УДК 343.116
 
А.А. ВАСЯЕВ,
кандидат юридических наук, адвокат Адвокатской палаты г. Москвы
 
Участие в рассмотрении уголовного дела трех профессиональных судей увеличивает шансы соблюдения законности при производстве по делу, увеличивая при этом также и возможность более тщательного, всестороннего и объективного подхода к исследованию доказательств.
 
Collegiate or individual consideration of criminal case by judge?
А.А. Vasyaev
Participation of three professional judges in consideration of criminal case increases chances of observance of legality, increasing possibility of more careful, comprehensive, objective approach in research of proofs.
Ключевые слова (key words): судебное разбирательство (proceeding); коллегиальное рассмотрение дела (collegiate trial); единоличное рассмотрение дела (individual trial); судья (judge).
 
В  соответствии с п. 1.1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ следователь разъясняет обвиняемому его право ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела коллегией из трех судей общей юрисдикции — в случаях, предусмотренных п. 3 ч. 2 ст. 30 УПК РФ. Однако анализ судебной практики применения ч. 5 ст. 217 УПК РФ выявил, что следователи ни в одном из рассмотренных случаев не разъясняли обвиняемому содержания прав, предусмотренных анализируемой статьей (во всех случаях это делал адвокат-защитник). Следователи только лишь предоставляли для заполнения «протокол ознакомления с материалами уголовного дела», в котором обвиняемый с защитником выбирали форму рассмотрения дела из предложенных ч. 5 ст. 217 УПК РФ.
По нашему мнению, разъяснение обвиняемому содержания той или иной формы осуществления правосудия непременно должно включать указание достоинств и недостатков форм рассмотрения уголовного дела, представленных в ч. 5 ст. 217 УПК РФ, с учетом особенностей расследуемого уголовного дела. При этом весьма актуальны следующие вопросы, связанные с применением ч. 5 ст. 217 УПК РФ: чем отличается коллегиальное рассмотрение дела от единоличного? Что лучше? Кто объективнее? Есть ли смысл ходатайствовать о рассмотрении дела коллегиально в составе трех профессиональных судей?
Ответы на эти вопросы неоднозначны по своей сути, однако, отвечая на них, следует иметь в виду, что анализ уголовных дел выявляет ничтожно малый процент рассмотрения таких дел тремя профессиональными судьями.
Единоличное судопроизводство по уголовным делам относится к числу упрощенных (ускоренных) процедур рассмотрения уголовного дела. УПК РФ  позволяет рассматривать уголовные дела коллегией из трех профессиональных судей только по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до начала судебного заседания (п. 3 ч. 2 ст. 30 УПК РФ). Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы. Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет или более строгое наказание.
Обобщение исследования уголовных дел показало, что по всем делам обвиняемым разъяснялись права на выбор той или иной формы судопроизводства (что предусмотрено ч. 5 ст. 217 УПК РФ). После разъяснения в протоколах ознакомления с материалами уголовного дела, обвиняемые собственноручно указывали, что желают воспользоваться правом, предусмотренным п. 1.1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ. При этом не было выявлено случаев заявления ходатайств о коллегиальном рассмотрении уголовного дела тремя судьями в процессе подготовки дела к судебному разбирательству, т. е. на стадии назначения судебного заседания.
Согласно п. 26 ст. 5 и ст. 243 УПК РФ, функции председательствующего одинаковы, как при коллегиальном, так и при единоличном рассмотрении дела. В коллегии из трех профессиональных судей, рассматривающих дело в суде первой инстанции, судьи пользуются равными правами при разрешении всех вопросов, указанных в ст. 299 УПК РФ. При этом анализ протоколов судебных заседаний, составленных при рассмотрении уголовных дел судьей единолично и тремя профессиональными судьями, приводит к выводу, что они не различаются ни полнотой, ни содержанием. По данным нашего исследования указанных протоколов, не удалось выявить случая, когда бы судьи, не исполнявшие обязанности председательствующего, задавали вопросы допрашиваемым лицам или иным образом участвовали в исследовании доказательств. В протоколах зафиксировано лишь коллегиальное обсуждение всеми судьями заявленных ходатайств. При этом судьи в совещательную комнату не удалялись. Однако в ст. 301 УПК РФ довольно подробно указан порядок совещания судей при коллегиальном рассмотрении дела. При постановлении приговора в совещательной комнате, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, председательствующий