В.В. КУЗНЕЦОВ,

аспирант кафедры конституционного права РАНХ и ГС при Президенте РФ

 

Автор анализирует особенности правового обеспечения, реализации и защиты основных прав и свобод человека и гражданина в российском обществе.

Ключевые слова: конституция, права и свободы человека и гражданина, механизм реализации и защиты прав и свобод.

 

The constitutional provision and implementation of security rights and freedoms

of man and citizen in the Russian Federation

Kuznetsov V.

The author analyzes the characteristics of legal support, implementation and protection of fundamental rights and freedoms of the citizens in the Russian society.

Keywords: constitution, rights and freedoms of man and citizen, the mechanism of implementing and protecting human rights and freedoms.

 

Анализ научных публикаций по рассматриваемой проблеме показал, что правоведы не дают четкого определения понятия правового обеспечения, реализации и защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина в российском обществе, а некоторые правоведы вообще не касаются этого понятия.

На наш взгляд, правовое обеспечение можно определить как специфическую организационно-правовую деятельность системы государственных органов, организаций, учреждений и отдельных лиц (судов всех уровней, органов государственной власти, управления, Уполномоченного по правам человека, правозащитных организаций, депутатов и др.) по защите с помощью Конституции РФ, законов и иных актов основных конституционных прав и свобод человека и гражданина в целях создания нормальных условий для их жизнедеятельности в обществе.

При этом под основными (гражданскими) правами следует понимать права, содержащиеся в Конституции РФ и международных правовых документах о правах человека, в частности, в Международном Билле о правах человека, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Европейской социальной хартии и других. Это — право любого человека и гражданина на жизнь, здоровье, личную безопасность, неприкосновенность, защиту чести, достоинства, свободу мысли и слова, выбор места жительства, права владеть и распоряжаться собственностью, заниматься предпринимательской деятельностью, покидать страну и др.

Указанный вид правового обеспечения включает в себя не только правовое регулирование работы судов, иных государственных органов, организаций, учреждений и лиц в сфере защиты основных (гражданских) прав и свобод, но и целостную систему правового обеспечения, объединяющую  все аспекты борьбы с неправомерными проявлениями в этой сфере, а также проблемы совершенствования действующего законодательства о гражданских (личных) правах, включая и международное. При этом содержание этой системы в современных условиях можно объяснить посредством организации и дифференциации социального процесса труда.

Правовое обеспечение, реализация и защита гражданских (личных) прав и свобод человека представляют собой целесообразную правовую, правозащитную логико-познавательную деятельность, или труд судей, иных должностных лиц, государственных служащих, уполномоченных по правам человека и других структур, направленную на использование информации о различных событиях, связанных с реализацией указанных основных прав и свобод (предмет труда), накопление, хранение, обобщение и оценку соответствующих сведений для принятия нужных решений, а также нормативных правовых актов для осуществления юридических и иных регулирующих воздействий.

Таким образом, речь идет о целостной специфической системе государственно-правового содержания, в основе функционирования которой лежат правовые, регулятивные, познавательные, информационные процессы, способствующие эффективной деятельности судей, должностных лиц, государственных служащих, правозащитников и др. по реализации основных прав и свобод человека и гражданина в обществе.

Проведенный анализ показал, что реализация Российским государством конституционных прав и свобод человека и гражданина в рамках указанной системы правового обеспечения выражается, в основном, в его деятельности по конституционному, правовому, в том числе международно-правовому, признанию, гарантированию и защите указанных прав и свобод, обеспечению их реализации путем целенаправленной деятельности органов законодательной, исполнительной и судебной властей; созданию политических, социальных и материальных предпосылок и условий для их реализации; установлению режима законности и ответственности конкретных лиц, препятствующих правильной и полной реализации прав и свобод.

Совершенно очевидно, что правовые формы и методы, да и сами возможности такой реализации существенно отличаются от тех возможностей, которыми располагает человек и гражданин — субъекты основных прав и свобод. Ведь юридические прерогативы Российского государства по реализации прав и свобод имеют своей целью обеспечение, гарантирование и защиту прав и свобод человека и гражданина является главным и основополагающим положением в рассматриваемой системе правового обеспечения. Это можно определить как некую концепцию реализации Российским государством конституционных прав и свобод.

