УДК 343.9(479.24) 

Страницы в журнале: 133-137

 

Л.В. МЕХТИЕВА,

диссертант Института прав человека НАН Азербайджанской  Республики

 

Рассматриваются типы преступных групп несовершеннолетних, отличающихся друг от друга уровнем организации совместной деятельности. Исследуются их характерные черты и обстоятельства, повлиявшие на формирование типа.

Ключевые слова: преступность несовершеннолетних, групповая преступность, типология, ситуативность, функциональные связи.

 

Classification of juvenile criminal groups (оn materials of Azerbaijan Republic)

 

Mehtieva L.

 

It is considered types of the juvenile criminal groups which differ from each other by a level of organization of joint activities. It is investigated their characteristics and circumstances that influenced on the formation of a type.

Keywords: juvenile crimes, crime group, typology, situational, functional ties.

 

Проведенное нами исследование показало, что в 1998—2000 гг. в групповой преступности несовершеннолетних в Республике Азербайджан произошли существенные качественные изменения, связанные прежде всего с появлением новых ее форм. Исходя из этого, считаем возможным выделить три типа преступных групп несовершеннолетних, отличающихся друг от друга не столько направленностью основных видов групповой деятельности, сколько уровнем организации совместной деятельности, а следовательно, и уровнем организации группы [1, с. 45—53].

Рассмотрим показатели преступности несовершеннолетних за указанный период, что позволит наглядно убедиться в обоснованности выводов.

По данным Госкомстата Азербайджанской Республики[1], в 1998 году из 601 несовершеннолетних, совершивших преступления, 571 были мужского пола. Из них 112 человек — в возрасте от 14 до 15 лет, 489 человек — от 16 до 17 лет. 597 несовершеннолетних имели полное или неполное среднее образование, 4 — высшее и среднее специальное, 164 человека учились в различных учебных заведениях, 359 — нигде не учились. 218 несовершеннолетних совершили преступления в составе групп, 14 человек — в состоянии алкогольного опьянения.

В 1998 году несовершеннолетними было совершено 401 корыстное преступление, что составляет 63,5% от всех преступлений лиц данной возрастной категории за год.

К различным наказаниям в том же году было осуждено 399 несовершеннолетних: 24 — за убийства, 27 — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, 3 — изнасилование, 97 — кражи, 8 — грабежи, 7 — разбои, 23 — хулиганство, 12 — незаконный оборот наркотиков и 198 — за совершение других преступлений. Среди осужденных 58 человек были в возрасте 14—15 лет, 341 человек — в возрасте 16—17 лет, в том числе 17 девочек. 53 человека воспитывались в семье с одним родителем, 4 — в интернатах и детских домах, 277 несовершеннолетних нигде не работали и не учились, 19 — совершили преступления в нетрезвом состоянии. 334 несовершеннолетних осуждены за совершение преступлений в составе групп, в том числе 24 — в составе групп с участием взрослых. 115 несовершеннолетних осуждены к лишению свободы, из них 67% на срок до 5 лет,  33% — на срок от 5 до 10 лет, к исправительным работам осуждено 14 человек, условно — 87 человек.

По данным Госкомстата Азербайджанской Республики, в 1999 году из 596 несовершеннолетних, совершивших преступления, 581 были мужского пола. Из них 145 человек — в возрасте от 14 до 15 лет, 451 человек — от 16 до 17 лет. 590 несовершеннолетних имели полное или неполное среднее образование, 6 — высшее и среднее специальное, 163 человека учились в различных учебных заведениях, 341 — нигде не учились. 232 несовершеннолетних совершили преступления в составе групп, 10 человек — в состоянии алкогольного опьянения.

 

Несовершеннолетними в 1999 году было совершено 315 корыстных преступлений, что составляет 57,9% от всех преступлений лиц данной возрастной категории за год.

