А.В. ОЛЬШЕВСКАЯ,

адъюнкт кафедры конституционного и муниципального права Московского университета МВД России

 

Традиционно в конституционном праве все свободы подразделяются на три группы: 1) личные, 2) политические, 3) социально-экономические и культурные. Отнесение отдельных прав к той или иной категории бывает зачастую достаточно условным, поскольку некоторые из них имеют двойственную природу. Например, свобода слова в равной степени относится к личным и к политическим правам[1].

Отличительной чертой личных прав является то, что они призваны обеспечивать свободу и автономию индивида как члена гражданского общества, его юридическую защищенность от какого-либо незаконного внешнего вмешательства. Эта категория прав характеризуется тем, что государство признает свободу личности в определенной сфере отношений, которая отдана на усмотрение индивида и не может быть объектом притязаний государства. Она обеспечивает так называемую негативную свободу. Эти права, являясь атрибутом каждого индивида, призваны юридически защитить пространство действия частных интересов, гарантировать возможности индивидуального самоопределения и самореализации личности.

На этапе возникновения эти права были призваны ограждать человека от незаконного вторжения государства в сферу личной свободы[2]. Однако в дальнейшем для осуществления гражданских прав пассивной обязанности государства воздерживаться от вмешательства в сферу свободы личности стало недостаточно. Выявилась потребность содействовать в осуществлении прав и свобод индивида. Это значит, что мало установить прямые запреты, оберегающие сферу личной свободы и частной жизни от противоправных и произвольных попыток ее ущемления, в том числе со стороны государства, — необходимы активные действия государства для реализации прав и свобод человека[3].

Традиционно к личным правам и свободам человека относят: право на жизнь и достоинство личности; право на свободу и личную неприкосновенность, а также неприкосновенность частной жизни, жилища; свободу передвижения и выбора места жительства; свободу совести; свободу выбора национальности и выбора языка общения и др. Как отмечалось выше, составить четкий перечень свобод, относящихся к категории личных, достаточно сложно вследствие их предметно-родового сходства с признаками, характерными для иных групп прав. О невозможности полной и окончательной классификации прав и свобод по отдельным предметным группам высказывались, в частности, Ю.А. Дмитриев и А.А. Златопольский[4]. Тем не менее принадлежность приведенных нами прав и свобод к группе личных прав признается практически всеми правоведами. По существу, этот блок прав охватывает фундаментальные аспекты свободы личности, выражая гуманистические принципы всякого демократически организованного общества.

Первооснову правового статуса человека составляет право на жизнь. Оно образует базис всех других прав и свобод, складывающихся в этой сфере.

Данное фундаментальное право вполне допустимо рассматривать в трех аспектах:

· как право личности на свободу от любых незаконных посягательств на ее жизнь со стороны государства;

· как право личности на свободу от любых незаконных посягательств на ее жизнь со стороны частных лиц;

· как право личности на свободное распоряжение своей жизнью.

По сути, иные права так или иначе объединяются вокруг этого стержневого права. Например, такие, как право на социальное обеспечение, на охрану здоровья, на благоприятную окружающую среду, равно как и право на свободу от жестоких видов обращения и наказания, выступают в качестве дополнительных инструментов, обеспечивающих его эффективную реализацию. Правовое государство обязано признать эти права и создавать благоприятные для жизни человека условия всеми имеющимися средствами. Не случайно преступления против жизни и здоровья личности составляют категорию особо тяжких уголовно наказуемых деяний.

Отдельным важным аспектом обеспечения права на жизнь выступает деятельность государства по созданию благоприятных социально-экономических условий для жизни людей. Иными словами, государство обязано не только защищать личность от противоправных посягательств со стороны частных лиц, но и обеспечивать каждому тот минимум материальных благ, который позволяет человеку достойно жить. Низкие уровни зарплаты, нерегулярность ее выплаты, отсутствие нормальной медицинской инфраструктуры и, как следствие, системы оказания необходимой медицинской помощи — все это может рассматриваться как угроза праву на жизнь.

Особая проблема в этой области — право государства на применение смертной казни в качестве исключительной меры наказания. Не один год в России ведутся споры в отношении как западной модели установления системы уголовных наказаний (подразумевает отмену смертной казни), так и восточной модели (подразумевает сохранение смертной казни). Не углубляясь в сопоставление этих моделей, отметим, что вопрос о применении или отмене смертной казни лежит не только в юридической плоскости. При его решении необходимо учитывать политическую, экономическую, этическую, моральную и национальные составляющие. Неизменным остается лишь то, что лишение государством человека жизни является исключительной мерой, которая должна применяться только тогда, когда все иные формы наказания оказываются неадекватными тем злодеяниям, которые совершил отдельный человек.

В настоящее время в России смертная казнь как исключительная мера наказания не применяется впредь до принятия федерального закона, который реально обеспечивал бы каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (Постановление Конституционного суда РФ от 02.02.99 г. № 3-П). Указанное право должно быть обеспечено в равной степени всем обвиняемым на всей территории страны, ибо оно выступает в качестве особой уголовно-процессуальной гарантии судебной защиты права каждого на жизнь.

