной преступной деятельности и, как следствие, внесение поправок в УК РФ, направленных против ядра организованной преступности — преступных сообществ (преступных организаций).

Ключевые слова: общественная безопасность, организованная преступность, организованные формы соучастия, преступное сообщество, бандитизм, отграничение бандитизма от преступного сообщества (преступной организации).

 

On the question of determination of the crime of criminal community (criminal organization) of banditry in the Criminal Code of Russia

 

Shaidullin R.

 

A characteristic feature of the fight against organized crime at the moment is the recognition of the public danger of organized criminal activity, and as a consequence of amendments to the Criminal Code against the core of organized crime, criminal association (criminal organization).

Keywords: public safety, organized crime, organized forms of complicity, criminal community (criminal organization), banditry, and the ratio of the delimitation of banditry from creating a criminal association (criminal organization).

 

Доминирующей криминологической тенденцией последних лет стал продолжающийся рост преступности в мире, как в целом, так и в отдельных странах, с одновременным отставанием социально-правового контроля от растущей криминализации общественных отношений.

В России преступность за период реформ не только выросла количественно, но и обрела новое качество. Ее ядро составляют организованные преступные сообщества (преступные организации). Организованный характер значительной части современной преступности — закономерная ступень ее эволюции, существенная черта, значительно усиливающая общественную опасность.

Так, по данным Информационного центра МВД России, в период с 2005 по 2009 год было возбуждено 1 521 720 уголовных дела по преступлениям, совершенным участниками организованных преступных сообществ, причем 686 870 преступлений остаются нераскрытыми[1].

На этом фоне законодатель принял целый ряд нормативных правовых актов, последним из них стал Федеральный закон от 03.11.2009 № 245 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 100 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», которым внесли новеллы в ч. 4 ст. 35 и ст. 210 УК РФ, изменившие понятие и признаки преступного сообщества; вместе с тем были введены понятия лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии, и совместности совершения преступления. Поправками было увеличено наказание за создание преступного сообщества и участие в его деятельности вплоть до пожизненного заключения.

По нашему мнению, принятию новелл в УК РФ предшествовал целый ряд международных правовых актов (среди них можно отметить Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности 2000 года). Немаловажную роль сыграло и постановление ВС РФ от 10.06.2008 № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)», в котором обозначено понятие преступного сообщества, определены формы участия, виды преступных объединений, а также меры ответственности за создание преступной организации и участие в ее деятельности.

На практике возникают ситуации, когда правоприменитель сталкивается с трудностями в установлении уголовной ответственности за создание преступного сообщества и бандитизм.

Всесторонняя и глубокая разработка уголовно-правовых норм позволит эффективно бороться с проявлениями организованной групповой преступности; восполнение пробела в законодательстве поможет укрепить законность и стабилизировать уровень преступности в стране.

По своей правовой природе организация банды и преступного сообщества имеют общие корни.

Во-первых, преступное сообщество и банда строятся на признаке «организованная группа». В пункте 4 постановления Пленума ВС РФ от 25.04.1995 № 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» сказано: «под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений»[2].

Во-вторых, определяющим свойством организованной преступной группы является признак устойчивости, включающий в себя наличие организатора или руководителя группы. В части 5 ст. 35 УК РФ четко оговаривается: лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 208—210 и 282.1 УК РФ.

В-третьих, создание преступного сообщества или же банды посягает на общественную безопасность. По мнению профессора Р. Галиакбарова, размещение ст. 209 УК РФ рядом со ст. 210 УК РФ доказывает, что банда есть разновидность преступной организации[3].

Преступным сообществом согласно ч. 4 ст. 35 УК РФ признается структурированная организованная группа или объединение организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

В обобщенном виде создание преступного сообщества предполагает следующее:

— формирование структурированной группы. Такая группа (из трех или более человек) собирается на длительное время для совершения нескольких серьезных преступлений с целью получения прямой или косвенной материальной выгоды; членство в ней носит непрерывный характер;

— единое руководство — осуществление организационных и управленческих функций в отношении преступного сообщества и его структурных подразделений, как в совершении конкретных преступлений, так и в целом при обеспечении функционирования преступного сообщества;

— совместное совершение тяжких и особо тяжких преступлений;

— получение финансовой или иной материальной выгоды;

— объединение преступных групп — создание сообщества в целях координации преступных действий различных самостоятельно действующих организованных групп, разработки совместных планов для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, распределения сфер преступной деятельности между группировками, создания устойчивых связей с руководителями или иными представителями других организованных преступных групп и т. п.;

— совершение заранее распланированных тяжких и особо тяжких преступлений, направленных на получение прямой или косвенной финансовой или материальной выгоды;

— осознанное участие лиц в преступном сообществе (лицо входит в структурированную организованную группу или же в объединение организованных групп, понимая, что целью такой группы является совершение тяжких и особо тяжких корыстных преступлений);

— наличие в составе большего числа участников, чем два или три человека, которые необходимы для признания существования организованной банды.

В статье 209 УК РФ определение банды дается через признак устойчивой вооруженной организованной группы. В этой связи И.А. Дубровин предлагает в ст. 209 УК РФ прямо закрепить, что банда есть организованная вооруженная группа, а не устойчивая вооруженная группа[4]. Однако такая позиция приводит к ошибкам в правоприменительной практике и необоснованному усилению репрессий в отношении лиц, фактически совершивших менее опасные преступления[5].

