УДК 340.141 

Страницы в журнале: 53-56

 

Т.А. ЧУВАШОВА,

соискатель кафедры гражданского права Российской академии правосудия

 

Затронута актуальная тема классификации деловых обыкновений — эффективного правового средства для восполнения пробелов в договоре. До настоящего времени такая классификация не проводилась, что затрудняет познание сущности данного правового средства, его практическое применение и вызывает массу споров в юридической литературе.

Ключевые слова: деловое обыкновение, обычай, классификация, существенные условия договора.

 

This article is devoted to the actual topic of the classification of commercial usages. The commercial usage is an effective legal means for removal contract’s blanks. Currently, the commercial usages are not classify. It’s reason for many arguments about essence of commercial usage in the literature and practical difficulty.

Keywords: commercial usage, custom, classification, essence of contract.

 

Познание того или иного объекта эффективно не только через определение его природы и признаков, но и с помощью классификации по группам объектов, попадающих в границы одного понятия и обладающих общими признаками.

Прежде чем приступить к классификации деловых обыкновений, необходимо отметить, что понятие «деловое обыкновение» наряду с понятием «обычай делового оборота» входит в состав более общего понятия — «обычно предъявляемые требования», предусмотренного ст. 309 ГК РФ.

Классификация деловых обыкновений, как разветвленное деление логического объема понятия «деловое обыкновение», невозможна без определения данного понятия и его признаков. На сегодняшний день законодательно такое определение не закреплено и дано лишь в научной доктрине[1].

На наш взгляд, деловое обыкновение — правило поведения, являющееся разновидностью обычно предъявляемых требований, сложившееся в определенной сфере предпринимательской деятельности на основе постоянного и единообразного применения правил абстрактными контрагентами, приобретающее обязательный характер для контрагентов конкретного договора как часть волеизъявления при условии соответствия их намерениям с целью устранения пробелов в договоре. Таким образом, признаками делового обыкновения являются: 1) постоянность применения; 2) единообразность применения; 3) целесообразность;  4) согласованность и известность; 5) обязательность для конкретных контрагентов.

Недостаточность исследования делового обыкновения и отсутствие законодательного закрепления его понятия затрудняет практическое применение данного правового средства. В связи с этим классификация деловых обыкновений имеет важное научное и практическое значение. Системное разделение деловых обыкновений на группы по различным основаниям призвано облегчить процесс их распознавания и практического применения. Деловые обыкновения можно классифицировать по следующим основаниям: по их соотношению с законом и по степени их выраженности в договоре.

По соотношению с законом выделяют деловые обыкновения в дополнение к закону, «кроме закона» и отклоняющиеся от диспозитивной нормы закона.

Деловое обыкновение в дополнение к закону существует наряду с законом, не противоречит ему, дополняет и разъясняет его положения и используется благодаря прямой или подразумеваемой отсылке закона. Применение деловых обыкновений возможно как при наличии отсылки на них в законе, так и при отсутствии таковой, если это не противоречит императивной норме закона. В частности, отсылки к деловым обыкновениям, если под ними понимать «обычно предъявляемые требования», содержат нормы статей 478, 484, 485, 519, 721, 992 ГК РФ, регулирующие гражданско-правовые отношения по договорам купли-продажи, подряда и комиссии.

Применяя нормы закона, содержащие отсылки к обычаям делового оборота и иным обычно предъявляемым требованиям, суды в своих актах прямо не называют такое правовое средство, как деловое обыкновение, но вместе с тем допускают, что наряду с обычаем делового оборота могут быть использованы иные обычно предъявляемые требования[2].

К примеру, применяя правило п. 2 ст. 478 ГК РФ, необходимо исходить из того, что комплектность товара является условием, устанавливаемым соглашением сторон. Если стороны не достигли соглашения о комплектности, то должно применяться правило п. 2 ст. 478 ГК РФ об обязанности продавца передать покупателю товар, комплектность которого определяется обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями[3].

Наличие отсылки в законе к деловому обыкновению не означает его государственного санкционирования. Последнее представляет собой процесс, в рамках которого нормы обычая либо наделяются юридической силой, либо она им не придается[4]. Поскольку деловое обыкновение нормой права не является, лишено признака обязательности и может применяться только при наличии согласия сторон договора, оно не должно быть санкционировано государством. Но публичные органы могут придавать официальный характер некоторым обычным правилам посредством их санкционирования, тем самым переводя их из разряда обычных регуляторов в разряд правовых обычаев[5].

Деловое обыкновение «кроме закона» устанавливает правила поведения в условиях отсутствия законодательного регулирования. Как справедливо отмечает Т.А. Трубицына, российскому правовому полю свойственна пробельность. Под пробелом в теории права понимается полное или частичное отсутствие правовых норм, необходимых для практического разрешения дел, когда такое разрешение вытекает из смысла законодательства или всего права в целом. В связи с этим возникает потребность в существовании определенных правовых механизмов, посредством которых в случаях выявленного пробела сложившаяся ситуация могла бы быть преодолена[6].

При восполнении пробелов в правовом регулировании с помощью аналогии закона или аналогии права в соответствии со ст. 6 ГК РФ законодатель предусмотрел определенную иерархию правовых регуляторов отношений, согласно которой приоритет отдается законодательству, затем — соглашению сторон и в последнюю очередь — обычаю делового оборота.

