Д.Н. СИНЯВСКИЙ,

 аспирант Академического Международного Института

 

Слово «статус» в переводе с латинского означает положение, состояние кого-либо или чего-либо[1]. Под правовым статусом понимается юридически закрепленное положение субъекта в обществе[2]. Различают: 1) общий или конституционный статус гражданина; 2) специальный (родовой) статус определенных категорий граждан; 3) индивидуальный статус; 4) статус физических и юридических лиц; 5) статус иностранцев, лиц без гражданства (апатридов) или с двойным гражданством (бипатридов), а также беженцев; 6) статус российских граждан, находящихся за рубежом; 7) отраслевые статусы: гражданско-правовой, административно-правовой, уголовно-правовой и т.д.; 8) профессиональные и должностные статусы (статус депутата, министра, судьи, прокурора); 9) статус лиц, работающих в различных экстремальных условиях или особых регионах страны (Крайнего Севера, Дальнего Востока, оборонных объектов, секретных производств)[3].

Правовой статус — сложная, собирательная категория, отражающая весь комплекс связей человека с обществом, государством, коллективом, окружающими людьми. В структуру этого понятия входят следующие элементы: правовые нормы, устанавливающие данный статус; правосубъектность; основные права и обязанности; законные интересы; гражданство; юридическая ответственность; правовые принципы; правоотношения общего (статусного) типа.

Следует отметить, что категория правового статуса — сравнительно новая в отечественной науке. Ранее, до 1960-х гг., она обычно отождествлялась с правоспособностью и не рассматривалась в качестве самостоятельной. Ведь оба эти свойства возникают и прекращаются у субъекта одновременно, оба в равной мере неотчуждаемы. В этом их сходство, служившее основанием для отождествления. Лишь в последующий период, с развитием юридической мысли, в 1970-1980-х гг., категория правового статуса получила достаточно широкую разработку, сформировалась как проблема и как одно из ключевых понятий правоведения, зафиксирована в законодательстве[4]. Было установлено, что правоспособность и правовой статус — разные явления и категории. Они соотносятся как часть и целое. Правовой статус, безусловно, базируется на правоспособности, но к ней не сводится. Он шире, богаче, структурно сложнее, выступает обобщающим, собирательным понятием[5].

Правовой статус органа государственной власти — это его правовое положение в системе других государственных органов, а также единство прав, обязанностей и полномочий органа государственной власти. Правовой статус — это совокупность элементов, которые характеризуют орган государственной власти с различных точек зрения. К таким элементам следует относить: 1) правовая основа деятельности — нормативно-правовая база; 2) система органов — структура, руководство; 3) принципы деятельности; 4) цели деятельности (основное назначение); 5) задачи и функции; 6) компетенция[6]; 7) подотчетность и подконтрольность — виды контроля и надзора, ответственность сотрудников; 8) взаимодействие с другими органами.

В настоящее время вопросы правового статуса составляют важнейшее самостоятельное научное направление в общей теории государства и права, а также в отраслевых юридических дисциплинах. Набор правовых статусов велик, но в теоретическом плане наиболее существенное значение имеют первые три вида.

Общий правовой статус — это статус лица как гражданина государства, члена общества; он определяется, прежде всего, Конституцией и не зависит от различных текущих обстоятельств (перемещений по службе, семейного положения, должности, выполняемых функций), является единым и одинаковым для всех, характеризуется относительной статичностью, обобщенностью. Содержание такого статуса составляют, главным образом, те права и обязанности, которые предоставлены и гарантированы всем и каждому Основным Законом страны. Изменение этого содержания зависит от воли законодателя, а не от каждого отдельного лица.

Общий правовой статус не в состоянии учесть всего многообразия субъектов права, их особенностей, отличий, специфики. Поэтому в него не входят многочисленные субъективные права и обязанности, которые постоянно возникают и прекращаются у субъектов в зависимости от их трудовой деятельности, характера правоотношений, в которые они вступают, других ситуаций. Если бы указанные права и обязанности были включены в понятие общего статуса гражданина, то получился бы различный, крайне нестабильный и неопределенный статус[7].

Специальный (родовой) статус отражает особенности положения определенных категорий граждан (например, пенсионеров, студентов, военнослужащих, вузовских работников, учителей, рабочих, крестьян, инвалидов, участников войны и т.д.). Указанные слои, группы, базируясь на общем конституционном статусе гражданина, могут иметь свою специфику, дополнительные права, обязанности, льготы, предусмотренные текущим законодательством. Совершенствование этих статусов — одна из задач юридической науки.

