УДК 342.7:347.65 

Страницы в журнале: 92-97

 

Ж.А. ШУКШИНА,

аспирант Пензенского государственного университета

 

Рассматриваются основные проблемы конституционного регулирования права наследования. Исследуется право наследования в субъективном, объективном и процессуальном смыслах. Определяются конституционные параметры указанного права.

Ключевые слова: право наследования, подотрасль гражданского права, конституционное регулирование, оформление наследственных прав.

 

Regulation of constitutional rights of inheritance

 

Shukshina Z.

 

The basic problems of the constitutional regulation of the right of succession are considered. The right of succession in subjective, objective and remedial senses is investigated. The constitutional parameters of the specified right are defined.

Keywords: inheritance rights, sub-sector of civil law, constitutional regulation, registration of inheritance rights.

 

Часть 4 ст. 35 Конституции РФ провозглашает гарантированность права наследования. Краткость отечественной конституционной нормы нацеливает ученых-юристов на анализ не только данного общего принципа, фактически лишь допускающего право наследования, но и опыта других стран, позволяющего раскрыть особенности содержания российского института. А.Л. Маковский справедливо отмечает: «Кому и что гарантируется — наследникам право на получение, приобретение наследства либо гражданам гарантируется право передать свое имущество по наследству? А ведь в зависимости от ответа на эти вопросы подходы к реализации конституционной нормы могут быть разные. В первом случае, наверно, надо развивать нормы о наследовании по закону, а во втором — о наследовании по завещанию. Но, может быть, вообще ни то ни другое? А право наследования гарантируется как определенный правовой институт. Но тогда почему употреблено слово “гарантируется”? Кому гарантируется? Обществу?»[1] Необходимо отметить, что краткость конституционной нормы характерна для развития российской правовой системы. Так, в ст. 10 Конституции СССР 1936 года, закрепляющей право личной собственности граждан, указывалось, что и право наследования личной собственности граждан охраняется законом. Аналогична по содержанию ст. 11 Конституции СССР 1977 года. В этой статье закреплялось: «Право наследования имущества гражданина признается и охраняется законом».

Конституция РФ стала более краткой, отказавшись от указания на принадлежность права гражданину, что порождает неоднозначное толкование ч. 4 ст. 35 Конституции РФ. Н.Ш. Гаджиалиева, рассматривая право наследования как объект конституционно-правового регулирования и защиты, а также как элемент правового статуса личности, выделяет конституционное право наследования в субъективном и объективном смыслах. В первом случае  это возможности наследника и наследодателя в отношении наследственного имущества, выполняющие вспомогательную роль по отношению к конституционному (в субъективном смысле) праву частной собственности.  «Право наследования в объективном смысле — это институт, то есть совокупность норм, регулирующих общественные отношения, которые складываются по поводу регулирования и реализации рассматриваемого субъективного права. В этом смысле право наследования является комплексным (межотраслевым) институтом, содержит в себе и частноправовые, и публично-правовые начала»[2].

Следует добавить, что в юридической литературе при характеристике права наследования в объективном смысле нет единства в понимании, является ли оно институтом или подотраслью гражданского права. С.Г. Егорова считает его институтом, соглашаясь в то же время с введением в научный оборот общего термина «наследственное право»[3]. Об институте наследования пишет Т.П. Великоклад[4]. Подотраслью гражданского права наследственное право считают О.Ю. Шилохвост[5] и Н.Л. Каминская[6], но и в их работах существуют разночтения. Если О.Ю. Шилохвост акцентирует внимание на наследовании как основании возникновения права собственности[7], то Н.Л. Каминская характеризует его как переход имущества от наследодателя к его наследникам. О.Е. Блинков считает, что «наследственное право в результате последней постсоветской кодификации сформировано как самодостаточная подотрасль гражданского права с присущим ей предметом и методом, принципами и функциями правового регулирования, имеющая общую, особенную и специальную часть»[8]. По мнению Р.М. Мусаева, основная цель наследования — в регулировании отношений по переходу имущественных прав и обязанностей[9]. О.В. Кутузов в центр исследования ставит порядок наследования[10]. При таком подходе наследственное право в большей мере представляет собой процедуру оформления наследственных прав. Поскольку оформление наследственных прав осуществляется нотариусами, необходимо учитывать, что нотариат — предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. В соответствии со ст. 39 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 № 4462-1 порядок совершения нотариальных действий нотариусами устанавливается самими Основами и другими законодательными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. На переход имущественных прав как основу содержания права наследования указывает также КС РФ в постановлении от 16.01.1996 № 1-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 560 Гражданского кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина А.Б. Наумова»[11] (далее — Постановление № 1-П). В Постановлении № 1-П выделены конституционные характеристики права наследования, согласно которым указанное право обеспечивает гарантированный государством переход имущества, принадлежавшего умершему (наследодателю), к другим лицам (наследникам). Это право включает в себя как право наследодателя распорядиться своим имуществом, так и право наследников его получить. Право наследования в совокупности двух названных правомочий вытекает и из ч. 2 ст. 35 Конституции РФ, предусматривающей возможность для собственника распорядиться принадлежащим ему имуществом, что является основой свободы наследования. Между тем право наследования не является абсолютным правом (т. е. может быть ограничено в соответствии со ст. 55 Конституции РФ). «Она [свобода наследования], — отмечается в Постановлении № 1, — как и некоторые другие права и свободы, может быть ограничена законодателем, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации), то есть при условии, что ограничения носят обоснованный и соразмерный характер».