В отличие от обычая делового оборота «кроме закона», применение которого затруднено в условиях нормативизма российского правоприменителя, применение делового обыкновения «кроме закона», как любого иного делового обыкновения, обусловлено доказыванием факта его вхождения в состав волеизъявления сторон сделки и соответствия их намерениям.

Деловое обыкновение, отклоняющееся от диспозитивной нормы закона, существует наряду с законом и формирует самостоятельное правило поведения, отличающееся от нормы закона.

Взгляды ученых на возможность существования такого делового обыкновения различны. По мнению О. Мекки и Н. Пищухиной, деловые обыкновения не могут отменить закон в диспозитивных нормах[7]. И.С. Зыкин полагает, что «в принципе возможно существование обычного правила — обыкновения, отклоняющегося от диспозитивной нормы закона, но для его применения необходима отсылка в законе. Диспозитивная норма закона превалирует над обычными правилами, если из самого закона или договора сторон не вытекает иное. Существование обычных правил, отступающих от императивных норм закона, не допускается»[8]. Следует согласиться с иерархией регуляторов гражданских отношений, предложенной В.В. Ровным, в соответствии с которой деловое обыкновение как индивидуальный (ненормативный, частный) акт по приоритетности следует за императивными нормами гражданского законодательства, а диспозитивные нормы гражданского законодательства — за правовым обычаем «против закона», который изменяет или отменяет диспозитивные законодательные нормы[9].

По степени выраженности в договоре необходимо различать отсылочные, подразумеваемые и допускаемые деловые обыкновения.

Если договор отсылает к деловому обыкновению, делая его условием договора, то оно является отсылочным. По мнению И.С. Зыкина, воспроизведение в договоре делового обыкновения приводит к тому, что оно становится одновременно и договорным условием[10].

В.В. Ровный, приводя в пример правила Положения о поставках продукции производственно-технического назначения и Положения о поставках товаров народного потребления, утвержденных постановлением Совмина СССР от 25.07.1988 № 888, полагает, что включение в текст договора пункта названных положений делает его согласованным условием договора, тогда как их применение на основании одного лишь намерения сторонами, в условиях отсутствия прямой отсылки к ним договора, означает применение обыкновения[11].

Как разъяснил пленум Высшего арбитражного суда РФ, арбитражные суды при разрешении споров могут применять правила Положения о поставках продукции производственно-технического назначения или Положения о поставках товаров народного потребления, которые не противоречат императивным нормам ГК РФ, если в договоре имеется прямая ссылка на конкретный пункт этих положений либо из текста договора очевидно намерение сторон его применять. В указанных случаях правила положений следует рассматривать как согласованные сторонами условия обязательства[12].

Учитывая данные разъяснения пленума ВАС РФ, при рассмотрении одного из дел арбитражный суд кассационной инстанции пришел к выводу о правомерности применения п. 59 Положения о поставках продукции производственно-технического назначения к отношениям сторон по договору поставки, поскольку стороны в одном из пунктов договора предусмотрели отсылку к данному пункту Положения и тем самым установили ответственность продавца за несвоевременную поставку товара в виде штрафа в размере 20%[13].

В.В. Груздев, относя деловое обыкновение к субъективно-существенным условиям договора, полагает, что такие условия всегда являются определенными, содержащимися только в тексте договора[14].

На наш взгляд, деловое обыкновение является согласованным существенным условием договора, поскольку входит в состав волеизъявления его сторон. В отсутствие прямой отсылки к деловому обыкновению в тексте договора, но при наличии очевидного намерения сторон его применить деловое обыкновение будет либо подразумеваемым, либо допускаемым.

Если договор подразумевает возможность использования делового обыкновения, то такое деловое обыкновение является подразумеваемым; если же договор не исключает возможности использования делового обыкновения, то оно является допускаемым.

 

Библиография

1 См., например: Новицкий И.Б. Источники советского гражданского права. — М., 1959. С. 67; Вильнянский С.И. Обычаи и правила социалистического общежития // Учен. зап. Харьковского юрид. ин-та. Вып. 5. — Харьков, 1954. С. 7—15; Зыкин И.С. Обычаи и обыкновения в международной торговле. — М., 1983. С. 15; Зумбулидзе Р.-М. З. Обычное право как источник (форма) гражданского права: Дис. … канд. юрид. наук. — Волгоград, 2003. С. 135; Мекка О., Пищухина Н. Разнообразие обычаев и обыкновений делового оборота современной России // Право и экономика. 2000. № 1. С. 12.

2 См. постановление ФАС Московского округа от 09.06.2008 по делу № КГ-А40/5014-08; постановление ФАС Центрального округа от 05.08.2009 по делу № Ф10-3040/09; постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.02.2010 по делу № А27-6232/2009 // КонсультантПлюс.

3 См. постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17.11.2004 по делу № А32-10951/2004-49/222 // КонсультантПлюс.

4 См.: Лисицын Н.В. О некоторых вопросах санкционирования обычаев российского права // Российский следователь. 2009. № 24.

5 См.: Ровный В.В. Обычай в современном обороте // Актуальные проблемы науки и практики коммерческого права: Сб. науч. ст. Вып. 5 / Под. общ. ред. В.Ф. Попондопуло, О.Ю. Скворцова. — СПб., 2005.

6 См.: Трубицына Т.А. Институт аналогии в российском праве // Право и политика. 2007. № 1.

7 См.: Мекка О., Пищухина Н. Указ. раб. С. 12.

8 Зыкин И.С. Указ. раб. С. 36.

9 См.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева. — М., 2010. С. 78.