А.А. КАЗАКОВ,

аспирант кафедры финансового права и бухгалтерского учета МГЮА

 

В  настоящее время единый социальный налог (ЕСН) выплачивается из фонда заработной платы, вследствие чего работодатели стремятся уменьшить этот фонд всеми способами и тем самым сократить размер легальной зарплаты своих работников. Чтобы уменьшить фонд, работодатели нанимают квалифицированных юристов и бухгалтеров, с помощью которых получают возможность определять содержание трудового договора, а следовательно, и указываемую в нем заработную плату. Такая ситуация привела к массовому переходу к «конвертным» схемам выплаты заработной платы в коммерческой сфере, без уплаты ЕСН и налога на доходы  физических лиц (НДФЛ). Это влечет за собой недофинансирование социальных функций государства и лишает работника возможности отстаивать свои права и строить равноправные отношения с работодателем.

В настоящее время государственные внебюджетные фонды (ФФОМС, ТФОМС и ПФ РФ) испытывают острую нехватку денежных средств. Дефицит Пенсионного фонда РФ приходится покрывать из федерального бюджета. В прошлом году объем направляемых средств составил 223 117 500 000 руб.

Возникает вопрос: сколько денег теряет госбюджет от использования «конвертных» схем? Сделать соответствующие расчеты возможно, но с определенными допущениями, так как официальных данных о том, насколько распространена традиция неуплаты налогов, естественно, нет.

Попытаемся получить хотя бы приблизительные цифры потерь бюджета от неуплаты ЕСН и НДФЛ. Для этого возьмем модель четырехуровневой организации из 114 человек.

Допустим, что 100 сотрудников зарабатывают от 14,5 тыс. до 20,3 тыс. руб., что дает итоговую месячную зарплату от 1,45 млн до 2,03 млн руб. Из этой зарплаты работодатель официально выплачивает каждому работнику от 1 тыс. до 3 тыс. руб., в итоге — от 100 тыс. до 300 тыс. руб.

Для руководства 100 работниками необходимо 10 начальников нижнего звена, каждый из которых получает от 29 тыс. до 43,5 тыс. руб., что дает итоговую зарплату от 290 тыс. до 435 тыс. руб. Из нее каждому начальнику официально выплачивается от 2,9 тыс. до 4,35 тыс. руб., в итоге — от 29 тыс. до 43,5 тыс. руб.

Для руководства по направлениям требуются 3 руководителя с зарплатой от 58 тыс. до 87 тыс. руб. (в итоге — от 174 тыс. до 261 тыс. руб.). Из нее официально выплачивается от 5,8 тыс. до 8,7 тыс. руб. на человека, в итоге — от 17,4 тыс. до 26,1 тыс. руб.

Генеральный директор организации получает от 232 тыс. до 348 тыс. руб., причем его официальный оклад — 8—12 тыс. руб.

В итоге в организации из всей месячной зарплаты (2,146—3,074 млн руб.) официально выплачивается 1,544—3,816 млн руб., т. е. 7,19—12,41% зарплаты. Соответственно, «вчерную» выплачивается 1991,6—2692,4 тыс. руб. в месяц, или 92,81—87,59% зарплаты. За год такая организация выплатит в обход бюджета от 23 899 200 до 32 308 800 руб.

Экстраполируем эту тенденцию на Московскую область. По данным Московской областной службы занятости, на май 2005 года численность постоянного населения области составляла 6,622 млн чел.; численность экономически активного населения — 3,682 млн чел. Среднесписочная численность работников по полному кругу предприятий достигла 1984,3 тыс. чел. На крупных и средних предприятиях было занято 75,6% работающих.

Предположим, что четверть из них всетаки получают «белую» зарплату. Соответственно 1125,1 тыс. чел. получают зарплату «в конверте».

Если применить выведенную пропорцию ко всей Московской области, то выйдет, что 1125,1 тыс. чел. получили в 2005 году в обход бюджета от 235 868 332 631 до 318 865 239 840 руб.