Вызывает научный интерес позиция А.С. Михайловой, обосновывающей, что правовое регулирование отношений наследования имущества состоит в закреплении конституционными, гражданско-правовыми нормами самой возможности наследовать и завещать имущество, в определении прав граждан по распоряжению своим имуществом на случай смерти, а также в правовых способах защиты наследственных прав от посягательств со стороны других лиц[12].

При всем разнообразии научных точек зрения на право наследования о гарантированности фактически пишет только Н.Б. Демина (правда, применительно к своей теме исследования), вводящая в оборот понятие гарантий прав родственников наследодателя при наследовании по завещанию, под которыми необходимо понимать «установленные государством и закрепленные в законодательстве способы, средства и приемы, используемые управомоченными законодательством субъектами (нотариусами, наследодателем, обязательными наследниками) в целях полного осуществления закрепленных в законодательстве прав на получение наследства в соответствии с принципами свободы завещания и охраны интересов семьи»[13].

Для уточнения полного смысла российской конституционной нормы о праве наследования обратимся к зарубежной практике. Изначально необходимо отметить, что все вышеперечисленные точки зрения на право наследования находят свое подтверждение в современных конституциях.

Большинство конституций рассматривают право наследования как элемент права частной собственности, помещая оба права в одну статью, при этом нередко повторяя российскую модель нормативного закрепления.

Так, ч. V ст. 29 Конституции Азербайджанской Республики 1995 года предусматривает: «Государство гарантирует права на наследование»[14]. Часть 1 ст. 62 Конституции Португальской Республики 1976 года устанавливает: «Всем гарантируется в рамках Конституции право на частную собственность и ее передачу при жизни и после смерти». Статья 20 Конституции Словацкой Республики 1992 года, закрепляя право быть собственником имущества, содержит общий принцип: «Наследование гарантируется». В Конституции Румынии 1991 года содержится специальная, краткая по содержанию, ст. 42: «Право наследования гарантируется». Статья 11 Хартии основных прав и свобод Чешской Республики 1992 года  закрепляет право быть собственником, а также утверждает, что «наследование гарантируется». На гарантированность права собственности и права наследования указывает ст. 48 Конституции Республики Хорватия 1990 года. В самостоятельных статьях Конституции Венгерской Республики 1949 года провозглашается гарантированность права на собственность (§ 13  главы 1) и права наследования (§ 14 главы 1). Часть 4 ст. 32 Конституции Эстонской Республики 1992 года также кратка: «Право наследования гарантируется».

В то же время в ряде стран право наследования определено как субъективное право гражданина наряду с правом каждого на частную собственность. Например, ст. 28 Конституции Республики Армения 1995 года устанавливает: «Каждый имеет право на собственность и наследование». Аналогична по содержанию ст. 35 Конституции Турецкой Республики 1982 года: «Каждый имеет право собственности и наследования». В соответствии со ст. 33 Конституции Испании 1978 года признается право на частную собственность и наследование. Статья 64 Конституции Республики Польша 1997 года не только провозглашает право каждого на собственность и наследование, но и закрепляет равную для всех правовую охрану указанных прав.

