УДК 347.41

Страницы в журнале: 38-41 

 

Е.В. ЖАРИКОВА,

аспирант Дальневосточного государственного университета

 

научный руководитель:

Г.Н. ШЕВЧЕНКО,

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой гражданского права

 

В статье сделана попытка отграничить регрессные обязательства от смежных понятий, которые характеризуют регрессные обязательства с теоретической и практической точки зрения применения такого вида обязательств в современных гражданских правоотношениях.

Ключевые слова: регрессные обязательства, право регресса, право обратного требования, регрессат, регредиент, неосновательное обогащение, охранительные гражданские правоотношения.

 

Проанализировав юридические источники на предмет содержания в них информации о применении регрессных обязательств, можно выявить некие смежные понятия, которые характеризуют регрессные обязательства с теоретической и практической точки зрения использования такого вида обязательств в современных гражданских правоотношениях, помогая находить отличия регрессных обязательств от других видов обязательств[1].

Попытаемся разграничить регрессные обязательства и смежные понятия — «право регресса», или «право обратного требования», «особые гражданские правоотношения с участием третьих лиц», «разновидность гражданско-правовой ответственности», «охранительные гражданские правоотношения».

Термин «регресс» в буквальном смысле означает «движение назад, обратно»[2]. В гражданском праве регрессные обязательства понимаются как обратные требования, направленные на возврат того, что было исполнено одним лицом по вине другого или за другое лицо.

Не всякое обратное требование является регрессным[3]. «Соотношение регрессных и обратных требований может быть охарактеризовано в наиболее общем плане как соотношение вида и рода»[4]. Понятие обратного требования охватывает все виды обязательств, направленных на возврат оплаченных ранее сумм или переданных иных материальных благ[5], и является более широким, включая в себя, например, обязательства из неосновательного обогащения, именуемые кондикционными (от лат. condictio indebiti — возврат утраченного по ошибке), и обязательства из причинения вреда. Так или иначе, регрессные обязательства, обязательства из неосновательного обогащения и из причинения вреда — это обязательства, направленные на восстановление первоначального экономического положения сторон и на возмещение расходов, связанных с нарушением личных нематериальных благ.

Регрессные требования являются одним из видов кондикционных требований, выделенных по основанию своего возникновения и содержанию, поскольку направлены на восстановление положения, существовавшего до неосновательного сбережения посредством его изъятия у обогатившегося лица (регрессата) и передачи лицу, за чей счет это сбережение произошло (регредиенту). В определенной степени очевидна взаимосвязь между институтами регресса и неосновательного обогащения. А можно ли тогда говорить о наличии неосновательного обогащения в регрессном обязательстве, и подлежат ли применению нормы о неосновательном обогащении к регрессным требованиям? Цель у рассматриваемых нами обязательств одна: восстановление имущественной сферы соответствующего лица. «Обогащение признается неосновательным, если приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого произошло при отсутствии к тому предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований»[6]. Исходя из смысла ст. 1102 ГК РФ, можно выделить следующие условия возникновения обязательств из неосновательного обогащения: 1) должно возникнуть обогащение одного лица за счет другого (регрессат, получив от третьего лица имущество за счет регредиента, увеличил свое имущество за счет последнего; регредиент, уплатив третьему лицу за счет регрессата, сберег имущество последнего); 2) обогащение должно произойти при отсутствии к тому законных оснований или при последующем отпадении таковых (основание регрессного обязательства — это всегда правомерное действие, «неправомерное поведение не может обусловить их возникновение»[7]).

Важно то, что правила о неосновательном обогащении применяются независимо от того, явилось ли оно результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц, или произошло помимо их воли (п. 2 ст. 1102 ГК РФ). Поэтому неосновательное обогащение присуще регрессу лишь в том случае, если регрессат приобрел имущество либо регредиент сберег имущество регрессата в результате определенного участия третьего лица. Разграничивая регрессные требования и требования о возврате неосновательного обогащения, необходимо учитывать следующее: имущество будет истребоваться по нормам, относящимся к неосновательному обогащению, когда оно получено путем непосредственного обогащения одного лица за счет другого. Если образование неосновательного обогащения связано с определенными действиями третьего лица при специфическом поведении регредиента или регрессата, регредиент свои требования будет основывать на праве регресса[8]. Считаем допустимым применять к регрессату по аналогии п. 2 ст. 1107 ГК РФ, но лишь тогда, когда последний неосновательно удерживает у себя полученное либо отказывается возмещать уплаченное регредиентом, поскольку именно в этом случае очевидно неосновательное обогащение регрессата. Кроме того, нормы института неосновательного обогащения могут применяться к регрессным правоотношениям субсидиарно[9].

