Е.Е. МАРТЫНОВА,
соискатель кафедры гражданского права Казанского государственного университета
Коллизионные вопросы в сфере наследования являются в международном частном праве наиболее спорными, поскольку занимают промежуточное положение между личным и вещным статутами. Наследование, обеспечивая передачу имущества лица после его смерти, подчиняется личному статуту. В то же время оно связано с вещным статутом, так как речь идет о передаче именно имущества в результате добровольного акта волеизъявления наследодателя. Также необходимо учитывать обязательственный статут. 
 
Несмотря на значимость вопросов, все же большее значение имеет выбор между личным и вещным статутами. Решение зависит от традиций правовой системы и подхода к наследованию, основными элементами привязки которого являются лицо или имущество.
Использование личного статута основано на том, что наследование обусловлено смертью лица, его родственными связями, привязанностями и стремлением сохранить имущество в семье. Поэтому наследование подчиняется тому же режиму, что и само лицо.
При использовании вещного статута наследство рассматривается как один из способов передачи имущества. Только основание, в данном случае смерть, отличает наследство от других способов передачи имущества. Объект один и тот же — имущество. Следовательно, и применимый закон всегда определяется вещным законом независимо от способа передачи имущества.
Сравнительному праву известны два пути регулирования вопросов наследования: с одной стороны, различие между движимым и недвижимым имуществом, с другой — подчинение того и другого единому закону.
Изучение вопросов наследования в Англии, Франции и США показывает, что основная коллизионная привязка — lex rei sitae (закон местонахождения вещи). Наследование недвижимого имущества всегда подчиняется закону его местонахождения. Это сфера вещного закона, применяемого ко всем вопросам передачи наследственного имущества. И только родственные связи определяются личным законом. Наследование движимого имущества в указанных государствах определяется законом домицилия наследодателя (lex domicilli).
В правовых системах Германии, Греции, Италии, Японии все наследственное имущество (движимое и недвижимое) регулируется одним законом. Единственное различие в том, что одни подчиняют наследование закону домицилия (lex domicilli), а другие — закону гражданства (lex partriae).
Положение наследников-иностранцев независимо от их гражданства определяется в этих странах принципом национального режима. В силу этого участники производства по наследственным делам, являющиеся гражданами и жителями иностранных государств, находятся в таком же положении, как и граждане данного государства.
Российская Федерация придерживается принципа единства наследственного статута. В российском праве отношения в сфере наследования подчиняются закону той страны, где наследодатель имел последнее место жительства, который закрепил одностороннюю коллизионную норму (п. 1 ст. 1224 ГК РФ).
Тем же законом определяются способность лица к составлению и отмене завещания, форма завещания (в том числе в отношении недвижимого имущества).
В качестве основной коллизионной привязки, определяющей наследственный статут, избран, таким образом, закон места жительства, который включается в категорию личного статута.
Как известно, при переходе имущества в порядке наследования возникают имущественные отношения. Одновременно заметим, что, как и любые подобные отношения, они входят в систему существующих в данном обществе имущественных отношений, т. е. в систему собственности. Представляя разновидность порождаемых системой собственности связей, отношения по наследованию опосредуют переход титула собственности в связи со смертью от одного лица к другому, оставаясь при этом в рамках той же самой системы имущественных отношений.
В международном гражданском обороте возникают отношения по наследованию, которые определяют не только переход имущества от одного субъекта к другому, но и включение титула собственности в иностранную систему имущественных отношений. Если целью наследования внутри государства является перенесение прав умершего на новый субъект, то в международном обороте наследственное отношение реализуется лишь после включения титула в иностранную систему собственности. Поэтому оно охватывает перевод наследственных сумм за границу и вывоз наследственного имущества.
Анализ двух основных типов наследственных дел с участием иностранного элемента выявляет следующее.
В первом случае наследодатель и наследник являются гражданами иностранных государств, причем наследственное имущество находится в стране наследодателя и тем самым включено в свойственную ей систему отношений собственности. При полной реализации отношений по наследованию титул окажется включенным в иностранную систему собственности.
Второй случай предусматривает, что и наследодатель, и наследник — граждане одного государства, но наследственное имущество, находясь за его пределами, включено в систему отношений собственности, существующую в другом государстве. Отношения по наследованию являются частью системы имущественных отношений, в условиях которой проживали наследодатель и наследник. Но в то же время титул собственности на имущество включен и в систему собственности иностранного государства.