По заявлению бывшего министра труда и социального развития Александра Починка, в 2003 году количество работающих в России составило 67 млн чел., но к 2020 году это количество сократится до 50 млн чел., т. е. количество работающих в стране уменьшается на 1 млн чел. в год. Исходя из этих данных, количество работающих в России в 2005 году составило 65 млн чел. Используя ту же пропорцию (75,6%), мы получим приблизительное количество работающих в коммерческой сфере — 49,14 млн чел. Предположим, что 25% из них получают полностью «белую» зарплату. Тогда останется 36,855 млн чел., получающих часть зарплаты «в конверте».

Какова же величина всех денежных средств, получаемых в обход бюджета? Таких данных не имеет ни одно из министерств и ведомств России. Мы можем приблизительно рассчитать величину таких средств. Если в 2005 году 1125,1 тыс. чел. в Московской области получили в обход бюджета от 235 868 332 631 до 318 865 239 840 руб., то 35,855 млн чел. в масштабах России получили в обход бюджета от 7 516 717 684 170 до 10 161 686 227 300 руб.

Посчитаем теперь потери госбюджета и государственных внебюджетных фондов. Федеральный бюджет теряет от неуплаты ЕСН (при распределении 20% от поступающих средств в пользу федерального бюджета) от 1 503 343 536 830 до 2 032 337 245 460 руб. Сравните эти потери с приведенным выше объемом средств, направляемых из федерального бюджета на обеспечение сбалансированности ПФ РФ (223 117 500 000 руб.). Потери бюджета в 2005 году только от неуплаты ЕСН в 9,1 раза превысили объем выделенных средств. В целом на пенсионное обеспечение в Российской Федерации в соответствии с распределением расходов федерального бюджета на 2005 год по разделам и подразделам функциональной классификации расходов бюджетов Российской Федерации выделено 127 903 460 100 руб., что в 15,89 раза меньше, чем потери бюджета в том же году только от неуплаты ЕСН.

Фонд социального страхования РФ теряет от неуплаты ЕСН (при распределении 3,2% от поступающих в ФСС средств) от 240 534 965 893 до 325 173 959 273 руб.

Федеральный фонд обязательного медицинского страхования теряет от неуплаты ЕСН (при распределении 0,8% от поступающих в ФФОМС средств) от 60 133 741 473 до 81 293 489 818 руб.

В то же время в соответствии с распределением ассигнований из федерального бюджета на 2005 год по разделам и подразделам, целевым статьям и видам расходов функциональной классификации расходов бюджетов Российской Федерации средства, передаваемые в ФСС, составляют 16 877 092 800 руб., что в 19,27 раза меньше, чем потери ФСС от неуплаты ЕСН в 2005 году, а средства, передаваемые в ФФОМС, составляют 51 291 678 900 руб., что в 1,58 раза меньше, чем потери этого фонда от неуплаты ЕСН в 2005 году.

Территориальные фонды обязательного медицинского страхования в совокупности теряют от неуплаты ЕСН (при распределении 2% от поступающих средств в пользу ТФОМС) от 150 334 353 683 до 203 233 724 546 руб.

С учетом средств, полученных в 2005 году в России в обход бюджета, можно рассчитать объем средств, которые не поступили в федеральный бюджет в связи с неуплатой НДФЛ: от 977 173 298 942 до 1 321 019 209 540 руб.

В целом госбюджет и государственные внебюджетные фонды теряют от неуплаты ЕСН и НДФЛ от 2 931 519 896 820 до 3 963 057 628 640 руб.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 26.12.2005 № 189-ФЗ «О федеральном бюджете на 2006 год» федеральный бюджет на 2006 год по расходам утвержден в сумме 4 270 114 718,3 тыс. руб. и по доходам — в сумме 5 046 137 500 тыс. руб. исходя из прогнозируемого объема ВВП 24 380 млрд руб. Таким образом, в «черную дыру», образовавшуюся из-за несовершенства законодательства о ЕСН, уходит от 68,65 до 92,81% расходной части бюджета страны.

Приведенные расчеты показывают, что тех сумм, которые не поступают в бюджет и внебюджетные фонды, достаточно и для наполнения таких фондов, и для увеличения в несколько раз финансирования социальных функций государства. По нашему мнению, необходимость найти и устранить проблемы с уплатой ЕСН и НДФЛ очевидна.

Работник, получающий зарплату «в конверте», рискует при любом разногласии с работодателем получить только оклад, указанный в трудовом договоре, ведомостях на выдачу зарплаты и остальных документах. Если даже он обратится в суд, то сможет получить только официальную зарплату. Таким образом, у работодателя имеется мощный — экономический — рычаг давления и влияния на работников.