Обязательства с участием третьих лиц составляют особую разновидность обязательств с точки зрения их субъектного состава[10]. К ним относятся обязательства в пользу третьего лица; обязательства, исполняемые третьими лицами, а также рассматриваемые нами регрессные обязательства. Особыми гражданскими правоотношениями с участием третьих лиц являются регрессные обязательства.

«Обратные требования, возникающие между субъектами первоначального правоотношения, без участия третьего лица, не могут рассматриваться как регрессные»[11]. Регрессные обязательства как особый вид обратных требований возможны, лишь когда исполнение первоначального обязательства произведено одним лицом, но по вине другого или за другое лицо, на котором и лежит обязанность произвести этот платеж[12]. В связи с этим наряду со сторонами первоначального обязательства необходимо еще и наличие третьего лица, за которое одна из сторон первоначального обязательства и произвела исполнение. «Характер регрессного требования определяется не тем, что оно направлено на возврат платежа лицом, его получившим, а тем, что уплативший имеет право на возмещение уплаченного за счет третьего лица»[13].

Так, солидарный должник, полностью исполнивший обязательство, получает право обратного требования (регресса) к остальным содолжникам (п. 2 ст. 325 ГК РФ), а исполнивший обязательство субсидиарный должник — по отношению к основному должнику (п. 3 ст. 399 ГК РФ). Ведь в обоих случаях обязательство исполнено должником и за других лиц. Поскольку закон допускает исполнение обязательства лишь одним из содолжников или субсидиарным должником, остальные содолжники или основной должник в субсидиарном обязательстве, не исполнявшие обязательство, рассматриваются в такой ситуации в качестве третьих лиц, становящихся затем должниками в регрессном обязательстве.

Не всякий должник может в регрессном порядке переложить свой долг или его часть на третье лицо. Это допустимо лишь тогда, когда должником по основному обязательству должно было бы стать такое третье лицо, но в силу закона или договора им оказался должник. Поэтому регрессным можно считать всякое обязательство, в силу которого должник обязан совершить для кредитора определенные действия в связи с тем, что кредитор произвел аналогичные действия в пользу иного лица вместо должника или по его вине.

В большинстве случаев регрессные обязательства, по существу, представляют собой разновидность гражданско-правовой ответственности[14].

В юридической литературе существует неоднозначный подход к вопросу о наличии регрессной ответственности. «В зависимости от характера распределения ответственности нескольких лиц выделяют только долевую, солидарную и субсидиарную ответственность»[15]. Или, например, говоря о гражданско-правовой ответственности, которая может носить субсидиарный, долевой или солидарный характер[16], тем не менее упоминают об ответственности в порядке регресса, определяя ее так: «Ответственность в порядке регресса возникает, когда должник исполнил обязательство по возмещению вреда за непосредственного причинителя вреда и предъявил обратное требование (регресс) к этому нарушителю»[17]. Некоторые авторы, критикуя такой узкий подход к понятию регрессной ответственности, ссылаются на то, что «не учитываются многочисленные случаи регресса, которые возникают за пределами деликтных обязательств»[18].

Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами) в случаях осуществления ими предпринимательской или иной деятельности такого юридического лица (п. 2 ст. 1068 ГК РФ). Последнее затем получает право обратного требования (регресса) к полному товарищу или члену кооператива в размере выплаченного по их вине возмещения (п. 1 ст. 1081 ГК РФ). То есть между товариществом или кооперативом как должником и потерпевшим как кредитором возникает деликтное обязательство, в котором непосредственный причинитель вреда — полный товарищ или член

кооператива — не участвует, т. е. рассматривается в качестве третьего лица. После возмещения причиненного вреда возникает регрессное обязательство, в котором юридическое лицо, бывшее в деликтном обязательстве должником, занимает место кредитора, а полный товарищ или член кооператива — третье лицо, по вине которого возник вред, — становится на место должника, в связи с чем наступает его регрессная ответственность[19].