ставит на разрешение вопросы в порядке, установленном ст. 299 УПК РФ. При разрешении каждого вопроса судья не вправе воздержаться от голосования, за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 301 УПК РФ. Все вопросы разрешаются большинством голосов. Председательствующий голосует последним. Судье, голосовавшему за оправдание подсудимого и оставшемуся в меньшинстве, предоставляется право воздержаться от голосования по вопросам применения уголовного закона. Если мнения судей по вопросам о квалификации преступления или мере наказания разошлись, то голос, поданный за оправдание, присоединяется к голосу, поданному за квалификацию преступления по уголовному закону, предусматривающему менее тяжкое преступление, и за назначение менее сурового наказания. Мера наказания в виде смертной казни может быть назначена виновному только по единогласному решению всех судей. Судья, оставшийся при особом мнении по постановленному приговору, вправе письменно изложить его в совещательной комнате. Особое мнение приобщается к приговору и оглашению в зале судебного заседания не подлежит.
В УПК РФ не предусмотрен порядок формирования коллегиального состава суда, нет также и норм о том, каким образом должно приниматься решение о возложении обязанностей председательствующего при коллегиальном рассмотрении уголовного дела. По данным нашего исследования, указанные вопросы разрешались председателем суда путем отметки (записи авторучкой) на сопроводительном письме прокурора о направлении уголовного дела в суд. В отметке председателя суда значится только фамилия судьи (судей — при формировании коллегиального состава судей), которому передается уголовное дело для рассмотрения.
В материалах дела информация о судье (судьях), рассматривающем дело, однообразно отражается следующим образом: «Мещанский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Е. рассмотрел…».
«Как известно, адвокат, вступающий в уголовное дело в качестве защитника или представителя, обязан предоставить приобщаемый к делу ордер, в котором отражен его номер по реестру адвокатов, номер адвокатского удостоверения и сущность принятого поручения по уголовному делу (государственный обвинитель при вступлении в процесс предоставляет «надзорное производство» судье, где помимо указания фамилии, имени, отчества и должностного звания государственного обвинителя, уполномоченного прокурором участвовать при рассмотрении конкретного дела, указывается номер служебного удостоверения — Примеч. авт.). Представление же документов, удостоверяющих полномочия по ведущемуся производству, от судьи не требуется. Эти полномочия как бы вытекают из самого факта его в нем участия… Однако практика показала, что здесь может возникнуть проблема с установлением обстоятельств, исключающих возможность участия в уголовном судопроизводстве. Скажем, является ли судья вообще гражданином Российской Федерации, не закончились ли у него полномочия в связи с истечением срока, на который он был назначен, либо достижением им предельного возраста пребывания в этом статусе»[1].
Следует, на наш взгляд, отметить, что арбитражное законодательство одним из первых из отечественных процессуальных законодательств актуализировало проблему распределения дел, поступающих в суд. Так, в Информационном письме Высшего арбитражного суда РФ от 11.11.1999  №С1-7/ОУ-1190 «Об организации работы по распределению исковых заявлений и дел между судебными составами и судьями арбитражных судов» указано, что «установленный в каждом арбитражном суде порядок распределения исковых заявлений и дел между судьями является одной из наиболее важных составных частей организации судебной деятельности. ‹…› На этой стадии организационной работы закладывается основа реализации конституционного права каждого на судебную защиту. Реальное осуществление указанного права возможно при условии, если поступившее в суд дело принимается к производству незаинтересованным судьей. При этом само распределение дел между судьями должно исключать какое-либо влияние на судью. ‹…› В суде должна быть выработана и практически реализована такая система, в соответствии с которой дела между судьями распределяются строго по объективным основаниям. Это достигается путем введения специализации судей, распределения дел с использованием автоматизированных средств, с учетом объема нагрузки каждого судьи. В практике работы недопустимо как противоречащее принципам независимого правосудия распределение дел по чьему-либо усмотрению, будь то председатель суда, председатель судебного состава или другое лицо».