К различным наказаниям в 1999 году был осужден 391 несовершеннолетний, в том числе 12 — за убийства, 22 — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, 182 — кражи, 11 — грабежи, 3 — разбои, 39 — хулиганство, 9 — незаконный оборот наркотиков и 113 — за совершение других преступлений. Среди осужденных 60 человек были в возрасте 14—15 лет, 331 человек — в возрасте 16—17 лет, в том числе 4 девочки. 60 несовершеннолетних осужденных воспитывались в семье с одним родителем, 6 — в интернатах и детских домах, 279 человек нигде не работали и не учились, 15 — совершили преступления в нетрезвом состоянии. 310 несовершеннолетних осуждены за совершение преступлений в составе групп, в том числе 103 — в составе групп с участием взрослых. 90 несовершеннолетних осуждены к лишению свободы, из них 80% на срок до 5 лет, 20% — на срок от 5 до 10 лет, к исправительным работам осуждено 4 человека, условно — 76 человек.

По данным Госкомстата Азербайджанской Республики, в 2000 году из 573 несовершеннолетних, совершивших преступления, 558 были мужского пола. Из них 111 человек — в возрасте от 14 до 15 лет,  462 человека — от 16 до 17 лет. 563 несовершеннолетних имели полное или неполное среднее образование, 10 — высшее и среднее специальное, 112 человек учились в различных учебных заведениях, 79 — нигде не учились. 270 несовершеннолетних совершили преступления в составе групп, 14 человек — в состоянии алкогольного опьянения.

Несовершеннолетними в 2000 году было совершено 351 корыстное преступление, что составляет 62,7% от всех преступлений лиц данной возрастной категории за год.

К различным наказаниям в 2000 году было осуждено 328 несовершеннолетних: 6 — за убийства, 19 — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, 1 — изнасилование, 152 — кражи, 7 — грабежи, 4 — разбои, 19 — хулиганство, 3 — незаконный оборот наркотиков и 116 — за совершение других преступлений. Среди осужденных 36 человек были в возрасте 14—15 лет, 292 человека — в возрасте 16—17 лет, в том числе 7 девочек. 44 несовершеннолетних осужденных воспитывались в семье с одним родителем, 2 — в интернатах и детских домах, 245 человек нигде не работали и не учились, 12 — совершили преступления в нетрезвом состоянии.

211 несовершеннолетних осуждены за совершение преступлений в составе групп, в том числе 96 — в составе групп с участием взрослых.  93 несовершеннолетних осуждены к лишению свободы, из них 79,6% на срок до 5 лет, 20,4% — на срок от 5 до 10 лет, к исправительным работам осуждено 3 человека, условно — 97 человек.

Поскольку возможны различные типологии преступных групп в зависимости от основания выделения типов, мы базировались в данном исследовании на признаке их устойчивости. Под устойчивостью преступной группы мы понимаем ее способность сохранять сложившуюся систему функциональных связей, а следовательно, и целей, которые данная группа реализует, при попытках изменить или разрушить группу как посредством внешних воздействий, так и изнутри отдельными членами группы. Именно этот признак чаще всего используется и другими криминологами в качестве основания для классификации. Вместе с тем устойчивость группы — следствие структурных связей, сложившихся в ней, что обусловливается, во-первых, структурой ее интеграции и дифференциации, во-вторых, личностной обозначенностью ее членов, т. е. способом личностного выражения, существования. Устойчивость — внешняя характеристика преступной группы, которая меняется вместе с изменениями, происходящими в самой группе. Объективными показателями устойчивости, на наш взгляд, являются: период времени, в течение которого группа совершала преступления; интенсивность совершения преступлений как отдельными членами преступной группы, так и группой в целом; относительно стабильный состав участников преступной группы. Именно с этих позиций мы будем исходить в дальнейшем, характеризуя преступные группы, отнесенные нами к тому или иному типу.

Первый тип представлен традиционными преступными группами несовершеннолетних, которые можно отнести к «ситуативным». Они, как правило, малочисленны и нестойки. Такие группы достаточно хорошо изучены  криминологами, поскольку на протяжении многих лет ими совершалось подавляющее большинство преступлений из числа тех, которые совершались группами несовершеннолетних [2, с. 166—170].

На нестойкий характер данного типа преступных групп указывают незначительный период их жизнедеятельности и относительно небольшое число преступлений, совершенных участниками таких групп. В основном группы этого типа действуют менее двух месяцев, а затем распадаются.

