О.В. ИСАЕНКОВА,
директор Юридического института правового администрирования ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», зав. кафедрой гражданского процесса, доктор юридических наук, профессор
 
Многие проблемы исполнительного производства обусловлены тем, что отрасль исполнительного права и составляющее ее основу исполнительное законодательство в настоящее время недостаточно разработаны. Если в базисных отраслях правовые институты более или менее удачно применяются и нуждаются лишь в дальнейшем совершенствовании, то новые отрасли российского права находятся еще в весьма неблагоприятном положении. 
 
Имея собственный кодифицированный источник лишь в виде проекта, исполнительное право представляет собой широкое поле деятельности для разработок ученых-правоведов. Исследование области исполнительных правоотношений тем более необходимо, что неисполнение судебных решений и иных юрисдикционных актов дискредитирует все три ветви государственной власти:
—законодательную, не сумевшую определить действенный механизм исполнительного производства и гарантировать реализацию принятых на основе собственных законов решений;
—исполнительную, не обеспечивающую организацию и функционирование соответствующих исполнительных органов и служб;
—судебную, не имеющую возможности проконтролировать претворение в жизнь своих же постановлений, вынесенных именем Российской Федерации, в результате чего авторитет государства безусловно умаляется.
Если провести аналогию со структурой нормы, то исполнительное производство в системе права выступит как своеобразная санкция по отношению к другим отраслям цивилистического и административного (в некоторых случаях) цикла.
По мнению О.Э. Лейста, санкция устанавливается для принуждения к соблюдению обязанности угрозой применения мер государственного принуждения[2]. В этом смысле роль исполнительного производства аналогична: оно представляет собой порядок принуждения к выполнению требований, содержащихся в исполнительном документе. При этом, если гражданская процессуальная норма, по меткому определению П.Ф. Елисейкина, призвана упорядочить применение санкции материально-правовой нормы[3], то исполнительная процессуальная норма опосредует санкции не только материального, но и процессуального характера. Самостоятельность отрасли исполнительного права не следует отождествлять с «неподчиненностью»[4] и полной независимостью от гражданского процессуального права, так как многие исполнительные правоотношения вторичны, производны от правоотношений, складывающихся в процессе судебной и иных форм защиты, и цель последних правоотношений — не только разрешить спорную проблему, но и обеспечить при необходимости государственное принуждение к поведению, признанному должным. Именно гражданские процессуальные правоотношения чаще всего выступают юридическими фактами для возникновения отношений исполнительных. О.В. ИСАЕНКОВА, директор Юридического института правового администрирования  ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права»,  зав. кафедрой гражданского процесса, доктор юридических наук, профессор
Теоретическая спорность вопроса о месте и роли исполнительного производства и исполнительного права в системе мер защиты прав, в частности цивильных, создает серьезные проблемы как в законодательном, так и в правоприменительном плане. Примеров тому множество, но для наглядности приведем один из показательных, с нашей точки зрения, связанный с проблемами исполнительного производства в отношении лиц, отбывающих наказание.
Двойственная сущность исполнительного производства в отношении лиц, отбывающих наказание, состоит в том, что его предмет находится в сфере регулирования исполнительного права как в широком, так и в узком смысле. Наиболее распространенным в теории права является понимание исполнительного производства в узком смысле, т. е. как предмета регулирования исполнительного права, нормативную основу которого составляет в настоящее время Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) с перспективой принятия Исполнительного кодекса РФ[5]. Между тем само название отрасли права (исполнительное право), законодательную основу которой будет составлять Исполнительный кодекс РФ, не в полной мере отвечает содержанию норм, ее составляющих, исходя из существования уголовно-исполнительного права с собственным соответствующим предметом регулирования. Обозначая правоотношения как гражданско-исполнительные, приходится констатировать, что для определения предмета их регулирования термин «исполнительный» слишком широк, а термин «гражданско-исполнительный», наоборот, узок, так как не отражает всей сущности предмета.
К сожалению, правовая наука не выработала термина, который обозначал бы все правоотношения неуголовного характера. В любом случае это будет антитермин, определение от противного по отношению к уголовно-исполнительному процессу, например «некриминальное исполнительное производство» (соответственно отрасль права обозначается как некриминально-исполнительное право). Представляется целесообразным пока оставить существующее обозначение определяемой области правоотношений как исполнительных, а отрасли — как исполнительного права, оговорившись, что из сферы ее регулирования априори исключается все, что касается исполнения актов, вынесенных в порядке уголовного судопроизводства.
И хотя процессуальные кодексы России в постсоветский период отказались от непосредственного регулирования исполнительных правоотношений в узком смысле, отсылая к Закону об исполнительном производстве (сначала 1997 года, а затем — 2007 года), именно исполнение исполнительных документов в отношении осужденных продолжает сочетать в себе нормативное регулирование кодифицированным источником (в частности, нормами статей 44, 107 УИК РФ) и Законом об исполнительном производстве (в частности, статьями 100, 103—104).