Индивидуальный статус фиксирует конкретику отдельного лица (пол, возраст, семейное положение, выполняемая работа, иные характеристики). Он представляет собой совокупность персонифицированных прав и обязанностей гражданина. Твердое знание каждым своего личного статуса, своих прав, обязанностей, ответственности, возможностей — признак правовой культуры, юридической грамотности. Индивидуальный правовой статус подвижен, динамичен, он меняется вместе с теми изменениями, которые происходят в жизни человека[8].

В самом кратком виде правовой статус определяется в науке как юридически закрепленное положение личности в обществе. В основе правового статуса лежит фактический социальный статус, т. е. реальное положение человека в данной системе общественных отношений. Право лишь закрепляет это положение, вводит его в законодательные рамки.

Социальный и правовой статусы соотносятся как содержание и форма. В так называемом «догосударственном обществе» определенный социальный статус был, а правового нет, поскольку там не было права. Подобное неправовое состояние можно отразить понятием социально-нормативного статуса, т.е. такого, который определяется соответствующими социальными нормами и отношениями. Его важнейшей органической частью в дальнейшем стал правовой статус. Последний представляет собой совокупность прав, свобод, обязанностей и законных интересов личности, признаваемых и гарантируемых государством. В данном случае речь идет о статусе личности, человека, гражданина. Этимологически указанные термины совпадают, это слова-синонимы.

Тем не менее, в литературе были высказаны предложения (Н.В. Витрук[9], А.Ф. Вишневский, Н.А. Горбатюк, В.А. Кучинский[10]) о разграничении понятий правового статуса и правового положения, так как, по их мнению, первое выступает частью (ядром) второго. Предлагалось также рассматривать правовой статус в узком и широком значении (В.И. Новоселов). Думается, однако, что в таком разделении нет особой необходимости, поскольку полисемантичность, смысловое удвоение термина не способствует четкому восприятию и анализу одной из ключевых категорий правоведения. Различие следует проводить не между правовым статусом и правовым положением одного и того же лица, а между правовым статусом (положением) различных лиц или организаций. Вообще же вопрос этот не концептуальный. Это лишь одно из многочисленных частных аспектов большой и многоплановой темы. Речь идет о том, как логически и терминологически точнее, полнее выразить суть одного и того же явления. Само по себе это никогда не вело к принципиальным разногласиям среди ученых-юристов, занимающихся данной проблемой[11].

Итак, правовой статус — это комплексная, интерграционная категория, отражающая взаимоотношения личности и общества, гражданина и государства, индивида и коллектива, другие социальные связи. Поэтому важно, чтобы человек правильно представлял свое положение, свои права и обязанности, место в той или иной структуре, ибо, как справедливо отмечается в литературе, в жизни нередко встречаются примеры ложно понятого или присвоенного статуса.

Права человека и их защита регулируются в современном мире не только национальным правом, но и международным. В статье 15 Конституции РФ признается приоритет принципов и норм международного права и их принадлежность к правовой системе Российской Федерации. Часть 3 ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому право на обращение в межгосударственные органы защиты прав и свобод[12], если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. Учреждение и функционирование межгосударственного механизма защиты прав и свобод человека и гражданина является одним из важных достижений в международном регулировании прав человека[13]. Сегодня, в соответствии с положениями международных договоров, сложилась определенная система межгосударственных органов, наделенных функциями контроля над деятельностью государства в сфере защиты прав человека. Таким образом, Россия дополняет внутригосударственные способы защиты прав и свобод международными способами. В международном праве различают:

—универсальные органы (органы ООН). Основными органами ООН по правам человека являются, в частности:

1. Генеральная Ассамблея ООН согласно Уставу ООН вправе рассматривать принципы сотрудничества в деле поддержания международного мира и безопасности, обсуждать любые вопросы, относящиеся к международному миру и безопасности, и делать по ним рекомендации, за исключением тех случаев, когда спор или ситуация находятся на рассмотрении Совета Безопасности и т.д.

2. Комиссия ООН по правам человека состоит из 18 членов (избираемых на 4 года) и создан для контроля за выполнением государствами-участниками условий Пакта о гражданских и политических правах и двух Факультативных протоколов к нему.

3. Комитет по ликвидации расовой дискриминации состоит из 18 экспертов контролирует реализацию Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, которая была принята Генеральной Ассамблеей в 1965 г.