Примечательно, что в некоторых странах утверждается гарантированность собственности и наследования без указания на принадлежность данных прав гражданину. Например, ст. 14 Основного закона ФРГ 1949 года устанавливает: «Собственность и право наследования гарантируются. Их содержание и пределы устанавливаются законом». Статья 21 Конституции Грузии 1995 года утверждает: «1. Собственность и право наследования признаются и гарантируются. Запрещается отмена всеобщего права на приобретение, отчуждение или наследование собственности». Часть 2 ст. 26 Конституции Республики Казахстан 1995 года закрепляет: «Собственность, в том числе право наследования, гарантируется законом». В этом случае право наследования рассматривается как частный случай права собственности. Статья 30 Конституции Республики Македония 1991 года предусматривает: «Гарантируется право собственности и право наследования». Статья 27 Конституции Княжества Андорра 1993 года при такой модели закрепления изначально определяет возможность ограничений: «Право частной собственности и наследования признаются в пределах ограничений, вытекающих из общей пользы». В некоторых странах провозглашается недопустимость отмены права наследования, что также можно рассматривать как синоним гарантированности со стороны государства. В частности, ст. 43 Конституции Ирландии 1937 года закрепляет: «1. Государство признает, что человек, в силу того, что он разумное существо, имеет естественное, предшествующее позитивному праву, право частной собственности на внешние блага. 2. Соответственно, государство гарантирует, что не примет закона, направленного на уничтожение права частной собственности или общего права передавать, завещать или наследовать собственность». Параграф 107 Конституции Королевства Норвегия 1814 года устанавливает: «Право наследования и выкупа родовых имений не отменяется. Более подробные условия, на которых они будут существовать с наибольшей пользой для государства и в интересах сельских жителей, будут определены первыми или последующим за ним Стортингом»[15].

В некоторых странах основной акцент делается на порядке перехода права собственности, тем самым устанавливается свобода усмотрения в регулировании таких правоотношений. Например, ст. 41 Конституции Республики Албания 1998 года указывает наряду с гарантированностью права частной собственности, что собственность приобретается в том числе путем наследования, определенным гражданским кодексом. Часть 1 ст. 42 Конституции Итальянской Республики 1947 года  предусматривает, что собственность может быть государственной или частной, а ч. 5 указывает: «Закон устанавливает правила и пределы наследования по закону и по завещанию, а также права государства в отношении наследственных имуществ».

Целый ряд конституций европейских стран вообще не содержат упоминания о праве наследования в каком-либо виде (хотя есть закрепление права собственности). К таковым следует отнести конституции Королевства Дания, Исландии, Латвийской Республики, Литовской Республики, Княжества Лихтенштейн, Финляндии.

В особой группе находятся страны Азии[16], среди которых многие официально придерживаются законов шариата. Ряд стран связывают право наследования не с правом собственности, а с правами семьи. Например, в ст. 5 Конституции Королевства Бахрейн 1973 года сказано: «Право наследования гарантируется в соответствии с исламским шариатом». В статьях же, посвященных праву собственности, нет упоминания о праве наследования. Статья 51 Конституции Государства Катар 2003 года закрепляет самостоятельную норму: «Право наследования устанавливается и регулируется законами шариата». Статья 23 Конституции Республики Йемен 1991 года также устанавливает: «Право наследования гарантируется в соответствии с исламскими доктринами (шариатом). В отношении этого может быть издан особый закон».

Необходимо отметить, что для первых памятников правовой культуры было характерным ограничение свободы права наследования в целях защиты интересов семьи. В некоторых случаях свобода усмотрения всех участников наследственных отношений сводилась практически к нулю. Уже первый кодифицированный акт в истории Древнего Востока — Законы царя Хаммурапи 1750-х годов — допускал свободу усмотрения собственника в распоряжении имуществом на случай своей смерти (§ 165), но и существенно ограничивал ее. Во-первых, наследодатель мог выделить особого наследника только из числа детей. Во-вторых, лишение наследства допускалось только с разрешения судьи: «(§ 168) Если человек захотел отвергнуть своего сына и сказал судьям: “Я отвергну своего сына”, то судьи должны рассмотреть его дело, и если сын не нанес отцу никакой обиды, за которую полагается отвергнуть от наследства, отец не может отвергнуть своего сына от наследства»[17]. Кстати, в Древней Руси базовым принципом наследственного права являлась защита интересов как семьи умершего, так и общества в целом. На основе данного принципа абсолютная воля наследодателя всегда ограничивалась в пользу определенных лиц: полноправными наследниками могли быть либо князь, либо дети умершего[18].

