А.Ф. ИСТОМИН,

кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник НИИ Генеральной прокуратуры РФ,

Д.А. ЛОПАТКИН,

кандидат юридических наук, первый заместитель прокурора г. Сочи

 

России экстремизм известен давно. В конце XIX — начале XX века действовала группа «Черная сотня», одним из основных лозунгов которой был «Бей жидов, спасай Россию!». Деятельность этой организации заключалась в актах насилия по отношению к лицам, мешающим, с ее точки зрения, процветанию российского государства.

Как общественно-политическое явление экстремизм возник в результате действий определенных политических сил, общественных групп, направленных на распространение — через насилие — собственных взглядов на политическое и социально-экономическое устройство, межгосударственные отношения. Во время построения «развитого социализма» проблема экстремизма не возникала, поскольку против вольнодумцев и инакомыслящих государство применяло самые жесткие меры — вплоть до расстрела.

В нашу жизнь экстремизм вторгся на изломе крутых перемен в политической, экономической, социальной жизни общества, этому отчасти способствовали недостатки и пробелы в законодательстве. Стали исповедоваться политическая, экономическая, религиозная, расовая, национальная нетерпимость. Радикально настроенные силы все чаще прибегают к крайне агрессивным формам самовыражения (террористическим актам, массовым беспорядкам и т. д.). Экстремизм реально угрожает не только нравственным и духовным устоям общества, но и жизни граждан России, государственности, а следовательно, и целостности многонациональной страны.

В настоящее время религиозный экстремизм, в частности исламский, — одна из главных угроз мировому порядку, которая год от года возрастает.

Причиной распространения экстремистских движений можно назвать смену политического и экономического строя, которая вызвала нестабильность складывавшихся веками общественных отношений. Спад экономики, снижение производства привели к сокращению рабочих мест, что породило многонациональную армию безработных, лишенных элементарных условий физического выживания. Этим воспользовались в своих целях преступные и экстремистские группировки.

Разрушение единого конституционно-правового пространства стало отправным моментом, поводом для создания националистических, фашистских, религиозных и тому подобных образований и структур, якобы вставших на защиту интересов населения, но по сути преследовавших свои меркантильные интересы.

Государственная и исполнительная власть проявила инфантильность и беспринципность в решении проблем и на сегодняшний день не обеспечивает надежной правовой защиты граждан от растущей безработицы, бедности, обостряющихся межнациональных и межполитических отношений, а следовательно, не может противостоять росту преступности.

Поэтому пора декларативных документов и заявлений, используемых «деятелями от политики», должна уйти в прошлое. Общество ждет конкретных действий и мер, направленных на стабилизацию политического, экономического и социального уклада.

Органы государственной власти и управления на первых этапах демократизации общества не придавали большого значения всевозможным партийным группам. Кроме того, их развитие поощрялось и преподносилось народу как достижение демократического общества. Партии, движения крайнего толка не воспринимались серьезно и потому, что в обществе периода социализма и начала построения демократического государства еще не выработался защитный рефлекс понимания опасности, зарождающейся в этих движениях, в их лозунгах. В определенной мере это было многим на руку, да и для государства они не были тем раздражителем, который подтолкнул бы к адекватным действиям.

Политические противники и радикально настроенные партии воспользовались нестабильностью общества, несовершенством и декларативностью законов, иными негативными процессами периода демократизации общества в своих целях. Некомпетентность, бюрократизм и коррумпированность чиновничества способствовали формированию среды, позволяющей развиваться всевозможным проявлениям социально-экономической, политической напряженности и экстремизма.

Ослабление власти на региональном уровне, свертывание идеологической, просветительской и воспитательной работы со стороны государственных и общественных структур также создали благоприятные предпосылки для развития крайних течений на территории России.

Указанные обстоятельства, а также равнодушие к нуждам народа, неадекватное реагирование государства на негативные политические, межнациональные, социально-экономические отношения и породили конфликты на Северном Кавказе и в других регионах страны.