4. Комитет против пыток состоит из 10 экспертов и контролирует выполнение Конвенции против пыток, которая была принята Генеральной Ассамблеей в 1984 г. и вступила в силу в 1987 г.[14];

—региональные органы, действующие в рамках какой-либо территории. Так, вступление России в Совет Европы и подписание Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод[15] открыло отдельным лицам возможность обращаться с индивидуальными жалобами в Европейский суд по правам человека (ЕС). Европейский Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц (индивидуальная жалоба). Любое государство-участник может передать в Европейский Суд вопрос о любом предполагаемом нарушении положений Конвенции и Протоколов к ней другому государству-участнику (жалобы государств).

Жалобы могут подаваться только против государств или действий и актов его органов власти. Жалобы против отдельных лиц или частных организаций и объединений не подпадают под компетенцию Европейской конвенции о правах человека. Уже к началу 2006 г. в него обратились с жалобами более шести тысяч россиян. По данным заместителя секретаря канцлера ЕС по правам человека Э. Фриберга, число жалоб от россиян составляет около 10% от всего количества обращений, полученных судом. Эти жалобы касаются социально-экономических вопросов: пенсий, пособий, вкладов в банках и т.д.

Принятие Билля о правах человека[16], включающего Всеобщую декларацию прав человека 1948 г.[17], Международный пакт о гражданских и политических правах 1976 г.[18], Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1976 г.[19], Факультативный протокол № 1[20] и Факультативный протокол № [21] к Международному пакту о гражданских и политических правах, внесло коренные изменения в статус человека, переместив это понятие в разряд международных. В первом документе СБСЕ — Хельсинкском Заключительном акте 1975 г., закрепившем принцип уважения основных прав и свобод человека в качестве принципа международного права, устанавливался баланс равного взаимодействия международно-правового и национального регулирования прав человека[22].

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, вступив в силу на территории Российской Федерации 5 мая 1998 г.[23], стала составной частью правовой системы российского государства (ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации). Высшие суды Российской Федерации предприняли шаги по включению национальной судебной системы в общеевропейскую систему защиты прав человека. Так, Конституционный Суд РФ принял большое число постановлений, в которых отражены стандарты европейской системы судебной защиты прав и свобод человека[24]. Высший Арбитражный Суд РФ в информационном письме от 20 декабря 1999 г. подробно изложил требования ст. 6 «Право на справедливое судебное разбирательство» Конвенции и ст. 1 «Защита собственности» Протокола № 1 к Конвенции применительно к толкованию прецедентов Европейского Суда и обязал все арбитражные суды принять во внимание эти требования при рассмотрении исков[25]. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» указал судам: «Российская Федерация, как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод, признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г.

№ 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод»[26].

Согласно ст. 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. суд может принимать жалобы от любого физического или юридического лица[27], любой неправительственной организации[28] или любой группы частных лиц, которые утверждают, что «явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права».

Заявитель индивидуальной жалобы должен сам выступать в качестве жертвы того нарушения права или прав, предусмотренных Конвенцией, на которое он жалуется. Это — абсолютно необходимое условие. Конвенция не предоставляет права подавать жалобу против нарушений прав человека вообще (action popularis)[29]: чтобы жалоба имела шансы на успех, заявитель должен продемонстрировать, что он лично пострадал в результате нарушений, на которые жалуется. Таким образом, Суд не рассматривает in abstracto вопрос о соответствии внутреннего законодательства Конвенции. Условие о том, что заявитель должен быть жертвой нарушения его прав, гарантированных Конвенцией, должно соблюдаться на протяжении всего периода разбирательства дела в Суде[30]. Так, если, пока дело ожидало слушаний в Суде, заявитель получил компенсацию от внутригосударственных властей или иную форму возмещения, например, в результате применения экстраординарных мер правовой защиты, Суд может установить, что данное лицо не является более жертвой в смысле, придаваемом этому слову ст. 34 Конвенции[31]. С 5 мая 1998 г. (дата вступления в силу для России Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод) по настоящее время в Европейский Суд по правам человека поступило около 10 000 жалоб на действия российских властей. Примерно 3500 из этих жалоб суд отклонил по различным основаниям[32]. Должность Уполномоченного РФ при Европейском Суде по правам человека[33] учреждена в связи с ратификацией Россией Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Цель Уполномоченного — защита интересов государства при рассмотрении жалоб на Россию в Европейском Суде. Организационно аппарат Уполномоченного входит в структуру Главного государственно-правового управления Президента РФ и подотчетен Президенту РФ[34].

