УДК 342.518
 
Б.З. КУШХОВА,
соискатель Пятигорского государственного технологического университета
 
В статье подчеркивается необходимость установления действенной и реальной системы мер юридической ответственности как важнейшего условия эффективности функционирования публичной власти; освещаются острые вопросы, касающиеся как теоретических, так и практических моментов привлечения к юридической ответственности субъектов публичной власти (прежде всего органов и должностных лиц государства и местного самоуправления), сущности конституционно-правовой и муниципально-правовой ответственности.
Ключевые слова: публичная власть, конституционно-правовая ответственность, муниципально-правовая ответственность, субъекты публичной власти, основания ответственности.
 
The article is devoted to the issues of responsibility of the public authority in contemporary Russia. The author underlines the necessity of setting up the effective and real system of the measures of the legal responsibility as a crucial condition of the effectiveness of public authority functioning. The article poses serious questions concerning both theoretical and practical moments
of legal responsibility of the subjects of public authority (first of all, organs and officials of State and local government; the nature of constitutional and municipal responsibility).
Keywords: public authority, constitutional authority, municipal authority, subjects of public authority, grounds of responsibility.
 
Юридическая ответственность — одна из фундаментальных категорий юриспруденции. При этом надо иметь ввиду, что юридическая ответственность — прежде всего разновидность ответственности социальной, которая представляет собой более широкое, родовое понятие, обозначающее диалектическую взаимосвязь между личностью и обществом, характеризующую их взаимные права и обязанности по соблюдению социальных предписаний.
«Ответственность — социальный феномен, имеющий двойственную природу и выступающий как социальное отношение и как качество личности. Социальная ответственность — порождение и важнейший компонент гражданского общества, общества равных способных индивидов. Будучи с необходимостью опосредованной государством и правом, она получает политические и правовые особенности, формы»[1].
Правовой формой ответственности как раз и выступает юридическая ответственность. Ее отличительным свойством выступает то, что основания, условия и меры применения закреплены в нормах права и направлены на их соблюдение и исполнение.
Именно способность юридической ответственности выступать в качестве критерия правомерности и противоправности поведения детерминирует потребность в установлении мер ответственности в отношении публичной власти и предопределят субъектный состав публичной власти по признаку ответственности за выполнение предоставленных им властных полномочий.
В качестве основополагающего признака при определении субъектов публичной власти и власти институтов гражданского общества выступает юридическая ответственность.
Юридическая ответственность — это юридическая обязанность соблюдения и исполнения требований, предусмотренных нормой права, реализующаяся в правомерном поведении субъектов, одобряемом или поощряемом государством, а в случае нарушения положений закона — обязанность правонарушителя претерпеть осуждение, ограничение прав материального, правового или личного характера[2].
Ответственность за осуществление публично-властных функций, направленных на надлежащую организацию социального управления, присуща только государственным и муниципальным органам. Именно они могут и должны исполнять властные функции по отношению к членам общества.
Выражение о том, что понятия «быть в ответе» и «нести ответственность» являются равнозначными[3], не утратило своей актуальности; следовательно, вопрос об ответственности органов власти за порученные им вопросы остается злободневным в современной России, в особенности в условиях тяжелой экономической конъюнктуры. При этом можно только согласиться с А.С. Бондаревым, включающим юридическую ответственность в структуру правовой культуры, безответственность, соответственно, в систему правовой антикультуры[4]. В контексте исследования права как меры свободы и ответственности подобный вопрос обретает особое значение.
В современной России проблема ответственности стоит как никогда остро. Расширение границ свободы, которое обусловлено демократизацией нашего общества, одновременно требует повышения связанности самого общества в целом и личности в отдельности предъявляемыми к ним требованиями и ответственностью. При возникновении гражданского общества идет сложный процесс переноса ответственности на всех членов социума. Данный процесс становится определяющим при осознании субъектами своего правового порядка. «Мысль о том, что демократия предполагает не только права, но и обязанности, сама по себе банальна, но от этого она не перестает быть вечно актуальной и практически значимой. Более того, когда эта бесспорная истина предается забвению, возникают серьезнейшие проблемы… Сегодня произошла некая абсолютизация и фетишизация прав, превращение их в самоцель. Не в этом ли одна из причин той вседозволенности и той анархии, беспредела, которые мы наблюдаем в российском обществе»[5].
Но ответственность за надлежащее развитие государства и общества должна быть предусмотрена не только для граждан, но и для субъектов, в чьи прямые обязанности входит должное построение гражданского общества, организационное обеспечение его нормального функционирования. Последнее непосредственно относится к органам публичной власти.
В юридической литературе справедливо отмечается: «мы много пишем и говорим об ответственности граждан, но практически не затрагиваем вопросы юридической ответственности государственных органов, должностных лиц, облеченных властью и действующих от имени государства. Между тем в их деятельности нередко можно нередко можно наблюдать не только потерю чувства ответственности, но и прямое злоупотребление своим положением, теми полномочиями, которыми их наделило государство»[6].
Реалии современного развития страны заключаются, к сожалению, в несогласованных действиях органов власти, оторванности государства от гражданского общества, кризисе духовности, нестабильности экономической системы и т. п. Как подчеркивает В.О. Лучин, «… на всех уровнях организации и функционирования власти разбалансированы ее основные компоненты — права, обязанности, ответственность. Права концентрируются на одних уровнях, обязанности распределены по другим уровням, а ответственность власти, как правило, вообще не определена»[7].