Регрессную ответственность можно рассмотреть на примере банковской гарантии. Так, п. 1 ст. 379 ГК РФ предоставляет право гаранту потребовать от принципала в порядке регресса возмещения сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии. В данном случае регрессное обязательство возникает после исполнения основного обязательства (после осуществления выплаты гарантом бенефициару). Условиями наступления гражданско-правовой ответственности являются: противоправное поведение; убытки; причинно-следственная связь между противоправным поведением и возникшими неблагоприятными последствиями; вина. Далее, исполнив обязательство, гарант предъявляет принципалу регрессное требование. На этом этапе нет противоправного поведения принципала, поскольку гарант осуществил выплату за принципала, основываясь на соглашении, заключенном ранее между гарантом и принципалом. У принципала возникла обязанность возместить гаранту понесенные расходы. И лишь в том случае, если принципал необоснованно отказывается от возмещения, можно говорить о наличии регрессной ответственности, поскольку имеют место все четыре условия наступления гражданско-правовой ответственности.

Таким образом, право на предъявление обратного требования возникает вследствие надлежащего исполнения основного обязательства, и регрессат не является нарушителем прав регредиента до тех пор, пока он не откажется добровольно возместить регредиенту уплаченное им или вернуть полученное регрессатом соответственно.

В целом регрессные обязательства направлены на защиту субъективных гражданских прав тех лиц, которые исполнили обязательство за других субъектов. Регресс в системе имущественных отношений выполняет те же функции, что и ответственность за невыполнение договорного обязательства, или обязательства, возникающего из причинения вреда[20]. «Данное правоотношение является относительным, обязательственным и относится к числу правовых связей активного типа, поскольку обязанное лицо должно совершить определенные действия в пользу управомоченной стороны обязательства»[21].

Если рассматривать регресс как правоотношение, то по своему содержанию он есть обязательство по возмещению ущерба, понесенного одним по вине или за счет другого, а потому может быть определен как обязательство по возмещению ущерба, возникающее в результате переложения уплаченного одним лицом другому на третье лицо, во исполнение обязанности или по вине которого последовал платеж.

В рамках регрессного обязательства может реализовываться часть мер ответственности: возмещение имущественного вреда, взыскание убытков, а также некоторые меры защиты, например, присуждение к исполнению обязанности, взыскание неосновательного обогащения.

Таким образом, регрессные обязательства по своей юридической природе являются охранительными гражданскими правоотношениями с участием третьих лиц. Охранительные регрессные правоотношения могут быть штрафными (по реализации мер ответственности) или восстановительными (по реализации мер защиты)[22]. Меры гражданско-правовой ответственности имеют характер имущественного воздействия на правонарушителя и состоят в наложении невыгодных имущественных последствий на него, а также связаны с применением санкций. Что касается мер защиты, то, в отличие от мер ответственности, они могут использоваться без учета вины и противоправности в действиях обязанного лица, тогда как при применении мер гражданско-правовой ответственности такой учет обязателен и применение мер защиты не сопряжено с осуждением поведения обязанного лица, хотя также обеспечивается государственным принуждением.

В юридической литературе указывается, что объектом регрессного обязательства является возмещение, которое регрессат обязан предоставить регредиенту, исполнившему за него или по его вине обязательство[23]. Также есть мнение, что объект регрессного требования по своей природе всегда является убытком на стороне регредиента и неосновательным обогащением на стороне регрессата[24].

Сущность охранительных регрессных правоотношений состоит в восстановлении правового положения регредиента, совершившего действия за других лиц (отсюда представляется, что объектом регрессного требования является не само возмещение — имущество, а действия регрессата по возмещению, восстановлению права)[25]. Основная функция регрессных охранительных правоотношений — компенсационная. Содержанием регрессных охранительных правоотношений является право на защиту и охранительная обязанность. «Исполнение данного обязательства состоит в восстановлении правового положения лица, которое понесло ответственность за правонарушителя (правонарушителей)»[26]. В рамках анализируемого правоотношения реализуются такие меры принуждения, как возмещение вреда, возмещение убытков, присуждение к исполнению обязанности в натуре и др. (ст. 12 ГК РФ).