Право на достоинство. Достоинство — это признание обществом социальной ценности, уникальности конкретного человека, значимости каждой личности как частицы человеческого сообщества. Посягательство на достоинство человека может быть осуществлено посредством как физического, так и психического воздействия. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению и наказанию, а также без добровольного согласия — медицинским, научным или иным опытам (ст. 21 Конституции РФ). Достоинство как субъективное право человека включает в себя и охрану чести, репутации и доброго имени. Защита достоинства личности безусловна и осуществляется государством; никакие обстоятельства не могут служить основанием для его умаления. Поэтому защите подлежит достоинство любой личности — не только взрослого и дееспособного человека, но и несовершеннолетних и душевнобольных. При этом недопустимость пыток, физического и психического насилия выступает как одна из основ деятельности органов внутренних дел по расследованию и раскрытию преступлений. Примечательно, что рассматриваемые конституционные положения закреплены и в Законе РФ от 18.04.2001 г. № 1026-1 «О милиции» (в ред. от 08.12.2003 г., с изм. от 23.12.2003 г.)

(ст. 5), и в Кодексе РФ об административных правонарушениях (ч. 3 ст. 1.6), и в других актах, регулирующих текущую деятельность органов внутренних дел.

Право на свободу и личную неприкосновенность означает свободу человека, право самостоятельно определять свои поступки, располагать собой, своим временем. Указанное право слагается из следующих компонентов: 1) индивидуальная свобода личности располагать собой по своему усмотрению; 2) физическая, нравственная и психическая неприкосновенность личности, гарантируемая Конституцией РФ в ст. 22.

Незаконное лишение свободы квалифицируется в уголовном законодательстве как акт насилия — физического или психического. Однако существуют ситуации, требующие принудительного ограничения свободы или неприкосновенности. Такого рода действия должны основываться только на законе.

К основным принудительным способам ограничения свободы гражданина относятся арест, заключение под стражу и содержание под стражей лиц, подозреваемых в совершении преступления; принудительное лечение психически больных, представляющих опасность для себя и окружающих; временная изоляция и лечение больных, страдающих тяжелыми инфекционными заболеваниями; направление несовершеннолетних в интернаты, спецшколы. В демократическом государстве ограничение свободы во всех этих случаях допускается, как уже отмечалось, на основе закона и только по судебному решению. Конституция РФ в ст. 22 допускает задержание до судебного решения на срок не более 48 часов. Данное положение нашло отражение в УПК РФ. Гарантии от незаконного ограничения свободы личности подробно регламентируются также административным, уголовно-процессуальным, уголовным правом.

Право на неприкосновенность частной и семейной жизни, на личную и семейную тайну закреплено в ст. 23 Конституции РФ. Уважение к частной жизни есть один из аспектов индивидуальной свободы. Это право означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. Частную жизнь можно определить как физическую и духовную сферу, которая контролируется самим индивидом, т. е. свободна от внешнего воздействия. Законодательство не может вторгаться в эту сферу, более того, оно призвано ограждать ее от любого незаконного вмешательства.

Закон устанавливает границы неприкосновенности частной жизни, формы ее охраны от неправомерного вторжения. Демократическое цивилизованное государство только в исключительных случаях и только на основе закона и специального судебного решения может нарушить неприкосновенность частной жизни человека, ознакомиться с его корреспонденцией или содержанием телефонных либо иных сообщений.

Очевидно, что подобная вынужденная необходимость сбора сведений о частной жизни гражданина может возникнуть только в целях борьбы с преступностью, а также для охраны здоровья и безопасности других граждан. В Конституции РФ специально оговорено, что право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (п. 1 ст. 23) не может быть ограничено даже в условиях чрезвычайного положения (ст. 56).

Большую роль в уяснении природы рассматриваемого права играет право на защиту чести и доброго имени (п. 1 ст. 23 Конституции РФ). Это конституционное право конкретизируется в гражданско-процессуальном и уголовно-процессуальном законодательстве. На всех граждан и должностных лиц возлагается обязанность воздерживаться от вмешательства против воли человека в его частную жизнь, в случае необходимости требовать от компетентных органов ограждения его чести и доброго имени от незаконных посягательств. Поэтому гражданин вправе требовать по суду наряду с опровержением порочащих сведений возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений является одной из основных гарантий права на охрану частной и деловой жизни. Это право предусмотрено международными нормами, закреплено в Конституции РФ (п. 2 ст. 23). Ограничение этого права допускается только на основании закона и судебного решения.

Наложение ареста на корреспонденцию и выемка ее в почтово-телеграфных учреждениях могут производиться в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством, а также Федеральным законом от 05.08.95 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (в ред. от 30.06.2003 г.; далее — Закон об ОПР). За нарушение тайны переписки устанавливается уголовная ответственность, которой подлежат не только должностные лица, но и обычные граждане.