Нельзя согласиться с бытующим мнением, что у государства не было возможностей правового характера, чтобы вести соответствующую борьбу с экстремизмом. Конституция РФ, федеральные законы и ряд нормативных актов позволяют активно бороться со всеми проявлениями экстремистского характера. Так, исчерпывающую правовую базу дает Конституция РФ (статьи 6, 13—15, 17, 19, 29); как закон прямого действия она в данном смысле самодостаточна. Указ Президента РФ от 23.03.1995 № 310 «О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации» (в ред. от 03.11.2004) также имеет высокий правовой потенциал, а Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (далее — Закон о противодействии экстремистской деятельности), несмотря на ряд недостатков, о которых мы скажем позже, открывает новые возможности целенаправленной борьбы с экстремизмом и его крайними проявлениями.

Мы глубоко уверены, что сложившуюся ситуацию никогда не поздно изменить. Для этого необходима только политическая воля государства, выражающаяся в конкретных, последовательных и скоординированных действиях по предупреждению экстремизма и его разновидностям с привлечением всех правоохранительных институтов, госаппарата и исполнительной власти. Эти совместные действия государственных, исполнительных, общественных организаций и граждан позволят достичь эффективных результатов по стабилизации общественного порядка в стране.

Подобные предложения вытекают и из того, что экстремизм воспринимается прежде всего как проблема органов и ведомств, стоящих на страже законности, правопорядка и поддержания общественного порядка, а не как фактор, создающий угрозу безопасности государства, нарушающий стабильность деятельности социальных институтов, подрывающий устои общества и демократии. Поэтому, как нам видится, это задача не только силовых ведомств и правоохранительных органов, но и всего государства.

Существенную роль в борьбе с экстремизмом должна сыграть и выработка единого подхода к определению понятия «экстремизм». Правовое закрепление данного понятия несомненно позволит активизировать борьбу с подобными проявлениями, а самое главное — составит основу деятельности правоохранительных органов и обеспечит единую правоприменительную практику. Однозначное толкование деяний экстремистского характера выделит содержание признаков экстремизма, а в совокупности с мерами предупредительного характера, активизацией противодействия и единой политикой государства в вопросе борьбы с экстремизмом поможет изжить это негативное явление.

Ученые-криминологи и практические работники, правящие партии уже отреагировали на происходящие процессы. В последние годы резко возрос интерес к проблеме экстремизма, более глубокому исследованию его сущности и форм проявления. Об этом свидетельствует проведение ряда научно-практических конференций, внесение законопроектов и предложений в законы, затрагивающих указанную проблему.

Одно из основных направлений деятельности правоведов в этой области заключается в выработке юридического понятия экстремизма. На сегодняшний день единого мнения по этому вопросу нет. Одни ученые отождествляют экстремизм с терроризмом и насилием[1], другие считают его способом радикального отрицания общественных норм, основанным на приверженности крайним взглядам и действиям[2], третьи трактуют его как приверженность крайним взглядам и мерам[3]. Некоторые понимают под экстремизмом «деятельность по распространению таких идей, течений, доктрин, которые направлены на: ликвидацию самой возможности легального плюрализма, свободного распространения и обмена идеями; установление единственной идеологии в качестве государственной; разделение людей по классовому, имущественному, расовому, национальному или религиозному признакам; отрицание абсолютной ценности прав человека»[4].

Однако подобные суждения не раскрывают сущности и содержания экстремизма. Вопросы о том, что считать экстремизмом, как определить критерии этого понятия, в чем состоит его сущность, остаются без ответов не только потому, что они трудноразрешимы, но и в большей части потому, что правящие партии предлагают варианты этого понятия, исходя из своих интересов борьбы с противниками, а не из проблемы в целом. Закон о противодействии экстремистской деятельности также не внес ясности. Раскрывая понятие «экстремистская деятельность», он не дает дефиниции экстремизма.

Как известно, экстремизм может иметь различную идеологическую ориентацию и вторгаться в разные сферы социально-политических отношений: национальную, религиозную, экономическую, внутреннюю и внешнюю политику и т. п.