Отмеченные выше два типа отношений по наследованию могут возникнуть при условии, что иностранные граждане и жители одной страны обладают способностью наследования в иностранном государстве. Без этого гражданин иностранного государства не мог бы наследовать имущество, находящееся в Российской Федерации. Соблюдение данного условия необходимо и при наследственном правопреемстве в заграничном имуществе.
С юридической точки зрения способность наследовать означает способность субъекта быть носителем наследственных прав и обладать ими. Возможность иметь субъективные права вообще является составляющей гражданской правоспособности субъекта.
По мнению российского законодателя, наследственные права представляют собой одну из разновидностей гражданских субъективных прав. Потому наделение иностранцев гражданской правоспособностью означает предоставление возможности иметь наследственные права, т. е. способность наследовать. Такой вывод базируется на ст. 18 ГК РФ, раскрывающей содержание правоспособности: «Граждане могут иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество».
Из текста статей 17—18 ГК РФ следует, что способность иметь наследственные права дается безотносительно к месту жительства. Ею в равной мере обладают иностранцы, живущие как в Российской Федерации, так и за ее пределами. Гражданство и место жительства наследодателя никакого влияния на способность иностранца наследовать не оказывают.
Иностранец способен наследовать после любого лица (наследодателя) — как российского гражданина, так и иностранца, и не имеет значения, проживал наследодатель в Российской Федерации или за ее пределами. Таким образом, российский закон закрепляет предпосылки для обоих типов наследственных отношений, возникающих между Российской Федерацией и иностранным государством. Иностранец вправе наследовать после российского гражданина, проживающего в Российской Федерации и оставившего здесь же имущество. Одновременно закон предоставляет возможность наследовать имущество, находящееся в Российской Федерации, после смерти иностранца, проживавшего за ее пределами.
В соответствии с ч. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации.
Вместе с тем абзац четвертый п. 1 ст. 2 и ст. 1196 ГК РФ не только предоставляют иностранцам гражданскую правоспособность и, следовательно, способность иметь наследственные права, но и устанавливают объем этой способности: «Гражданская правоспособность физического лица определяется его личным законом. При этом иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных законом» (см. 1196 ГК РФ).
Как известно, в науке международного частного права метод регулирования правового положения иностранцев посредством приравнивания к положению собственных граждан именуется предоставлением национального режима. Безусловность предоставления иностранцам национального режима распространяется не только на материально-правовое, но и на коллизионное регулирование. Согласно ст. 1189 ГК РФ иностранное право подлежит применению в Российской Федерации независимо от того, применяется ли в соответствующем иностранном государстве к отношениям по наследованию такого рода российское право, за исключением случаев, когда применение иностранного права на началах взаимности предусмотрено федеральным законом или, как это следует из ст. 7 ГК РФ, международным договором.
Суть национального режима являет собой равное положение иностранных и российских граждан в правах и обязанностях, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации.
Конституция РФ и ГК РФ предоставляют иностранцам национальный режим в отношении гражданской правоспособности и, следовательно, способности обладать наследственными правами.
Область наследования частично выходит за пределы отношений, регулируемых гражданским правом. Круг наследственных прав определенного лица зависит от того, какой наследственный закон регулирует в конкретном деле отношения по наследованию. Согласно ст. 1224 ГК РФ отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства, если иное не предусмотрено указанной статьей. Наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр Российской Федерации, — по российскому праву. Таким образом, может быть применен российский либо иностранный закон о наследовании.
Наследственное право подразделяется на  право на принятие наследства и право, возникшее из его приобретения. Право на принятие наследства дает наследнику альтернативную возможность принять его или не принять, а право из его приобретения возникает с момента принятия наследства. В соответствии с началом национального режима оба эти права могут принадлежать как российским гражданам, так и иностранцам безотносительно к месту их проживания.
Согласно российскому закону наследственные права возникают после смерти (объявления умершим) наследодателя. Кроме того, при наследовании по закону необходима родственная близость определенной степени (либо подтвержденный факт нетрудоспособности и нахождения гражданина, не входящего в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию, на иждивении наследодателя не менее одного года, независимо от того, проживал он совместно с наследодателем или нет). Для наследников последующих очередей наследственные права возникают, если нет наследников предшествующих очередей или они отказались от наследства. При наследовании же по завещанию необходимо составление завещания в пользу данного лица. Эти факты имеют то же самое юридическое действие независимо от того, у кого возникают наследственные права — у российского гражданина или иностранца.
Необходимо отметить, что наследственные права во всех своих элементах одинаковы независимо от субъекта — носителя этих прав. В частности, объект наследственных прав во всех случаях — наследство, т. е. совокупность субъективных прав и обязанностей умершего, — неизменен и для российских граждан и иностранцев.
