УДК 347.51
 
Е.В. ГАВРИЛОВ,
бакалавр юридического факультета Красноярского государственного аграрного университета
 
Конституция РФ гарантирует каждому право на защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23), а также на судебную защиту своих прав и свобод (ч. 1 ст. 46).
Гражданский кодекс РФ в один ряд с категориями «честь» и «доброе имя» ставит понятие «деловая репутация» (п. 1 ст. 150).
В соответствии со ст. 150 ГК РФ деловая репутация относится к нематериальным благам, которые защищаются в соответствии с ГК РФ и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.
 
Согласно ст. 152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе требовать по суду признания таких сведений не соответствующими действительности, опровержения данных сведений, опубликования своего ответа в СМИ —распространителе указанных сведений, возмещения убытков, компенсации морального вреда. Данные правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица (п. 7 ст. 152 ГК РФ).
В абзаце пятом п. 2 определения КС РФ от 04.12.2003 № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Определение № 508-О) сказано, что «применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК Российской Федерации). Данный вывод основан на положении статьи 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».
Таким образом, КС РФ признал компенсацию нематериального вреда в качестве самостоятельного способа защиты деловой репутации юридического лица (как некий аналог компенсации морального вреда гражданину). Однако о механизме реализации названного способа защиты ни КС РФ, ни законодатель не высказались, в результате чего встает резонный вопрос о том, как на практике реализуется компенсация нематериального вреда, причиненного юридическому лицу.
В п. 5 постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (далее — Постановление о компенсации морального вреда) сказано, что «правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица».
В п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее — Постановление о защите деловой репутации) указано: «…правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица».
На основании изложенного можно сделать вывод, что при реализации компенсации нематериального (репутационного) вреда, причиненного юридическому лицу, применяются правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина.
В абзаце втором ст. 151 ГК РФ сказано, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.
Согласно положениям ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (п. 3 ст. 1099), независимо от вины причинителя вреда по делам о защите деловой репутации (ст. 1100), в денежной форме (ст. 1101).
При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.
Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
Данные правила дополнены обстоятельствами, изложенными в Постановлении о компенсации морального вреда (применительно к защите деловой репутации) и Постановлении о защите деловой репутации.
Так, в частности, в абзаце первом п. 7 Постановления о компенсации морального вреда говорится, что если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.
В п. 15 Постановления о защите деловой репутации сказано, что, если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суду при определении размера компенсации морального вреда необходимо учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.
Судам следует иметь в виду, что моральный вред, хотя он и определяется судом в конкретной денежной сумме, признается законом вредом неимущественным и, следовательно, государственная пошлина должна взиматься на основании подп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ, а не в процентном отношении к сумме, определенной судом в качестве компенсации причиненного истцу морального вреда.
Таким образом, можно сделать вывод: для компенсации нематериального (репутационного) вреда, причиненного юридическому лицу, характерно, что данный способ защиты не зависит от возмещения имущественного вреда (например, возмещения убытков), не зависит от вины причинителя вреда, исковая давность на него не распространяется. Компенсация нематериального вреда осуществляется в денежной форме. Государственная пошлина при подаче искового заявления (в российский суд первой инстанции) с требованием о компенсации нематериального (репутационного) вреда, причиненного юридическому лицу, составляет 2000 руб. (по состоянию на 01.08.2008 на основании анализа подп. 3 п. 1 ст. 333.19 НК РФ).
Размер компенсации нематериального (репутационного) вреда, причиненного юридическому лицу, зависит от:
1) индивидуальных особенностей юридического лица, которому причинен вред;
2) учета фактических обстоятельств, при которых был причинен вред;
3) степени вины нарушителя;
4) характера и содержания публикации;
5) степени распространения недостоверных сведений;
6) соразмерности взыскиваемой суммы компенсации причиненному вреду;
7) требования не ущемлять свободу массовой информации;
8) разумности и справедливости;
9) иных заслуживающих внимания обстоятельств.
При этом очевиден пробел в законодательстве по вопросу оснований компенсации нематериального (репутационного) вреда, причиненного юридическому лицу. За что необходимо взыскивать компенсацию? В принципе, ответ очевиден: за нематериальный вред, причиненный юридическому лицу. Но что понимать под указанным термином, ведь в нормотворчестве он не раскрыт[1]?