В то же время под экстремизмом можно понимать и любую форму экстремального социального поведения. Он может быть политическим и бытовым, национальным и религиозным. Под экстремизм могут подпадать действия отчаявшихся (захват банка с целью возврата вклада) или неуравновешенных (психически больных) людей, а также партий, преследующих четкие цели и использующих их в качестве тактики борьбы. Следовательно, экстремизм — многоликое социальное явление, проявляющееся в различных формах, порождение нестабильных социально-экономических условий, национальных, политических, расовых, религиозных обострений.

Объявить экстремизму во всех его разновидностях войну — все равно что объявить войну обществу. Именно поэтому требуется выработка понятия экстремизма, чтобы четко определить, с чем и против чего надо вести борьбу.

Чтобы понять суть высказанных суждений, выясним этимологию слова «экстремизм». Оно происходит от латинского слова extremus — «крайний», «радикальный». В распространенном смысле экстремизм означает приверженность в политике и идеологии крайним взглядам и действиям[5], в том числе и насильственным. Экстремизм является основным содержанием, характеристикой радикально настроенных партий, групп, движений, течений, организаций, независимо от их политической ориентации. Это могут быть общественно-политические организации, проповедующие безвластие, выступающие за немедленное уничтожение государственной власти и утверждение добровольных ассоциаций свободных индивидов и групп (анархизм).

К ним следует отнести также партии, идеология и политика которых основана на принципах национальной или расовой исключительности и превосходства, на признании за господствующей нацией или расой особой исторической миссии и права на создание нового мирового порядка, на отрицании значения и ценности других народов и народностей, на разжигании национальной вражды и ненависти (национализм). Часто национализм принимает крайние формы (шовинизм), сближается с расизмом, что ведет к острым межнациональным, межличностным конфликтам как внутри государства, так и за его пределами.

Сюда же, несомненно, нужно отнести и общественные, идеологические, религиозные движения, провозглашающие приверженность «исходным» идеям, принципам, учениям и призывающие к неприятию религиозной политики государства, возвращению к первоначальным истокам любыми способами, в том числе насильственными.

Можно назвать еще ряд движений, проповедующих радикальные взгляды и пропагандирующих политику крайних мер и способов достижения целей. Различие их видится лишь в целях и задачах, а их деятельность выражается обычно не только в доведении до широкого круга граждан своей программы, но и в насильственных или иных противоправных действиях, направленных на дестабилизацию и разрушение общественных и социальных структур и институтов, подавление прогрессивных общественных движений, уничтожение демократии и т. д.

Следовательно, экстремизм охватывает все движения и течения, которые для достижения своих целей и взглядов радикального характера прибегают к силовым аргументам. Поэтому экстремизм можно отождествлять с терроризмом как общее с частным.

Понятие экстремизма как приверженность крайним взглядам и мерам имеет расширительное толкование и охватывает широкий круг правоотношений. При этом происходит сужение, умаление прав и свобод граждан и общественных объединений, что недопустимо и противоречит принципам международного права и Конституции РФ, поскольку данное толкование позволяет любое инакомыслие, выраженное в резкой (крайней) форме, признать противозаконным, а отсюда и наказуемым. Тем самым любой гражданин социально не защищен от произвола государства, в том числе он лишается прав на свободу слова, вероисповедания и т. д.

Кроме того, возникают другие сложности. Например, что следует понимать под «крайними взглядами», в чем они выражаются, кто их будет оценивать? То есть необходимо дать конкретный ответ на вопрос: кто, каким образом и на основе каких объективных признаков будет оценивать определенное деяние как экстремизм, не затрагивая политических свобод, проявленных в подобной форме?

Трудно согласиться и со сторонниками определения экстремизма как рода деятельности по распространению крайних точек зрения на ту или иную проблему. Данная позиция ущербна, поскольку трудно представить какое-либо высказывание в резкой форме, не подпадающее под приведенное понятие. Как нам видится, суть экстремизма состоит не только в распространении крайних взглядов, но и в сопровождении их насильственными или иными противозаконными действиями. Анализируемый вариант трактовки понятия экстремизма направлен на ограничение свободного волеизъявления людей, что, естественно, затруднит практическую реализацию прав и свобод человека и гражданина, а также правоприменение. Единственным случаем ограничения в правах и свободах, как нам кажется, должна быть ситуация возможного взаимного нарушения или ущемления прав и свобод других лиц. Поэтому государство при введении каких-либо юридических запретов на определенные виды действий обязательно должно учитывать этот конституционный принцип.

