Е.Г. ДОРОХИНА,

юрист

 

Одной из основных характеристик института арбитражных управляющих является соответствие арбитражного управляющего тем квалификационным требованиям, которые установлены законом. Это требования к образованию, стажу руководящей работы или деятельности в качестве арбитражного управляющего, к профессиональной подготовке арбитражного управляющего и стажировке в качестве помощника арбитражного управляющего, поскольку именно они определяют профессиональное соответствие арбитражного управляющего установленным стандартам.

В современной России арбитражный управляющий обязан иметь соответствующую квалификацию, подтверждаемую различными документами: дипломом о высшем образовании, аттестатом специалиста по антикризисному управлению, лицензией на осуществление деятельности арбитражного управляющего, документом о сдаче теоретического экзамена по программе подготовки арбитражных управляющих, свидетельством о прохождении стажировки. Прежде всего это объясняется необходимостью защиты должника и кредиторов от непрофессионального ведения арбитражного управления, а также требованиями мировых стандартов, предъявляемых к деятельности арбитражных управляющих.

В рамках сокращения государственного регулирования предпринимательской деятельности законодатель отказался от практики лицензирования деятельности арбитражных управляющих. Так, ст. 20 Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) к арбитражному управляющему (гражданину Российской Федерации) установлены следующие квалификационные требования:

· наличие регистрации в качестве индивидуального предпринимателя;

· наличие высшего образования;

· наличие стажа руководящей работы не менее чем 2 года в совокупности;

· сдача теоретического экзамена по программе подготовки арбитражных управляющих;

· прохождение стажировки сроком не менее 6 месяцев в качестве помощника арбитражного управляющего;

· отсутствие судимости за преступления в сфере экономики, а также за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления;

· членство в одной из саморегулируемых организаций.

Вместе с тем необходимо отметить, что с учетом переходных положений Закона о банкротстве (см. п. 3 ст. 231), а также разъяснений Пленума Высшего арбитражного суда РФ, изложенных в его Постановлении от 08.04.2003 г. № 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”», в течение одного года с даты вступления закона в силу арбитражным судом могли быть утверждены лица, не сдавшие теоретического экзамена по программе подготовки арбитражных управляющих, не прошедшие соответствующей стажировки, не являвшиеся членами одной из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, при условии что они ранее имели лицензии арбитражных управляющих и такие лицензии не были отозваны или аннулированы, а также при условии, что они застраховали свою ответственность в соответствии с п. 8 ст. 20 Закона о банкротстве. В переходный период устанавливались и иные требования к стажу руководящей работы, достаточному для назначения арбитражного управляющего: учитывался стаж по исполнению обязанностей арбитражного управляющего не менее года в совокупности, за исключением стажа по исполнению таких обязанностей в отношении отсутствующего должника.

Закон о банкротстве не предъявляет каких-либо конкретных требований к специальному высшему образованию арбитражных управляющих, ограничившись указанием на то, что для деятельности в качестве арбитражного управляющего достаточно любого высшего образования.

Требования к стажу руководящей работы не менее 2 лет, напротив, конкретизируются: таковым признается работа в качестве руководителя юридического лица или его заместителя, а также деятельность в качестве арбитражного управляющего при условии исполнения обязанностей руководителя должника, за исключением случаев проведения процедур банкротства в отношении отсутствующего должника. Арбитражный управляющий исполняет обязанности руководителя должника только при ведении двух процедур банкротства: внешнем управлении и конкурсном производстве. Таким образом, в стаж руководящей работы засчитывается только деятельность в качестве внешнего или конкурсного управляющего, за исключением ведения указанных процедур в отношении отсутствующего должника.

Организация и проведение теоретического экзамена по программе подготовки арбитражных управляющих осуществляется комиссией, формируемой на условиях равного представительства федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством РФ, и образовательным учреждением. Постановлением Правительства РФ от 28.05.2003 г. № 308 утверждены Правила проведения и сдачи теоретического экзамена по единой программе подготовки арбитражных управляющих, а также поручено Минюсту России сформировать комиссию по организации и проведению единого теоретического экзамена. В состав комиссии, утверждаемой Минюстом России, включаются специалисты, имеющие ученую степень в области экономики или юриспруденции либо опыт работы в сфере антикризисного управления не менее 3 лет, а также государственные служащие.

