Б. ТУЛИНОВА,

студентка 5-го курса Академического правового университета

 

Все постигается через информацию: жизнь, история и будущее человечества, система мироздания, время… Информация — одна из основ Вселенной[1].

Новое время отмечено особым неослабевающим вниманием к информации, информатике, информатизации общества. Зримое подтверждение тому — успехи и масштаб компьютеризации, развитие интернет-технологий, переход на новейшие технологии в различных отраслях жизнедеятельности, в том числе в науке, технике, экономике, праве, правоохране и правоприменении.

Информация — фундаментальное научное понятие, категория, имеющая отношение ко всем глобальным правовым проблемам, институтам общества и государства, субъектам права. В действующей Конституции РФ (ч. 4 ст. 29) закреплено право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Подобной нормы в прежней конституции, как и вообще в прежнем законодательстве, не было. «Информационные технологии демонстрируют все расширяющееся информационное пространство, которое выходит за пределы юрисдикций отдельных государств и национальных систем права и законодательства. Средства массовой информации, печатные и электронные, сетевые телекоммуникации, мобильные телефоны, проводные и беспроводные, опоясали землю, активно живет интернет и все его составляющие. Невозможно определить, в какой мере человек начала ХХI века живет в реальном информационном пространстве и в виртуальной его части. Практика грубо и зримо вошла в жизнь людей как важнейший фактор и условие дальнейшего прогресса и одновременно как средство, опасное не менее чем атомная энергия… Нет сомнения, что нужны социальные регуляторы, в том числе и право в этой бурно развивающейся среде отношений.»[2]

Без информации не может существовать ни одна отрасль права. Судебный процесс — также процесс информационный. Информация — ресурс, без которого нет и не может быть судебного процесса.

Представляется возможным ввести в научный оборот категорию «судебная информация». Судебная информация — это информация, предназначенная для судебного правоприменения и циркулирующая в судебном процессе. Под ней подразумеваются прежде всего судебные документы: обращения в суд, протоколы, доказательства, судебные акты, а также нормативно-правовые положения, применяемые в судебном процессе.

В судебном процессе используется информация двух классов:

а) относящаяся к законам, правилам, по которым ведется производство; информация о праве процессуальном и материальном;

б) индивидуализирующая конкретное судебное дело (субъекты, факты, обстоятельства дела, доказательства, предмет дела, позиции сторон и т. п.).

В судебном процессе используется не вся предлагаемая информация. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федеральных законов. Таков конституционный запрет (ч. 2 ст. 50), который воспроизводится во всех процессуальных кодексах Российской Федерации.

Любой судебный документ, по сути, — документ информационный. Информация, информационные технологии, защита информации влияют на процессы судебного познания и качество правосудия.

Представление о судебном досье как определенном наборе судебных бумаг по конкретному делу уходит в прошлое. Претворяется в жизнь ОГАС «Правосудие», значение которой отмечено в федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2007—2011 гг.» Современная информатика — фактор модернизации судопроизводства, улучшения его качества и темпоральных характеристик (известно, что несоблюдение процессуальных сроков — одна из насущных проблем правосудия).

Все многообразие судебной информации поддается дихотомическому делению. Прежде всего информацию можно разделить по признаку носителя на информацию на бумажном и на техническом носителе.

Насущная проблема заключается в усилении многообразия судебной информации, в предоставлении ее как в привычном виде (на бумаге), так и в цифровом (на электронном носителе). Целесообразно ввести цифровую запись судебного разбирательства, допустить на альтернативной основе дистанционное общение участников судебного заседания, видеоконференции (в том числе по административным и гражданским делам), легализовать обращения в суд с помощью новейших информационных технологий. Сейчас для этого имеются достаточные технические возможности. Продвигается идея электронного правосудия. В Российской газете от 1 августа 2007 г. в сенсационной рубрике «Апелляцию рассмотрит компьютер» была опубликована статья под названием «В Москве открылся первый в России дворец электронного правосудия». В ней указывается конкретный апелляционный арбитражный суд Москвы, в котором все судопроизводство уже переведено в электронный формат. Председатель ВАС РФ А. Иванов считает, что «наши суды, как барометр, фиксируют изменения в жизни. Но показания барометра имеют ценность только тогда, когда они точны. При этом при всей необходимости внедрения технологических новаций недопустимо приуменьшать роль права и процессуальных принципов там, где суд имеет дело с человеческими отношениями; важны естественные контакты человека с судьей».