В настоящее время Государственной думой РФ рассматривается законопроект «О противодействии политическому экстремизму», где дается такое определение политического экстремизма: деятельность общественных объединений, иных организаций, должностных лиц и граждан, направленная на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, насильственный захват власти или насильственное удержание власти, нарушение суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации, организацию незаконных вооруженных формирований, возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, а также публичные призывы к совершению в политических целях противоправных деяний.

В данной дефиниции сделана попытка определить объективные признаки экстремизма. При этом не устанавливаются его характерные черты и конструктивные признаки, а перечисляются деяния, которые могут быть расценены как экстремизм. Приведенное определение не только не раскрывает сути этого явления, но и не охватывает всю возможную совокупность его проявлений, чем сужает рамки действия уголовного закона.

По нашему мнению, экстремизм — более широкое понятие и, помимо перечисленных деяний (кстати, предусмотренных уголовным законодательством как преступления), может включать ряд других преступных посягательств, а именно: убийство (ст. 105 УК РФ); воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания (ст. 148); терроризм (ст. 205); захват заложника (ст. 206); массовые беспорядки (ст. 212); вандализм (ст. 214); организация объединения, посягающего на личность и права граждан (ст. 239); вооруженный мятеж (ст. 279); диверсия (ст. 281); посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317); применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318); оскорбление представителя власти (ст. 319); геноцид (ст. 357 УК РФ).

А поскольку действия экстремистов могут быть направлены на самые разные объекты и явления, предложенный перечень оказывается настолько суженным, что не позволяет раскрыть сущности явления, называемого экстремизмом. Кроме того, попытка дать понятие политического экстремизма посредством перечисления его проявлений ошибочна и неперспективна.

На наш взгляд, понятие «экстремизм» должно предусматривать совокупность признаков: деятельность общественных объединений, иных организаций, должностных лиц и граждан, выраженную в крайних взглядах на существующую проблему и сопровождающуюся действиями противозаконного характера, направленную на удовлетворение, разрешение этой проблемы, т. е. суть экстремизма одним лишь проявлением крайних взглядов не исчерпывается — она связана с действиями насильственного характера, выраженными в жесткой, порой жестокой, агрессивной форме.

В рассмотренных понятиях экстремизма бросается в глаза явная политическая направленность. В проекте федерального закона «О противодействии политическому экстремизму» просматривается его двоякое предназначение: борьба с экстремизмом как таковым и борьба с массовыми политическими, экономическими и социальными акциями путем привлечения к ответственности конкретных лиц — сторонников взглядов, противоположных взглядам правящей элиты, которые не призывают к активной насильственной борьбе с властью, а критикуют ее (порой в резких формах). При желании под экстремизм можно подвести любую группу и ликвидировать тех, кто не устраивает правящую партию, т. е. использовать принцип «кто не с нами, тот против нас, а значит — враг». Чтобы подобного не произошло, необходимо законодательное толкование и закрепление признаков экстремизма с установлением четких границ, где кончается свободное распространение идей, доктрин, течений и начинается экстремизм как покушение на эту самую свободу. При этом надо особо отметить, что борьба с экстремизмом — это не борьба с инакомыслием и соответствующие меры не должны вступать в противоречие с принципами, закрепленными в статьях 13, 29—31 Конституции РФ.

Принимая во внимание сложность законодательного определения экстремизма, можно объяснить урезанную правовую оценку не экстремизма, а экстремистской деятельности, данную в Законе о противодействии экстремистской деятельности. Но и здесь многие действия, признанные уголовным законом как преступные, в основном являющиеся производными экстремистской деятельности и имеющие экстремистский характер, остались за рамками закона.

Неоднозначное толкование, разноликая оценка экстремизма, отсутствие единства в осуществлении борьбы с данным явлением неизменно ведут не только к угрозе устоям российской государственности, но и, в конечном счете, как уже отмечалось, к потере государственности. Поэтому на данном этапе перед обществом стоит наипервейшая задача: выработать четкий подход к определению понятия экстремизма и инструментальному закреплению мер противодействия этому явлению.