Принцип невмешательства в личную и семейную жизнь человека предполагает предоставление каждому члену общества гарантированной государством возможности контролировать сбор и обработку информации о его частной жизни. Очевидно, что соответствующее законодательство требует детальной регламентации. В частности, четкие требования должны предъявляться к органам, занятым сбором и обработкой информации о гражданах.

Право на неприкосновенность жилища означает, что никто не может без законного основания войти в жилище против воли проживающих в нем лиц. Таким образом, неприкосновенность жилища фигурирует в качестве одного из аспектов свободы личности. По закону нарушение этого права (незаконный обыск, незаконное выселение, вселение и переселение и др.) влечет уголовную или административную ответственность. В России указанное право принадлежит всем гражданам, проживающим на любой жилой площади независимо от ее правового режима.

Неприкосновенность жилища нельзя считать абсолютной и беспредельной: во всех странах этот принцип сопровождается ограничительными оговорками. В отдельных случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, Законом об ОПР, допускается вторжение в жилище без согласия проживающих в нем лиц, например, в целях раскрытия преступления и установления истины по уголовному делу, пресечения правонарушений, борьбы со стихийными бедствиями и т. п.[5]

Право на свободу передвижения и выбора места пребывания и жительства в пределах каждого государства, как и право на выезд и беспрепятственное возвращение в свою страну, признается международным сообществом и зафиксировано во всех основополагающих международных актах о правах человека. Указанное право является существенным элементом свободы самоопределения личности, условием профессионального и духовного развития человека, его достойной жизни. В соответствии с международными стандартами Конституция РФ (ст. 27) гарантирует это право. Более детально вопросы реализации свободы передвижения, особенностей ее ограничения и компетенции правоохранительных органов закреплены в Законе РФ от 25.06.93 г. № 5242-1 «О правах граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации». Понятие места жительства раскрывается, например, и в ст. 20 Гражданского кодекса РФ: это место постоянного или преимущественного проживания гражданина.

Как известно, действовавшая в советский период система паспортной прописки, по сути, ограничивала свободу передвижения, ставила каждого гражданина под гласный надзор государственных органов. В настоящее время в России, как и в большинстве европейских стран, существует процедура регистрации по месту жительства, которая носит не разрешительный, а уведомительный характер. Дееспособные граждане по своему усмотрению избирают место жительства, а компетентные органы власти управомочены зарегистрировать этот факт.

Вместе с тем данное право не носит абсолютного характера: свобода передвижения может стать объектом предусмотренных законом ограничений, необходимых для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения либо прав и свобод других лиц. Это может касаться пограничной полосы, зон экологического бедствия, территорий, где введено чрезвычайное или военное положение.

Одной из фундаментальных духовных свобод является свобода совести. Свобода совести означает право человека исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы и осуществлять атеистическую пропаганду. Государство устанавливает систему специальных гарантий, обеспечивающих это право.

Свобода совести признается во всех демократических конституциях. Гарантии свободы совести и религии включают: 1) равноправие граждан независимо от их отношения к религии, не допускающее ограничений прав граждан по мотивам конфессиональной принадлежности, разжигания вражды и ненависти на религиозной почве; 2) отделение религиозных и атеистических объединений от государства; 3) светский характер системы государственного образования; 4) равенство религий, религиозных объединений перед законом.

Государство, его органы и должностные лица, не вправе вмешиваться в вопросы определения гражданами своего отношения к религии, в законную деятельность религиозных объединений. Каждый гражданин может свободно высказывать и распространять религиозные взгляды и убеждения в устной, печатной и любой другой форме. Граждане, пожелав сообща исповедовать определенную религию, объединяются в религиозные общества и на основе разработанных уставов осуществляют свою деятельность, не спрашивая на это санкции властей, а лишь зарегистрировав свое объединение.

В заключение хотелось бы отметить, что на современном этапе проблема обеспечения личных прав и свобод человека напрямую связана с проблемами повышения активности деятельности правоохранительных органов, и в частности — органов внутренних дел как наиболее приближенных к населению представителей государственной власти. Основным в решении задачи по охране прав человека является вопрос о пределах и соотношении в применении ограничительных и запрещающих мер как средства защиты личных свобод. Специфика рассмотренной категории прав не позволяет допускать чрезмерных ошибок в таких вопросах, ибо в противном случае последствиями могут явиться падение общего доверия населения к органам внутренних дел, массовый общественный резонанс. Поэтому в настоящее время представляется крайне важным не принятие новых нормативных правовых актов во исполнение конституционных предписаний о защите личных прав (их вполне достаточно), а грамотная и эффективная их реализация в практической деятельности органов внутренних дел.

 

Библиография

1 См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М., 2002. С. 270—271.

2 Подробнее об этом см.: Казаков В.Н. Правомерное поведение в механизме формирования правового государства: Моногр. — М., 2003. С. 36—38.

3 См.: Права человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. — М., 2002. С. 317.

4 См.: Дмитриев Ю.А., Златопольский А.А. Гражданин и власть. — М., 1994. С. 25—26.

5 Подробнее об этом см.: Ростовщиков И.В. Права личности в России. Их обеспечение и защита органами внутренних дел. — Волгоград, 1997. С. 131—133.