Однако не все субъективные гражданские права можно по закону наследовать. Важно другое: обладая этим свойством, они могут переходить в порядке наследования независимо от гражданства наследника, который их приобретает.
Право на принятие наследства дает наследнику возможность принять наследство или отказаться от него. Эту возможность иностранец получает на равных основаниях с российскими гражданами, т. е. совершенно свободно, по собственному усмотрению.
Правовые последствия осуществления субъективного права на принятие наследства также совершенно одинаковы. Если иностранец отказывается от наследства, это право прекращается и другого наследственного права не возникает. Но если он принимает наследство, у него, как и у российского гражданина, возникает второе наследственное право — право, возникшее из приобретения наследства. В силу этого права наследник становится обладателем всех прав и обязанностей наследодателя, которые по российскому закону наделены способностью переходить по наследству. В.И. Серебровский указал, что право на принятие наследства является субъективным гражданским правом, из чего, в частности, следует, что оно обладает способностью переходить в порядке наследования. Например, если наследник, у которого право возникло, умрет, не успев осуществить его, это право переходит к его наследникам[1].
Эту способность рассматриваемое право сохраняет независимо от того, кто его обладатель, — российский гражданин или иностранец. Например, если умер российский гражданин, у которого сын иностранец, последний получает право на принятие наследства. Но если он умер, не успев принять наследство, это право перейдет к его собственному наследнику, также иностранцу. Последний получает право принять наследство своего деда — российского гражданина.
Иностранцы способны обладать наследственными правами и тогда, когда к отношениям по наследованию применяется не российский, а иностранный наследственный закон. В этом случае в связи с национальным режимом наследник-иностранец обладает теми же самыми наследственными правами, которыми мог бы обладать российский гражданин, если бы он находился на месте этого иностранца. Перечень прав, а также их объем определятся в зависимости от того, закон какой страны будет применяться российским юрисдикционным органом. Этот же закон предопределит основания возникновения наследственных прав и их фактический состав. Однако содержание и связанные с ним наследственные права будут иметь одинаковое значение и действие для наследника-иностранца и российского гражданина.
Наследственное право, единое по своей экономической сущности, в различных странах не одинаково регулирует отдельные наследственные отношения. В Аргентине, Бельгии, Голландии, Испании, Италии, Люксембурге, Мексике, Польше, Португалии, Румынии наследственное право построено по образцу Французского гражданского кодекса 1804 года; в другой группе стран (Австрия, Швейцария, департаменты, входящие в Эльзас и Лотарингию, Таиланд, частично Япония) — по образцу Германского гражданского уложения 1896 года; в третьей группе стран (Англия, США, Северная Ирландия) — по образцу англо-американского права[2].
Приобретенными в порядке наследования правами и обязанностями иностранец может обладать в Российской Федерации на общем основании. Его полученное по наследству имущество находится под той же защитой российского закона, что и имущество российских граждан. И как собственнику ему на основании нормы права принадлежит право истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ).
Нельзя обойти вниманием и особые права иностранцев, образующие часть их способности иметь права, возникающие при наследовании. Способность иметь дополнительные права является элементом правоспособности только иностранцев. Дополнительные права можно разделить на две группы. Одни из них по своей природе могут принадлежать только участнику правоотношений по наследованию. Другие могут возникнуть и у субъектов иных гражданских правоотношений[3].
Право на перевод — наиболее важное дополнительное право в части наследования — служит реализации лишь таких правоотношений по наследованию, в которых в качестве наследников участвуют иностранцы, ибо последние проживают вне пределов данного государства. Оно излишне для основной массы местных граждан, так как они живут в государстве,
на территории которого находится наследственное имущество. В законодательстве ряда стран — России, Чехии, Румынии — существует специальный нормативный акт, наделяющий иностранцев правом на перевод.
Предоставленное иностранцам право на перевод признается в юридической литературе субъективным правом, обусловленным нормами валютного законодательства, регулирующего отношения, складывающиеся в связи с переводом денежных сумм за границу[4].
По мнению А.А. Рубанова, право на перевод появляется у наследника-иностранца одновременно с правом, возникающим из приобретения наследства, а именно со времени его принятия. В один и тот же момент иностранец становится собственником вещей наследодателя, субъектом его прав требования и обязанностей, а также права на перевод наследственных сумм. Основания возникновения прав на перевод и принятие наследства одинаковы: открытие наследства, призвание данного лица к наследованию и принятие наследства. Иностранец, призванный к наследованию, но еще не принявший наследства, не имеет права на перевод. При отказе от наследства в пользу других лиц (ст. 1157 ГК РФ) права на перевод у него не возникает.