Концепция правового обеспечения, реализации и защиты государством прав и свобод предполагает наличие развитой системы законодательных актов, характеризующихся достаточной конкретностью, определенностью, исключающих саму возможность ошибочного их толкования в подзаконных нормативных актах в исследуемой сфере. Не менее важно, чтобы и подзаконные акты, детализирующие и развивающие нормы закона, отвечали требованиям правового, целевого, содержательного, логического соответствия этому закону. Однако на практике имеют место случаи, когда гражданские и политические права не реализуются даже при наличии соответствующего закона по вине отдельных органов исполнительной власти.

Кроме того, система правового обеспечения, реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина по своему содержанию должна в полной мере соответствовать демократическому и гуманному потенциалу самих прав и свобод, не входить в противоречие с ним. Иначе с неизбежностью следует выхолащивание и даже искажение самих прав и свобод. При этом, в литературе обращалось внимание на то, что до сих пор принцип приоритета свободы личности перед всеми другими объектами права нигде с исчерпывающей ясностью не исследован учеными и практиками[1].

Важным слагаемым системы правового обеспечения, реализации и защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина выступает также правосознание и уровень правовой культуры как самих лиц — субъектов прав так и должностных лиц, от деятельности которых, во многом, зависят полнота, последовательность, эффективность претворения в жизнь заложенных в правах и свободах благ.

Концепция правового обеспечения, реализации и защиты государством гражданских и политических прав и свобод должна, по нашему мнению, исходить в качестве одного из основополагающих положений из представления о том, что указанные права и свободы, в принципе, не могут быть ограничены государством[2].

Конечно, государство может не одобрять и не признавать основные права человека, либо признавать их не в полном объеме. Оно может, как это чаще и бывает, признавать эти права лишь формально, фактически не выполняя их и игнорируя. Когда же говорится об ограничении прав и свобод, имеется в виду возможность ограничения их реализации. Реализация прав и свобод действительно может быть неполной, ограниченной, искаженной. Но неполная, ограниченная, искаженная реализация прав и свобод не может изменить и умалить их смысл и назначение, потенциал заключенных в каждом из них возможностей. При этом указанный потенциал —тоже величина не раз и навсегда установленная, постоянная.

В связи с этим возникает вопрос: если круг возможностей и благ, содержательно связанных с каждым конкретным правом и свободой человека, четко не очерчен, не определен, то корректна ли сама проблема возможного их ограничения и даже нарушения?

По нашему мнению, ответ на данный вопрос может быть дан с учетом следующих обстоятельств: круг возможностей и благ, на которые может притязать обладатель определенных прав и свобод, действительно динамичен, с вполне определенной тенденцией на расширение, углубление, совершенствование. При этом изменяются не только возможности и блага, но и перечень самих прав и свобод; развиваются и материальные, социальные, политические и духовно-культурные возможности для полной, всесторонней и эффективной реализации прав и свобод.

Вместе с тем выработаны и продолжают развиваться общепризнанные международно-правовые стандарты защиты гражданских и политических прав, ориентированные на уже достигнутый большинством стран и народов уровень цивилизованности и демократизма; общепризнанные принципы и нормы международного права, относящиеся к правам человека и основным свободам, обладают свойством непосредственного действия в отношении всех лиц, находящихся под юрисдикцией государства. Они даже действуют в отношении этих лиц, будучи незакрепленными конституционно; права и свободы человека и гражданина находят свою подробную конституционную, законодательную и подзаконную регламентацию.

Поэтому при решении вопроса о наличии или отсутствии ограничений или нарушений прав и свобод человека и гражданина рассматриваемая концепция правового обеспечения, реализации и защиты государством основных прав и свобод должна исходить из двух критериев: общепризнанные принципы и нормы международного права по правам человека; конституционные принципы и нормы по этим правам, конкретизированные в законодательстве и подзаконных актах.

Проведенное нами исследование показало, что различные аспекты гражданских и политических прав и свобод касаются различных особенностей правового обеспечения их реализации в современном обществе.

Известно, что всякое право реализуется в правоотношениях субъектов. Реализация правоотношений, связанных с правами и свободами человека и гражданина, имеет ту особенность, что непременным и незаменимым субъектом этих отношений является именно индивидуум, физическое лицо — человек и гражданин.