Предположим (хоть это и маловероятно), что судья учел показания сотрудников, которые подтвердили величину реально получаемой истцом зарплаты, и вынес решение о выплате полагающейся суммы. Однако исполнить такое решение будет непросто: иногда работодателю дешевле зарегистрировать новое юридическое лицо.

Работник, который смирился с тем, что в организации существуют двойные стандарты, в дальнейшем может столкнуться с иными проявлениями беззакония: увеличением рабочего дня до 10—12 часов без соответствующего повышения зарплаты; оплатой отпуска, компенсаций и пособий (в том числе по беременности и родам) исходя из «белой» зарплаты; значительным сокращением или принудительным разделением времени отпуска на две или три части и др.

По нашему мнению, причина бюджетных потерь кроется в несовершенстве законодательства о едином социальном налоге. Так, в соответствии со ст. 235 Налогового кодекса РФ налогоплательщиками налога признаются лица, производящие выплаты физическим лицам (организации; индивидуальные предприниматели; физические лица, не признаваемые индивидуальными предпринимателями). Полагаем, главная проблема указанной статьи — в неправильном определении налогоплательщиков. Избранные законодателем налогоплательщики абсолютно не заинтересованы в уплате ЕСН и при этом имеют возможности для существенного занижения, а иногда и уклонения от его уплаты, а именно:

· возможность диктовать условия заключаемых трудовых договоров;

· полный контроль над налоговой и бухгалтерской отчетностью;

· возможность привлекать квалифицированных юристов для анализа законодательных пробелов и защиты индивидуальных интересов работодателя;

· возможность заключать трудовые договоры, используя подставные юридические лица или нерезидентов.

В то же время те, кто действительно заинтересован в уплате ЕСН, — государство и работник — по действующему законодательству не имеют реальных возможностей влиять на величину уплачиваемого налога, потому что работник опасается потерять работу, а государство не в состоянии приставить по налоговому инспектору к каждому окну кассы...

Многообразие налоговых ставок ЕСН, сложный порядок их исчисления и распределения между бюджетом и фондами делают проблематичной расчет и своевременную уплату ЕСН даже для добросовестного налогоплательщика. Удачный опыт по введению единой, «плоской» налоговой ставки НДФЛ можно с успехом применить и к ЕСН.

Ошибка, допущенная в написании кода бюджетной классификации, приводит к ситуации, когда деньги реально поступили в распоряжение государства, но не считаются уплаченными. Из-за этого возрастает нагрузка на налоговые органы и суды, которые решают вопросы о возврате перечисленных платежей.

Есть ли необходимость перегружать НК РФ нормами о порядке распределения средств между бюджетом и внебюджетными фондами? Полагаем, это можно предусмотреть в специальном законе. К тому же распределять поступившие средства между получателями могут и должны налоговые органы. Таким образом, главная задача законодателя — максимально упростить расчет и уплату налога добросовестным плательщиком.

Перечислим те принципы, которые необходимо учесть при пересмотре порядка уплаты ЕСН. Налоги следует взимать с тех лиц, которые обладают меньшими возможностями уйти от налогообложения. Лучше всего, когда у плательщика есть личная заинтересованность в уплате налога (например, если размер пенсии прямо связан с размером уплаченного ЕСН). Порядок взимания должен быть максимально простым, а ставка налога — одинаковой для всех налогоплательщиков и низкой.

Налог должен уплачиваться единым платежом и одним платежным поручением — это позволит избежать ошибок при оформлении документов. Необходимо снять с работодателя социальные функции (например, по выплате пособий) и передать их государству. Бизнес должен нести единственную социальную функцию — платить налоги.

По нашему мнению, применение принципа государственного принуждения не позволит решить проблему «черных» зарплат. Необходимо, чтобы концепция, положенная в основу взимания ЕСН, была выгодна и государству, и работодателям.

В качестве одного из вариантов решения рассматриваемой проблемы можно предложить следующий. Плательщиками ЕСН признаются работники, а налоговыми агентами для удержания налога — работодатели. При этом выплаченные средства, безусловно, должны уменьшать налогооблагаемую прибыль работодателя.