По мере развития общества, совершенствования конституционных принципов демократического государства будут возникать новые виды и формы движений, общественных организаций, в том числе экстремистского толка, которые на каком-то этапе выпадут из правового поля. Таким образом, работу в данном направлении следует вести с учетом завтрашнего дня, что требует создания правового документа, рассчитанного на перспективу. В нем должно быть закреплено общее понятие экстремизма, установлены его отличительные признаки, позволяющие четко отграничить его от смежных понятий и проявлений.

С учетом того, что экстремизм — явление сложное, динамичное и многоплановое, обладающее присущими ему особенностями, можно заключить, что экстремизм — совокупность признаков выражающихся:

а) в создании какого-либо движения, сообщества, течения, общественного объединения, а также в деятельности должностных лиц и граждан для борьбы с неугодным строем, внутренней и внешней политикой, национальной, религиозной, экономической, социальной, военной программами государства;

б) в деятельности движения, сообщества, течения, общественного объединения, должностных лиц и граждан, направленной на распространение своих идей, доктрин, школ, учений, носящих крайние взгляды и противоречащих конституционным принципам общества и демократического государства;

в) в распространении идеологии, учений, сопровождающемся применением насилия или иных радикальных способов, нарушающих установленные государством запреты.

Даже с учетом этих признаков дать юридически точную, объективную и всеохватывающую, но в то же время корректную и оптимально возможную дефиницию экстремизма сложно. Тем не менее, несмотря на различные подходы к толкованию экстремизма, для него типичен ряд признаков и характеристик. Экстремизм — это деятельность общественных объединений, иных организаций, должностных лиц и граждан, основанная на приверженности крайним взглядам и сопровождающаяся публичными насильственными и (или) противоправными действиями, которые направлены на умаление и отрицание конституционных принципов, прав и свобод человека, общества и государства.

Юридическое закрепление понятия «экстремизм», принятие законов, где будут урегулированы социально-политические отношения в обществе, несомненно, сыграют позитивную роль, но пока будут существовать условия для совершения действий экстремистского характера, вряд ли мы сможем обуздать это явление. Необходимо использовать все действенные методы и средства, чтобы предотвращать либо оперативно устранять криминогенные условия.

Для этого деятельность государства в первую очередь должна быть направлена на пропагандирование и укрепление гуманистических общечеловеческих ценностей, норм нравственности, справедливости; развитие демократических принципов и идеалов, повышение авторитета государственной власти среди населения, усиление доверия органам власти; пресечение любых посягательств на права и свободы граждан. Стабильность в политической, экономической, социальной и нравственной сферах позволит нейтрализовать негативные тенденции, способствующие распространению экстремистских течений.

Следует создать единую систему борьбы не только с экстремизмом, но и с любым преступным посягательством. Субъектами борьбы должны выступать и правоохранительные органы, и общество в целом. К главным объектам борьбы с экстремизмом нужно отнести движения, течения, партии, общественные объединения националистического, шовинистского, религиозного, фашистского толка, системы таких формирований; их политические и экономические, социальные и духовные основы; многообразные внутренние и внешние связи; финансовую и идеологическую подпитку заинтересованных в них третьих лиц.

Комплекс мер борьбы с экстремизмом, наряду с уголовно-правовыми мерами и мерами социально-предупредительного характера, позволит если не в полном объеме искоренить это явление, то хотя бы частично нейтрализовать его развитие.

 

Библиография

1 См. Бюллетень фонда «Общественное мнение». 1998. № 77.

2 См. Анкету опроса экспертов по проблемам предупреждения преступлений, связанных с политическим и религиозным экстремизмом, разработанную НИИ проблем укрепления законности и правопорядка и Институтом международного права и экономики им. А.С. Грибоедова.

3 См.: Политический экстремизм в Российской Федерации и конституционные меры борьбы с ним: Мат. конф. — М., 1998. С. 66.

4 Как обуздать политический экстремизм // Российская газ. 1998. 30 дек.

5 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1994. С. 896.