Любое основное право или свобода человека — это его субъективное право на определенное социальное благо. Но основное право или свобода в их объективном смысле — это признанная, обеспеченная и гарантированная возможность, предоставленная человеку и гражданину с целью реализовать те реальные социальные блага и ценности, которые нуждаются в определенных правовых механизмах и процедурах. Естественно, что в реализации права или свободы участвует сама заинтересованная в этом праве или свободе сторона, каковой является личность (человек и гражданин). Но эта личность с необходимостью вступает в правоотношения в процессе реализации прав и свобод с другими личностями, организациями, органами государственной власти, должностными лицами. Установление таких правоотношений при реализации прав и свобод — неизбежная необходимость и потребность. Без возникновения и разрешения подобных правоотношений сама реализация правоотношений по поводу прав и свобод человека и гражданина невозможна.

Нельзя, однако, не признать, что прямое действие конституционных норм, содержащих конституционные права и свободы, относится на практике скорее к исключению, чем к правилу, о чем, кстати, свидетельствует и сама практика правового обеспечения реализации основных прав и свобод.

Каждое из конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации представляет собой такой правовой феномен, который как бы вмещает в себя и позволяет реализовываться большому объему социальных, экономических, политических, духовных благ и ценностей, которые сформированы и уже реально существуют. В принципе эти блага и ценности для человека и гражданина, которым они предназначены, нуждаются лишь в таком правовом закреплении, каковыми являются основные конституционные права и свободы. Для выражения во всей своей полноте данные социальные блага и ценности человека и гражданина не нуждаются в иных, помимо самих основных прав и свобод, правовых опосредованиях; это означает, что права и свободы являются непосредственно действующими. Данное обстоятельство позволяет в необходимых случаях реализовывать основные права и свободы без опосредующих правовых, прежде всего, законодательных актов, т.е. использовать их как конституционные нормы прямого действия. Сама Конституция РФ, включающая в качестве важнейшего раздел (глава 2) о правах и свободах человека и гражданина, имеет, согласно ч. 1 ст. 15 Конституции РФ, прямое действие.

Однако непосредственность действия и прямое действие конституционных прав и свобод отнюдь не означают их самореализации. Во всех случаях, даже в условиях их прямого действия, гражданские (личные) и политические права и свободы проходят стадию реализации в системе правоотношений, одним из субъектов которых обязательно выступает человек (гражданин). Именно этот процесс реализации хотя и допускает возможность прямого действия конституционных норм, но, как правило, требует дополнительной законодательно-правовой конкретизации соответствующих норм, позволяя в полной мере реализовывать права и свободы.

Вторая особенность (положение), нуждающаяся в толковании, свидетельствует о том, что каждый, т.е. человек и гражданин, вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Данное положение можно понимать как предоставленная Конституцией РФ каждому возможность защищать свои права и свободы, помимо и независимо от государства.

Одновременно, государственная защита прав человека и гражданина не исключает и самостоятельных активных действий каждого по защите этих прав всеми способами, не запрещенными законом. Именно такой подход расширяет возможности человека и гражданина, которые могут проявлять инициативу, и расширять способы отстаивания своих прав. Среди них следует упомянуть обращения в средства массовой информации, использование различного рода общественных объединений (партий, профсоюзов), обращения к трудовому коллективу, собраниям граждан с целью привлечь внимание к нарушению своих (а подчас и не только своих) прав и свобод. Обращение к общественному мнению является в данном случае важнейшим средством, дополняющим государственные гарантии защиты прав и свобод человека. И это положение необходимо отразить в новом Федеральном законе о средствах массовой информации, который дорабатывается специалистами в российском парламенте.

Следующая особенность обеспечения реализации прав и свобод человека и гражданина состоит в том, что она представляет собой систему правоотношений, одним из субъектов которых выступает непременно личность (человек и гражданин), а другим может быть государство, его органы власти и должностные лица, другие физические лица, их группы и общественные объединения и др. Все же, ведущими в этих правоотношениях выступают человек, с одной стороны, и государство, с другой. Это обусловлено тем, что гражданин и государство в Российской Федерации связаны взаимными правами, ответственностью и обязанностями, а личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, но как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов[3].

В данном контексте любая реализация основных (гражданских) и политических прав и свобод, в том числе и в форме их защиты, предполагают, с одной стороны, активную роль личности в такой реализации (личность - ее субъект, а не объект), а, с другой стороны, участие государства в такой защите, в том числе и при самозащите, где роль личности особенно велика и значима.