Все это и обусловливает особую остроту и актуальность проблемы ответственности государственных органов, публичной власти в целом перед народом за свои решения и действия.
 Таким образом, в условиях демократических преобразований государственно-правовой жизни, расширения границ социальной свободы актуализируются вопросы ответственности государства, общества и отдельной личности. Россия с трудом осваивает идею о том, что свобода и ответственность — единая суть. Именно последняя социально-правовая категория сегодня оказалась наиболее размытой, аморфной и оттого лишенной возможности оказывать практическое воздействиеМежду тем правовое государство — это ответственное государство; одним из его отличительных признаков является возможность публично-правовых притязаний к власти. Ответственность государства является формой защиты личных прав и важной составляющей разумной государственной политики. Обязательство компенсировать ущерб, нанесенный публичными актами в правоприменительной сфере, легитимирует государственный строй, поскольку убеждает граждан в том, что они живут в государстве, способном признавать и исправлять свои ошибки. Правовой институт ответственности государства позволяет создавать дополнительные сдержки и противовесы власти, смягчать ее автократические проявления; служит формой ее ограничения в условиях правового государственного строя, в котором властвование становится общественным служением, а не привилегией[8].
В самом широком смысле ответственность власти есть соответствие ее качеств (в том числе устройства) и деятельности условиям и задачам, вставшим перед государством, глубокое осознание субъектами власти жизненно важных интересов народа и страны, способность вырабатывать высококачественную политику, принимать наилучшие решения, осуществлять их с максимальной пользой для общего блага. И. Ильин считал «чувство ответственности» наряду с любовью к Отечеству и чувством собственного достоинства главным источником таких качеств и сил в людях, которые более всего служат спасению и возвеличиванию России.
Содержание принципа ответственности власти должно сводиться к:
1) комплексу юридических норм, требований, установок, определяющих ответственность субъектов власти за качество политики, руководства, за принимаемые решения, действия, поведение;
2) наличию государственных и общегражданских институтов, обеспечивающих контроль и способность добиться от власти выполнения установленных для нее требований;
3) системе развития духовно-нравственных мотивов, стимулов, побудителей к добросовестному выполнению долга у субъектов власти;
4) способности общества предупреждать и устранять безответственность, произвол, беззаконие их действий и поведения власти;
5) самой ответственной деятельности субъектов власти, обеспечивающей наилучшие результаты.
В последнее время проблема юридической ответственности властных субъектов приобрела особое значение в связи с усилившейся коррупцией, взяточничеством, неограниченной безответственностью и безнаказанностью во всех структурах государственной власти, управления.
Необходимо отметить: исследуя вопросы ответственности власти и государства, следует четко определить значение данных терминов. Анализ юридической литературы позволяет прийти к выводу о том, что чаще всего они употребляются как синонимы.
Вместе с тем, на наш взгляд, нельзя однозначно согласиться с тем, что понятие «ответственность власти» имеет преимущественно нравственно-этическое звучание, в то время как термин «ответственность государства» несет в большей мере юридическую нагрузку[9].
Действительно, нельзя отрицать: государство является реальным субъектом правоотношений и в этом качестве фигурирует в законодательстве (Конституция РФ, ГК РФ и др.). Именно органы государства осуществляют реальную государственную власть в большем ее объеме.
Но, как уже отмечалось, публичная власть даже в узком ее понимании не следует отождествлять лишь с властью государственной. В данное понятие необходимо включать также и власть, осуществляемую органами местного самоуправления.
Поэтому, говоря об ответственности публичной власти, необходимо осознавать, что речь идет об ответственности как государственных, так и муниципальных органов, как субъектов, обладающих реальной возможностью осуществления властных функций, с одной стороны, и несущих ответственность за их реализацию, с другой стороны.
Подобную позицию можно обосновать также ссылкой на ч. 2 ст. 15 Конституции РФ, из положений которой следует: «органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы».
Тем самым можно сделать вывод о том, что органы государственной власти и органы местного самоуправления определяются в качестве органов власти, имеющих обязанность соблюдения российского законодательства и, соответственно, ответственность за исполнение данной обязанности.
Установление механизма юридической ответственности органов публичной власти представляется весьма важной и актуальной задачей современного российского государства.
 
Библиография
1 Шабуров А.С. Политические и правовые аспекты социальной ответственности личности: Дис. … д-ра юрид. наук. — Екатеринбург, 1992. С. 14.
2 См.: Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. — СПб., 2004. С. 14
3 См.: Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 50. — М., 1965. С. 125.
4 См.: Бондарев А.С. Юридическая ответственность и безответственность — стороны правовой культуры и антикультуры субъектов права. — М., 2008. С. 8.
5 Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права. — Саратов, 2003. С. 281—283.
6 Морозова Л.В. Проблемы правовой ответственности государства, его органов и служащих // Государство и право. 2000. № 3.
7 Лучин В.О. Конституция Российской Федерации: Проблемы реализации. — М., 2002. С. 285.
8 См.: Бойцова Л.В. Ответственность государства за ущерб, причиненный гражданам в сфере правосудия. Генезис, сущность, тенденции развития: Автореф.… дис. д-ра юрид. наук. — М., 1995. С. 3..
9 См.: Малько А.В., Цыбулевская О.И., Милушева Т.В. Юридическая ответственность публичной власти в современной России // Закон. 2008. № 9. С. 65—74.