Это относится и к ч. 3 ст. 99 Закона об исполнительном производстве, устанавливающей, что общее ограничение размера удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина не применяется, в частности, при возмещении ущерба, причиненного преступлением, когда размер удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина может доходить до 70% (по общему правилу — до 50%).
Статья 100 Закона об исполнительном производстве полностью посвящена обращению взыскания на заработную плату должника-гражданина, отбывающего наказание, а с 1 января 2011 г. предмет ее регулирования, согласно Федеральному закону от 17.12.2009 № 325-ФЗ «О внесении изменений в статью 107 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и статьи 100 и 111 Федерального закона “Об исполнительном производстве”» (далее — Закон № 325-ФЗ) расширен дополнением: после слов «заработную плату» добавлено «, пенсию или иные доходы».
Итак, в настоящее время взыскание по исполнительным документам обращается на заработную плату граждан, осужденных к исправительным работам, за вычетом удержаний, произведенных по приговору или постановлению суда. Взыскание по исполнительным документам обращается на заработную плату (с 1 января 2011 г. также на пенсию или иные доходы) граждан, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, в том числе лечебных исправительных учреждениях, лечебно-профилактических учреждениях, а также в следственных изоляторах при выполнении ими функций исправительных учреждений в отношении указанных граждан, за вычетом отчислений на возмещение расходов по их содержанию в названных учреждениях.
Согласно ст. 44 УИК РФ контроль за правильностью и своевременностью удержаний из заработной платы осужденных к исправительным работам и перечислением удержанных сумм в соответствующий бюджет возложен на уголовно-исполнительные инспекции, которые вправе привлекать для осуществления этой функции финансовые и налоговые органы. В той же статье есть указание на то, что удержания производятся из заработной платы по основному месту работы осужденного за каждый отработанный месяц при выплате заработной платы независимо от наличия к нему претензий по исполнительным документам. Иммунитеты от удержаний установлены в настоящее время в отношении пособий, получаемых осужденным в порядке социального страхования и социального обеспечения, выплат единовременного характера, за исключением ежемесячных страховых выплат по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.
Удержания из заработной платы и иных доходов осужденных к лишению свободы УИК РФ до недавнего времени регулировались в несколько ином порядке: из заработной платы, пенсий и иных доходов осужденных к лишению свободы производились удержания для возмещения расходов по их содержанию.
Однако с 1 января 2011 г. согласно Закону №  325-ФЗ возмещение осужденными расходов по их содержанию производится только после удовлетворения всех требований взыскателей в порядке, установленном Законом об исполнительном производстве. Как видим, приоритет в сфере регулирования исполнительного производства в отношении осужденных постепенно начинает переходить в сферу исполнительного права в узком смысле этого слова.
Между тем в действующую редакцию ст. 107 УИК РФ закралась ошибка, исправлять которую с учетом нормы Закона № 325-ФЗ законодатель не планирует. Так, согласно ч. 2 ст. 107 УИК РФ возмещение осужденными расходов по их содержанию производится после удержания алиментов, подоходного налога, отчислений в Пенсионный фонд РФ и иных обязательных отчислений; удержания по исполнительным листам или другим исполнительным документам производятся из оставшейся суммы в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом РФ. Однако в ГПК РФ, в отличие от ГПК РСФСР, отсутствуют нормы, регулирующие непосредственно порядок удержания по исполнительным листам. Если до 1997 года исполнение судебных актов и иных исполнительных документов действительно регулировалось исключительно ГПК РСФСР, а судебные исполнители были должностными лицами суда, то в настоящее время в предмете регулирования АПК РФ и ГПК РФ остались лишь отдельные процессуальные вопросы, связанные с исполнением судебных решений. Эти вопросы касаются двух моментов: предварительного санкционирования судом отдельных, особо значимых исполнительных действий (выдача исполнительного листа и его дубликата, восстановление пропущенного срока для предъявления к исполнению, отсрочка, рассрочка исполнения, изменение способа и порядка исполнения, поворот исполнения и т. п.) и последующего контроля суда путем рассмотрения заявлений об оспаривании исполнительных действий (бездействия) органов исполнения и их должностных лиц.
Если же исправить ошибку, допущенную в ст. 107 УИК РФ, и вести речь об очередности распределения взысканной с должника денежной суммы для удовлетворения всех требований по исполнительным документам, то эта сумма будет распределяться между взыскателями по совершенно иным правилам, установленным ст. 11 Закона об исполнительном производстве и отражающим приоритеты социальной политики государства, протекционирующего правоотношения, требующие наибольшей защиты,  и вытекающие из них требования.