Выделяется также информация, используемая для принятия судебного акта в том виде, в котором она представлена суду (документальные доказательства), и информация, формируемая, корректируемая, накапливаемая в ходе судебного исследования (показания свидетеля, объяснения сторон и др.). Важно заметить, что в обоих случаях информация должна подвергаться судебной проверке.

Можно выделить еще информацию, предназначенную для обоснования акта правосудия, а также необходимую для решения сугубо процессуальных вопросов (сведения, представленные участником процесса в подтверждение уважительности причин пропуска им процессуального срока обращения за судебной защитой).

Дихотомическое деление судебной информации этим, конечно, не ограничивается.

Судебную информацию можно разделить на две группы: доказательственную и иную (не относящуюся к доказательствам). В свою очередь каждая из отмеченных групп может быть предметом дальнейшей классификации.

Обозначим два аспекта взаимосвязей категорий «информация» и «судебное правоприменение». Первый: информация как необходимый ресурс правоприменения (информация для судебного процесса). Второй: информация как необходимость разрешения информационных споров и дел об информационных правонарушениях. Например, в главе 13 КоАП РФ речь идет об административных правонарушениях в области связи и информации, в главе 29 УК РФ — о преступлениях в сфере компьютерной информации.

Расследование компьютерных преступлений — сравнительно новая специфическая задача для правоприменителя. Серьезное внимание предупреждению правонарушений в сфере информационных отношений уделено в КоАП РФ (статьи 13.11—13.14 и др.)[3]. Во всех процессуальных кодексах содержатся статьи и нормы, которыми закреплены права участников судебного процесса на информацию. Так, согласно п. 1 ч. 2 ст. 42 УПК РФ потерпевший вправе знать о предъявленном обвиняемому обвинении. Пунктами 10—12 той же статьи предусмотрено его право знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, делать на них замечания. Не будет преувеличением сказать, что каждый из 22 пунктов ч. 2 ст. 42 УПК РФ имеет отношение к праву названного субъекта процесса на информацию в связи с уголовным делом. Отдельно нормированы процессуальные права частного обвинителя, гражданского истца, представителя потерпевшего (статьи 43—45).

В реестре процессуальных прав подозреваемого и обвиняемого части 4 статей 46 и 47 УПК РФ раскрывают права названных фигур знать, в чем первый подозревается, а второй обвиняется, права получить копии протокола задержания, постановления о применении меры пресечения или постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

В указанных и в ряде других процессуальных правил говорится о ПРАВЕ (подозреваемого, обвиняемого) ЗНАТЬ.

Право субъекта процесса на информированность — неотъемлемый компонент права на участие в поиске и установлении истины и на соблюдение всего комплекса данных законом процессуальных прав и гарантий. Таким правам корреспондирует обязанность суда выполнять разъяснительную функцию. Такую же функцию на досудебном этапе выполняют следователь и дознаватель.