В некоторых государствах Азии присутствует европейская традиция. Например, в ст. 18 Конституции Государства Кувейт 1962 года, посвященной частной собственности, закреплено: «Наследование является правом, регулируемым нормами шариата». В статье 11 Конституции Султаната Оман 1996 года определено, что наследование является правом, регулируемым на основе исламского шариата. Такая же модель предусмотрена ст. 33 Конституции Арабской Республики Египет 1971 года: «Право наследования гарантируется». Статья 40 Конституции Республики Мальдивы 2008 года устанавливает: «Каждый гражданин имеет право приобретать, владеть, наследовать, передавать или иным образом распоряжаться своей собственностью». Оригинальной следует признать ст. 54 Конституции Демократической Республики Восточный Тимор 2002 года, согласно которой каждое лицо имеет право на частную собственность, ее передачу в течение жизни или в связи со смертью в соответствии с законом.

Подводя итоги проведенному исследованию, необходимо отметить, что изучение содержания права наследования приобретает особую значимость в условиях становления в нашей стране рыночных отношений. Повышение материального благосостояния граждан, появление мощного класса собственников обусловливают увеличение не только количества россиян, вовлеченных в той или иной форме в наследственные правоотношения, но и качественное изменение самих наследственных правоотношений. Об этом свидетельствует увеличение количества судебных дел по наследственным спорам. Само изучение механизмов регулирования и защиты права наследования долгое время оставалось прерогативой наук гражданского и гражданского процессуального права, хотя решение ряда проблем находится в плоскости конституционного права, устанавливающего основополагающие параметры исследуемого полномочия. Как было показано, современное российское право в большей мере шло по пути отношения к наследованию как форме приобретения имущественных прав, хотя зарубежная практика указывает, что это его далеко не единственная сторона. Представляется, необходимо относиться к наследованию как явлению, сочетающему в себе черты индивидуального и социального, где в центре сочетания должны ставиться интересы семьи. Важно определиться со структурой права наследования, включающего в себя три элемента: объективный, субъективный и процессуальный. Регулирование каждого из них должно подчиняться общим принципам конституционного права.

 

Библиография

1 Маковский А.Л. О кодификации гражданского права (1922—2006). — М., 2010.

2 Гаджиалиева Н.Ш. Конституционные основы регулирования и защиты права наследования в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2009. С. 10.

3 См.: Егорова С.Г. Правовые проблемы наследования по действующему законодательству Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. —  М., 2002. С. 3.

4 См.: Великоклад Т.П. Развитие положений о наследовании по завещанию в законодательстве Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2007. С. 7—8.

5 См.: Шилохвост О.Ю. Проблемы правового регулирования наследования по закону в современном гражданском праве России: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2006.

6 См.: Каминская Н.Л. Правовые проблемы наследования по завещанию в российском гражданском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2007.

7 См.: Шилохвост О.Ю. Указ. раб.; см. также: Рахманкина М.Е. Наследование как основание возникновения права собственности на недвижимое имущество: теоретический и практический аспект: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2007. С. 8.

8 Блинков О.Е. Общие тенденции развития наследственного права государств—участников Содружества Независимых государств и Балтии: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2009. С. 10.

9 См.: Мусаев Р.М. Наследование по завещанию: история и современность: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2003. С. 4.

10 См.: Кутузов О.В. Наследование по завещанию: анализ правовой теории и практики: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2005. С. 3.

11 СЗ РФ. 1996. № 4. Ст. 408.

12 См.: Михайлова А.С. Возникновение и развитие института наследования в гражданском праве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2003. С. 4.

13 Демина Н.Б. Гарантии прав родственников наследодателя при наследовании по завещанию: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2005. С. 8.

14 Тексты европейских конституций цит. по: Конституции государств Европы: В 3 т. / Под общ. ред. и со вступ. ст. директора ИЗСП при Правительстве РФ Л.А. Окунькова. — М., 2001.

15 Стортинг — законодательный орган Норвегии.

16 Тексты конституций государств Азии цит. по: Конституции государств Азии: В 3 т. / Под ред. Т.Я. Хабриевой. — М., 2010.

17 См.: Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран / Под ред. З.М. Черниловского. — М., 1984. С. 20.

 

18 См.: Карпов С.И. Наследование в истории отечественного права. IXXVI вв.: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Казань, 2006. С. 10.