В свою очередь Министерство юстиции РФ Приказом от 06.08.2003 г. № 189[1] утвердило порядок работы комиссий по организации теоретического экзамена по единой программе подготовки арбитражных управляющих, согласно которому экзамен принимает комиссия, формируемая на условиях равного представительства Минюста России и образовательного учреждения, проводившего подготовку арбитражного управляющего.

Прохождение стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего как обязательное требование является новеллой Закона о банкротстве. Организация и проведение стажировки гражданина Российской Федерации в качестве помощника арбитражного управляющего возложены на саморегулируемые организации арбитражных управляющих (СРО). Постановлением Правительства РФ от 09.07.2003 г. № 414 (в ред. от 25.09.2003 г.) утверждены Правила проведения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего (далее — Правила), которыми установлен срок стажировки: не менее 6 и не более 12 месяцев. К помощнику арбитражного управляющего могут, если это предусмотрено СРО, предъявляться определенные требования, что ставит претендентов в неоднозначное положение. Во-первых, очевидно, что не все СРО и не во всех случаях предъявляют требования к помощнику арбитражного управляющего. Во-вторых, неясно, каким органом СРО должно приниматься решение о предъявлении таких требований.

В качестве требований, если на то есть решение СРО, выдвигаются: сдача теоретического экзамена по единой программе подготовки арбитражных управляющих; наличие регистрации в качестве индивидуального предпринимателя; наличие высшего образования; наличие стажа руководящей работы не менее чем 2 года в совокупности. Однако даже если перечисленные требования не предъявляются СРО, претендент на должность помощника арбитражного управляющего все же обязан приложить к заявлению о прохождении стажировки копию свидетельства о сдаче теоретического экзамена по единой программе подготовки арбитражных управляющих, из чего следует, что сдача указанного экзамена является обязательным требованием для претендента вне зависимости от выдвижения СРО такого требования.

Правила проведения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего предусматривают наличие двух лиц, непосредственно участвующих в проведении стажировки помощника арбитражного управляющего: собственно арбитражного управляющего и лица, отвечающего за проведение стажировки (руководителя стажировки). Руководителем стажировки является член СРО, имеющий опыт работы в качестве арбитражного управляющего не менее 3 лет или завершивший не менее двух процедур банкротства (за исключением упрощенных процедур банкротства) при отсутствии установленных фактов допущенных им нарушений при осуществлении деятельности арбитражного управляющего, повлекших за собой привлечение к административной или уголовной ответственности. Взаимоотношения между помощником арбитражного управляющего, арбитражным управляющим и руководителем стажировки установлены в Правилах неточно, противоречиво. С одной стороны, участие помощника арбитражного управляющего в выявлении кредиторов должника, в заявлении обоснованных возражений кредиторам и проведении расчетов, а также в ведении реестра требований кредиторов, организации и проведении собрания кредиторов, ведении бухучета и составлении отчетности, проведении инвентаризации и оценки имущества должника возлагает определенную ответственность на помощника арбитражного управляющего перед самим арбитражным управляющим, поскольку самостоятельная ответственность помощника перед должником и кредиторами не предусмотрена. С другой стороны, руководитель стажировки вправе давать помощнику арбитражного управляющего поручения в соответствии с планом стажировки и осуществлять контроль за его деятельностью, что может не совпадать с позицией и мнением арбитражного управляющего. Примечательно, что отчет помощника арбитражного управляющего по итогам стажировки подписывают наряду с помощником арбитражного управляющего руководитель стажировки и руководитель СРО без участия арбитражного управляющего, который на самом деле имеет более полное представление о работе помощника арбитражного управляющего. Полагаем, что оптимальным был бы вариант, при котором арбитражный управляющий, к которому прикрепляется помощник, являлся бы руководителем стажировки. Тем более что при таком условии отпало бы одно из оснований отказа гражданину в проведении стажировки, а именно отсутствие в СРО лица, отвечающего за проведение стажировки и удовлетворяющего требованиям руководителя стажировки.