Число судей, заседающих в Европейском суде по правам человека, согласно его учреждению в соответствии с Конвенцией и с поправками, внесенными Протоколом № 11, равно числу государств — участников Конвенции (в настоящее время в состав Суда входит 41 судья)[35]. Никаких ограничений на число судей — граждан одного государства не накладывается. Судьи избираются Парламентской ассамблеей Совета Европы на шестилетний срок из списка кандидатов, выдвигаемых каждым из государств-членов. Они могут быть переизбраны на следующий срок. Срок полномочий половины первого состава суда истекает через три года после начала работы (т.е. 31 октября 2001 г.) с тем, чтобы половина состава суда могла обновляться каждые три года[36].

Конвенция требует, чтобы судьи обладали высокими моральными качествами и либо удовлетворяли требованиям, предъявляемым при назначении на высокие судебные должности, либо были юристами с признанным авторитетом. Члены Суда участвуют в работе Суда в личном качестве и не представляют никакой страны. Они не должны занимать никаких должностей, несовместимых с их независимостью и беспристрастностью как членов Суда или с требованиями, накладываемыми постоянной работой на полную рабочую неделю. Срок полномочий судей истекает по достижении ими семидесяти лет. Судья может быть отстранен от должности только в случае, если прочие судьи большинством в две трети голосов принимают решение о том, что он перестает соответствовать предъявляемым требованиям.

В целях эффективности работы Суд не рассматривает дела на пленарных заседаниях. На таких заседаниях избираются Председатели, один или два заместителя Председателя и два Председателя Секций сроком на три года, принимаются Правила процедуры Суда u1080 и избирается руководитель Секретариата и его заместители. На пленарных заседаниях рассматриваются и другие вопросы, касающиеся организации и деятельности Суда, например, вопросы формирования рабочих групп для изучения каких-либо насущных вопросов деятельности Суда (методов работы, организации Секретариата и т. п.), предложения таких групп и принятие решений по этим предложениям. Не лишним будет отметить, что на своем пленарном административном заседании 2 апреля 2001 г. Суд принял «Заключение по проекту Дополнительного Протокола к Рамочной Конвенции «О защите национальных меньшинств».

Согласно Правилам процедуры Суд включает четыре Секции, формируемые на трехлетний срок. Состав Секций должен быть сбалансирован по географическому и половому признаку и отражать при этом различные правовые системы государств — участников Конвенции. Каждую Секцию возглавляет Председатель. Два председателя Секций одновременно являются и заместителями Председателя Суда. Заместитель Председателя Секции помогает Председателю в работе, а в случае необходимости занимает его место.

В рамках Секций на срок 12 месяцев формируются Комитеты из трех судей. Комитеты — важный элемент структуры Суда: на них возложена значительная часть работы по отбору дел, ранее выполнявшейся Комиссией. Так, Комитет единогласным решением может объявить индивидуальную жалобу неприемлемой или исключить ее из списка подлежащих рассмотрению дел, если такое решение может быть принято без дополнительного изучения жалобы. Это решение является окончательным.

Из числа членов каждой Секции образуются Палаты в составе семи судей. Члены палаты назначаются в порядке очередности. По каждому делу в состав Палаты входят Председатель Секции и судья, избранный от государства, выступающего стороной в деле. Если такой судья не является членом Секции, то этот судья заседает в качестве члена Палаты ex officio. Члены Секции, не назначенные членами Палаты, участвуют в слушаниях по делу в качестве запасных судей, т. е. участвуют в совещании, но не имеют права голоса.

В случае отсутствия кого-либо из судей, первоначально назначенных для участия в заседании, такого судью заменяет запасной судья. Палата выносит решения о приемлемости межгосударственных жалоб и индивидуальных жалоб в тех случаях, когда такое решение может быть вынесено без дополнительного изучения.

Большая Палата в составе семнадцати судей образуется сроком на три года. В состав Большой Палаты ex officio входят Председатель Суда, его заместители и председатели Секций. Помимо них в состав Палаты по очереди входят две группы судей, сформированные таким образом, чтобы их состав был по возможности географически сбалансирован и отражал различные правовые системы государств — участников Конвенции. Большая Палата разбирает дела по межгосударственным и индивидуальным жалобам в тех случаях, когда Палата из семи судей уступает ей свою юрисдикцию (статья 30 Конвенции). Это чаще всего происходит в тех случаях, когда разбираемое дело затрагивает серьезный вопрос, например, сложные вопросы права, не отраженные в существующей судебной практике Суда, или если решение вопроса может войти в противоречие с существующей судебной практикой. Кроме того, в исключительных случаях возможно обращение любой из сторон в деле с просьбой о передаче его на рассмотрение Большой Палаты. Наконец, Большая Палата созывается для рассмотрения просьбы о вынесении консультативного заключения, подаваемой в соответствии со статьей 47 Конвенции.