Вместе с тем подавляющее большинство преступлений, совершенных несовершеннолетними, входящими в рассматриваемые группы, относились к числу совершенных в результате внезапно возникшего умысла в конкретных жизненных ситуациях.

В структуре преступлений, совершенных «ситуативными» группами несовершеннолетних, основное место занимают кражи; хулиган-ские проявления чаще всего были обусловлены необходимостью защиты «своей» территории от криминогенных или преступных групп несовершеннолетних с «чужой» территории.

Результаты исследования показывают, что совершаемые такими группами несовершеннолетних преступления — лишь отдельные эпизоды в их жизнедеятельности, которые не могут рассматриваться в качестве основной характеристики групп. Так, в 2006 году Судом Азербайджанской Республики по тяжким преступлениям осуждены по четырем эпизодам краж несовершеннолетние А. и Ш., которые числились среди лучших учеников школы, регулярно занимались спортом, воспитывались в хорошо обеспеченных семьях, а преступления совершили в супермаркетах, где по поручению родителей приобретали продукты.

Второй тип представлен преступными группами несовершеннолетних, которые условно можно назвать «переходными» от групп «ситуативных» к преступным группам высокого уровня развития. От рассмотренных выше «ситуативных» групп они отличаются не только количественными (большая численность участников, более длительный период существования и преступной деятельности), но и качественными (наличие отдельных элементов устойчивости, большее количество совершенных преступлений, изменение их характера, более сильное воздействие на нравственную сферу подростков, входивших в группы, и т. д.) особенностями.

В определенной мере преступные группы второго типа получили свое отражение в специальной литературе. Так, некоторые криминологи отмечали, что устойчивые преступные группы несовершеннолетних встречаются сравнительно нечасто и объединяют в своем составе около 25% от общего количества лиц несовершеннолетнего возраста, совершивших групповые преступления [3, с. 79].

Такие группы организуются как для совершения одного преступления (преимущественно изнасилования, разбойного нападения, крупной кражи), так и для совершения преступлений систематически (в основном краж и грабежей). Н.Н. Ужгородцев отмечает большую общественную опасность таких преступных групп несовершеннолетних по сравнению с нестойкими преступными группами [4, с. 66—67].

Материалы нашего исследования позволяют утверждать, что преступные группы несовершеннолетних, относящиеся ко второму типу, более многочисленны. Чаще всего они состоят из 3—5 человек.

Активный период преступной деятельности таких групп составляет от 2 до 10 месяцев, а в отдельных случаях — более одного года. Причем прекращение их преступной деятельности связано с вмешательством правоохранительных органов (привлечение к уголовной ответственности ряда активных участников групп за совершенные ими преступления), а не с распадом групп, обусловленным внутригрупповыми процессами. Это характерно и для ныне действующих групп данного типа, поскольку еще 10—15 лет назад исследователи, изучавшие группы несовершеннолетних правонарушителей, отмечали, что для них характерно органическое недоверие друг к другу, которое «подобно кислоте, разъедает эти группы. Они легко распадаются, если правильно выбираются точки приложения сил правового и воспитательного воздействия» [5, с. 52—53]. К аналогичным или близким по смыслу выводам приходили и другие исследователи [2, с. 66—68]. У нас нет оснований подвергать сомнению данные выводы, поскольку они были получены в конкретный период развития общества, который в значительной мере отличается от периода проведения нами исследования, и, безусловно, группы, которые явились предметом нашего изучения, существенно отличаются от тех, деятельность которых была проанализирована предшественниками.

Проведенное исследование позволило все изученные нами «переходные» группы разделить условно на две части. Одну составили группы с численностью участников не более 4 человек (таких групп было подавляющее большинство — 85%), другую — с численностью 5 и более человек.

В группах первого вида все участники, как правило, были хорошо знакомы друг с другом по совместной учебе, работе, месту жительства еще до вхождения в группу. Такое знакомство для подавляющего числа участников групп длилось довольно долго (год и более). Общение несовершеннолетних в «малых» группах осуществлялось непосредственно, по принципу «каждый с каждым».