Природа отношений между СРО и помощником арбитражного управляющего не позволяет сделать однозначного вывода о наличии гражданско-правовых отношений в области оказания услуг. С одной стороны, гражданин, претендующий на должность помощника арбитражного управляющего, получает знания, умения и навыки, что предполагает предоставление услуг по обучению со стороны СРО. Вместе с тем стажировка помощника арбитражного управляющего производится на безвозмездной основе, что не дает возможности отнести этот факт к возмездному оказанию услуг. С другой стороны, в Правилах установлено, что по предложению руководителя стажировки с помощником арбитражного управляющего может быть заключен гражданско-правовой договор, предусматривающий выплату вознаграждения за счет средств СРО, а также, с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов), за счет средств должника. Представляется, что такое вознаграждение причитается помощнику арбитражного управляющего, и в данном случае оказание услуг производится уже им. Если такой договор заключается, то ответственность арбитражного управляющего регулируется нормами главы 39 ГК РФ; если договор не заключается, помощник арбитражного управляющего ответственности за свою деятельность на стажировке ни перед арбитражным управляющим, ни перед СРО не несет (равно как не несет ответственности и СРО за качество стажировки). Неисполнение или ненадлежащее исполнение помощником арбитражного управляющего Правил является основанием только для досрочного прекращения стажировки. Вместе с тем помощник арбитражного управляющего вправе обратиться с жалобой на СРО в регулирующий орган (в настоящее время это Минюст России), однако только по вопросу отказа в приеме на стажировку.

Отсутствие четких правил, позволяющих однозначно судить о природе отношений между помощником арбитражного управляющего и СРО по вопросам прохождения стажировки, ограничивает возможность защиты своих прав как для арбитражного управляющего и саморегулируемой организации, так и для помощника арбитражного управляющего.

Статьей 23 Закона о банкротстве конкурсным кредиторам или уполномоченному органу (собранию кредиторов) предоставляется право установить дополнительные квалификационные требования к кандидатуре арбитражного управляющего, а именно: наличие высшего юридического или экономического образования или образования по специальности, соответствующей сфере деятельности должника; наличие определенного стажа работы на должностях руководителей организаций в соответствующей отрасли экономики; а также установить количество процедур банкротства, проведенных кандидатом в качестве арбитражного управляющего.

Иных требований к кандидатуре арбитражного управляющего ни конкурсные кредиторы, ни собрание кредиторов выдвигать не могут. Выдвигая дополнительные требования, конкурсный кредитор или собрание кредиторов вправе указать размер и порядок выплаты дополнительного вознаграждения арбитражному управляющему.

Помимо общих правил о квалификационных требованиях, предъявляемых к кандидатуре арбитражного управляющего, Закон о банкротстве предусматривает особенные требования к арбитражным управляющим при ведении процедур банкротства отдельных организаций-должников: кредитных организаций, профессиональных участников рынка ценных бумаг, стратегических предприятий или организаций, крестьянского (фермерского) хозяйства.

При банкротстве кредитной организации арбитражный управляющий обязан соответствовать квалификационным требованиям Банка России и иметь аттестат, выданный Банком России[2]. Объем квалификационных требований Банка России, порядок и условия аттестации, порядок выдачи аттестатов определяются Положением Банка России от 07.08.2001 г. № 146-П «О порядке аттестации Банком России арбитражных управляющих (ликвидаторов) кредитных организаций»[3].

Однако эти требования не предъявляются к служащему Банка России, осуществляющему функции арбитражного управляющего при банкротстве отсутствующей кредитной организации, поскольку, как разъяснил Высший арбитражный суд РФ, правило, содержащееся в абзаце втором п. 1 ст. 6 Закона о банкротстве кредитных организаций, носит специальный характер по отношению к положениям Закона о банкротстве и означает, что к моменту рассмотрения заявления о признании отсутствующей кредитной организации банкротом кандидатура конкурсного управляющего может быть предложена Банком России из числа служащих Банка России; при этом на служащих Банка России не распространяются требования, предъявляемые к арбитражным управляющим в соответствии со ст. 20 Закона о банкротстве[4].

В отличие от достаточно жестких требований к кандидатуре арбитражного управляющего кредитной организации, квалификационные требования к арбитражному управляющему при банкротстве профессионального участника рынка ценных бумаг не конкретизированы. Закон о банкротстве, повторяя текст закона предыдущей редакции, устанавливает требование о наличии соответствующего аттестата, выдаваемого федеральным органом исполнительной власти по регулированию рынка ценных бумаг. Однако ни объем квалификационных требований, ни порядок и условия выдачи аттестата до настоящего времени не определены, что, по сути, делает невозможным назначение арбитражного управляющего при ведении процедур банкротства в отношении профессионального участника рынка ценных бумаг.