В статье 209 УК РФ бандитизм характеризуется как устойчивая вооруженная группа, созданная в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой. С объективной стороны бандитизм выражается в четырех формах: создание банды, руководство бандой, участие в банде, участие в совершаемых бандой нападениях.

Первые три формы самостоятельно образуют составы преступления, предусмотренные частями 1—2 ст. 209 УК РФ. Последняя (участие в нападениях) всегда предполагает совокупность преступлений.

Под созданием банды следует понимать любые действия, направленные на образование банды — устойчивой вооруженной группы, объединенной для совершения нападения на граждан и организации. Под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось[6]. Руководство бандой — принятие решений, связанных с планированием и организацией преступной деятельности. Участие в банде означает: лицо входит в устойчивую вооруженную группу, осознавая, что целью такой группы является совершение нападений на граждан и организации. В момент подготовки бандитского нападения умысел виновных, направленный на завладение в результате совершенного нападения имуществом, может и не включать в себя убийство. Последнее происходит внезапно, при столкновении с сопротивлением потерпевшего, которого не устрашила, к примеру, угроза причинения какого-либо повреждения или демонстрация оружия. В этих случаях имеет место умысел, внезапно возникший и неконкретизированный.

Необходимо отметить, что действия участников банды вне зависимости от того, принимали они участие в нападениях или нет, квалифицируются по ч. 2 ст. 209 УК РФ. Фраза «участие в совершаемых ею нападениях» рассчитана не только на участников банды, но и на лиц, не являющихся участниками банды[7].

Таким образом, мы можем сказать, что организация преступного сообщества от бандитизма отграничивается по четырем признакам.

Во-первых, дифференцирование можно проводить по количественному составу: преступное сообщество объединяет в себе не только отдельные самостоятельные организованные группы, но и организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп. Бандитское образование состоит всегда из рядовых членов и руководителя (организатора).

Во-вторых, целью создания банды является совершение неоднократных нападений на граждан или организации; при этом посягательства могут быть разными по степени тяжести и не исчерпываться нападениями на граждан или организации. Целью же формирования преступного сообщества является совершение одного или нескольких заранее распланированных тяжких и особо тяжких преступлений, направленных на получение прямой или косвенной финансовой или материальной выгоды, выражающееся не только в нападениях, но и в других действиях. Последнее определено в законе, скорее, формально, исходя из правил криминализации приготовления к преступлению. Опасность же преступного сообщества видится в первую очередь в его структурированности и масштабности преступной деятельности[8].

В случаях, когда преступной организацией совершены конкретные виды тяжких или особо тяжких преступлений, содеянное представляет собой совокупность преступлений и квалифицируется по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за данный вид преступления, и ст. 210 УК РФ.

В-третьих, банда — это всегда вооруженная устойчивая группа, предполагающая наличие у ее членов огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия, как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия, в то время как преступное сообщество может не иметь ни одной единицы оружия, так как создается для совершения преступлений без его применения (например, экономических).

В-четвертых, организация преступного сообщества является оконченным преступлением с момента его создания, тогда как формирование организованной бандитской группы представляет собой лишь приготовление к преступлениям, для совершения которых она образована (ч. 6 ст. 35 УК РФ).

Многие исследователи при отграничении преступного сообщества от банды исходят из понятия формы соучастия, замечая при этом, что банда зачастую представляет собой именно преступную организацию, а не организованную группу (участники банды занимаются рэкетом, заказными убийствами, похищениями людей и т. п.).

На фоне изложенного при разграничении бандитизма и организации преступного сообщества, по нашему мнению, необходимо учитывать следующее:

1) исключительными признаками бандитизма являются организация либо участие в одной вооруженной организованной группе с целью совершения одного или нескольких насильственных преступлений. Наличие всех указанных признаков однозначно требует квалификации по ст. 209 УК РФ. Отсутствие хотя бы одного свидетельствует об организации преступного сообщества или участии в нем либо о приготовлении к преступлению;

2) в основе определения понятий банды и преступного сообщества должна лежать категория «организованная группа» как особая образующая обоих деяний. При этом банда обосабливается по качественно более опасным признакам (вооруженность и цель совершения именно насильственных преступлений), а преступное сообщество — по количественным (две и более организованные группы). К сказанному можно добавить, что предложенный подход к пониманию преступного сообщества исключит и проблему отграничения данной формы соучастия от организованной группы.

 

Библиография

1 Сборник статистических данных Информационного центра МВД России за 2005—2009 год // URL: http://www.mvd.ru/ stats/(last access date 28.01.2010).

2 Бюллетень ВС РФ. 1995. № 9. С. 14.

3 См.: Галиакберов Р. Ошибка ломает судебную практику // URL://http://www.lawmix.ru/comm/5986(last access date 28.01.2010).

4 См.: Дубровин И.А. Ответственность за преступления, совершенные группой лиц по предварительному сговору и организованной группой: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2003. С. 158.

5 См.: Гришаев П.И., Кригер Г.А. Соучастие по уголовному праву. — М., 1959. С. 135.

6 См. п. 6 постановления Пленума ВС РФ от 17.01.1997 № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» // Программа информационной поддержки российской науки и образования // КонсультантПлюс.

7 См.: Зайнутдинова А.Р. Ответственность за организованные формы соучастия в преступлении по российскому уголовному праву: Дис. ... канд. юрид. наук. — Казань, 2001. С. 128.

8 См.: Дейнега Н.В. Уголовно-правовая характеристика бандитизма и отграничение его от смежных составов преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Тамбов, 2007.