Несколько по иному протекал процесс общения участников «больших» групп, которое осуществлялось, как правило, внутри отдельных микрогрупп, входивших в группу. Лиц других микрогрупп подростки знали хуже, поскольку общались с ними значительно реже. Именно поэтому можно утверждать, что в основе формирования «малых» и «больших» групп лежали эмоциональные контакты подростков, а наиболее интенсивное общение осуществлялось между несовершеннолетними в отдельных микрогруппах, в которых они проводили свой досуг, и, как правило, преступления совершались именно участниками таких микрогрупп.

Анализ возрастной структуры второго типа преступных групп несовершеннолетних показывает, что участие в них подростков младшего возраста заметно уменьшилось по сравнению с группами первого типа. Четырнадцатилетние в основном присутствовали на месте совершения преступления, пользовались имуществом, добытым преступным путем, выполняли второстепенные роли в совершаемых группой преступлениях, в связи с чем многих из них освобождали от уголовной ответственности по предусмотренным в законе основаниям. Отмеченное выше положение четырнадцатилетних в преступных группах второго типа дает нам основание предположить, что из таких подростков формировался своеобразный резерв группы и они проходили «испытательный срок» на членство в группе. Естественно, что наиболее активными участниками преступлений, совершенных группами второго типа, были подростки и юноши в возрасте 16—17 лет, а также юноши старшего возраста. В этой связи отметим, что в группах второго типа насчитывается немало тех, кому на момент совершения преступлений было 18—20 лет; по данным нашего исследования, их численность составляет около 16% от всех участников преступных групп данного типа. Взрослые занимают, как правило, лидирующее положение в группе, крайне редко непосредственно совершая преступления. Однако именно они занимаются организацией досуга несовершеннолетних, входящих в группы, оказывая на подростков свое «авторитетное влияние».

Третий тип преступных групп несовершеннолетних — устойчивые подростково-молодежные преступные группы высокого уровня развития, в которые входят несовершеннолетние. Характерные представители данного типа — подростково-молодежные преступные группы, действовавшие на протяжении ряда лет во многих городах СНГ [6, с. 60—62].

Основной особенностью данного типа преступных групп является более совершенная и строго иерархизированная структура внутригрупповых связей. Каждая из таких групп состоит из отдельных звеньев, в основе построения которых возрастной и территориальный признаки. Каждое звено группы действует на определенной территории и включает подростков соответствующего двора, улицы, квартала. Внутри групп четко обозначилась возрастная стратификация: разделение членов общности по возрасту.

Возрастная структура в устойчивых группах существенно отличается от рассмотренных нами ранее. Первое, на что следует обратить внимание, довольно значительное количество лиц взрослого возраста (в некоторых группах — до половины от всех участников), а среди несовершеннолетних подавляющее большинство составляют юноши в возрасте 16—17 лет. Отметим также, что в совершении преступлений устойчивыми группами принимает участие около 4% лиц, не достигших возраста уголовной ответственности, формы участия которых в общественно опасных деяниях весьма разнообразны.

 

 

Литература

 

1. Мехтиева Л.В. К вопросу о некоторых причинах современной групповой преступности несовершеннолетних // Ганун. — Баку, 2008. № 5 (169). С. 45—53.

2. Завьялов В.Ю. Современная преступность несовершеннолетних: тенденции, причины, условия, предупреждение. — М., 2006. — 408 с.

3. Потехина В.И. Причины и условия пре-

ступности несовершеннолетних. — СПб., 2006. — 301 с.

4. Ужгородцев Н.Н. Преступность несовершеннолетних. Причины, условия, предупреждение. — Омск, 2005. —400 с.

5. Заболотный И.Ф. Причины современной преступности несовершеннолетних и ее преду-

преждение. — М., 2004. — 296 с.

6. Бааль Е.Г. Современные тенденции преступности среди несовершеннолетних и молодежи: основные криминологические показатели, причинный комплекс, проблемы профилактики: Учеб.-метод. пособие. — М., 1992. — 98 c.

 

Библиография

 

1 http://www.azstat.org/statinfo/crimes/az