Постановлением Правительства РФ от 19.09.2003 г. № 586 «О требованиях к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации» установлены следующие общие требования:

· наличие стажа работы на предприятиях или организациях оборонно-промышленного комплекса либо на иных стратегических предприятиях или в организациях не менее

5 лет, из них не менее одного года стажа руководящей работы;

· участие в качестве арбитражного управляющего не менее чем в двух делах о банкротстве, за исключением дел о банкротстве отсутствующего должника, при условии, что в течение последних 3 лет кандидат не отстранялся от осуществления обязанностей арбитражного управляющего в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на него обязанностей;

· наличие высшего юридического или экономического образования или высшего образования по специальности, соответствующей сфере деятельности должника.

В отношении кандидатуры внешнего управляющего для ведения процедуры внешнего управления в отношении крестьянского (фермерского) хозяйства Закон о банкротстве не требует соблюдения требований, установленных общими правилами для арбитражных управляющих. Полномочия внешнего управляющего в данном случае определяет глава крестьянского (фермерского) хозяйства.

Специальные правила в отношении квалификационных требований предусмотрены Федеральным законом от 24.06.99 г. № 122-ФЗ «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса». Арбитражным управляющим согласно указанному закону может являться физическое лицо, имеющее опыт работы в организациях ТЭК в сфере транспортировки нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам, транспортировки газа по трубопроводам, услуг по передаче тепловой и электрической энергии, а также производства электрической и тепловой энергии, добыче природного газа. Арбитражный управляющий обязан иметь аттестат специалиста для работы в качестве арбитражного управляющего, выданный Минэнерго России.

Проблема квалификационных требований, предъявляемых к арбитражному управляющему, тесно связана с другой, не менее важной, — проблемой дисквалификации арбитражных управляющих.

В п. 4 ст. 29 Закона о банкротстве установлено, что регулирующий орган  обращается в установленном федеральным законом порядке в суд с заявлением о дисквалификации арбитражного управляющего. Дисквалификация может быть применена к арбитражным управляющим в соответствии со ст. 3.11 КоАП РФ за конкретное административное нарушение, выражающееся в неправомерном действии (бездействии) при банкротстве. При этом относительно применения административного законодательства к деятельности арбитражных управляющих возникают вопросы: каковы должны быть составы правонарушений, влекущих применение дисквалификации арбитражных управляющих, и каков порядок прекращения деятельности арбитражного управляющего в связи с дисквалификацией?

Среди норм, регулирующих административную ответственность арбитражных управляющих в виде дисквалификации, можно выделить следующие:

1) ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, регулирующая ответственность за невыполнение правил, применяемых в период наблюдения, внешнего управления, конкурсного производства, заключения и исполнения мирового соглашения и иных процедур банкротства;

2) ст. 14.21 КоАП РФ, предусматривающая ответственность за ненадлежащее управление юридическим лицом, т.е. использование полномочий по управлению организацией вопреки ее законным интересам и (или) законным интересам ее кредитора, повлекшее уменьшение собственного капитала организации и (или) возникновение убытков;

3) ст. 14.22 КоАП РФ, предусматривающая ответственность за заключение лицом, выполняющим управленческие функции в организации, сделок или совершение иных действий, выходящих за пределы его полномочий.

В ст. 28.3 КоАП РФ определены должностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных правонарушениях по вышеуказанным статьям. Это должностные лица органа, уполномоченного в области банкротства и финансового оздоровления. Поскольку согласно Закону о банкротстве органами исполнительной власти в сфере финансового оздоровления и банкротства являются орган, уполномоченный предъявлять в деле о банкротстве и в процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей и требования Российской Федерации по денежным обязательствам (уполномоченный орган), и орган, осуществляющий контроль за деятельностью СРО (регулирующий орган), необходимо определить, какой из этих органов вправе составлять протоколы об административных правонарушениях. В настоящий момент законодатель однозначного ответа на этот вопрос не дает. Можно лишь предположить, что этим органом является регулирующий орган, так как именно он имеет право на обращение в суд с требованием о дисквалификации арбитражного управляющего. Вместе с тем регулирующий орган должен располагать соответствующими сведениями, дающими основания для составления протокола и обращения в суд. Между тем контакты регулирующего органа с участниками дела о банкротстве ограничены. Регулирующий орган не участвует в деле о банкротстве; его полномочия, определенные Законом о банкротстве, не позволяют ему иметь полную и достоверную информацию о деятельности арбитражного управляющего в ходе ведения процедуры банкротства. Необходимо восполнить данный пробел в законодательстве, уточнив процедурные вопросы деятельности регулирующего органа в области привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности.