Очередная важнейшая особенность, непосредственно относящаяся к проблеме обеспечения реализации основных прав и свобод, — это неотчуждаемость гражданских (личных) и политических прав и свобод человека. Неотчуждаемость в данном случае проистекает из того, что:

 —во-первых, гражданские (личные) и политические права и свободы человека провозглашаются и гарантируются международным сообществом в документах универсального характера, являющихся обязательными для исполнения всеми государственными членами международного сообщества. В ст. 55 Конституции РФ содержится положение, согласно которому неперечисление в ней некоторых прав и свобод не может толковаться как их отрицание или умаление;

— во-вторых, неотчуждаемые права и свободы человека лежат в основе всего массива прав и свобод (каждый гражданин, обладающий правами и свободами, принадлежащими ему именно как гражданину, прежде всего, является человеком со всеми свойственными ему основными правами и свободами).

Правовое обеспечение реализации неотчуждаемых гражданских (личных) и политических прав и свобод не может не проходить с учетом всех этих конституционно-правовых особенностей. Поэтому, признавая, соблюдая и защищая права и свободы человека и гражданина, государство обязано создавать эффективные правовые механизмы устранения любых их нарушений. По нашему мнению, такая обязанность, прежде всего, лежит на законодательном органе государства.

Следующая особенность правового обеспечения, реализации и защиты основных прав и свобод человека и гражданина определяется положением ст. 18 Конституции РФ, в соответствии с которым эти права и свободы определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления. В этом, как мы полагаем, заключен наиважнейший канал и действенная форма правового обеспечения, реализации и защиты основных прав и свобод. Система государственно-правовой регуляции, тем самым, органично включает в себя механизмы самозащиты. Нарушение или ослабление действия системы прав и свобод — это нарушение и ослабление самой государственно-правовой регуляции[4]. 

Определяя в правовом государстве смысл, содержание и применение законов, а также деятельность законодательных и исполнительных органов государственной власти, органов  местного самоуправления, конституционные права и свободы уже реализуют себя тем, что все эти органы государственной власти и местного самоуправления обязаны неукоснительно следовать смыслу и содержанию гражданских конституционных прав и свобод, полно и эффективно воплощать их в своей деятельности. С другой стороны, правовое государство, построенное на этом же принципе, отторгает всякое нарушение прав и свобод, от кого бы и в каком конкретном проявлении оно бы ни происходило. Тот факт, что все это часто не происходит на практике, а органы государственной власти, включая законодательные, на деле не всегда следуют смыслу и содержанию основных (гражданских) и политических прав и свобод, свидетельствует о том, что механизм постоянного определяющего воздействия основных прав и свобод на деятельность государства, его органов и должностных лиц еще окончательно не сформировался в нашей стране. И сейчас важно было бы разработать этот механизм и внедрить его в общественную жизнь.

Российская Федерация, таким образом, конституционно берет на себя обязательство: признавать права и свободы человека и гражданина; соблюдать их; защищать эти права и свободы; гарантировать каждому человеку судебную защиту указанных прав и свобод.

Однако, по своему смысловому значению, понятие гарантированности не исчерпывается указанным перечнем обязанностей. Оно, по нашему мнению, содержит и такой обязательственный элемент, как гарантированность государством надлежащего, в полном объеме и в разумные сроки правового обеспечения реализации указанных прав и свобод. Существенно при этом, что обязанность государства по полному и качественному обеспечению реализации прав и свобод неотделима и от ответственности за такую реализацию.

Одобрение и признание государством гражданских прав и свобод человека и гражданина, гарантированность их, в том числе и путем обеспечения каждому судебной защиты этих прав и свобод, защита самим государством прав и свобод, а также соблюдение указанных прав и свобод - все эти важнейшие обязательства государства и каждое из них в отдельности обладают важнейшим правовым смыслом и значением, необходимыми для реального существования и действия всего комплекса прав и свобод человека и гражданина, или основ правового статуса личности[5]. Вместе с тем, каждое из конституционных обязательств государства в отношении конституционных прав и свобод - это одна из важнейших форм правового обеспечения, реализации и защиты государством указанных прав и свобод.

Защита государством, в том числе судебная защита, прав и свобод представляет собой важнейшую составляющую процесса правового обеспечения и реализации указанных прав и свобод. Представляется в этой связи, что повсеместно употребляемое и используемое в тексте Конституции РФ выражение «защита прав и свобод» носит в определенной мере условный характер. Собственно, сами права и свободы человека и гражданина, если и нуждаются в защите государством, то в весьма ограниченных пределах. Так, в ст. 55 Конституции РФ содержится запрет толковать перечисленные в ней права и свободы как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина.                                                                                      

На защиту основных прав и свобод направлены положения о том, что в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина и что возможное ограничение государством прав и свобод человека и гражданина может производиться исключительно лишь Федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, либо в условиях чрезвычайного положения на всей территории Российской Федерации и в ее отдельных местностях, в соответствии с Федеральным Конституционным законом и с указанием пределов и срока действия указанных отдельных ограничений.

