УДК 342(510) 

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №8 2011 Страницы в журнале: 143-145

 

СУН ЯН,

аспирант кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета Российского университета дружбы народов

 

Рассмотрены особенности и элементы понятия конституционно-правового статуса личности в законодательстве КНР. Сделан вывод о том, что институт конституционно-правового статуса личности должен быть обязательно реализован в рамках демократического государства.

Ключевые слова: конституция, правовой статус личности, личность, права и обязанности, гарантии правового статуса личности, Китай.

 

Constitutional and legal status of the individual Republic of China

 

Song Yang

 

The features and elements of the notion of constitutional-legal status of individuals in the law of the PRC. It is concluded that the institution of constitutional and legal status of the individual must necessarily be implemented in the framework of a democratic state.

Keywords: constitution, the legal status of the individual, the personality, rights and obligations, guarantees the legal status of the individual, China.

 

Целью развития КНР является создание демократического и правового государства в XXI веке. В статье 2 Конституции КНР закреплено: «Вся власть в Китайской Народной Республике принадлежит народу. Народ осуществляет государственную власть через Всекитайское собрание народных представителей и местные собрания народных представителей различных ступеней. Народ в соответствии с положениями закона различными способами и в различных формах управляет государственными, хозяйственными, культурными и общественными делами». В целях построения демократического государства и выражения юридической силы Основного закона в ст. 5 Конституции КНР сказано: «Никакие законы, административно-правовые акты и местные установления не должны противоречить Конституции».

Создание демократического государства тесно связано с формированием правового государства — такого, в котором все государственные органы, политические партии и общественные организации, предприятия и учреждения должны соблюдать конституцию и законы, и за любое их нарушение необходимо привлекать к ответственности. Никакие организации или отдельные лица не должны пользоваться привилегиями, выходящими за рамки конституции и законов. Это означает, что формирование демократического и правового государства проводится в соответствии с принципом «человек — основа всего», что правовой статус личности (человека и гражданина) ставится во главу угла, а конституционно-правовой статус личности является центральным звеном в сравнении с другими правовыми институтами.

Главный признак всех конституций демократических стран состоит в том, что в них прописаны права человека. Основные идеи таковы: все люди имеют одинаковые права, необходимые для достойной жизни; разницы между людьми (точнее, их правовыми статусами) не существует; человек — понятие надгосударственное. Однако реальная жизнь каждого человека тесно связана с определенными местами, в которых он родился, живет, получил гражданство и др., что привело к возникновению понятий «гражданин», «иностранец» и «лицо без гражданства». Такая градация привела, в частности, к тому, что в рамках демократического правового государства в одних сферах вести любую деятельность дозволено и гражданам, и иностранцам, и лицам без гражданства, а в других — лишь гражданам данного государства.

В Конституции КНР 1982 года были закреплены только основные права и свободы гражданина, но после внесения в 2004 году поправок («государство уважает и защищает права человека») КНР приняла на себя обязанности защищать также основные права и свободы иностранцев и лиц без гражданства. Таким образом, термины «правовой статус» и « правовое положение» в китайском языке являются синонимичными русским терминам «человек» и «личность», закрепленным в Конституции РФ.

Термин «право» в китайской юриспруденций означает один из видов социальных норм, которые государство разрабатывает или утверждает. В такой норме прописаны права и обязанности сторон, их обеспечение принудительной силой государства. Право в широком смысле состоит из законов и подзаконных актов; в узком смысле — только из законов (мы рассматриваем право в узком смысле).

Разные личности имеют в обществе разные статусы, что зависит от неодинаковых субъективных и объективных условий. Субъективные условия — это, с одной стороны, все то, что дано личности от рождения (характер, темперамент, способности и т. д.), с другой — то, что личность приобретает в ходе жизни (уровень обучения, навыки, мораль и т. д.). Объективные условия подразумевают экономические доходы, отношение к человеку, семью, профессию и т. д. Они представляют собой своеобразный результат сравнения, как бы «личный зачет», поэтому статус определяется как место, условия и отношение. Субъективные и объективные условия неразрывно связаны и дополняют друг друга. Исходя из природного стремления людей к объединению и совместному проживанию, для уяснения статуса личности требуется определить связи и отношения между субъектами, которые выражаются в их действиях, регулируемых социальными нормами. Поэтому статус личности как парадигма ее отношений выражается в социальных нормах, закрепляющих права и свободы.

Социальные нормы — это совокупность правил поведения. По способам регулирования социальные нормы можно разделить на правовые, религиозные, политические, моральные, экономические и др. Правовой статус личности утвержден социальными нормами и выражает права и обязанности субъектов в разных правовых отношениях. Таким образом, субъекты выступают участниками правовых отношений, т. е. имеют права и обязанности, а правовой статус существует в правовых отношениях, которые являются особыми социальными отношениями, регулируемыми правом.

Конституционно-правовой статус личности — это один из видов правового статуса личности, представляющий собой совокупность конституционных норм, которые закрепляют основные права и обязанности личности по отношению к обществу и государству[1].

Китайские ученые обращают особое внимание на такие главные элементы правового статуса личности, как права, свободы и обязанности, тогда как российские правоведы давно расширили понятие и элементы правового статуса личности, хотя до сих пор в науке еще не сформировалось единой точки зрения. Согласно российской доктрине, права (свободы) и обязанности личности занимают главное место в ее правовом статусе; кроме того, в данное понятие еще включают гражданство[2], правоспособность и принципы[3], гарантии правового статуса личности[4], общую (статутную) ответственность гражданина перед государством и обществом[5].