Компетенция Суда ограничивается вопросами, касающимися толкования и применения положений Конвенции к межгосударственным жалобам (статья 33 Конвенции) и к индивидуальным жалобам (статья 34 Конвенции). Кроме того, по просьбе Комитета министров Суд может давать консультативные заключения (статья 47 Конвенции)[37].

Любое государство — участник Конвенции может передать в Суд вопрос о любом предполагаемом нарушении другим государством — участником положений Конвенции и Протоколов к ней (статья 33 Конвенции).

Межгосударственные жалобы могут подаваться вне зависимости от того, является ли жертва нарушения гражданином государства-заявителя и затрагивает ли нарушение интересы этого государства. Цель таких жалоб состоит, прежде всего, в том, чтобы привести в действие механизм Конвенции в связи с предполагаемым нарушением «европейского общественного порядка»[38].

На практике случаев межгосударственных жалоб встречалось немного. Все они, как правило, были связаны с массовыми грубыми нарушениями прав человека.

Основная часть работы Суда состоит в изучении индивидуальных жалоб, поданных в соответствии со статьей 34 Конвенции, которая гласит: «Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права».

Процессуальные нормы Суда, касающиеся индивидуальных жалоб, и условия их приемлемости будут подробно рассмотрены ниже. Суд может по просьбе Комитета министров выносить консультативные заключения по юридическим вопросам, касающимся толкования положений Конвенции и Протоколов к ней. Такие заключения, однако, не могут затрагивать вопросы, которые Суду или Комитету министров, возможно, потребовалось бы затронуть при рассмотрении межгосударственных или индивидуальных жалоб. Просьба о вынесении консультативного заключения рассматривается Большой Палатой. Палата, прежде всего, принимает решение о том, относится ли запрос о консультативном решении к ее компетенции. Если ответ положительный, Большая Палата принимает после обсуждения консультативное заключение. Заключение должно быть мотивированным.

 

Библиография

1 См.: Большой философский словарь. — М., 2003.  С. 306.

2 См.: Новый юридический словарь. — М., 2004. С. 241.

3 См.: Манов Г.Н. Теория права и государства. — М., 1996.  С. 178.

4 См.: Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. — М., 1986. С. 58-59; Он же. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. — М., 1984. — С. 125.

5 См.: Грудцына Л.Ю. Проблемы конституционных гарантий реализации прав и свобод человека и гражданина (на примере гражданского судопроизводства): Дис… канд. юрид. наук. — М., 2004.  С. 84.

6 Компетенция — совокупность обязанностей и прав, которыми наделяется государственный орган в целях выполнения возложенных на него задач по предмету ведения.

7 Общий правовой статус является базовым, исходным для всех остальных. По нему можно судить о характере, социальной природе, степени демократичности данного общества.

8 См.: Вишневский А.Ф., Горбатюк Н.А., Кучинский В.А. Общая теория государства и права. — М.: Амалфея, 2004.  С. 271.

9 См., напр.: Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. — М., 1986. — С. 58-59; Он же. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. — М., 1984.  С. 125.

10 См.: Вишневский А.Ф., Горбатюк Н.А., Кучинский В.А. Общая теория государства и права. — М.: Амалфея, 2004.  С. 274—275.

11 Подобно тому, например, как «норма» и «правило» определяются обычно друг через друга, «статус» и «положение» также взаимозаменяемы.

12 Международная защита прав и свобод — возможность обращения в Европейский суд по правам человека или иные международные правозащитные организации в соответствии с международными договорами России в том случае, если исчерпаны все имеющиеся средства правовой защиты внутри страны (пройдены все судебные инстанции).

13 См.: Азаров А., Ройтер В., Хюфнер К. Права человека. Международные и российские механизмы защиты. — М., 2003. С. 78.