Правовое обеспечение, реализация и защита прав и свобод неотделима от обязанности органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц соблюдать Конституцию РФ, законы и иные акты. Она не отделима и от неукоснительного следования в процессе осуществления прав и свобод таким принципам, как всеобщее равенство перед законом и судом, равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и другим обстоятельствам[6].

Конституция РФ прямо запрещает (ст. 19) любые формы ограничения прав по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Автор статьи  считает, что ведущим в системе указанных юридических механизмов является механизм конституционно-правового обеспечения, реализации и защиты конституционных прав и свобод. В юридической литературе он достаточно подробно исследован в виде механизма конституционного контроля (через повседневную деятельность Конституционного Суда РФ в этой сфере, его контрольные функции, задачи и др.).         

В механизме конституционно-правового обеспечения установлены нарушения реализации прав законом, вызванные несоблюдением законодателем и другими органами государственной власти конституционных условий, являющихся обязательными при реализации этих прав. Например, юридически устанавливается, что право частной собственности охраняется законом и никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (ст. 35 Конституции РФ). Существует, следовательно, право каждого на законодательную гарантию государства его права собственности в Российской Федерации. И эта законодательная гарантия   «права на право»   подкрепляется еще такой существеннейшей гарантией, как запрещение отчуждения у кого-либо имущества не иначе, как по распоряжению суда.

В процессе исследования нами  установлено, что огромное количество нарушений органами государственной власти и должностными лицами прав и свобод человека и гражданина связано с тем, что наше государство, конституционно определяемое как социальное, не выполняет своих законно установленных обязательств по реальному социально-правовому обеспечению граждан. В частности, социальные права граждан непосредственно связаны с развитием государственной системы социального обеспечения как составной частью социальной защиты граждан. Социальная же защита населения — необходимое условие осуществления целей социального государства. Государство гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных, установленных законом случаях (ст. 39 Конституции РФ). Перечень случаев (социальных рисков), с которыми указанная конституционная норма связывает право каждого человека на социальное обеспечение, не носит в конституционном изложении исчерпывающего характера. Но законодательно их перечень определен исчерпывающе. Исходя из провозглашенных в Конституции РФ целей политики Российской Федерации как социального государства, обязанности такого государства конституционно связываются не только с охраной труда и здоровья людей, но и с обеспечением государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, а также развитием системы специальных служб, установлением государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты.

Конституционное право на защиту от безработицы (ст. 37), например, должно законодательно обеспечиваться правилом: невыплата пособия по безработице в связи с временной нетрудоспособностью безработного, если безработный имеет право на его получение, должна возмещаться другой выплатой по системе социального обеспечения, которая предоставляла бы ему источник средств к существованию на этот период.

Кроме того, становится очевидным, что механизм конституционно-правового обеспечения реализации гражданских (личных) и политических прав и свобод в России действует еще недостаточно эффективно, с серьезными изъянами и перебоями, а вместе с ним неэффективно реализуется право вообще и права и свободы человека и гражданина в отдельности. Считаем, что эти и другие меры позволят превратить указанный конституционно-правовой механизм в более действенный и специально направленный на более четкое соблюдение и защиту основных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

 

Библиография

1 См., напр.: Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. — М., 2001. С. 673-679.

2 Матузов Н.И. Право и личность. // Теория государства и права: Курс лекций. — М.: Юрист, 2005. С. 264

3 См.: Лукашева Е.А. Правовой статус человека и гражданина // Права человека. — М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2003. С. 93.

4 См. Конституционные права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации. — М.: Норма, 2010.  С. 299—414.

5 См.: Лукашева Е.А. Глобализация, регионализация и права человека // Роль органов юстиции в правовом государстве. —М.: РПА, 2002.  С. 35—40; Она же. Права человека : понятие и сущность // Права человека. — М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2003.  С. 12—35; Она же. Права человека и правовое государство // Права человека. — М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2003. С. 173—197.

6 См. напр.: Мархгейм М.В. Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в России.— М., 2004.