Подводя итог сказанному, можно сделать следующие выводы:

1) соотношение регрессных и обратных требований может быть охарактеризовано в наиболее общем плане как соотношение вида и рода. Понятие обратного требования охватывает все виды обязательств, направленных на возврат оплаченных ранее сумм или переданных иных материальных благ, и является более широким, включая в себя, например, обязательства из неосновательного обогащения, именуемые кондикционными (от лат. condictio indebiti — возврат утраченного по ошибке), и обязательства из причинения вреда;

2) регрессные обязательства — это особые гражданские правоотношения с участием третьих лиц. Обратные требования, возникающие между субъектами первоначального правоотношения, без участия третьего лица, не могут рассматриваться как регрессные. Регрессные обязательства как особый вид обратных требований возможны, лишь когда исполнение первоначального обязательства произведено одним лицом, но по вине другого или за другое лицо, на котором и лежит обязанность произвести этот платеж;

3) в большинстве случаев регрессные обязательства, по существу, представляют собой разновидность гражданско-правовой ответственности. Право на предъявление обратного требования возникает вследствие надлежащего исполнения основного обязательства, и регрессат не является нарушителем прав регредиента до тех пор, пока он не откажется добровольно возместить регредиенту уплаченное им или вернуть полученное регрессатом соответственно;

4) регрессные обязательства направлены на защиту субъективных гражданских прав тех лиц, которые исполнили обязательство за других субъектов, и по своей юридической природе являются охранительными гражданскими правоотношениями с участием третьих лиц. Основная функция регрессных охранительных правоотношений — компенсационная. Содержанием регрессных охранительных правоотношений является право на защиту и охранительная обязанность, т. е. регредиент имеет право на защиту, а, соответственно, охранительная обязанность согласно конструкции охранительных правоотношений появляется у регрессата.

 

Библиография

1 Обязательство в самом общем виде представляет собой взаимоотношение участников экономического оборота (товарообмена) — субъектов гражданского права, урегулированное нормами обязательственного права, т. е. одну из разновидностей гражданских правоотношений (см.: Гражданское право: В 4 т. Т. 3: Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. — М., 2008).

2 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 2-е изд., испр. и доп. — М., 1995. С. 662.

3 См.: Смирнов В.Т. Регрессные иски в обязательствах из причинения вреда. — М., 1960. С. 6.

4 Шевченко Г.Н. Регрессные обязательства в отношениях между социалистическими организациями. — Владивосток, 1990. С. 6.

5 См.: Советское гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. — М., 1985. Т. 1. С. 468.

6 Гражданское право: Учеб. Ч. II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М., 1999. С. 765.

7 Шевченко Г.Н. Указ. соч. С. 35.

8 См.: Журавлева Ю.В. К вопросу о применении норм о неосновательном обогащении к регрессным требованиям // БД «Гарант».

9 См.: Былков В.В., Рыженков А.Я. Природа неосновательного обогащения: правоотношение, юридический факт, имущество. — Волгоград, 2005. С. 151; Пункт 2 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» // БД «Гарант».

10 С основными субъектами обязательства (с кредитором или должником либо с обоими одновременно) могут быть связаны правоотношениями третьи лица, обычно не являющиеся в этом обязательстве ни должниками, ни кредиторами. О понятии третьего лица в гражданском праве см. подробнее: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. 2-е изд. — М., 1999. С. 361—362.

11 Шевченко Г.Н. Указ. соч. С. 6.

12 Там же. С. 6.

13 Смирнов В.Т. Указ. соч. С. 6.

14 См.: Суханов Е.А. Понятие и виды обязательств // Гражданское право: Учеб.: В. 4 т. Т. 3: Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. — М., 2008. См. также: Бевзенко Р.С. Правоотношения, возникающие вследствие неосновательного обогащения // Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. — М., 2007. С. 859—861.

15 Гражданское право: Учеб. Т. 1. 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М., 2002. С. 652.

16 См.: Гражданское право: Учеб. Ч. 1 / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2002. С. 524.

17 Там же. С. 524.

18 Журавлева Ю.В. Указ. раб.

19 См.: Суханов Е.А. Указ. соч.

20 См.: Смирнов В.Т. Указ. соч. С. 72.

21 Кархалев Д.Н. Охранительное гражданское правоотношение. — М., 2009. С. 101.

22 См.: Кархалев Д.Н. Указ. соч. С. 102.

23 См.: Шевченко Г.Н. Указ. соч. С. 16.

24 См.: Смирнов В.Т. Указ. соч. С. 70.

25 См.: Кархалев Д.Н. Указ. соч. С. 102.

26 Там же.