14 В 1982 г. Генеральная Ассамблея создала Добровольный фонд ООН в помощь жертвам пыток. Цель Фонда состоит в том, чтобы получить добровольные вклады от правительств, организаций, фондов, частных предприятий, а также отдельных лиц. Фонд распределяет их неправительственным организациям и центрам, помогающим жертвам пыток и их родственникам, чьи права человека были грубо нарушены в результате пыток.

15 Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод была подписана 4 ноября 1950 г. в Риме. 3 сентября 1953 г. Конвенция вступила в силу и по состоянию на апрель 2003 г. ратифицирована 44 государствами-членами Совета Европы (всеми, за исключением Сербии и Черногории). Конвенция стала первым юридически обязательным нормативным актом, который детально кодифицировал основные права человека, содержащиеся во Всеобщей декларации прав человека.

16 См.: Международный билль о правах человека // Международные акты о правах человека. Сб. документов.  2-е изд. — М., 2002. С. 38-77.

17 Всеобщая декларация прав человека (принята 10.12.1948 Генеральной Ассамблеей ООН) // Сб. документов —М.: Изд. группа: НОРМА-ИНФРА М,  1998.

18 См.: Международный пакт от 16 декабря 1966 о гражданских и политических правах // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 12. 1994.

19 См.: Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17(1831)

20 См.: Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах // Бюллетень международных договоров. 1993. № 1.

21 См.: Второй Факультативный Протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, направленный на отмену смертной казни (принят и открыт для подписания на 82-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 44/128 от 15 декабря 1989 г.) // Советская юстиция. 1992. № 7-8.  С. 38.

22 См.: Павлова Л.В. Современная концепция прав и свобод человека и ее трактовка Всеобщей декларацией прав человека 1948 года // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 1998. № 5.

23 См.: Федеральный закон от 30.03.1998 № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» // СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.

24 См.: Европейские правовые стандарты в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации. — М.: Юридическая литература, 2003. См. также: Стандарты Совета Европы в области прав человека применительно к Конституции Российской Федерации. Избранные права. — М.: Институт права и публичной политики, 2002.

25 См.: Информационное письмо ВАС РФ № С1-7/СМП-1341 от 20.12.1999 г. «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие» // Вестник ВАС РФ. 2000.  № 2.

26 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003г. № 12. 

27 См. дело Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece, постановление от 9 декабря 1994 г. Сер. А. № 301-В.

28 См. дело Canea Catholic Church v. Greece, постановление от 16 декабря 1997 г., Reports 1997-VIII. параграф 30, 31

19 См., в частности, постановление о приемлемости дела Tuncer and Durmus v. Turkey (жалоба № 30494/96) от 19 июня 2001 г.

30 2 Европейский Суд по правам человека: правила обращения и судопроизводства. Сборник статей и документов / Под ред. А.В. Деменевой, Б. Петранова. Вып. 1. — Екатеринбург, 2001. С. 14-15.

31 См.: дело Caraher v. the United Kingdom (24520/94), постановление о приемлемости от 11 января 2000 г.

32 Действия российских властей в Европейский Суд по правам человека обжаловали Анатолий Бурдов и еще 10 000 его сограждан // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание Московского клуба юристов. 2002 г. № 3. С. 3-4.

33 Деятельность Уполномоченного регулируется Положением об Уполномоченном РФ при Европейском Суде по правам человека, утвержденном Указом Президента РФ от 29 марта 1998 г. № 310.

34 См.: Азаров А., Ройтер В., Хюфнер К. Права человека. Международные и российские механизмы защиты. — М., 2003. С. 79.

35 На сегодняшний день число стран — членов Совета Европы равно 43. Армения и Азербайджан подписали Конвенцию 25 января 2001 г., однако еще не ратифицировали ее.

36 В апреле 2001 г. Парламентская ассамблея Совета Европы избирала судей от Австрии, Албании, Андорры, Болгарии, Венгрии, Дании, Испании, Италии, Кипра, Латвии, Люксембурга, бывшей югославской республики Македония, Сан-Марино, Словении, Турции и Швейцарии. В июне 2001 г. были избраны на шестилетний срок, начинающийся 1 ноября 2001 г., судьи от Молдовы, Румынии и Украины. Судьи от Азербайджана и Армении будут избраны после ратификации Конвенции этими государствами.

37 См.: Грудцына Л.Ю. Проблемы конституционных гарантий реализации прав и свобод человека и гражданина (на примере гражданского судопроизводства): Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004.  С. 89.

38 См., напр.: постановление по делу Ireland v. United Kingdom от 18 января 1978 г. Сер. A. № 25.