Еще одной проблемой в рассматриваемой области является прекращение деятельности арбитражного управляющего в связи с дисквалификацией. Закон о банкротстве не предусматривает дисквалификации в качестве самостоятельного основания для отстранения арбитражного управляющего. Между тем норма ст. 32.11 КоАП РФ предусматривает немедленное исполнение арбитражным управляющим постановления суда о дисквалификации путем прекращения управления юридическим лицом. Очевидно, что самостоятельно, без решения арбитражного суда, рассматривающего дело о банкротстве, арбитражный управляющий не имеет возможности сложить с себя полномочия. Регулирующий орган, не являясь участником дела о банкротстве, не вправе обратиться в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, с требованием об отстранении арбитражного управляющего. Участники дела (процесса) о банкротстве могут не воспользоваться своим правом на обращение в суд с требованием об отстранении арбитражного управляющего в связи с его дисквалификацией. Возможна ситуация, когда дисквалифицированный арбитражный управляющий продолжает выполнять свои функции и вести процедуру банкротства. Выход из данной ситуации видится в следующем. Регулирующий орган сообщает о дисквалификации арбитражного управляющего в СРО, которая, в свою очередь, исключает арбитражного управляющего из своих членов, что является основанием для отстранения арбитражного управляющего арбитражным судом в силу ст. 25 Закона о банкротстве. Вместе с тем суд, вынося постановление о дисквалификации, устанавливает срок дисквалификации, который варьируется от 6 месяцев до 3 лет. Исключение арбитражного управляющего из членов СРО нарушает его права на ведение профессиональной деятельности в дальнейшем, после истечения срока дисквалификации, и наносит ему материальный ущерб, связанный с возможной потерей взноса, вносимого при вступлении в СРО.

Зарубежное законодательство также устанавливает достаточно жесткие квалификационные требования к арбитражным управляющим. После принятия в Великобритании закона о несостоятельности 1986 года лицензии на право заниматься деятельностью арбитражного управляющего стали выдаваться только тем, кто сдал профессиональные экзамены. К экзаменам допускаются только дипломированные бухгалтеры или юристы. Помимо требований о сдаче экзаменов в Великобритании установлены требования к постоянному ведению деятельности арбитражного управляющего и повышению профессиональной квалификации посредством посещения учебных курсов (так называемое следование профессиональным стандартам компетентности)[5].

Французское законодательство о банкротстве также устанавливает особые требования к администраторам (лица, выполняющие функции, аналогичные функциям российских административных управляющих), согласно которым администратором может быть назначено лицо, успешно сдавшее экзамены после прохождения интернатуры. Программу последней, а также порядок занятий и сдачи экзаменов определяет Национальная комиссия администраторов.

Подводя итог сказанному, можно сделать вывод об установлении Законом о банкротстве более жестких квалификационных требований по сравнению с требованиями, установленными предшествовавшими ему законодательными актами, что, несомненно, способствует повышению качества арбитражного управления. Вместе с тем арбитражный управляющий в современной России для получения надлежащего образования вынужден тратить немалые средства, которые ориентировочно составляют 2,5 — 3 тыс. долл. США. Не у всех есть возможность их найти.

 

Библиография

1 См.: Российская газета. 2003. 13 авг. № 160.
2 См. ст. 6 Федерального закона от 25.02.99 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (в ред. от 08.12.2003 г.; далее по тексту статьи — Закон о банкротстве кредитных организаций).

3 См.: Российская газета. 2001. 20 сент. № 183.

4 См. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15.08.2003 г. № 74 «Об отдельных особенностях рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций».

5 Подробнее см.: Хоуман М. Повышение стандартов деятельности арбитражных управляющих // Вестник Высшего арбитражного суда РФ: Спец. прилож. к № 3. 2001.