Субъекту права на перевод присущи две черты. Во-первых, им может быть иностранец, место постоянного жительства которого значения не имеет. Такие обстоятельства, как проживание в Российской Федерации, за ее пределами, смена места жительства и выезд, не влияют на принадлежность права на перевод.
Следовательно, оно принадлежит иностранцу во всех случаях. Во-вторых, субъектом этого права может быть лишь наследник-иностранец.
Право на перевод неотчуждаемо, оно не может быть переуступлено другому лицу. Объектом права на перевод выступают наследственные суммы, т. е. денежные суммы, входящие в состав наследственной массы (речь идет о суммах, находящихся на хранении в банке; полученных путем права требования, принадлежащего наследодателю; образовавшихся от продажи вещей, полученных по наследству, и доходов с него).
Наследственные суммы всегда непосредственно связаны с наследством. Гражданство и место жительства наследодателя в связи с правом на перевод значения не имеют. Денежные суммы, образуемые от реализации имущества российского гражданина, в такой же мере представляют собой объект этого права, как и денежные суммы, вырученные от реализации имущества иностранца.
Отмечая особый характер права на перевод, заметим, что способность обладать другими наследственными правами или сам факт обладания ими не зависят от наличия или отсутствия права на перевод. И если права на перевод нет из-за несоблюдения взаимности, то у иностранца, как и у любого российского гражданина, остаются два других права. В российском праве под взаимностью применительно к данному вопросу понимаются правовые нормы и практика их применения, приводящие к беспрепятственному переводу соответствующих сумм из данной страны в Российскую Федерацию.
Для государств, где отсутствуют устойчивые отношения по наследственным делам, взаимность определяется на основе нормативных актов (так называемая юридическая взаимность).
Законодательству зарубежных стран известно второе дополнительное право: на вывоз за границу вещей, приобретенных в порядке наследования. В юридической литературе оно, как и право на перевод наследственных сумм за границу, признается субъективным правом[5].
Объект этого права в различных странах определяется неодинаково. В Российской Федерации нормативные акты относят к нему домашнее имущество, входящее в состав наследства. Вещи, для которых установлен общий запрет вывоза из страны (боеприпасы, оружие и т. д.), не могут быть объектом этого права. В Болгарии объектом права на вывоз признается бывшее в употреблении движимое имущество, предназначенное для личного потребления наследника (ст. 117 Правил о применении Закона о таможнях от 20.10.1960)[6].
Ранее отмечалось, что имеющиеся в некоторых странах дополнительные права для наследника неизвестны законодательству других государств. К примеру, в Польше применительно к наследованию единоличных крестьянских хозяйств иностранцам предоставлено четыре особых права, которые связаны с наследованием единоличных крестьянских хозяйств.
Во-первых, иностранцу предоставлено право на денежный эквивалент доли в крестьянском хозяйстве, от наследования которой по закону он был отстранен как лицо, не работающее в данном или другом хозяйстве и не бывшее членом кооператива.
Во-вторых, иностранцу дано право на денежный эквивалент крестьянского хозяйства, наследником которого он назначен по завещанию, несмотря на то, что он должен был быть отстранен от наследования как лицо, не обладающее качествами, необходимыми для наследования по закону.
В-третьих, иностранец имеет право на получение компенсации при разделе крестьянского хозяйства в случаях, когда он призван к наследованию в соответствии с правилом о наследовании лиц, обладающих квалификацией для ведения хозяйства.
И наконец, иностранец-наследник имеет право получить стоимость завещательного отказа, обременяющего крестьянское хозяйство, вопреки правилу о чрезмерном обременении.
В Югославии иностранцы по Закону о наследовании 1955 года могут наследовать землю сельскохозяйственного назначения, не превышающую по площади лимит, установленный для собственных граждан. В Законе о наследовании говорится: «Иностранный гражданин имеет право получить денежное возмещение за сельскохозяйственную землю, которой не может владеть» (ч. III, ст. 160).
Выявленные особенности позволяют раскрыть отдельные вопросы наследственных отношений в рамках коллизионного регулирования.
 
Библиография
1 См.: Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. — М., 1953. С. 50.
2 См.: Немков Л.М. Очерки истории наследственного права. — Воронеж, 1979. С. 43.
3 См.: Рубанов A.А. Заграничные наследства. — М., 1975. С. 28.
4 См. там же.
5 См.: Рубанов A.А. Заграничные наследства. — М., 1975. С. 31.
6 См. там же. С. 34.