Специфика права участника процесса на информированность заключается:

1) в обязанности судьи исчерпывающим

образом, не упуская ни одного из вариантов, предоставляемых правилами закона, полно и адекватно разъяснять назначение процессуального действия, его смысл, связь с другими действиями, назначение каждого действия, регламент судебной процедуры, процессуальные гарантии;

2) в праве пользоваться помощью адвоката;

3) в праве иметь адвоката по назначению суда, в том числе в случаях, указанных в ст. 50 ГПК РФ;

4) информация должна быть заблаговременной и основательной, а не «для протокола» и не «по ходу дела». Тем более недопустимо промолчать о возможных последствиях процессуального действия, когда у стороны по закону есть выбор поступить так или иначе, а судья лишь после того, как не понятое человеком действие в процессе совершается, открывает ему смысл негативных последствий. Одним словом, судебный процесс должен быть информационно ясным, исключающим капканы для несведущего участника;

5) в обязанности судьи проверить обратную связь данного им участникам процесса разъяснения, т.е. уяснить, насколько оно понято, воспринято ими, и в первую очередь тем лицом, интересы которого могут пострадать в случае его последующих действий, вызванных превратным пониманием невнятно или бегло разъясненного процессуального или материально-правового правила.

Несоблюдение правоприменителем на досудебном и судебном этапах правоприменения обязанности информировать участника предстоящего в процессе действия о его правах, порядке совершения очередной процедуры — допроса или очной ставки, заявления отказа от иска или заявления о признании обвинения или иска либо заключения мирового соглашения — может привести к тому, что участник процесса будет действовать вслепую, не понимая сути и правовых последствий своего волеизъявления.

Право субъекта процесса на информированность — неотъемлемый компонент права на участие в поиске и установлении истины, на соблюдение всего комплекса записанных в законе прав и гарантий. Данному праву корреспондирует обязанность суда выполнять разъяснительную функцию. Разъяснение должно быть общедоступным, учитывающим уровень юридической подготовки (или ее отсутствие).

Фактическая доказательственная информация по делу может быть достаточной, недостаточной или избыточной. Недостаточность доказательств преодолима, если сторона, имеющая в запасе доказательства, заявит суду ходатайство о предоставлении недостающих доказательств. Но когда стороны доказательствами не располагают, суд принимает решение исходя из доказательств, имеющихся и проверенных в ходе судебного разбирательства. Недостаток доказательств в уголовном деле не может быть восполнен предположениями в пользу обвинения. Обвинительный приговор не может строиться на презумпциях, так же как не может основываться на непроверенных обвинительных доказательствах. Недопустимы отказ в процессе от презумпции невиновности или попытки перемещения бремени доказывания со стороны обвинения на сторону защиты.

Как известно, презумпция невиновности, действующая в уголовном и административном процессе, — принцип, из которого не было исключений. С принятием Федерального закона от 24.07.2007 № 120-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» ч. 3 ст. 1.5 КоАП РФ дополнена примечанием, в котором указано, что положение ч. 3 ст. 1.5 не распространяется на административные правонарушения, предусмотренные главой 12 КоАП РФ, в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи.

В плане безопасности дорожного движения данное правило до его введения в действие даст хороший предупредительный эффект (лихач задумается). А вот для правоприменительных целей исключение из презумпции проблематично: внешняя убедительность результатов применения информационных технологий сочетается с недостаточностью гарантий точности, достоверности, нефальсифицируемости; информационные технологии должны вписываться в систему правоприменения, а не пробивать брешь в устоях правосудия.

Судебные информационные технологии должны соответствовать наивысшим мировым достижениям. Суд не может пользоваться архаичными методами и средствами, тем более что любое научно-техническое достижение (даже прошедшее апробацию) иногда становится объектом судебного спора и разбирательства.

 

Библиография

1 См.: Рассолов И.М. Право, информация и информатизация // Теория государства и права: Учеб./ Под ред. Н.Д. Эриашвили. — М.: ЮНИТИ, 2004.

2 Бачило И.Л. Проблемы теории информационного права // Теоретические проблемы информационного права. — М., 2006. С. 9—10.

3 См.: Административное право России. Курс лекций / Под ред. Н.Ю. Хаманевой. — М.: Проспект, 2007. С. 435—470; Крылов В.В. Расследование преступлений в сфере информации. — М.: Городец, 1998.