По нашему мнению, процессуальной формой разрешения указанных вопросов должно стать постановление председателя суда по определению персонального состава судей и поручению судье из их числа быть председательствующим в процессе рассмотрения дела с учетом нагрузки и специализации судей и в порядке, исключающем влияние на формирование состава судей лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства. Для создания четких гарантий постановления приговора законным составом, на наш взгляд, в УПК РФ должна быть закреплена норма следующего содержания: «Распределение уголовных дел, поступивших к рассмотрению.
Поступившее в суд уголовное дело не позднее чем в 3-дневный срок распределяется постановлением или письменной резолюцией председателя суда и поручается его рассмотрение судье или, в зависимости от обстоятельств, указанных в п. 3 ч. 2 ст. 30 настоящего Кодекса, коллегии из трех судей федерального суда общей юрисдикции. Одновременно с определением персонального состава суда председатель суда из их числа назначает председательствующего в судебном заседании».
При этом в вынесенном постановлении должны также быть отражены сведения о судье и (или) о коллегии судей, рассматривающих данное уголовное дело. Думается, это могут быть следующие сведения: фамилия, имя, отчество; гражданство; номер, число, месяц и год принятия Указа Президента РФ о назначении судьей; номер служебного удостоверения.
Предложенный порядок формирования состава суда, является, по нашему мнению, единственной гарантией соблюдения требования — постановления приговора законным составом суда (п. 2 ч. 2 ст. 381 УПК РФ).
Оправданность закрепления указанной нормы в УПК РФ также подтверждает сравнительный анализ УПК РФ и АПК РФ. В ч. 1 ст. 18 АПК РФ регламентируется, что: «Состав суда для рассмотрения конкретного дела формируется с учетом нагрузки и специализации судей в порядке, исключающем влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства». Содержание подобной нормы в УПК РФ, на наш взгляд, раскрывает неведомый для уголовного процесса порядок формирования состава суда, делая данный процесс наглядным, предоставляющим участникам процесса выявлять его законность.
На практике же в Арбитражных судах г. Москвы используется автоматизированная система распределения дел между судьями, что, несомненно, является гарантией объективности судей и законности сформированного таким образом состава суда.
Однако при этом помимо законодательных упущений функционирования формы коллегиального рассмотрения дела профессиональными судьями следует отметить и те вербальные моменты, которые можно наблюдать только на практике, при рассмотрении дела тремя судьями, когда выявляются плюсы и минусы указанной формы правосудия. Как несомненные минусы анализируемой формы (и это читается на лицах участвующих в подобных делах судей) следует отметить следующее: судьи, помимо председательствующего, которые в большинстве случаев напоминают статистов, оторваны от своих дел; больше судей, значит, больше и связей в кассационной инстанции, т. е. больше шансов устоять неправосудному приговору.
Несомненные плюсы: ответственность за приговор разделяется между участвующими в процессе судьями; обеспечивается надежность и внутренняя непротиворечивость аргументации выводов суда по вопросам факта и права, так как к правосудию привлекается несколько специалистов в области юриспруденции; увеличиваются шансы, что один из судей будет беспристрастным, и, возможно, сделает попытку убедить коллег в своей правоте; уменьшаются шансы подкупа и предвзятого отношения к стороне защиты; несомненно и то, что в случае отмены приговора в вышестоящей инстанции, увеличиваются шансы участия в рассмотрении дела в суде иного состава судей, а в некоторых случаях, установленных УПК РФ, и передача дела в другой суд ввиду отсутствия других судей; при единоличном рассмотрении дела судьей уже в ходе судебного следствия составляется приговор, в случае же рассмотрения уголовного дела тремя судьями это сделать сложнее, но следует констатировать, что приговоры при коллегиальном рассмотрении уголовного дела составляются исключительно судьей, председательствующим в процессе, как и при кассационном и надзорном производствах судьями-докладчиками.
Именно поэтому несомненным видится тот факт, что участие в рассмотрении уголовного дела трех профессиональных судей увеличивает шансы соблюдения законности при производстве по делу, увеличивается также и возможность более тщательного, всестороннего и объективного подхода к исследованию доказательств, что объясняет характер дел, рассматриваемых коллегией из трех профессиональных судей.
 
Библиография
1 См.: Баев О.Я. Уголовно-процессуальное исследование преступлений: система и ее качество. — М., 2007. С. 179.