Однако с точки зрения А.Н. Кокотова и М.Н. Кукушкина, в понятие правового положения (статуса) личности входят два элемента — права и обязанности, а ряд дополнительных элементов следует считать либо предпосылками правового статуса (гражданство, общая правоспособность), либо элементами вторичными по отношению к основным (юридическая ответственность), либо вообще категориями, далеко выходящими за пределы правового статуса (гарантии)[6].

Таким образом, правовой статус личности — довольно сложная категория, и, чтобы полностью изучить ее, необходимо рассматривать не только главный элемент правового статуса личности, но и его дополнительные элементы (гражданство, правосубъектность, принципы и гарантии правового статуса личности).

Субъектами правового отношения выступают участники такого отношения. Ими могут быть граждане государства, иностранцы, лица без гражданства, общественные органы, государственные органы, а также само государство. Иностранцы и лица без гражданства, как правило, имеют основные права и свободы, кроме политических прав и свобод (в отличие от граждан государства). Поэтому можно утверждать, что гражданство является признаком обладания полных прав и свобод личности.

Согласно ст. 33 Конституции КНР все лица, имеющие гражданство КНР, являются гражданами КНР. Поскольку КНР — многонациональное государство, китайское гражданство имеют люди всех национальностей, проживающие на территории КНР. Все граждане КНР равны перед законом и обладают одинаковым конституционно-правовым статусом.

Гражданство в узком понимании касается только личности. Определение гражданства дано в Федеральном законе от 28.06.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации», тогда как в Законе КНР от 10.09.1980 «О гражданстве» (далее — Закон КНР о гражданстве) понятие гражданства не определено, что привело к различным его трактовкам в работах китайских ученых. Анализ многообразных определений позволяет утверждать, что гражданство является, во-первых, юридическим цензом лиц, принадлежащих к стране; во-вторых, устойчивым правовым отношением между лицом и его страной; в-третьих, предпосылкой для определения прав и обязанностей между лицом и его страной.

Гражданство КНР подтверждается наличием паспорта гражданина КНР либо удостоверением личности гражданина КНР, разница между которыми заключается в том, что удостоверение подтверждает юридический статус гражданина внутри страны, а паспорт — в зарубежных странах. Разумеется, паспорт действителен и на территории КНР, но, если гражданин не собирается выезжать в другую страну, паспорт обычно ему не выдается. И паспорт, и удостоверение личности имеют одинаковый признак: подтверждают устойчивое правовое отношение между лицами и их страной, в этом плане они выполняют одну функцию.

Правовым источником института гражданства КНР является Конституция КНР, Закон КНР о гражданстве и другие законодательные акты, а правовой основой приобретения и прекращения гражданства КНР — Закон КНР о гражданстве.

В соответствии с Законом КНР о гражданстве предусмотрены следующие способы приобретения гражданства КНР: по факту рождения; в результате приема в гражданство КНР; в результате восстановления в гражданстве КНР.

Мировой практике известны три основных способа приобретения гражданства по рождению: «принцип почвы», «принцип крови» и смешанный принцип. Согласно «принципу почвы» гражданство определяется местом рождения. Он закреплен в ст. 6 Закона КНР о гражданстве: ребенок, который родился на территории КНР, даже если оба его родителя не имеют гражданства или национальность их не определена, приобретает гражданство КНР. Согласно «принципу крови», прописанному в ст. 5 Закона КНР о гражданстве, если оба родителя ребенка или один из родителей имеют гражданство КНР, а сам ребенок родился за рубежом, он может приобрести гражданство КНР. Смешанный принцип объединяет два перечисленных и действует в КНР наряду с ними.

Иностранцы или лица без гражданства могут приобретать гражданство КНР при соблюдении абсолютного условия (соблюдение Конституции КНР и законов КНР) и одного из дополнительных: 1) в КНР есть китайские близкие родственники; 2) в КНР поселились близкие родственники; 3) другие уважительные причины. Однако Закон КНР о гражданстве не раскрывает суть уважительных причин, не определяет требования к источнику средств к существованию, знаниям и уровню культуры иностранцев и лиц без гражданства, а также не устанавливает срок, по истечении которого иностранцы или лица без гражданства, состоящие в браке с гражданами КНР, могут получить гражданство. Иностранные граждане, ранее имевшие гражданство КНР, могут быть восстановлены в гражданстве КНР при наличии уважительных причин, хотя в Законе КНР о гражданстве такие причины также не перечислены.

В КНР не признается двойное гражданство: если иностранец получил гражданство КНР, то другое гражданство не действует. Справедливо и обратное: если гражданин КНР получил иностранное гражданство, его китайское гражданство перестает действовать.

Статьей 10 Закона КНР о гражданстве предусматриваются следующие условия прекращения гражданства КНР: 1) гражданин КНР является близким родственником иностранцев; 2) гражданин КНР поселился на территории иностранного государства; 3) другие уважительные причины. С целью защиты государственной тайны и обеспечения государственной безопасности не допускается выход из гражданства КНР государственных служащих и солдат.

 

(Продолжение следует)

 

Библиография

1 См.: Чжан Венсиан. Теория права. — Пекин, 2007. С. 153.

2 См.: Щетинин Б.В. Гражданин и социалистическое государство // Советское государство и право. 1975. № 2. С. 4.

3 См.: Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. — М., 1997. С. 42—50.

4 См.: Лепешкин А.И. Правовое положение советских граждан. — М., 1996. С. 3—11.

5 См.: Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия: Теоретические проблемы субъективного права. — Саратов, 1972.С. 189—205.

6 См.: Кокотов А.Н., Кукушкин М.Н. Конституционное право России. — М., 2004. С. 137.