Считаем, что нематериальный (репутационный) вред, причиненный юридическому лицу, — это наступление не имеющих экономического содержания и стоимостной формы негативных последствий умаления деловой репутации конкретного юридического лица, связанных с отражением в сознании общества искаженной информации о деловых (профессиональных) качествах данной организации, для которой такое отражение является отрицательным и существенным в плане нормального функционирования.
Так какие же не имеющие экономического содержания и стоимостной формы негативные последствия умаления деловой репутации могут явиться основой компенсации нематериального (репутационного) вреда, причиненного юридическому лицу?
КС РФ в абзаце шестом п. 2 Определения № 508-О по этому вопросу, в принципе, предложил опираться на практику Европейского суда по правам человека.
В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.
В абзаце пятом ч. 1 Постановления о защите деловой репутации сказано, что при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации суды Российской Федерации должны руководствоваться не только нормами российского законодательства, но и учитывать правовую позицию Европейского суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года.
Указанное правило действует и в отношении юридических лиц, в том числе тех, кто требует по суду в Российской Федерации денежной компенсации нематериального (репутационного) вреда.
Так, например, в § 57 постановления Европейского суда по правам человека от 08.12.1999 по делу «Партия свободы и демократии (Оzdep) против Турции» (Freedom and Democracy Party (Оzdep v. Turkey) к проявлению нематериального вреда юридического лица отнесена неудовлетворенность (разочарованность) у членов юридического лица и его основателей.
Еще больше оснований выделено в § 35 постановления Европейского суда по правам человека от 06.04.2000 по делу «Компания “Комингерсолл С.А.” против Португалии» (Comingersoll S.A. v. Portugal): умаление репутации компании; неопределенность в планировании решений; препятствие в управлении компанией (для которого не существует четкого метода подсчета последствий); наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобство, причиненные членам руководства компании.
В § 80 постановления Европейского суда
по правам человека от 02.10.2003 по делу «“Совтрансавто Холдинг” против Украины» (Sovtransavto Holding v. Ukraine) закреплены следующие проявления нематериального вреда юридических лиц: длительное состояние неуверенности; проблемы планирования управленческих решений; ущерб престижу компании в глазах нынешних и потенциальных клиентов; неприятности в организационной структуре.
Делая вывод, отметим, что существует неограниченный перечень проявлений нематериального вреда юридических лиц, некоторые из них зафиксированы в конкретных постановлениях Европейского суда по правам человека.
На основании всего вышеизложенного можем констатировать: в Российской Федерации существует самостоятельный способ защиты деловой репутации юридических лиц — компенсация нематериального (репутационного) вреда.
Указанный способ защиты имеет массу сложностей: отсутствие единого (легального, общепризнанного, официального) наименования данного способа защиты; существование различных толкований термина, образующего «ядро» исследуемого способа защиты; неясность состава субъектов, задействованных в реализации компенсации нематериального (репутационного) вреда; соотношение с другими способами судебной защиты деловой репутации; различные подходы судов к пониманию сущности (основаниям и критериям) компенсации нематериального (репутационного) вреда и др.
Важно определиться с официальным наименованием этого нового способа защиты и законодательным путем закрепить его в статьях ГК РФ (в частности, в ст. 12 «Способы защиты гражданских прав»). Желательно также разъяснить указанный способ защиты на уровне высших судебных инстанций (Пленум ВАС РФ уже начал осуществлять это). К 2008 году были подготовлены проекты двух постановлений Пленума ВАС РФ: «О возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» и «О способах защиты прав и законных интересов участников экономического оборота в случае причинения им вреда со стороны государственных органов, органов местного самоуправления, а также их должностных лиц»[2], в которых предусматривается компенсация нематериального вреда хозяйствующим субъектам (индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам), причем не только по 26-й судебно-арбитражной категории дел (защита деловой репутации), но и по другим категориям дел, но при условии, что вред указанным лицам причинен субъектами власти.
В идеале же необходимо принять специальный федеральный закон о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц, в котором следует подробно описать механизм реализации компенсации нематериального (репутационного) вреда, причиненного юридическому лицу.
 
Библиография
1 По состоянию на 01.08.2008 о «нематериальном вреде» (как словосочетании) упоминается только в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» (абзац первый п. 4), однако в указанном акте содержание «нематериального вреда» также не раскрывается.
2 См. официальный сайт (сервер) Высшего арбитражного суда Российской Федерации // http://www.arbitr.ru/