Исходя из того, что в первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, возмещению вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, а также требования о компенсации морального вреда, можно сделать вывод, что государство предоставляет определенные привилегии наименее социально защищенным лицам — детям, сиротам, инвалидам, а также тем, кто понес нравственные и физические страдания.
Во вторую очередь удовлетворяются требования, так или иначе связанные с оплатой труда: требования по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих (работавших) по трудовому договору, а также по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности. Это правило можно рассматривать как наследие социалистического правопорядка, где практически единственным допустимым источником существования советских граждан трудоспособного возраста являлась заработная плата (плата за труд). Однако сегодня право на труд и получение за него вознаграждения не ниже установленного законом минимального размера оплаты труда (ст. 37 Конституции РФ) провозглашается наравне с другими правами, например, правом на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 34 Конституции РФ), правом частной собственности и его охраны, правом наследования (ст. 35 Конституции РФ) и т. д.
В третью очередь удовлетворяются требования по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды и уже потом — все остальные требования.
На основании этого можно сделать вывод, что в исполнительном производстве неоправданный приоритет отдается интересам государства и его фондов, причем игнорируется конституционная норма о том, что высшей ценностью являются права и свободы человека (ст. 2 Конституции РФ).
Представляется, что государство вправе определять приоритеты в защите отдельных, наиболее значимых прав социально слабозащищенных граждан (здоровью которых нанесен вред, кто получает алименты или потерял кормильца), как это происходит при взысканиях первой очереди, но вряд ли допустимо законодательно устанавливать приоритеты для взыскателя-государства, его органов и фондов.
Как видим, общими у названных норм в чистом виде является только приоритет алиментных обязательств, с чем, в принципе, можно согласиться.
Однако ч. 3  ст. 107 УИК РФ опять противоречит упомянутой ч. 3 ст. 99 Закона об исполнительном производстве: согласно норме ч. 3 ст. 107 на лицевой счет осужденных мужчин старше 60 лет, осужденных женщин старше 55 лет, осужденных, являющихся инвалидами первой или второй группы, несовершеннолетних осужденных, осужденных беременных женщин, осужденных женщин, имеющих детей в домах ребенка исправительного учреждения, зачисляется независимо от всех удержаний не менее 50% начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов.
Вместе с тем в соответствии со ст. 230 проекта ИК РФ со всех лиц, отбывающих по приговору суда наказание, связанное с лишением свободы, взыскания планируется проводить без каких-либо ограничений и иммунитетов[6]. Ограничение размера удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина по общему правилу и сегодня не применяется при возмещении ущерба, причиненного преступлением, когда размер удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина не может превышать 70, а не 50%.
Наличие правила об отсутствии иммунитетов в отношении хотя бы небольшой, но реальной части доходов осужденных приводит к нарушению минимальных стандартов правовой защиты должника, способствует отсутствию у него какого-либо интереса к работе в местах лишения свободы и получению заработной платы, а следовательно, нарушаются интересы и противоположной стороны исполнительного производства — взыскателя.
Многочисленные примеры неисполнения исполнительных листов в отношении осужденных способствуют появлению жалоб взыскателей и заявлений о бездействиях в рамках исполнительного производства[7].
Безусловно, это лишь часть проблем, связанных с исполнительным производством в отношении осужденных, но все они нуждаются в детальном и непротиворечивом урегулировании.
 
Библиография
1 Материалы публикуемых в рубрике статей были обнародованы авторами в виде докладов на Международной научно-практической конференции «Эффективность принудительного исполнения судебных решений и актов других органов» в Казани в июне 2011 года (см.: Практика исполнительного поизводства. 2011. № 3. С. 3).
2 См.: Лейст О.Э. Санкции в советском праве. — М.: Госюриздат, 1962.
3 См.: Елисейкин П.Ф. Предмет процессуально-правового регулирования и понятие процессуальной нормы // Юридические гарантии применения права и режим социалистической законности в СССР. Вып. 4. — Ярославль, 1977. С. 38.
4 Евстифеева Т.И. Гражданские процессуальные правоотношения: Автореф. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2001. С. 20.
5  Перспектива принятия Исполнительного кодекса РФ определена в настоящее время распоряжением министра юстиции РФ от 24.01.2006 № 2 «О создании межведомственной рабочей группы по разработке проекта Исполнительного кодекса Российской Федерации»; опубликованы «Проект Исполнительного кодекса Российской Федерации» (Краснодар — СПб., 2004) и доработанный «Исполнительный кодекс Российской Федерации: Проект» (Под ред. проф. В.М. Шерстюка и проф. В.В. Яркова. — М.: Проспект, 2009).
6 См.: Исполнительный кодекс Российской Федерации: Проект / Под ред. В.М. Шерстюка, В.В. Яркова. — М.: Проспект, 2009.  С. 138.
7 См., например: Кропачев А. Права осужденных — не в ущерб правам других граждан. URL http://
www.lawmix.ru/comm/6007/